Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Джейн Грин Джемайма




страница13/22
Дата14.01.2017
Размер4.95 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   22

Глава 17
Говорят, долгие перелеты изматывают. Но я совсем не устала. Я просто взволнована и счастлива. До си пор эта затея с Интернетом была чем то вроде забавной игры. Выдумала роман с незнакомцем, и это было весело. Мне было к чему стремиться, но теперь, когда я здесь, в Лос Анджелесе, мне страшно.

Меня не пугает, что Брэд может оказаться кем угодно – убийцей с топором, педофилом, насильником, – хотя все это приходило в голову. Меня ужасает одно: то что я проделала весь этот путь, и окажется, что я ему не нравлюсь. Знаю, что сейчас сказала бы Джеральдина: а что, если он мне не понравится? Но это не важно. У меня никогда не было возможности выбирать, и хотя теперь я выгляжу по другому, но все еще не могу предположить, что я кому то понравлюсь, а он мне – нет.

Что, если я не оправдаю его надежд? Что, если он сможет разглядеть под внешней оболочкой толстую девочку, неуверенную в себе? Ведь недавно я была объектом насмешек, больно даже вспоминать об этом, но это правда. Я понимаю, что большинство моих знакомых, кроме Бена и Джеральдины, которые всегда относились ко мне по доброму, испытывали ко мне жалость.

И хотя теперь, смотря в зеркало, не узнаю себя, мне почему то кажется, что это тоже игра, что я лишь на время превратилась в стройную красавицу, но настанет день, когда снова стану толстой. Я знаю, что похудела, потому что покупаю одежду десятого размера (даже она мне немного велика), но внутренне еще не осознала произошедшую перемену. Очень боюсь, что Брэд заметит мою неуверенность. К тому же почему он меня не встречает?
Я получила багаж, прошла через таможню, но ни Брэда, ни кого нибудь, кто бы даже отдаленно его напоминал, нигде не видно. Я то думала, он встретит меня прямо у трапа самолета! Если честно, я мечтала – что этот потрясающий парень, увидев меня, подбежит и задушит в объятиях. Но аэропорт кишит встречающими и провожающими , и Брэда среди них не видно.

Что, если он не приедет? Что, если я позвоню, а его не будет дома? Куда я пойду? Что буду делать? Начинаю паниковать, и, как никогда в жизни, мне хочется закурить. Но всюду развешаны таблички, что в аэропорту курение строго запрещено, – подразумевается, что стоит только зажечь сигарету, вас тут же схватят, повесят или четвертуют. Я делаю глубокий вдох и пытаюсь принять невозмутимый вид. Я – женщина, которая отлично знает, что делает.

– Извините? – поворачиваюсь и – чуть не падаю в обморок: передо мной стоит толстый, лысый коротышка!

– Брэд? – как ни стараюсь, не могу скрыть свое разочарование. О боже. Ах ты лживый ублюдок. Ты наврал мне, прислал чужую фотографию! Я, естественно, и не вспоминаю, что моя фотография тоже была вырезана из журнала, – теперь это не имеет значения. Дерьмо. Мне же придется провести две недели с этим отвратительным карапузом. Ну уж нет! Но потом я думаю: нет, не буду судить по внешности. Вдруг он действительно милый? Но все равно, смотрю на него и жалею, что вообще прилетела. Лучше бы все это так и осталось игрой.

– Нет, – он отрицательно качает головой. Я облегченно вздыхаю. – Я – Пол Спрингер, кинопродюсер.

– А, – произношу я безо всякого интереса. Интересно, что ему от меня надо.

– Извините, что я заговорил с вами, но вы такая красивая. Я решил, что вы – актриса.

– Спасибо, – отвечаю с улыбкой. Как же приятно получать комплименты! Раньше я и не мечтала о таком. – Я не актриса, – добавляю и отворачиваюсь.

– Значит, модель? – он хватает меня за руку.

– Нет. К сожалению. – Пытаюсь освободить руку.

– Не может быть. Вы в первый раз в Лос Анджелесе?

