Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Э. Г. Эйдемиллер в. В. Юстицкий семейная психотерапия




страница13/27
Дата15.05.2017
Размер3.97 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   27

1. Психологические проблемы, возникающие в результате значи­тельной выраженности у одного из членов семьи потребностей, несов­местимых с его представлением о себе (агрессии, садизма, стремления привлекать к себе внимание). Такова описанная Н.-Е. Richter (1970) семья, в которой отец больной де­вочки реализует свои несовмести­мые с его представлением о себе чувства агрессии по отношению к жене и вины по отношению к дочери путем преобразования ролевой струк­туры семьи. Для «блага дочери» он начинает заниматься внеурочной работой, лишая тем самым себя воз­можности непосредственно ухажи­вать за ней, и свою заботу о ней на­чинает проявлять в тираническом руководстве женой, ухаживающей за дочерью, ставя перед ней немыс­лимые требования и категорически («ради спасения ребенка мать дол-

86

жна быть готова на все») заставляя их выполнять. Такое изменение вну­трисемейных ролей скоро привело к «исцелению» мужа, так как дало ему возможность беспрепятственно удовлетворять обе свои потребности. Оно же привело к возникновению нервно-психических расстройств у жены.



2. «Замещающее удовлетворение потребностей». В этом случае причи­ной перехода к «патологизирующим ролям» становится стремление удо­влетворить потребность не с тем лицом, которому она должна быть адресована. Травматизирующая роль — «ребенок-вундеркинд», «ре­бенок — надежда семьи» нередко бывает связана со стремлением роди­телей замещающим образом удовле­творить собственные неудовлетворен­ные потребности. В прошлом у таких родителей имеет место недостаточная реализация карьеры, различным образом сформировавшееся ощуще­ние неполноценности и желание через идентификацию с ребенком компен­сировать это. Происходит непомер­ное возрастание требований к ребен­ку, отношение к нему со стороны родителей ставится в сильную зави­симость от его успехов в какой-либо сфере (различных престижных видах спорта, искусстве и т. п.).

Стремление замещающим образом удовлетворить потребности, которые должны быть в норме адресованы другому члену семьи (например, супругу), наблюдается при так назы­ваемом «расширении сферы роди­тельских чувств» [Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В., 1987]. В случаях, когда супружеские отношения ока­зываются по какой-либо причине нарушенными (развод, длительное отсутствие, смерть) или не удовле­творяют родителя, играющего основ­ную роль в воспитании (несоответ­ствие характеров, эмоциональная холодность), возникает тенденция в отношениях с ребенком (как прави­ло, противоположного пола) удовле­творить эти потребности. В этом слу­чае ребенок вовлекается сначала в

роль «партнера», а позднее, когда у него нарастает реакция эмансипации, а у родителя усиливается желание удержать его при себе, «ребенка, нуждающегося в опеке». Подобные роли будут подробнее рассмотрены в разделе, посвященном подростко­вой семейной психотерапии.

3. «Патологизирующие роли», возникающие под влиянием механиз­ма проекции. Психологический ме­ханизм проекции заключается, как известно, в «неосознанном наделении другого человека присущими данной личности мотивами, чертами и свой­ствами» [Петровский А. В., Ярошев-ский М, Г., 1985]. Классический пример этого защитного механиз­ма — индивид, испытывающий чув­ство агрессии по отношению к друго­му и в то же время убежденный в аморальности такого чувства, нахо­дит выход из этого противоречия в том, что приписывает агрессивность другому («Это не я к нему плохо от­ношусь, а он ко мне»). Нередко соб­ственные недостатки или несовмести­мые с нравственными представления­ми желания приписываются другому лицу для того, чтобы создать у само­го себя иллюзию борьбы с ними («Раз я борюсь с этим недостатком у других, значит, у меня самого его нет»). Такие явления могут наблю­даться и в семейных взаимоотноше­ниях. С точки зрения концепции «патологизирующих ролей», интерес представляют случаи, когда один член семьи не только приписывает собственные недостатки другому, но и использует свое влияние для того, чтобы добиться преобразования семейных ролей. В результате его усилий другой член семьи, действи­тельно, начинает выполнять одну из ролей, для носителей которых ха­рактерен «необходимый» недостаток. Это может быть роль «трудновоспи­туемого», «проблемной личности», «позора семьи». Н.-Е. Richter (1970) описал «патологизирующую роль» «негативного я». На ряде примеров он проследил, как один из членов семьи ставит другого перед необходи-

мостью «стать плохим», «стать про­блемным». Когда это удается, первый начинает бороться с «недостатками» второго.

