Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Э. Г. Эйдемиллер в. В. Юстицкий семейная психотерапия




страница4/27
Дата15.05.2017
Размер3.97 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

заны, и пациент рассказал о них, психолог возвращается к шкалам и просит повторно оценить свое само­чувствие в семье. Опыт показывает, что чаще всего пациент теперь уже иначе оценивает свое состояние, многие оценки изменяются, посколь­ку в результате беседы в его памяти оживают другие обстоятельства, активизируются и переживаемые в связи с ними чувства. Нередко при второй оценке наиболее выраженным оказывается уже какое-то другое чувство. Врач аналогичным обра­зом «разрабатывает» и оценку этого чувства, просит вспомнить соответ­ствующие ситуации, случаи.

Методика обеспечивает последо­вательное углубление исследования, движение от хорошо осознаваемых к не до конца осознаваемым состоя­ниям. Она позволяет также получить данные об обстоятельствах, опреде­ляющих изучаемые состояния.

Кроме описанной методики, можно использовать и разработанные нами наборы утверждений, специально на­правленных на выявление отдельных состояний (см. приложение 1).

Семья как фактор, определяющий реакцию индивида на психическую травму. До сих пор речь шла о слу­чаях, когда семья оказывалась не­посредственным источником трав-матизирующих переживаний. Имен­но на выявление такой связи направ­лены многочисленные исследования, изучающие взаимосвязь между не­удовлетворенностью семьей, напря­женностью в ней, наличием конфлик­тов, с одной стороны, и различны­ми нервно-психическими расстройст­вами — с другой [Ушаков Г. К-, 1987; Bottcher H., 1968; Trnka V., 1974].

Между тем это лишь небольшая часть из всех путей, какими семья может участвовать в психической травматизации. Во-первых, семья — не единственный источник последней. Патогенные ситуации могут склады­ваться и вне семьи. Однако это не значит, что семья в этом случае оказывается в стороне. Напротив,

25

она может активно участвовать в процессе травматизации, определяя чувствительность индивида к травме, его способность противостоять ей и выбор индивидом способа «пере­работки» ее. Все эти моменты, во-вторых, могут иметь место и тогда, когда семья является основным источником травматизирующего пе­реживания. В этом случае она и вызывает это переживание, и, в силу других своих особенностей, опреде­ляет чувствительность к травме и упомянутые особенности реагирова­ния индивида на нее.



Как исследователю семьи, так и клиницисту необходимо представ­лять себе совокупность путей, кото­рыми семья может оказывать влия­ние на процесс травматизации. Рас­смотрим некоторые из таких путей:

1. Семья как фактор сенсибилиза­ции ее члена к психической травме. Одна и та же патогенная ситуация может оказывать различное травма-тизирующее воздействие в зависи­мости от «почвы», т. е. личностных особенностей индивида, определяю­щих его чувствительность к травме. В соответствии с положением V. Magnjan существует обратно пропорциональная зависимость меж­ду ранимостью нервной системы и массивностью психической травмы, необходимой для развития болезни. Чем ранимее нервная система, тем менее интенсивная травма приводит к нарушению ее деятельности. Это положение было распространено на взаимосвязь реакции и почвы в целом, выдвинута концепция конти­нуума реакции — почвы, в соответ­ствии с которой указанная связь между-травматизирующим воздейст­вием и почвой характерна для любо­го патологического процесса [Уша­ков Г. К., 1987].

Семья выступает в качестве фак­тора сенсибилизации различными путями:

1) через формирование неспособ­ности противостоять психической травме. Изнеживающее воспитание само по себе не травмирует подрост -

26

ка. Однако оно делает его чувстви­тельным по отношению к фрустри-рующим ситуациям, с которыми он позднее столкнется вне семьи. Точно так же гипоопека (скрытая безнад­зорность) сама по себе не травми­рует психику. Но при этом затруд­няется формирование волевых ка­честв личности. Это сенсибилизирует ее, делает уязвимой, например для алкоголизации;



2) через воздействие на психиче­скую сопротивляемость. Непереноси­мое нервно-психическое напряжение может не только быть фактором травматизации, но и ослабить спо­собность индивида сопротивляться самым различным психотравмирую-щим явлениям;