– Да, – пытаюсь придумать способ отделаться от этого человечка повежливее, но не уверена, что мне удастся это сделать: он намертво вцепился мне в руку как бультерьер.

– Я мог бы показать вам достопримечательности

– Спасибо, но мой друг меня встречает.

– Вот моя визитная карточка, – он достает карточку толстыми пальцами, и я неохотно беру ее. Потом он произносит свою, видимо, коронную фразу, услышав которую любая девушка, по его расчетам, должна растаять и броситься к нему в объятия: – Жаль, что вы не снимаетесь в кино. В моем новом фильме есть роль, идеально подходящая для вас.



Я поражена – Джеральдина была совершенно права! Смотрю на него открыв рот, потому что не могу представить: неужели он думает, что я куплюсь на это? Но, что самое странное, очевидно, многие покупаются.

– Спасибо, – неопределенно отвечаю я. – Я вам позвоню.



При моих словах он облизывается и произносит.

– Чудесно, чудесно.



Тут я забываю о своей британской сдержанности, хватаю сумки и бегу на другой конец зала. Беспокойно смотрю на часы и вдруг слышу голос:

– Джей Джей?



Мое сердце выпрыгивает из груди, поворачиваюсь и встречаюсь глазами с самым красивым мужчиной, которого только видела в жизни.

Боже мой, боже мой, боже мой. Фотография – всего лишь жалкое подобие того, что я вижу наяву. Может ли мужчина быть таким красавцем? Идеальным, как греческий бог? Только этот бог стоит напротив и смотрит на меня с надеждой и сомнением. Я все еще не могу прийти в себя.

– Брэд? наконец отвечаю я, обретя дар речи. Он ничего не говорит, просто кивает и заключает меня в объятия. Он крепко и нежно обнимает меня.

– Невероятно! Ты приехала! – наконец произносит он и отпускает меня. Мы смотрим друг на друга, вспоминая фотографии, которыми обменивались, пытаемся осознать, действительно ли мы – те самые люди, которые общались все это время. Я смотрю на него и думаю, что я ему не понравлюсь. Он слишком красив для меня, он не захочет быть со мной. Но нет, он не разочаровался. Он доволен мной. Я решаюсь начать разговор.

– В жизни ты намного лучше, чем на фотографии, – нервно произношу, больше всего опасаясь, что он поймет, что на самом деле я – толстая девочка, как бы ни пыталась это скрыть.



Он улыбается, у него идеальные белые зубы, красиво очерченный рот, голубые глаза!

– Ты тоже, – отвечает он.



Я смущена, заливаюсь краской, знакомое ощущение. Джемайма Джонс ненавидела его, а Джей Джей думала, что навсегда от него избавилась. Мои щеки горят, но я все равно не могу отвести глаз, не могу поверить, что мне так повезло!

Бред смеется, откидывает назад выгоревшие на солнце, золотистые волосы – и качает головой:

– Ты превзошла все мои ожидания. Ты просто прекрасна, Джей Джей, – он протягивает загорелую руку, покрытую светлыми волосами, и я ощущаю, что в моем животе все переворачивается. Я знаю, что это незнакомое чувство, медленно охватывающее все мое существо, – сексуальное желание.

– Нам пора идти.

Мы выходим из здания аэропорта и направляемся к автомобилю. Наконец то я могу вздохнуть с облегчением. Я оправдала его ожидания! Усаживаюсь на золотистое кожаное сиденье черного «Порше» с откидным верхом и не перестаю улыбаться. Мне хочется тайком ущипнуть себя, чтобы понять, что это происходит наяву.