Наши наблюдения подтверждают такую возможность (см. гл. 4).

4. «Патологизирующие роли», которые возникают под влиянием желания избавиться от давления собственных же нравственных пред­ставлений. Данный вид «патологизи­рующих ролей» мы нередко наблюда­ли в клинике алкоголизма. Это роли «опекуна» («спасителя») и «опекае­мого» («спасаемого»).

В отличие от ранее рассмотренных ролей, которые создают легальную возможность удовлетворения «за­претной» (несовместимой с нрав­ственными представлениями) по­требности за счет другого лица, подобные роли обеспечивают «псев­дорешение» психологического кон­фликта этой потребности с нрав­ственными представлениями иным путем. Это делается за счет навязы­вания функций социального контро­ля над проявлениями «запретного влечения» другому лицу. Так, в слу­чае алкоголизации все усиливаю­щееся влечение к алкоголю не может не ■ вызвать широкого круга моти­вов, противодействующих этому у са­мого алкоголизирующегося лица. Это и опасения за свое здоровье, и нара­стающее осуждение со стороны окру­жающих, и нравственные «тормоза» самого индивида. Результатом ока­зывается тяжелый конфликт между влечением и этими мотивами. Кон­фликт решается алкоголиком неред­ко также путем преобразования структуры семьи, а именно путем формирования упоминавшихся ролей «опекуна», «спасителя», «контроле­ра», который берет на себя функции контроля над индивидом, спасения его от алкоголизации. Чаще всего такие функции берут на себя жена или мать. Они получают за индивида заработок, ругают его в случае выпи­вок, прячут спиртное, если оно име­ется в доме, следят за тем, чтобы индивид не встретился с собутыльни-

87

ками, и т. п. Сам же алкоголизирую-щийся при этом принимает роль «опекаемого». Психологически он освобождается от страхов и угрызе­ний совести, связанных с алкоголиза­цией (ведь теперь этим занимается другой член семьи). Все его помыслы сосредоточиваются на удовлетворе­нии влечения к алкоголю. Одним из характерных признаков такого положения дел в семье является заметное расхождение между вер-бально выражаемым отношением индивида, злоупотребляющего алко­голем, к «опекуну» и невербальным. На словах такой индивид «искренне» признает значение усилий супруги или матери, говорит, что она «спаса­ет» его от алкоголизма, что без нее он «пропал бы». В действительности же все его помыслы сосредоточены на том, чтобы обмануть их и добыть спиртное. Психотравматизм данной роли связан в первую очередь с тем, что оставляет индивида безоруж­ным перед собственным влечением, снимает с него чувство ответствен­ности. Эта безоружность особенно сильно проявляется в момент, когда происходит распад семьи и «кон­троль» опекуна прекращается. Как правило, темпы алкоголизации при этом значительно нарастают.



Таким образом, к настоящему времени выделено немалое количе­ство «патологизирующих ролей», дано их описание. Каким должно быть отношение к данной концепции?

Во-первых, явление, описанное различными исследователями, дей­ствительно, существует. Это подтвер­ждается и нашим опытом проведения семейной психотерапии. Из всех се­мей, проходивших семейную психо­терапию, 23 % имели «патологизиру-ющие семейные роли» в качестве основного или дополнительного сим­птома.

Во-вторых, описанное явление, когда один из членов семьи использу­ет свое влияние для того, чтобы по­будить других играть межличностные роли, нужные ему для удовлетворе­ния своих потребностей, встречается

в жизни еще более широкого круга семей в качестве преходящих, не­долговременных состояний, как реак­ция на повышение нервно-психиче­ского напряжения в семье. Из этого следует, что практический врач или психолог, столкнувшись с фактом, что семья пациента поддерживает необычные отношения с окруже­нием или упорно усматривает у одного из членов семьи (например, пациента) недостатки и отрицатель­ные качества, которыми он не об­ладает, или имеет место контроли­рующая опека над пациентом, дол­жен проверить, нет ли в семье систем «патологизирующих ролей» и не является ли это следствием действий одного из членов семьи.