3) через формирование представ­ления индивида о патогенной ситуа­ции и ее оценку. В. Н. Мясищев (1960) неоднократно указывал на огромное значение представления индивида о патогенной ситуации и оценки им этой ситуации. Семья играет важнейшую роль в формиро­вании представления ее членов о самых различных сторонах действи­тельности. В соответствии с этим могут складываться ситуации, когда представление индивида о них, сфор­мированное под преимуществен­ным воздействием членов семьи, объ­ективно оказывается травматизи­рующим. Так, для подростка с по­граничной умственной отсталостью неудачи в учебе сами по себе не являются патогенной ситуацией. Од­нако они становятся таковыми в силу определенного отношения к этим неудачам всей семьи и особенно ро­дителей, возлагавших на него какие-то надежды. Подросток принимает точку зрения семьи, и в силу этого ситуация приобретает психотравми-рующие свойства.

2. Семья как фактор, закрепляю­щий действие психической травмы («хронифицирующее», «аккумули­рующее» действие семьи). Психиче­ская травма может вызвать различ­ные реакции как самого индивида, так и семьи. В одних случаях это реак-

ции противодействия. Они направ­лены на скорейшую ликвидацию пси­хической травмы и ее последствий. В других случаях реакция может быть прямо противоположной. Она так или иначе стимулирует травму, утяжеляет ее, затрудняет ее ликвида­цию. В результате действия таких реакций травма «хронифицируется», «закрепляется»; неблагоприятные ее последствия аккумулируются. Это проявляется в том, что при повторяю­щихся травмах новая возникает раньше, чем психика успевает ликви­дировать последствия предыдущей. Поэтому каждая новая травма «на­кладывается» на все предшест­вующие.

3. Роль семьи в формировании индивидуальных способов противо­действия травме. Психическая трав­ма ставит индивида перед необходи­мостью как-то противодействовать ей. Индивид может избрать рацио­нальные методы противодействия, защитные (вытеснение, проекция), деструктивные (инфантилизация, фиксация). Семья, как правило, иг­рает большую роль в «выборе» спо­собов реакции на травму:

1) через представления членов семьи о трудностях и «правильных», «достойных», «наиболее простых» путях их преодоления. Так, воспита­ние по типу «потворствующая гипер­протекция» (кумир семьи) в семье, которая к тому же поощряет демон­стративное поведение, предопреде­ляет во многом способ реакции под­ростка на психическую травму. Это будет демонстративная реакция.

Таким образом, семья выступает в качестве важного источника пси­хической травматизации Это преж­де всего непосредственное участие. Семья — один из наиболее значимых источников психогенных пережива­ний личности. Кроме того, существу­ют различные способы косвенного участия семьи в процессе травмати­зации, в силу которых она определяет уязвимость своих членов по отноше­нию к травме, длительность послед­ствий травмы, ее устойчивость к тера­певтическим воздействиям. В клини­ческом плане это означает необходи­мость при изучении психической травмы постоянно иметь в виду весь комплекс возможных путей участия семьи в ее этиологии.

ГЛАВА 2


НАРУШЕНИЯ ОСНОВНЫХ СФЕР ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЕМЬИ

КАК ИСТОЧНИК ПСИХИЧЕСКОЙ ТРАВМАТИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ

НАРУШГНИЕ

ЛИЧНОСТНЫХ ПРЕДПОСЫЛОК НОРМАЛЬНОГО ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СЕМЬИ

Семейная жизнь ставит перед чле­нами семьи ряд весьма трудных за­дач: участие в семейных взаимоотно­шениях; подчинение нормам, суще­ствующим в данной семье; деятель­ность в домашнем хозяйстве и вне семьи по обеспечению материального положения семьи; воспитание подра­стающего поколения; решение все­возможных семейных проблем. Для

того чтобы успешно справляться со всеми этими задачами, член семьи должен обладать определенными психологическими качествами. Эти качества, с одной стороны, 'нужны ему самому, чтобы успешно справ­ляться с требованиями, которые ста­вит перед ним семья. С другой сто­роны, в них заинтересована и вся семья. Чем лучше каждый член семьи справляется с задачами, которые ста­вит перед ним семейная жизнь, тем лучше функционирует семья в целом. Совокупность психологических ка­честв, необходимых члену семьи для