Он поворачивает ключ зажигания и смотрит на меня с улыбкой. Не могу поверить, что это не сон. Спасибо, Господи, говорю про себя, на секунду закрывая глаза. Спасибо за то, что я похудела. Спасибо, что подарил мне идеального мужчину.
Они хорошо смотрятся вместе, привлекая восхищенные взгляды, все оборачиваются им вслед. Воплощение калифорнийской мечты! Великолепная пара в красивой машине прекрасным днем. Они едут по шоссе Санта Моника, и ветер развевает их волосы. На глазах – солнечные очки, Джемайма Джонс откидывает голову на спинку сиденья и смотрит в небо. Проносятся верхушки пальм, она чувствует себя счастливой. Иногда украдкой бросает взгляд на Брэда – все еще не веря, что это не видение, а реальный человек, с которым ей предстоит провести две недели. Они не говорят, просто слушают музыку – шум мотора и гул шоссе заглушают их голоса. Джемайма и Брэд время времени смотрят друг на друга улыбаясь. Если ты так красив, разве могут быть в жизни какие то проблемы?
– Это – бульвар Санта Моника, – говорит Брэд, съезжая с шоссе.

Мы останавливаемся у светофора, и какая то спортивная машина тормозит рядом. За рулем сидит молодой симпатичный парень. К моему изумлению, он окидывает меня оценивающим взглядом и кричит Брэду:

– Классная тачка, парень! Классная девчонка!



Брэд выжимает педаль газа. Мы едем дальше по широкой дороге, по обе стороны которой стоят невообразимых размеров супермаркеты – в сто раз просторнее, чем в Лондоне. В самом конце дороги видны пальмы и голубая дымка. Только я собираюсь спросить, куда ведет эта дорога, как он поворачивается и предугадывает мою мысль:

– Эта дорога ведет к океану, потом поедем по Океанскому бульвару ко мне домой. Думаю, тебе у меня понравится. Окна выходят на океан.



Понравится? Да я уже влюблена в этот воздух, солнце, красивых людей. Правда, людей пока особенно не видно. Но, в конце концов, это же мекка богатых и знаменитых! Я уже приготовилась искать в толпе знаменитостей, но на этой дороге, похоже, вообще нет пешеходов.

– Как ты себя чувствуешь? – Брэд поворачивается ко мне и поднимает идеальные брови.

– Отлично. Просто потрясающе!

– Ты устала?

– Не очень. Наверное, я просто слишком возбуждена.

– Может, остановимся и выпьем кофе?

– Хорошо.

Мы проезжаем еще несколько магазинов. Здесь уже довольно много людей. Поворачиваем на красивую дорогу. Как на открытке: по обе стороны – пальмы, и в середине – тоже пальмы! Я поражена: кругом чистота, широкие дороги, пастельные интерьеры крошечных бутиков. Совсем не похоже на Санта Моника. Здесь, наверное, живут знаменитости. Брэд останавливается около маленькой кофейни, которая называется «Старбакс». Паркует машину, а я еще раз украдкой бросаю на него восхищенный взгляд.

Он выходит из машины и бежит, чтобы открыть мне дверцу.

– Вот, приехали, – показывает на кофейню «Старбакс» сейчас – самое модное место. Эти кофейни открылись по всему Лос Анджелесу. Чудесный кофе, по выходным здесь полно кинозвезд.



Но сегодня будний день, и в кафе тихо. Зеленые железные столики и стулья на улице не заняты, только за одним сидит одинокий светловолосый мужчина в бейсболке, потягивает что то похожее на кофе и читает «Варайети». Под стулом лежит его пес, положив нос на лапы, с несчастным видом и закрытыми глазами: видно, мечтает о съемках в рекламе собачьих консервов. Мы подходим к прилавку.

– Привет, – здоровается продавец. – Пожалуйста, заказывайте.

– Джей Джей? – Брэд поворачивается и вопросительно смотрит на меня.

– Хм, – что бы мне заказать? Интересно, что заказывают знаменитости? Я растерянно изучаю светящееся табло за прилавком. Мокко, фрапучино, латте и еще миллион напитков, о которых я никогда в жизни не слышала. – Я буду капучино.



Брэд и мужчина за прилавком смотрят на меня, будто я ненормальная.

– Обычный или без кофеина?

– Хм, обычный, пожалуйста.

– С чем?

– Что?

– С чем? – мужчина умоляюще смотрит на Брэда, и тот решает помочь.

– Не обращайте внимания, – говорит он продавцу. – Она только что приехала из Англии. Два больших диетических латте с миндалем.

