Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон Энциклопедический словарь (П) Словарь Брокгауза и Ефрона – 10




страница32/88
Дата11.01.2017
Размер14.6 Mb.
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   88

Петрография
Петрография (литология, петрология, учение о горных породах) — отдел геологии, занимающийся изучением горных пород. Сведения об отдельных горных породах и даже некоторые из употребительных в настоящее время названий горных пород встречаются уже у древних философов: Плиния, Аристотеля и др., встречаются и в работах средневековых ученых. Однако, до конца прошлого столетия горные породы описывались вместе с минералами, вообще со всякими «ископаемыми» в минералогии. Только в 1775 г. появилось первое систематическое описание горных пород, принадлежащее отцу геологии Вернеру. Еще в конце прошлого столетия и в особенности в начале нынешнего было собрано много фактов, относящихся к описанию состава, структуры, условий нахождения горных пород. На очередь стали вопросы о способе и условиях образования различных горных пород, занимавшие умы лучших геологов в течение нескольких десятилетий. Возгорелась ожесточенная борьба нептунистов и плутонистов, отголоски которой можно найти и в работах современных петрографов. Одни увлекались вулканизмом и приписывали изверженное происхождение даже таким породам как мрамор, каменная соль; другие считали гидрохимические процессы всемогущими и отстаивали водное происхождение даже таких пород, как граниты. В лице Леон. фон Буха, Гумбольдта, Эли де Бомона, Наумана плутонизм достиг своего апогея; с другой стороны, нептунизм, возрожденный работами Бишофа, перешел в руках Мора. Фольгера и мн. др. в крайнее одностороннее увлечение. Постепенно стали, однако, больше обращаться к наблюдению фактов, к наблюдению действительности; принцип «актуализма», блистательно освещенный после нескольких предшественников Ляйэллем, становится одной из важных точек опоры для рационального развития петрографии. Понятие «метаморфизма», также введенное Ляйэллем, дает возможность объяснить и осветить некоторые спорные вопросы, разделявшие до того геологов на два лагеря: плутонистов и нептунистов. С другой стороны, экспериментальный метод исследования, с успехом примененный еще в конце прошлого столетия Джемсом Голлем (James Hall) и Фожа де Сен Фон (Faujas de St. Fond), но впоследствии заброшенный, снова вступает в свои права, благодаря неутомимой энергии Бишофа и быстро делает ряд завоеваний. Бишоф, Добрэ, Лемберг, Фукэ и Мишель Леви вносят каждый новую струю в опытную петрографию; за ними следуют многие другие. В конце пятидесятых и в начале шестидесятых годов введение микроскопа произвело настоящий переворот в петрографию, дав возможность изучать в деталях минералогический состав и структуру всех горных пород, в том числе и тех, которые невооруженному глазу, или даже в лупу, кажутся плотными, «афанитовыми». Отдельные случаи применения микроскопа к рассматриванию тех или других минералов начались почти вслед за изобретением микроскопа еще в XVII стол.; назовем Роб. Бойля, Лёвенгука, Бэкера и нек. др. С конца прошлого столетия французы стали изучать под микроскопом измельченные в порошок горные породы, а Кордье (Cordier) соединил этот способ с отучиванием порошка, с сортировкой его для исследования под микроскопом. Почти с этого же времени начинается применение Брюстером поляризованного света к исследованию разных минералов; в тридцатых годах Эренберг, благодаря микроскопу, констатирует важную роль микроорганизмов в образовании некоторых горных пород. Около тридцатых же годов Николь приготовляет уже путем шлифовки прозрачные пластинки из окаменелого дерева; в (834 36 гг. Тальбот превращает микроскоп в поляризационный инструмент, снабдив его двумя николевыми призмами . В 1850 году Сорби приготовил первый шлиф из горной породы; но он нашел мало подражателей, а авторитетные ученые того времени относились индифферентно или даже отрицательно к новому методу исследования, не смотря на то, что Ошатц из Берлина успел уже составить целую коллекцию шлифов. Но вот в 1858 г. появляется работа Сорби (Sorby): «On the microscopical structuire of crystals, as indicating the origin of minerals and rocks» и кладет прочное основание новому методу, т. е. исследованию под микроскопом прозрачных пластинок, вышлифованных из горных пород. С 1862 г., под влиянием Сорби, выступает, на этом поприще Циркель, который вскоре занимает первенствующее положение в П. и разделяет с Сорби честь упрочения нового метода. Извержения Санторина в 1866 г. дают сильный толчок молодой микроскопической П.; Циркель, Фукэ, Фогельзанг, Мишель