27

того, чтобы успешно справляться с проблемами, возникающими в ходе семейной жизни, мы будем называть семейно-необходимыми качествами. Круг этих качеств весьма широк. Это, во-первых, потребности, необхо­димые для мотивирования участия индивида в жизни семьи, преодоле­ния в ней трудностей и решения про­блем: потребности в отцовстве и ма­теринстве; широкий круг потребно­стей, удовлетворяемых в ходе супру­жеских взаимоотношений,— любовь, симпатии, сексуально-эротические потребности, хозяйственно-бытовые и др. Во-вторых,— широкий круг способностей, навыков и умений. Это прежде всего способности, необ­ходимые для понимания другого че­ловека — члена семьи; совокупность навыков и умений, необходимых для поддержания супружеских отноше­ний и воспитания детей. В-третьих, столь же широкий круг волевых и эмоциональных качеств, в том числе качеств, необходимых для регули­рования своих эмоциональных со­стояний, преодоления состояний фрустрации, умения подчинить жела­ния данного момента целям буду­щего; терпение, настойчивость, столь необходимые при формировании как супружеских, так и воспитательных отношений.



Нервно-психические расстройства у членов семьи, такие, как психопа­тии, неврозы, расстройства влече­ний (алкоголизм,ревность), умствен­ная отсталость, психозы, «травми­руют» именно семейно-необходимые качества. По мере развития заболе­вания у индивида, как правило, все более исчезают качества, необходи­мые для успешного функционирова­ния семьи: наблюдаются извращение потребностей, снижение способности к пониманию других членов семьи, волевых качеств и др. Эти лично­стные нарушения отрицательно воз­действуют на семью, вызывая цепную реакцию неблагоприятных измене­ний. Изменения эти далее становятся фактором травматизации для других членов семьи. Они «рикошетом» уда-

28

ряют и по самому индивиду с нервно-психическими расстройствами.



Отметим ряд общих черт, харак­терных для семей, в которых один из членов болен перечисленными за­болеваниями:

1. Высокая (порой непереносимая) нервно-психическая и физическая на­грузка на семью в целом и отдель­ных ее членов. Высокую нервно-пси­хическую нагрузку, напряжение, тре­вогу отмечают в качестве одной из важнейших черт в семьях алкоголи­ков [Jackson D., 1965], ревнивцев [Терентьев Е. И., 1982].

Жалобы па нервно-психическое на­пряжение, неуверенность в завтраш­нем дне, тревогу — наиболее часто встречающиеся при беседе с членами семей этих больных. «Живем в состо­янии постоянного нервного напряже­ния, что еще произойдет, что он еще выкинет», эти фразы часто произ­носят члены семей больных шизо­френией, психопатией, алкоголиз­мом. Скандалы, в том числе в ночное время, неожиданные исчезновения из дому, вместе с мучительной тревогой о том, что может случиться,— все это частые события, определяющие социально-психологическую атмо­сферу такой семьи.

2. Отрицательное мотивациошюе воздействие личности и поведения больного на других членов семьи. Поведение индивида с нервно-психи­ческим заболеванием, его личностные особенности во многом противоречат социальным ожиданиям других чле­нов семьи, их представлениям о том, каким должен быть человек, муж, жена, ребенок. Эмоциональная ре­акция на поведение и многие особен­ности личности члена семьи с нервно-психическим расстройством — это, как правило, возмущение, раздраже­ние, горечь. Члены семьи часто го­ворят, что им очень не повезло в жиз­ни, что они завидуют другим людям, у которых нормальные мужья, дети.