– Диетических латте с миндалем? – я уставилась на Брэда. – Что это такое?

Не беспокойся, – он смеется. – Это кофе с обезжиренным молоком и добавкой миндального сиропа. Тебе понравится.

Нам приносят кофе в бумажных стаканчиках. Выходим на улицу и садимся за столик. Брэд улыбается.

– Не могу поверить, что ты здесь, – говорит он.



Я думаю: да, я здесь, и ты уже это говорил. Несколько раз. Но стоит только взглянуть на него, и нарастающее раздражение проходит. Все таки он – самый привлекательный мужчина, которого я когда либо видела.

– Как странно, – произносит он. – Мы познакомились по Интернету, а теперь встретились на самом деле. И, что самое удивительное, ты полностью оправдала мои ожидания. Даже больше. Признаюсь, в какой то момент, – он смеется, – я даже боялся, что ты вырезала фотографию из журнала, а на самом деле окажешься толстухой весом в сто килограммов!



Я вежливо смеюсь вместе с ним, слава богу, что я похудела! Слава богу, что он не знает, какой я была раньше. Я бы умерла от унижения. Но, с другой стороны, мне неприятно слышать его слова. Он кажется таким поверхностным. Скажи он это шесть месяцев назад, я бы его возненавидела. Снова борюсь с нарастающим раздражением и отвечаю:

– Да, понимаю. Я тоже думала, что ты мне все наврал. В аэропорту ко мне подошел какой то человек, и я подумала, что это ты, – рассказываю Брэду про коротышку кинопродюсера. Он отвечает:

– В Лос Анджелесе такое на каждом шагу. Со временем привыкаешь.

– Все раздают незнакомым людям визитные карточки?

– Да, и мужчины легко знакомятся с красивыми женщинами.

– Но он просто отвратителен! – возмущенно заявляю я.

– Какая разница, – пожимает плечами Брэд, – в Лос Анджелесе красивые женщины всегда встречаются с самыми отвратительными типами.

– Но почему?

– Понимаешь, здесь одни приезжие. Все стремятся в Лос Анджелес, надеясь осуществить заветную мечту. Мужчины хотят стать кинопродюсерами, а женщины – выйти замуж за кинопродюсеров. Это не Нью Йорк, где женщины хотят сделать карьеру. Здесь все мечтают удачно выйти замуж, а мужчину обязательно должна сопровождать красивая, стройная спутница, Это – символ, знак успеха, как шикарный автомобиль.

– Но это же унизительно! Неужели женщины соглашаются на это?

– Ты такая наивная! – Брэд в изумлении смотрит на меня и улыбается. – Как ребенок! Нет, женщины не считают это унизительным. Власть – мощный афродизиак.

– Но ведь кто угодно может расхаживать и цеплять девочек, рассказывая сказки, что он – кинопродюсер.

– Естественно. Так и бывает.

– То есть этот парень может на самом деле оказаться уборщиком?

– Именно этот – вряд ли. Он дал тебе карточку с логотипом известной кинокомпании, ты легко лжешь проверить, тот ли он, за кого себя выдает. мне рассказывали, что некоторые просто печатают визитные карточки и выдают себя за независимых режиссеров или продюсеров.

– Невероятно!



Брэд смеется.

– Значит, ты не собираешься перезванивать этому продюсеру?



Теперь моя очередь смеяться.

– Ну уж нет.

– Мне так нравится слышать твои голос, – говорит Брэд. – По телефону он другой. Так здорово, что ты сидишь рядом со мной. Мне нравится наблюдать за тобой, смотреть, как ты двигаешься.

– Спасибо, – внезапно чувствую смущение. И снова думаю, что он совершает ошибку. Я ему не подхожу. Он должен сидеть здесь с какой нибудь роскошной актрисой или моделью, но не со мной, никчемной Джемаймой Джонс из «Килберн Герольд».

– Ты без проблем получила отпуск на работе? – видно, он заметил мое смущение и решил перевести разговор в нейтральное русло.

– Да, и, когда я вернусь, меня ждет повышение!