Леви, Розенбуш, Чермак, Божицкий, Беренс, Шустер, Лазо, Деклоазо и многие другие совершенствуют методы исследования, делают различные открытия; появляется целая плеяда их последователей — и микроскоп становится неотъемлемым и самым важным орудием П. В России впервые этот метод был применен Иностранцевым в 1867 г.; затем появляются работы Иностранцева и его учеников, Лагорио, Хрущева и многих других, а в последнее время развитию микроскопических методов исследования много способствует Федоров. Увлечение микроскопом начинает переходить в крайность; многие забывают важность геологического исследования горных пород в поле. Накопляется обширный материал, и, не смотря на стремление раздвинуть рамки микроскопической П. усовершенствованием методов исследования и постановкой новых задач, П. грозит опасность превратиться в чисто описательную науку и, по мере накопления описательного материала, заглохнуть. Последнее десятилетие и особенно последние годы вносят, однако же, в П. новую оживляющую струю и гарантируют ей будущность постановкой генетических задач, вопросов о взаимных отношениях разных пород между собою, в особенности с точки зрения их химического состава, происхождения, смены во времени и в пространстве, и обновлением экспериментального метода исследования. П. становится самостоятельной отраслью геологии и вступает на путь точной экспериментальной науки. Кроме более точного определения составных частей горных пород, петрографы стараются в настоящее время найти ответы на вопрос о причине разнообразия в составе изверженных пород, их происхождение. Не довольствуясь изучением отдельных пород в лаборатории, обращаются к изучению целых вулканических областей, стремясь к выяснению условий образования различных членов той или другой вулканической формации ; к решению генетических вопросов применяют опыт, данные физической химии. Характерной особенностью новейшей П. является то, что львиная доля ее внимания выпадает на долю изверженных пород; осадочные, представляющие менее задач, в настоящее время находятся так сказать в тени. Почему одна и та же вулканическая область, даже один и тот же вулкан в разное время доставляли различные породы? Почему аналогичные породы различных вулканических областей различаются более или менее заметно по своему составу, между тем как различные породы одной и той же вулканической формации, или «провинций», как их иногда называют, имеют некоторые общие им всем особенности состава, дающие повод говорить о «кровном родстве» этих пород? Происходят ли различные породы из различных источников, или путем расщепления одной родоначальной массы, или путем смешения «магм», т. е. огненно жидких масс, различного состава? Как отражаются химический состав и условия кристаллизации (температура, давление и т. п.) на минералогическом составе и строения изверженных пород? Вот важные и интересные вопросы, занимающие в настоящее время петрографов. Рихтгофен, Брёггер, Тиль, Лагорио, Фогт, Розенбуш, Фукэ и МишельЛеви, Иддингс, Дюроше, Бунзень, Сарториус фон Вальтерсгаузен, Рейер и много других работников можно назвать на этом поприще. Из приведенного исторического очерка можно уже судить о методах, задачах и объеме П. Эта наука пользуется методами, данными и вообще услугами многих наук, и с некоторыми из них она находится в более или менее тесной связи: кристаллография и минералогия, аналитическая и физическая химия, динамическая и историческая геология являются теми вспомогательными науками, без которых не может обойтись современный петрограф. П. стоит одинаково близко и к геологии, и к минералогии; но в тех университетах, где имеются отдельные кафедры для геологии и минералогии, П. приурочивается к этой последней; во многих университетах он преподается особым лицом, иногда даже особым профессором. П. может быть разбита на следующие отделы: 1) петрографическая минералогия изучает характер, состав, строение и методы распознавания составных частей горных пород. 2) Описательная П. или физиография горных порода, занимается изучением состава, структуры и внешних признаков горных пород. 3) Топографическая или геологическая П. имеет задачею исследование условий залегания, взаимных отношений, возраста, географического распределения горных пород и т. п. вопросов. 4) Химическая П., в которой изучается химический состав горных пород и разные вопросы, тесно с ним связанные. 5) Учение о генезисе и метаморфизме горных пород. 6) Теоретическая и экспериментальная П. Иногда делят П. только на два отдела: общую и специальную или описательную. П. имеет обширную литературу на множестве языков, имеет, частью отдельно, частью совместно с минералогией или геологией, самостоятельные периодические органы.