Результатом этого является разЬи-тие описанного выше состояния гло­бальной семейной неудовлетворен­ности,

3. Нарушение семейных взаимоот­ношений. Семья — сложная система взаимоотношений, в которой каждый ее член занимает определенное место, участвует в выполнении определен­ных функций, своей деятельностью удовлетворяет потребности других членов, поддерживает взаимоотно­шения. Нервно-психическое рас­стройство у одного из членов семьи приводит к тому, что эти функции не выполняются, образуются «функ­циональные пустоты», происходит смешение взаимоотношений. Напри­мер, отец выполняет в семье ряд чрез­вычайно важных семейных функций. Предпосылкой выполнения многих из них служит его авторитет, личност­ные качества, в силу которых его по­ведение является «обучающим», на примере которого дети учатся, как ре­шать различные проблемы, возни­кающие в,ходе взаимоотношений; суждения отца обладают повышен­ной значимостью, убедительностью для них. Прямой противоположно­стью в этом отношении является си­туация, когда отец страдает алко­голизмом или обнаруживает психо­патические черты характера. Так, безвольный, агрессивный, несамосто­ятельный отец, сам требующий опе­ки, создает «функциональную пусто­ту» в процессе воспитания. Его детям приходится самостоятельно и, следо­вательно, с меньшим успехом, «на­ходить», «вырабатывать» нужные ка­чества.

4. Снижение социального статуса семьи в целом и ее членов. Семья становится объектом внимания уч­реждений и организаций, занимаю­щихся борьбой с отклонениями в по­ведении. Нервно-психическое рас­стройство одного из членов семьи порождает проблемы не только в семье, но и в ее ближайшем социаль­ном окружении. Свидетелями нару­шений в поведении становятся сосе­ди, школа, сотрудники, которые не­редко способствуют тому, что семья оказывается в поле зрения милиции, медицинских учреждений. Форми­рующееся неблагоприятное общест-

венное мнение о том, к примеру, что в семье имеется индивид, оказав­шийся в поле зрения психиатра, ведет к довольно резкому снижению со­циального статуса семьи. Члены та­ких семей обычно стесняются самого факта, что в семье есть человек с психическими нарушениями, всяче­ски скрывают это.

Особенно острой проблемой явля­ется, как показали наши наблюде­ния, повышенная чувствительность младшего поколения семьи (детей-школьников) к указанному сниже­нию социального статуса семьи. Зна­чительная часть их становится объек­том насмешек, групповой обструк­ции; у них возникают сложности в общении со сверстниками.

5. Весьма характерным признаком семьи с индивидом, имеющим нервно-психические нарушения, является особый психологический конфликт, возникающий у членов такой семьи. Суть его в следующем. С одной сто­роны, под влиянием общественного мнения они чувствуют себя винова­тыми за поведение индивида с нерв­но-психическими нарушениями. Об­щественное мнение требует от семьи необходимого воздействия на инди­вида с целью нормализации его по­ведения. Результатом становятся многочисленные попытки оказать воздействие доступными семье сред­ствами. Так, в случае алкоголиза­ции — это конфликты, скандалы, иногда физическое воздействие, вы­брасывание бутылок со спиртным. Спиртные напитки перестают дер­жать дома, жепа усиливает контроль за расходами мужа, оставляет ему минимум денег, иногда получает зар­плату вместе с ним (или за него), апеллирует к общественным орга­низациям [Бехтель Э. В., 198(3].

Однако, с другой стороны, семья ощущает, что усилия ее оказывают­ся часто безрезультатными: им про­тивостоит неподатливость алкого­лика, психопата, ревнивца. Как пра­вило, общественное мнение по-преж­нему не снимает вины за поведение индивида с нервно-психическими

29

нарушениями с членов его семьи. Считается, что они действуют недо­статочно энергично, не принимают необходимых «сильных» мер. Эти противоречивые тенденции и стано­вятся основой внутреннего конфлик­та членов семьи.



6. Феномен «сопровождающего заболевания». Речь идет о нервно-психическом расстройстве другого (или других) члена семьи, которое чаще всего менее заметно, остается «в тени» заболевания, более всего на­рушающего жизнь семьи. Так, в слу­чае алкоголизма мужа нередко на­блюдаются заболевания жены и де­тей, прямо или косвенно обусловлен­ные неблагоприятной обстановкой в семье [Бехтель Э. В., 1986]. «Рас­пространение» невротических прояв­лений родителей на детей подробно прослежено Н. Bottcher (1968). Осо­бое значение имеет порождение такой семьей так называемых «патологизи-рующих ролей», в результате чего за­болевание передается от индивида с нервно-психическими нарушениями к другому члену семьи (процесс этот будет рассмотрен ниже).