– Повышение? О каком повышении ты говоришь?

Черт! Я чуть не раскрыла карты, помни, Джемайма, ты – Джей Джей, знаменитая телеведущая.

– Мне предоставят больше эфирного времени.

– Ты, наверное, прекрасно выглядишь на телеэкране. Могу себе представить, – говорит он. – Может, тебе поговорить с кем нибудь из местных телекомпаний? Уверен, они будут без ума от твоего британского акцента!

– Может быть, – отвечаю я. Меня наполняет теплое, приятное чувство: он хочет, чтобы я осталась! Я так нравлюсь ему, что он думает о нашем будущем!



Вы, наверное, скажете, что я ненормальная, но, поверьте, если бы вы оказались здесь, на моем месте, сидели бы напротив этого земного воплощения античного божества, вы бы думали то же самое.

Может быть Джемайма, а может, и нет. Легко попасть по влияние красивой внешности. Брэд – действительно идеальный мужчина, воплощение совершенства. Но, если говорить честно, они едва знакомы. Они нравятся друг другу внешне, и это хорошее

начало, но внешность – и Джемайма должна понимать это, как никто другой, – еще не все.
Мы допиваем кофе – и, надо признать, он действительно очень вкусный, – забираемся в машину и едем домой. А вот и дом! Брэд живет в роскошном особняке с видом на пляж. Современный дом, похожий на коробку: огромные комнаты, деревянные полы, тянущиеся насколько хватает глаз, стеклянные двери, выходящие на просторную террасу.

– Я купил этот дом, потому что он похож на художественную студию, – объясняет Брэд. Действительно, одна только комната в десять раз больше всей моей квартиры! Я в полном восторге от света, шума океана свежего воздуха. Именно так я представляла себе Калифорнию.



Мы обходим дом. Ведет в современную кухню, отделанную нержавеющей сталью и буком, показывает полотна современных художников на стенах, усаживает на диван с обивкой из белого льна – мягкий, я целиком в нем утопаю.

– Я сам приготовлю ужин, – предлагает Брэд. – Ты, должно быть, устала и не захочешь идти в ресторан, – киваю и отвечаю, что согласна. Брэд относит мои чемоданы в приготовленную для меня комнату и показывает ванную. – Когда будешь готова, приходи на кухню, – говорит он, закрывает дверь, и я вздыхаю с облегчением.



Все прошло идеально. Мало того, что он – само совершенство, так он еще отвел для меня отдельную комнату, даже не намекнув, что мы будем спать вместе. Хотя я очень надеюсь, что со временем мы станем больше, чем друзьями. Но пока я еще к этому не готова.

Вытягиваюсь на белом тканом покрывале, закидываю руки за голову и наблюдаю, как на потолке крутится вентилятор. Лучи закатного солнца просачиваются деревянные жалюзи. Я довольно улыбаюсь. Спустя какое то время направляюсь в просторную ванную и прохожу мимо старинного позолоченного настенного зеркала. Вы, наверное, думаете, что зеркала – мой пунктик, что я слишком увлеклась самолюбованием. Но это не так, если бы с вами то же волшебное превращение, что и со мной, и вы бы превратились из расплывшейся толстухи в стройную красавицу, клянусь, вам бы тоже требовалось постоянное подтверждение того, что это не сон. Вам нужно было бы постоянно проверять, что вы все еще красавица, что волшебство не закончилось.

Поэтому я подхожу к зеркалу и разглядываю свое отражение. Улыбка будто приклеилась к моему лицу.

– Я сделала это, – тихонько и, признаю, слегка самодовольно произношу я. – Джей Джей, ты это сделала.


Глава 18
Я нырнула под воду с головой и не слышу стука в дверь.

– Джей Джей?



Резко встаю и в панике оглядываюсь в поисках полотенца, лишь потом вспоминая, что заперла дверь.

– Да?

– Просто хотел проверить, что с тобой все в порядке. Тебе что нибудь нужно?

– Нет. Все в порядке. Спасибо.

– Хорошо. Тогда я пойду готовить ужин.

– Брэд?