В то же время нынешнее состоя­ние рассматриваемой концепции оставляет и определенное чувство неудовлетворенности. Пока перед нами чисто констатирующее, фено­менологическое описание. На многие вопросы нет ответа. Это, в первую очередь, вопрос о причинах и пред­посылках развития данного явле­ния в той или иной семье. Действи­тельно, потребности, которые не могут быть удовлетворены, поскольку про­тиворечат нравственным представ­лениям индивида, существуют, по-видимому, в любой семье. Непонятно, однако, почему «патологизирующие роли» возникают только в отдельных семьях.

С ответом на этот вопрос связан и ответ на другой, не менее важный: какие существенные психологические явления обусловливают возникно­вение «патологизирующих ролей». Если они носят случайный, мало­существенный, характер, то и явле­ние, ими обусловливаемое, должно встречаться достаточно редко. Нуж­дается в уточнении вопрос о том, каково соотношение «патологизи­рующих семейных ролей» с другими явлениями, в особенности с обыч­ными защитными механизмами, хо­рошо известными и неоднократно описанными в литературе. Что такое «патологизирующие роли» — новая

разновидность защитных механизмов или особое проявление уже изве­стных?

Ответ на все перечисленные вопро­сы требует более глубокого понима­ния механизма «патологпзирующих ролей». Нами предпринята попытка на основе обобщения работ других авторов, описывающих «патологи-зирующие роли», а также собствен­ных наблюдений предложить гипоте­тическую концепцию структуры вы­шеуказанных ролей. Задача ее очертить круг явлений, участвую­щих в формировании и проявлении любой «патологизирующей роли», и значение каждого из них. Опреде­лим основные понятия.

Потенциальные роли в семье. Под потенциальными ролями понимаются такие, которые в семье актуально не исполняются и, вполне возможно, не исполнялись никогда, но о которых член семьи имеет определенное пред­ставление и которые начинают вы­полняться при появлении соответ­ствующих обстоятельств. Так, на­пример, роль «больного» в семье может никогда не стать актуальной, если в ней вес здоровы. Однако она существует как потенциальная, по­скольку члены семьи, как правило, имеют представление о том, что про­изойдет, если в семье кто-то заболеет. Даже самый маленький член семьи может знать, что за ним будут ухажи­вать, в его присутствии--говорить тихо, стараться не беспокоить и т. д.

Потребности, удовлетворение ко­торых в условиях данной семьи при­водит к нарушению нравственных представлений. Как было видно при обзоре видов «патологизирующих ролей», всегда в их основе — по­пытка, вопреки нравственным пред­ставлениям индивида, а точнее в обход их, удовлетворить какую-то потребность (выражение агрессии, садизма, еупружеско-чротических чувств, влечение к алкоголю и др.).

Используемое свойство потенци­альной роли — это такая ее особен­ность, которая обеспечивает возмож­ность удовлетворения потребности,

противоречащей нравственным пред­ставлениям индивида. Так, о роли матери больного ребенка известно, что она должна сделать все, не счи­таясь со своими силами и здоровьем, чтобы спасти его. Эта роль существо­вала в описанной выше семье как потенциальная, одна из многих дру­гих потенциальных ролей, известных членам семьи. Однако, в силу описан­ного свойства (чрезвычайных тре­бований, которые она предъявляет матери), эта роль была избрана мужем для реализации своего агрес­сивного отношения к жене. Точно так же принятие другой семьей анти­сексуальной идеологии и возникнове­ние в ней ролей борцов за сексуаль­ную чистоту было не случайным. Выбор членом семьи, имевшим нару­шения половой функции, именно этих ролей связан с их свойством — слу­жить оправданием сдержанности и пассивности в сексуальной сфере («раз я борюсь с сексуальным раз­вратом, то должен ограничивать проявления секса в своей семье»). Отец, враждебно настроенный по отношению к подростку (например, неосознанно ревнующий его к мате­ри), выбирает по отношению к нему роль строгого воспитателя. Как раз эта роль расширяет возможности выражения агрессии к подростку.

Таким образом, для возникновения «патологизирующих ролей» необхо­димы, как минимум, две предпосыл­ки: наличие неудовлетворенной по­требности и потенциальной роли, имеющей подходящее свойство.