Таким образом, в семьях, один из членов которых имеет выраженные нервно-психические расстройства, наблюдается глубокое сходство. В связи с этим наряду с понятием «семья алкоголика», «семья психо­пата» и т. п. оправданно употреблять более общее понятие — «семья инди­вида, имеющего выраженные нервно-психические расстройства». Рассмот­рим динамику такой семьи.

Значительное внутреннее и внеш­нее давление на такую семью, не­удовлетворенность ее членов своей семейной жизнью, фрустрирующие состояния нервно-психического на­пряжения, тревоги, вины — все это приводит к весьма неустойчивым структур'е и отношениям в ней. Су­ществующее положение воспринима­ется как труднопереносимое, и члены семьи напряженно ищут выхода из него. В результате такая семья ис­пытывает очень сильные импульсы к изменению.

30

Опыт обнаруживает весьма проти­воречивые, во многом контрастные, тенденции развития таких семей. Са­ми по себе выше перечисленные фак­торы нередко обусловливают резко противоположные направления раз­вития. В одних семьях появление ин­дивида с нервно-психическими рас­стройствами приводит к постепен­ному ухудшению обстановки в семье, нарастанию числа факторов в ней, усугубляющих расстройства; в дру­гих — появление психически больно­го приводит к мобилизации семьи, нарастанию ее стабильности, сниже­нию конфликтности. Оказавшись пе­ред лицом несчастья, каким явля­ется психическая болезнь одного из ее членов, такая семья «отбрасы­вает в сторону» обиды и сплачива­ется для помощи больному члену семьи.



Выявление факторов, от которых зависит направление развития такой семьи,— вопрос чрезвычайной важ­ности. Проведенные нами клиниче­ские исследования семей, в которых имеется индивид с выраженными нервно-психическими расстройства­ми, позволяют сформировать пред­ставление о комплексе факторов, вы­полняющих роль «водораздела» при развитии обсуждаемого типа семьи, определяющего направления ее раз­вития.

В соответствии с предлагаемой концепцией этим «водоразделом» служит прежде всего способность (или неспособность) семьи решить ряд проблем, возникающих при по­явлении нервно-психических расст­ройств у одного из ее членов. В слу­чае решения этих проблем семья на­чинает двигаться в «конструктивном направлении», сохраняет свою ста­бильность и становится семьей, вы­полняющей новые для нее функции психологической коррекции инди­вида и опеки над ним. В против­ном случае семья начинает разви­ваться в «деструктивном направле­нии»: ее стабильность снижается, она оказывается не в состоянии кор­ректировать воздействия на индиви-

да с нервно-психическими расстрой­ствами. Что же это за проблемы? I. Проблема более глубокого по­нимания членами семьи психологи­ческих особенностей индивида с нервно-психическим расстройством. В обычной семье ее члены нередко достаточно хорошо анают друг друга (привычки, вкусы,симпатии, антипа­тии, желания каждого). Эти знания помогают правильно понять поступ­ки, намерении друг друга, верно на них реагировать. При возникновении нервно-психического расстройства обычного уровня понимания и зна­ния оказывается уже недостаточно. Для понимания алкоголика, невро­тика, психопата требуется несрав­ненно более высокая способность по­знать личность другого. Это связано с необычностью самого объекта. При познании лицам с описанными нару­шениями мало помогает обычный по­вседневный опыт изучения других людей, сформировавшийся в обще­нии со здоровыми людьми. Лицо с на­рушениями реагирует, переживает, ведет себя иначе, чем индивид без них. Для познания такого члена семьи необходимо учитывать значи­тельное число факторов, затрудняю­щих понимание его психологических особенностей. Это, во-первых, соци­альные стереотипы «алкоголика», «ревнивца», «психа», которые меша­ют адекватно оценить личность. Во-вторых, познание аффективно окра­шено. Члены семьи смотрят на ин­дивида с нарушениями нередко че­рез призму тех неприятностей и огорчений, которые он им доставил. В-третьих, личная заинтересован­ность членов семьи относительно то­го, что они увидят в личности инди­вида с нарушениями. Эта заинтересо­ванность побуждает их в одних слу­чаях преуменьшать, а в других — преувеличивать личностные нару­шения.