  Да? – я слышу, как он возвращается к двери.

– Можно, я позвоню домой?

– Да, конечно. Телефон в твоей комнате, у кровати. Ты знаешь международный код?

– Не волнуйся, я купила телефонную карточку, там все написано, – снова помогла Джеральдина: посоветовала купить карточку Эй Ти Ти, ее в курсе моих дел.

– О'кей. Увидимся

Выхожу из ванной, завернувшись в пушистое полотенце, которое Брэд предусмотрительно повесил на дверь. Еще одно пушистое полотенце обернуто вокруг головы на манер тюрбана. Открываю сумочку и достаю маленький буклет с инструкциями от Эй Ти Ти. Читаю инструкции и снимаю трубку.

1 800 225 5288.

– Здравствуйте. Добро пожаловать в Эй Ти Ти. Чтобы сделать звонок, нажмите 1. Следую указаниям и жду гудка.

– Алло? – слышу в трубке полусонный голос.

– Джеральдина?

– О господи, это ты! Подожди, дай мне проснуться,

– Сколько у вас времени?

– Два часа ночи.

– О, извини, ради бога, я и не подумала. Послушай, давай я перезвоню тебе завтра… Джеральдина прерывает меня.

– Ты что, с ума сошла? Я целый день о тебе думала! Мне не терпится все услышать! Рассказывай, как все прошло. Какой он? Он красивый?

Я смеюсь и понижаю голос до шепота.

– Джеральдина, ты даже не представляешь.

– О о. Хочешь сказать, что он наврал про фотографию? И оказался толстым, лысым карапузом.

– Нет, нет. Он – я говорю серьезно – самый красивый мужчина, которого я только видела в жизни.

– Шутишь!

– Клянусь. Он в миллион раз лучше, чем на фотографии. Я глаз не могла от него отвести!

– А он? Что он о тебе думает? Ты ему понравилась?

Самое удивительное, да. Он тоже сказал, что в жизни я намного красивее. Не хочу зазнаваться, но, по моему, я ему нравлюсь. Очень.

– Джемайма , ты вовсе не зазнаешься, просто говоришь правду. Потрясающе! Вы уже решили, как назовете своих детей?

Я смеюсь.

– Пока нет, но подожди, посмотрим, что будет вечером.

– Что вы собираетесь делать? Дай ка угадаю: он поведет тебя в какой нибудь шикарный ресторан типа «Спаго» или «Эклипс», поужинать со своими лучшими друзьями Томом Крузом и Николь Кидман.

– Нет, не угадала. Мы никуда не идем. Он готовит мне ужин.

– Он еще и готовить умеет! Джемайма, ни в коем случае не упусти его!

– Я и не собираюсь. Просто когда я смотрю на него удивляюсь, чем его привлекла такая, как я.

– Не говори глупости, Джемайма. Ему повезло, что у него такая девушка.

– Хм м. Возможно, – отвечаю я, но на самом деле не могу поверить.

– Так что, сегодня вечером он собирается тебя соблазнить?

– Господи! Я даже не думала об этом! Он такой идеальный, я не могу представить, что прикасаюсь к нему, не говоря уже о том, чтобы с ним спать!

– Слишком хорошо, чтобы быть правдой.

– Он действительно идеален.



Джеральдина зевает.

– Извини, Джемайма, я засыпаю.

– Не беспокойся, больше не буду тебя задерживать. Извини, что разбудила.

– Забудь, дорогая моя. Мне так приятно, что ты позвонила. Рада, что у тебя все хорошо. Позвони через пару дней, расскажи как дела.

– Хорошо. Береги себя.

– Да, – Джеральдина снова зевает – Ты тоже.