Психологическое сопротивление членов семьи принятию «патологи­зирующей ро/ш».Как было видно при описании «патологизирующих ро­лей», один из членов семьи бывает заинтересован в переходе к «пато-логизирующим ролям». Он заинтере­сован тем сильнее, чем острее и дис­комфортнее его проблема. Переход к «патологизирующим ролям» для других --это обычно нарастание нервно-психического напряжения, снижения удовлетворенности жизнью семьи. Не менее важно и то, что пе-

89

реход к таким ролям, как правило, связан с искаженным представле­нием об окружающей социальной действительности («все против нас», «кругом царит разврат») или об отдельных членах семьи («он — за­коренелый хулиган», «у него необык­новенные таланты»). Переход к «за­щитному», искажающему действи­тельность, представлению о мире сталкивается, однако, с навыком реального восприятия действитель­ности. Нелегко поверить, что весь мир настроен враждебно, если ин­дивид ясно видит, что это не так. Все это создает значительное со­противление переходу к системе «па-тологизирующих ролей». Допол­нительным источником сопротивле­ния является и то, что во многих случаях члены семьи осознают воз­можность злоупотребления потенци­альной ролью в своих эгоистических интересах. Приведем характерное высказывание матери подростка (нарушение поведения на фоне де­компенсации явной истероидной акцентуации характера) о своем сыне: «Он с детства любил прики­нуться больным и бедненьким». Это высказывание свидетельствует, что и мать, и сын хорошо отдают себе отчет в возможностях потенциальной роли «тяжело больного члена семьи». Разумеется, если члены семьи (как упомянутая мать) осознают возмож­ность злоупотребления потенциаль­ной ролью, их сопротивление пере­ходу к «патологизирующим ролям» будет еще большим.



Перевес влияния индивида, за­интересованного в переходе к системе «патологизирующих ролей». Для того чтобы-, вопреки психологическо­му сопротивлению, семья все же перешла к «патологизирующим ро­лям», нужно, чтобы у лица, заинте­ресованного в этом, был немалый перевес в возможностях воздействия на других членов семьи, на их поведе­ние, чувства, мысли. Чем выше авто­ритет данного индивида в семье, тем больше зависимость семьи от него; чем выше его волевые качества,

90

тем вероятнее, что, несмотря на со­противление, все же будут приня­ты «патологизирующие социальные роли».



Ключевой факт — это основное представление, искажение которого обусловливает переход к «патологи­зирующим ролям». Для сформирова­ния семьи типа «крепость» нужно признание всех ее членов, что все против них. Для того, чтобы начала действовать роль «мать тяжело боль­ной девочки», и отец, и мать должны поверить, что болезнь, действитель­но, очень серьезна. Должны поверить в возможность спасти мужа-алкого­лика с помощью контроля над его поведением супруга или мать, взяв­шие на себя роль «опекуна». Нередко ключевым фактором является припи­сывание одному из членов семьи определенного качества. Так, припи­сывание агрессивности подростку необходимо, чтобы отец начал со­ответствующим (описанным выше) образом относиться к нему. В любом случае ключевой факт — это факт, искажение которого имеет наиболее важное значение для возникнове­ния нарушения ролевой структуры.

Таким образом, «патологизиру-ющая роль» — следствие взаимодей­ствия ряда предпосылок. Необходи­мо, чтобы имелась неудовлетворен­ность определенных потребностей; в репертуаре «потенциальных ролей» семьи имелась бы роль с таким свой­ством, которое обеспечило бы воз­можность «легального» удовлетворе­ния «нелегальной» потребности; вли­яние лица,заинтересованного в пере­ходе к системе «патологизирующих ролей», оказалось бы достаточно сильным для преодоления источников психического сопротивления. Следо­вательно, для возникновения этой роли необходимо, чтобы у семьи имелся ряд свойств. Отсутствие (ли­бо сознательное разрушение в ходе семейной психотерапии) любого из них ведет к тому, что «патологизиру-ющая роль» становится невозмож­ной. Например, ослабление влияния индивида, заинтересованного в пере-

ходе к «патологизирующим ролям», будь то за счет роста самостоятель­ности других членов семьи или паде­ния авторитета такого индивида, при­водит к ослаблению или разрушению системы «патологизирующих ролей». Аналогичный эффект может быть достигнут мерами по усилению психи­ческого сопротивления членов семьи или мероприятиями по коррекции влечения, несовместимого с нравст­венными представлениями индивида. Ослабление этого влечения также может привести к исчезновению «па-тологизирующей роли».