Из общих сочинений по П. назовем следующие: F. Zirkel, «Lehrbuch der Petrographie» (1893 — 94); Н. Rosenbusch, «Mikroskopische Physiographie der Mineralien und Gesteine» (1894 — 96); A. v. Lasaulx, «Einfubrung in die Gesteinslehre» (1886); J. Roth; «Ailgemeine und chemische Geologie» (1889); E. Jannetaz, «Les roches, description de leur elements, methode de determination»; F. Hatch, «An introduction to the study of petrology; the igneous rocks» (1891); E. Coben, «Zusammenstellung petrografischer Untersuchungsmethoden»; F. Zirkel, «Die Einfubrung des Mikroskops in das mineralogisch geologische Studium». На русском языке: А. Иностранцев, «Геология» (т. I, 1889); А. Карпинский, «Материалы для изучения способов петрографических исследований» (1885); Е. Федоров, «Основания П.» (1897).

Ф. Л. Лессинг.
Петроний
Петроний — С именем П. Арбитра (Petronius Arbiter) до нас дошло от первого века римской империи, в отрывочном виде, сочинение, под заглавием, которое в рукописях обозначается различно, но в изданиях и у историков римской литературы всего чаще встречается в форме Сатирикон (Satiricon или satirarum libri). Сочинение это писано прозой и стихами вперемежку, как писались сатиры, называвшиеся менипповыми. По содержанию своему это — сатирический роман, состоящий из множества отдельных сцен, в которых живо и с большим талантом рассказываются забавные похождения и грязные истории. Роман этот имел, очевидно, большие размеры: дошедшие до нас отрывки, относящиеся к 15 й и 16 й книгам сочинения, сами по себе представляют объем настолько значительный, что из них выходит целая книга в нашем смысле. О содержании потерянных книг мы сказать ничего не можем, так как древние романы не имели такой цельности, какая требуется от нынешних. Уцелевшие отрывки представляют собою ряд сцен, без строгой взаимной связи, нередко без начала и без конца, содержания очень пестрого. Связью для них служит рассказ о похождениях трех приятелей шалопаев, из сословия вольноотпущенников. Главное действующее лицо — Энколпий, человек с литературным образованием, понимающий недостатки современного обучения в риторских школах, где будущие ораторы учатся говорить речи на самые неправдоподобные темы; имена двух его спутников Аскилт и Гитон, Эти последние, состоящие между собой в особых интимных отношениях, не занимаются литературными и педагогическими вопросами, хотя и состоят в компании с Энколпием в качестве странствующих ученых и литераторов, а всецело посвящают свой ум и деятельность на плутни и мошенничество, предаваясь при этом необузданному разврату, в котором им не уступает и более образованный товарищ. Главный эпизод сохранившейся части романа — пир у Тримальхиона, богатого самодура из вольноотпущенников, не знающего, какую новую роскошь и чудачество придумать для своего безграничного чванства и удовольствия. Тут развертываются перед нами картины мытья в бане, домашней и обеденной обстановки, вульгарных увеселений, декламации стихотворных экспромтов, глупости и пошлости поведения хозяина, его покрытой золотом и драгоценностями, но скупой до скаредности жены, необыкновенно грубых супружеских пререкании в присутствии гостей; самим Тримальxионом рассказывается история достижения им, бывшим рабом, колоссального состояния, которое он думает еще увеличить присоединением к своим владениям Апулии. Все это рисуется с необыкновенною живостью, обличающею в авторе писателя с большим литературным талантом, с тонким уменьем наблюдать и воспроизводить явления обыденной жизни во всей их пестроте и разнообразии. К беспутному, пошлому, падшему и омерзительному миру, среди которого движется его повествование, автор относится с точки зрения спокойного наблюдателя, не чуждого, правда, юмора, но без всяких признаков протеста, скорби или ужаса. Это не мешало римскому читателю пробегать страницы романа с интересом, какой вообще возбуждает в массе публики пикантное чтение. Для нас сочинение П. драгоценно, как превосходный источник для знакомства с нравами средних и низших слоев римского общества первого века империи, оживающими перед нами в своем повседневном языке, которым автор пользуется с большим искусством. Вопрос о том, кто автор «Сатирикона», с давнего времени занимал ученых, приходивших к самым различным решениям. Так, Нибур относил роман ко времени Александра Севера, т. е. к III ст. христианской эры, Бурман — ко времени Августа, Пети — ко времени Константина Вед.; огромное же большинство филологов, начиная со светил филологической науки XVI XVII ст. (Питу, Казобон, Липсий) не колеблясь приписывали его Т. Петролию, известному, по Тациту, законодателю вкуса (elegautiae arbiter) при дворе Нерона. В настоящее время по этому вопросу, кажется, нет более разногласия, особенно после того как Бюхелер, главный знаток языка романа, заявил, что не только по всем обстоятельствам, среди которых движется роман, но и по языку и по технике стихотворных размеров он должен принадлежат к Нероновскому времени. Прежде думали, что Сатирикон есть то самое описание развратных подвигов Нерона, которое, по сообщению Тацита («Ann.», XVI, 19), было в последние минуты жизни отправлено П. к Нерону и где он «изобразил гнусности государя, с приведением имен разделявших его разврат мужчин и женщин, и описал все, что в его сладострастных сношениях было нового». Но это мнение падает само собой при соображении, что небольшая тетрадь, написанная П. перед смертью, ни в каком случай не могла быть объемистым романом величиною приблизительно в 20 книг римского калибра. Гастон Буассье («L'Opposition sous les Cesars») думает, что Сатирикон был написан П. прямо для Нерона и развратников, окружавших его и Поппею, и что своим осмеянием богатых вольноотпущенников, игравших такую роль при дворе Клавдия, а также пародией на поэму Лукана, у которого Нерон оспаривал поэтическое первенство, автор хотел угодить Нерону и помимо развлечения пикантным содержанием. Прозвище Arbiter, придаваемое автору романа рукописями, не принадлежит П., о котором повествует Тацит., но очевидно взято из Тацита, характеризующего его словами elegantiae arbiter. Что Сатирикон пользовался большим кругом читателей не только в древности, но и в средние века, об этом свидетельствует значительное количество дошедших до нас списков тех отрывков, по которым мы знаем о существовании целого. Не было недостатка в поклонниках романа П. и в новое время. Наилучшее (критическое) издание П. принадлежит Бюхелеру (Б., 1862). В 1891 г. вышло интересное издание отрывка, заключающего в себе описание обеда Тримальхиона (Cena Trimalehionis), с немецким переводом и объяснительными примечаниями Фридлендера. Есть не мало французских переводов. Один из последних принадлежит Heguin de Guerte (П., 1860). По русски неполный перевод издан Вл. Чуйко (СПб., 1 82). Новейшие труды о П. : Коллиньон, «Etudes sur Petrone. La critique litteraire, l'imitation et la parodie dans le Satiricon» (П., 1892); его же «Реtrone au moyen age et dans la litterature francaise» (Нанси, 1893); Э. Тома (Thomas), "L'Envers de la societe Romaine d'apres P. " (П., 1892); Kokkia «Napoli e il Satiricon di Petronio» (Неаполь, 1893); его же, «La satira e la parodia nel Satiricon di P. A., studiate in rappnrto col ambiente storico» etc. (Турин, 1897).

В. Модестов.
Петропавловск
Петропавловск — окружный город Приморской обл., на полуострове Камчатке, на вост. берегу полуострова и Авачинской губы, под 53° с. ш. Гавань, на берегу которой расположен город, получила название Петропавловской по имени двух зимовавших в ней пакетботов Петра и Павла. Гавань разделяется на две части, внутреннюю и внешнюю. Вход во внутреннюю часть имеет шир. до 40 саж. и глуб. от 9 до 7 саж. Вся гавань имеет в окружности до 1 вер. 300 саж. Будучи закрыта от всех ветров, Петропавловская гавань представляет одну из удобнейших в свете стоянок для зимовки и исправления судов. Город расположен в глубине бухты. Петропавловский острог основан в 1740 г. В 1855 г. Петроп. порт, в ожидании нового нападения англо французов (см. ниже), был перенесен в устье Амура. С упроченьем нашего владычества на Амуре и с уступкой Русской Америки Сев. Американским Штатам, П. утратил свое стратегическое и торговое значение, сохранив значение административного пункта по управлению Петроп. округой. Жит. в 1896 г. было 559 (306 мжч. и 253 жнщ.): православных 521, католиков 9, протестантов 2, буддистов 2, Конфуциева закона 5. Дворян 26, духовного звания 15, почетных граждан и купцов 18, мещан 284, военного сословия 172, крестьян 18, прочих сословий 6. 3 православные церкви, церковноприходское учил., приемн. покой. Городские доходы (1896 г.) 1115 р., расходы 965 р., в том числе на обществ. управление 365 р., на народное образование 150 р. 18 лошадей, 92 головы рогатого скота, 360 ездовых собак.