От глубины и точности знания чле­нами семьи психологических особен­ностей индивида с нарушениями за­висит решение семьей чрезвычайно важной проблемы — реорганизации

взаимоотношений с ним и, в первую очередь,— требований семьи к нему. Проблема эта заключается в сле­дующем. С одной стороны, индивид с нервно-психическими нарушениями не в состоянии успешно справиться с теми требованиями к своему поведе­нию, с какими справляется вполне здоровый человек. Так, повышенно агрессивный человек должен прило­жить несравненно больше усилий, чтобы сдержать агрессию в кон­фликтной ситуации. Чем выше уро­вень его агрессивности, тем шире круг конфликтных ситуаций, которые вызывают у него агрессивный «срыв». Безусловное требование окружаю­щих не допускать таких срывов мо­жет привести к утрате индивидом веры в свою способность сдерживать агрессивность, владеть собой. С дру­гой стороны, ослабление требований к нему, признание того, что он не мо­жет управлять своими эмоциями, не ответствен за них в такой мере, как другие, может привести к нивелиро­ванию столь мощного саморегули­рующего механизма, как чувство от­ветственности за свои поступки, Чле-' ны семьи стоят поэтому перед не­обходимостью совершенно точно ориентироваться в возможностях ин­дивида, сформировать правильный уровень требований к нему.

В качестве иллюстрации приведем высказывание Михаила Н., прохо­дившего курс семейной психотерапии в связи с аномальной ревностью. «Я очень ревнив, моя жена это знает и в чем возможно старается усту­пить мне, не дать мне повода, тер­пеливо отвечает на мои, всегда одни и те же, вопросы. Я очень благо­дарен ей за это. Она понимает, что порой я ничего не могу с собой по­делать. Но и чересчур уступчивой ее тоже не назовешь. Когда я начи­наю уж слишком придираться, она спокойно, необидно, но твердо гово­рит: «Ты неправ, и ты сам это зна­ешь!» и больше не отвечает на во­просы, пока я не успокоюсь. С первой женой все было значительно хуже. Она высмеивала меня за ревность,

31

ставила в пример неревнивых мужей, а когда ей надоедало, нарочно на­чинала говорить, что изменяет, чтобы позлить меня»



Перед аналогичной проблемой установления уровня требований и, следовательно, отношения к время от времени возникающим «срывам» оказывается и семья алкоголика, психопата и других лиц, характери­зующихся нарушением поведения, но в то же время в какой-то степени сохранивших способность контроли­ровать свои эмоции, управлять своим поведением.

При неудачном решении этой про­блемы семья безуспешно пытается подавить нежелательные тенденции в поведении. Периоды чрезмерной стро­гости хаотически чередуются с пе­риодами полного отказа от попыток влиять; нарастает конфликтность во взаимоотношениях индивида с дру­гими членами семьи. Динамика семьи приобретает деструктивный характер.

При удачном решении проблемы семья начинает двигайся по кон­структивному нуги, а семейное отно­шение становится корригирующим; индивид овладевает искусством са­мостоятельно устанавливать предел своих возможностей в данный мо­мент. Последнее играет значитель­ную роль в сохранении и нараста­нии его внутренней психологической работы над собой.

II. Проблема усиления семьей сво­его влияния на индивида. Члены семьи постоянно влияют друг на дру­га, побуждают друг друга к одним поступкам и удерживают от других. Средства взаимного влияния могут быть весьма различны: в одном слу­чае — это рациональное убеждение (объяснение, почему то или иное по­ведение выгоднее, более соответст­вует интересам убеждаемого); в дру­гом — авторитет убеждающего; в третьем — обращение к дружеским чувствам убеждаемого и т. д. Набор средств взаимного влияния в разных семьях может быть весьма различен.

С появлением нервно-психическо­го расстройства у одного из членов


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27