Принципы психотерапевтической коррекции «патологизирующих ро­лей». Задача психотерапевта — до­биться разрушения «патологизиру-ющей системы ролей» в семье. Опыт работы с семьями, где «патологизи-рующие роли» были основным или побочным нарушением, показывает, что, несмотря на разнообразие слу­чаев, с которыми приходилось иметь дело, существует определенная, наи­более предпочтительная, последова­тельность действий психотерапевта.

Психотерапевтическую работу на­чинают обычно с тем членом семьи, который более всего страдает от си­стемы «патологизирующих ролей». Это, например, индивид, выполня­ющий роль «козла отпущения» («гро­моотвода»), «неисправимого», «спа­сителя». Во-первых, именно он в на­чале семейной психотерапии являет­ся «носителем семейных симптомов», т. е. более других обнаруживает при­знаки нервно-психического расстрой­ства. У индивида, заинтересованного в возникновении «патологизирующих ролей», нервно-психическое расст­ройство оказывается компенсирован­ным за счет других членов семьи. Во-вторых, именно член семьи, более всех страдающий от «патологизиру­ющих ролей», наиболее мотивирован к психотерапии, наиболее заинтере­сован в исцелении.С этим членом се­мьи проводится, в первую очередь, ра­бота, содействующая нарастанию его влияния в семье, особенно на того члена семьи, который более заинтере-

сован в сохранении «патологизиру­ющих ролей». Создаются психологи­ческие предпосылки для уменьшения и снятия описанного выше перевеса влияния этого заинтересованного в «патологизирующих ролях» члена семьи. Поставленной цели можно до­стигать разными методами. Опишем одну из применявшихся методик — «Расширение влияния» (РВ). Мето­дику эту можно было бы назвать «обучающим интервью», так как она представляет собой план беседы с но­сителем «патологизирующей роли» и преследует цель обучить его путям и методам оказания психологическо­го воздействия. Методика включает четыре этапа.

Этап 1 — мотивационный. Этап ставит цель — пробудить у носителя «патологизирующей роли» стремле­ние увеличить свое влияние в семье и особенно на члена семьи, заинтере­сованного в существовании «патоло­гизирующих ролей». Используются «подводящие» вопросы: «В какой мере другие члены семьи учитывают Ваши желания?»; «Чего бы Вы жела­ли от других членов семьи, если бы имели большее влияние на них?»; «Чего бы Вы желали, если бы имели очень большой авторитет в семье?»; «Чего бы Вы хотели, если бы Вам были очень обязаны (например, жизнью)?» Пациенту предлагается сформулировать все пожелания и просьбы, которые были высказаны в этом случае. Типичные ответы но­сителя «патологизирующей роли» обычно выражают желаемое направ­ление изменения взаимоотношений в семье и особенно с лицом, заинте­ресованным в сохранении таких ро­лей: «Я хотел бы, чтобы он лучше ко мне относился»; «Чтобы, отстал от меня, не придирался»; «Слушался бы меня»; «Не имел бы привычку срывать на мне злость»; «Понял бы, что я тоже человек».

На этом этапе член семьи, с которо­го начинается психотерапия, прежде всего осмысляет свое желание изме­нить отношения в семье, свою не­удовлетворенность существующим

91

положением, а также тот очень суще­ственный факт, что для изменения отношений в семье необходимо жела­ние другого члена семьи, заинтересо­ванного в сохранении «патологизиру-ющей роли». Опыт показывает, что это осознание своей неудовлетворен­ности и своего желания изменить существующее положение нередко оказывается нелегкой задачей. В хо­де этого этапа возникает страх перед высказыванием своих пожеланий, боязнь, что другие члены семьи узна­ют об этих пожеланиях, что все будет каким-то образом передано им. В не­которых случаях в начале мотиваци-онного этапа приходится идти на оп­ределенное «обезличивание» зада­ваемых вопросов (типа «Если бы на Вашем месте оказался такой же че­ловек, как Вы, чего бы он больше всего хотел?»).