В П. 17 июля 1854 г. пришло официальное известие о разрыве нашем с Англией и Францией, вследствие чего тамошний военный губернатор, контр адмирал Завойко , немедленно распорядился устройством обороны. Построено было несколько батарей, вооруженных орудиями, взятыми с находившихся в гавани двух русских судов (фрегат Аврора и транспорт Диана); для отражения десантов составлены были стрелковые отряды, под начальством морских офицеров, командовавших также и батареями. 18 августа англо франц. эскадра, из шести судов, вошла в Авачинскую бухту, а 20 открыла по нашим батареям непрерывный огонь, продолжавшийся 1 1/2 ч. Когда две батареи, получив сильные повреждения, должны были замолчать, то союзники, высадив на берег около 600 чел., заняли одну из них; но случайно попавшая в нее англ. бомба и усиленный огонь с наших судов заставили противника вернуться на корабли. Несколько новых попыток десанта были отражены огнем батарей, 24 го союзники возобновили атаку и, забросав наши батареи снарядами, высадили большой десант с 23 шлюпок; но десант этот, встреченный огнем орудий и стрелков, должен был отступить и вернуться на суда. После этого неприятельская эскадра отодвинулась из под выстрелов и 27 августа вышла из Авачинской губы.
Петрушка
Петрушка (Petroselinum sativum Hoffm.) — растение из семейства зонтичных (Umbelliferae), колена Ammineae; чашелистики незаметные, лепестки округлые, спереди суженные в загнутую лопасть; плод яйцевидный, с нитевидными главными ребрами и одним маслоносным ходом под каждою долинкою. Голое двулетнее растение с толстым корнем и ветвистым стеблем. Листья в общем очертании треугольные, трояко перистые, сверху блестящие; листочки клиновидно надрезанные, пильчатые; зонтики на ножках, не особенно крупные, но с 15 — 20 или более лучами, с общею и частными обвертками, составленными, однако, из немногих листьев; цветы мелкие, желтовато зеленые. Родина П. — вост. часть Средиземноморской области. Часто разводится в Европе как пряная овощ. Различают П. с кудрявыми и гладкими листьями. Корень П. мясистый, веретенообразный, белый, с сладковатым пряным вкусом. Из семян приготовляется дистилляцией вода (Aqua petros.) и эфирное масло (Oleum petros). От похожей по форме листьев ядовитой собачьей П. (Aethusa Cynapium L.) легко отличается пряным запахом при растирании листьев, между тем как у собачьей П. запах неприятный.

В. Т.

П. представляет собою обычную корневую П., P. s. crispum, кудрявую или листовую, находящую применение в качестве пряности. Корневая П. возделывается в двух сортах, мало различающихся между собою. Один из них имеет короткие, довольно толстые и сравнительно более скороспелые корни, почему и носит название ранней короткой П. Другой обладает корнями значительно более длинными, требующими для вызревания большего периода времени — сорт длинной поздней П. Некоторое различие замечается между указанными сортами и по отношению к почве. Первый сорт родится лучше на почвах более сухих, второй на более влажных. Вообще же, в сравнении с другими овощами, П. удается лучше всего на почве влажной и даже мокрой. На обыкновенную гряду требуется семян около З х лотов. Всходы прореживаются до расстояния от 4 до 6 врш. между отдельными растениями. Прореживание практикуется и позже, по мире роста П., чтобы дать отдельным медленно развивающимся растениям больше простора в отношении света и пищи. Вызревшие корни, по обрезке зелени, сохраняются в сухих подвалах, зарытыми в песок, во влажных — свободно на полках. Первый способ более удобен при необходимости сохранять П. долгое время. Семена получаются от перезимовавших корней, высаживаемых на грядах; сохраняют всхожесть не более двух лет. В последнее время объявился новый сорт П., объединяющий в себе свойства обеих видоизменений — кудрявой и корневой П.; но как показывает опыт Р. И. Шредера, далеко еще не константный. Сортов кудрявой П. значительно больше и все они различаются между собою по степени расчлененности листьев. Культура этого растения ведется обыкновенно в очень небольшом размере. Часть семян обыкновенно высевается в парник, другая несколько позднее в открытом грунте (преимущественно в виде бордюра на грядах), с тою целью, чтобы во всякое время лета иметь молодую зелень. Тоже самое достигается зимою, высаживая отдельные корни в горшки и выставляя последние для получения зелени в теплое место. Семена держатся также два года, добываются от корней, высаженных весною в парники.