Опустив трубку, начинаю распаковывать чемоданы. Теперь, после разговора с Джеральдиной, ощущаю себя более уверенно. Ее поддержка придает мне силы.
Брэд очень тихо опускает трубку на кухне. Осторожно, чтобы избежать резкого щелчка, чтобы Джемайма не услышала. Он делает шаг назад, и лицо его медленно расплывается в самодовольной улыбке. Он мысленно поздравляет себя. Да, произносит он про себя. Да!
Что мне надеть? Я вытащила всю одежду, развесила на вешалки и пребываю в нерешительности! Мне не хочется выглядеть нарочито сексуально, чтобы он решил, будто я специально ради него наряжалась. Как мне сейчас не хватает совета Джеральдины! Как бы я хотела, чтобы она оказалась в этой комнате, присела на краешек кровати, сжимая в идеально наманикюренных пальчиках легкую сигарету, и без труда подобрала бы подходящий наряд! Правда, может, и хорошо, что ее нет: она наверняка заставила бы меня потратить целую кучу денег на новую одежду.

Я сбита с толку. Примеряю маленькое черное платье. Оно просто восхитительно и прекрасно облегает мой плоский живот и тонкую талию, но выглядит слишком вызывающе. Аккуратно вешаю платье обратно. Можно, конечно, надеть кремовые шелковые брюки и белую футболку – этот наряд мне очень идет. Но что, если он захочет меня соблазнить? В брюках я не буду чувствовать себя сексуальной.

Наконец останавливаюсь на белой футболке и короткой, слегка расклешенной замшевой юбке песочного цвета. Вы, наверное, решите, что я с ума сошла: нелепо носить замшу в Лос Анджелесе, здесь так жарко. Но это моя самая последняя и любимая покупка. Мягкая, бархатистая замша – что может быть сексуальнее? Я смотрю на себя в зеркало. Надеваю большие серебряные серьги и белые босоножки на плоской подошве. Я выгляжу естественно, сексуально. Я – само совершенство. Похоже, уроки Джеральдины не прошли даром.
– О – восхищенно произносит Брэд, когда я наконец появляюсь в гостиной. Кажется, я целый час красилась и сушила волосы, теперь они лежат блестящей золотистой копной.

– Нравится? – я поворачиваюсь на триста шестьдесят градусов.



Брэд только улыбается и протягивает мне бокал шампанского.

– Ты выглядишь потрясающе. Мне нравится твоя юбка, – он мягко поглаживает ткань. От его прикосновений в моем животе происходит небольшое землетрясение, но я спокойно потягиваю шампанское и делаю вид, что для меня это обычное дело, – такие девушки, как я, пьют шампанское каждый вечер.

– Пойдем на кухню. Поболтаем, пока я заканчиваю с ужином, – предлагает Брэд.

Я следую за ним и обращаю внимание, что он приглушил свет и зажег большой каменный камин, чтобы создать уютную атмосферу. Хотя на улице, должно быть, градусов сорок.

Прохожу мимо обеденного стола, который Брэд накрыл к ужину. В центре стола – свежие цветы, и – две свечи.
Даже такой наивной девушке, как я, понятно, что Брэд пытался романтическое настроение. Он подтверждает мое предположение и включает музыку – тихая, сексуальная, медленная мелодия, кажется, раздается из каждого уголка комнаты.

– Квадрофонические колонки, – поясняет увидев, что я оглядываюсь и пытаюсь понять, откуда доносится музыка. – Потратил много денег, но это того стоит.



Да уж, точно, думаю я, но вслух ничего не говорю. Интересно, сколько раз он уже все это проделывал меня? Но тут же отгоняю эту мысль: в конце концов он здесь, со мной, и только это имеет значение.

– Как шампанское? – спрашивает он.

– Чудесно, – делаю еще глоток и вижу, что уже успела опустошить бокал. Черт. Это все от нервов: я опрокинула целый бокал, даже толком не распробовав!

– Еще? – смеется он и наполняет мой бокал из бутылки. – Я обычно не пью, но сегодня – особый случай, – он снова смеется.