Выслушивая ответы, психотера­певт стремится побудить отвечающе­го как можно лучше представить, вербализировать (выразить словами) и эмоционально пережить как воз­можную просьбу пациента, так и те изменения в семейных отношениях, которые возникли бы в случае ее вы­полнения. Создаются психотерапев­тические условия для того, чтобы в ходе ответов на данные вопросы вы­разить и отреагировать отрицатель­ные эмоции (прежде всего страх, стыд и агрессию), которые возникают у члена семьи от самой мысли: выра­зить свое пожелание, оказать влия­ние на другого члена семьи.

Этап 2. Обучение члена семьи поис­ку методов воздействия на того члена семьи, который заинтересован в со­хранении «патологизирующей роли». Этап начинается с просьбы психо­терапевта назвать какое-то не слиш­ком важное дело, лучше всего семей­ное, которое член семьи, заинтересо­ванный в сохранении «патологизи-рующих ролей», очень не любит вы­полнять. Обычно называются такие дела, как «убирать комнату», «долго ждать», «идти в какое-либо учрежде­ние улаживать семейные дела», «на­вещать кого-то из родственников».

Затем предлагается составить список людей, с которыми этот член семьи чаще всего имеет дело; в список обычно включаются ближайшие род­ственники, наиболее близкие друзья. Далее предлагается представить, что каждый из людей, включенных в спи­сок, уговаривает члена семьи, заин­тересованного в сохранении «патоло­гизирующей роли», выполнить это «нелюбимое дело»: каким способом, какими словами, как будет вести себя в случае отказа или согласия. Приве­дем в качестве примера ответы мате­ри 14-летнего подростка-токсико­мана.

«Патологизирующая роль» матери — «спасительница сына» Названное матерью не­любимое дело, которое сын очень не любит вы­полнять,— это убрагь свою собственную ком­нату. В число лиц, наиболее часто общающих­ся с подростком, мать включила себя, друга сына, дядю (бывшего морского офицера), ба­бушку. Ситуацию, когда каждый из них будет уговаривать подростка, она описала следу­ющим образом: «Я сначала просто сказала бы ему, что надо убрать комнату, а потом начала бы ругаться. Он бы разозлился, хлопнул бы дверью и убежал. Николай (друг), наверно, говорил бы иначе Он бы сказал так: «Слушай, стоит ли из-за такой ерунды еще спорить. Сде­лай раз-два, убери, раскидай по местам — и делу конец*. Дядя говорил бы поучительным тоном: «Ты же мужчина Настоящий мужчина должен матери помогать!». Бабушка разгова­ривала бы с ним очень ласково, ведь он у нес любимчик: «Сделай, внучек, ну ведь я тебя прошу»

После того, как член семьи (в дан­ном случае мать) охарактеризовал манеру каждого в ситуации оказания влияния, психотерапевт просит ее проранжировать всех охарактеризо­ванных лиц с точки зрения того, кого скорее всего послушается индивид (в нашем примере -сын).

Основные результаты этого этапа: осознание членом семьи, с которым проводится психотерапия, возможно­сти различным образом оказывать влияние на других членов семьи и то­го, что окружающие люди также ре­шают задачу поиска психологическо­го подхода.

Этап 3 — обобщающий. Цель его — помочь члену семьи понять психологические особенности инди-

92

вида, заинтересованного в сохране­нии «патологизирующих ролей», в особенности те психологические ка­чества, которые используются окру­жающими его людьми для оказания влияния. Делается это^ с помощью серии вопросов, которые задает пси­хотерапевт в связи с результатами прошлого этапа интервью. Обсуждая вместе с членом семьи, как другие убеждали бы выполнить нелюбимое дело,психолог задает вопросы о пси­хологических качествах, побужда­ющих согласиться с убеждающим. В нашем примере (мать подростка-токсикомана) это выглядит так: после описания, как ответит друг, психотерапевт спрашивает у матери: «А что, Ваш сын, действительно, сты­дится спорить из-за пустяка? А прав­да ли, что ему бывает очень неудобно, если его уличат в этом?» Обсуждая предполагаемые слова дяди, психо­терапевт спрашивает мать: «Это правда, что Ваш сын очень хочет вы­глядеть мужчиной?» Далее психолог просит мать как можно подробнее охарактеризовать эту особенность сына, интересуется, кто еще и как ее использует. При этом психотерапевт всячески старается активизировать деятельность матери, направленную на осмысление, представление психо­логических особенностей сына, кото­рые нужно использовать для оказа­ния воздействия на него.


1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   27