Петрушка
Петрушка — народный кукольный театр в России и главное действующее лицо даваемых на этом театре пьес. Первое известие о нем мы находим в путешествии 0леария, к запискам которого приложена картинка, изображающая тогдашнего петрушку. По описанию 0леария, "Камедь о П. " устраивалась таким образом: комедиант, обвязав вокруг тела простыню, поднимает ее свободную сторону, натянутую на обруч, вверх; из за краев ее он показывает своих кукол. "Камедь о П. " относится к так называемым пьесам с постоянными типами: меняется содержание, но действующими лицами всегда остаются сам П., жена его Маланья, Пигасья или Акулина, цыган, доктор, квартальный, немец, иногда «две арапки» и татарин. Юбку с обручем допетровских скоморохов сменила простыня, развешенная на палках, а затем ширмы, образующие четырехгранный столб, внутри которого помещается, с ящиком, показыватель. Куклы высовываются не на проволоках, как в вертепе , а на пальцах кукольника, воткнутых в пустую голову и рукава куклы; таким образом на сцене одновременно могут быть два действующих лица. Непременный аксессуар представления — шарманка, заменившая старого гусляра, изображенного Олеарием, гудочника или волынщика. П. говорит хриплым и визгливым голосом, картавя и гнуся, что достигается при помощи машинки из бересты, приставляемой кукольником к небу (так наз. практика или пищик). После предварительных переговоров с шарманщиком из за ширм является П., танцует с женой и дерется с ней. Цыган предлагает ему купить лошадь и надувает его: лошадь оказывается норовистой и при первой попытке героя сесть на нее сбрасывает его с седла. На стоны П. является доктор немец; в ответ на его расспросы (по другому варианту — вместо платы за лечение) П. колотит его палкой и убивает. Следует комический монолог П., боящегося кары, которая и является в лице квартального («фатальнаго»). П. сперва просит пощады, но затем кончает и с полицейским. «Эта расправа производит в публике настоящий фурор» (Д. А. Ровинский). Пьеса оканчивается или приглашением, обращенным П. к публике, пожаловать на его свадьбу с Пигасьей, или — по другому варианту — неожиданным появлением собаки, которая, схватив неистово визжащего героя за нос, утаскивает его в тартарары. Представление пересыпано блестками грубого, иногда непристойного юмора, иногда площадной бранью. Герой пьесы «блудлив, как кошка, труслив, как заяц» и очевидно сродни героям плутовского романа, равно как немецкому народному Эйленшпигелю и мольеровским Скапену и Сганарелю. «В итоге пьеса такова, что даже название водевиль для ее слишком почетно, а между тем в ней все признаки оперы, балета и ложноклассической драмы. Как в опере, в ней оркестр — шарманка — и тенор солист — П.; как в балете, в ней танцы П. и Пигасьи; наконец, в ней есть три ложноклассические единства: времени, места (декорации не меняются) и действия — драка» (Алферов). П. образовался из слияния элементов русского народного шутовства с чертами итальянского Полишинеля и немецкого Гансвурста — Пикельгеринга. Это подтверждается рядом лубочных картинок с изображением Петрухи Фарноса, «дурацкой персоны», на «виноходной свинье» (непременный аксессуар Гансвурста) и русскими «перечневыми интермедиями», где, как и в «comedia dell'arte» , дана только канва для импровизации. В наши дни П. встречается все реже и реже. Ср. Марионетки. См. «Путешествие Олеария», в Чтениях «имп. Моск. Общ. Ист. Древ.» (1868, III, стр. 678); Алексей Веселовский, «Старинный театр в Европе» (М., 1870, стр. 309); Н. С. Тихонравов, "Русские драматические произведения. 1672 — 1725 г. " (т. 1, СПб., 18Т4) и «Первое пятидесятилетие русского театра» (М., 1873); П. 0. Морозов, «Очерки из истории русской драмы» и «история русского театра»; Д. А. Ровинский, «Русские народные картинки» (т. V); Алферов, «Десять чтений по литературе» (М., 1895); В. Перетц, «Кукольный театр на Руси» («Ежегодник Имп. Театров», сезон 1894 — 95 г., прилож. 1, СП б., 1895); П. Пекарский, «Мистерии и старинный театр в России» (1857). Вс. Крестовский, в ст. "искусства на дальнем Востоке («Худож. Журнал», 1881, № 2), приводит русского П. в связь с китайским.

Ар. Г.
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   88

  • Петроний
  • Петропавловск
  • Петрушка