Я наблюдаю за ним поверх бокала, все еще не в силах поверить, что такой красавец сидит рядом со мной.
Романтическое настроение? Джемайма абсолютно права. Брэд – мастер создавать романтическое настроение. Можно даже сказать, что он – опытный соблазнитель. Джемайме может показаться, что он отлично готовит, что делает это специально для нее. Но Брэд проделывал такое уже тысячу раз. И что он приготовил? На закуску – козий сыр, украшенный фиалковыми листиками и изящно разложенный на ломтиках орехового хлеба, слегка поджаренного в духовке и сбрызнутого ореховым маслом и лимонным соком. На горячее – куриные грудки в маринаде из розмарина и чеснока с кабачком и свежими овощами. А на десерт – салат из экзотических фруктов с обезжиренным мороженым. Не самое разнообразное меню, но не забывайте, что этот человек одержим здоровым образом жизни и считает каждую калорию, поэтом удивительно, что он вообще решился приготовить козий сыр.

Брэд вовсе не талантливый повар. Но он научился готовить всего шесть великолепных блюд, которые преподносит поочередно. Он тщательно запоминает, когда уже готовил цыпленка или рыбу, чтобы не дай бог не подать одно и то же блюдо два раза подряд. К счастью, с Джемаймой ему не о чем беспокоиться.

Правда, надо признать, так он уже давно не старался. Почему – узнаем позже, а пока посмотрим, удалось ли ему произвести впечатление на Джемайму…
– Знаешь, что самое невероятное? – спрашивает Брэд, нарезая морковку и кабачки – он их называет цуккини – тонкими ломтиками.

У меня кружится голова. Шампанское и смена часовых поясов производят убийственный эффект, но я все равно продолжаю пить, чтобы перестать нервничать.

– То, что у такой женщины, как ты, нет бойфренда.

– Хм, – я слегка покачиваюсь на табурете. – Странно, что у такого, как ты, нет девушки.

Брэд улыбается.

– Так и знал, что ты это скажешь.

– Прямо читаешь мои мысли, – с сарказмом отвечаю я и тут же жалею, не хотела, чтобы слова прозвучали насмешливо. Что еще я могла ответить? Но, к счастью, Брэд ничего не замечает.

– Да! Читаю мысли! – с энтузиазмом соглашается он. – я верю в судьбу, а ты?



Боже, наконец то нашлась тема для разговора. Хорошо, что у нас есть хоть что то общее. Может, мы похожи, может, у нас найдутся общие темы. Боже, как бы я этого хотела.

– Конечно, – отвечаю я. – Я верю в судьбу, но также верю, что каждый может контролировать жизнь. Даже не знаю, во что верю сильнее. Мне кажется, что жизнь – как дерево, и мы можем выбрать одну из ветвей. Когда мы выбираем нашу ветвь, то выбираем направление жизни, наше предназначение.



Брэд понимающе кивает головой.

– Итак, – отваживается спросить он спустя минуту. – Как ты думаешь, это судьба?



Опускает бокал и пристально смотрит на меня.

– Да, конечно, мы встретились не случайно, – только послушайте, как умно я рассуждаю! – Я считаю, что люди появляются в нашей жизни, чтобы чему – то нас научить.

– И чему бы ты хотела научиться у меня? – мне кажется или он действительно поднимает бровь? Он что, заигрывает со мной?

– Я скажу тебе завтра утром, – молодец, Джемайма, наконец то шампанское подействовало, я набралась храбрости и начала флиртовать с ним.

– Может, я научу тебя кое чему прямо сейчас? – Брэд пододвигается ближе, и я веду себя как глупая корова: в панике вскакиваю на ноги.

– Может, сначала поужинаем? – очень, очень умно. – Уверена, я лучше усвою твои уроки, когда съем что нибудь. Я умираю с голоду. М м м, как вкусно. Я и не думала, что ты умеешь готовить. Почему ты мне не сказал? Так что, ужин готов? – заткнись, Джемайма. Ты ведешь себя как полная дура. Заткнись!



Брэд смеется и взъерошивает мне волосы.

– Ты такая смешная, Джей Джей, ты знаешь это.

– М мда, мне уже говорили.

Что? Неужели он думает, что все блондинки – тупые как пробки? Мне хочется сказать что нибудь очень едкое, но как я могу на него обижаться? Он же едва меня знает. Нельзя обвинять его в том, что он делает скоропалительные выводы. Откуда он знает, какая я? Есть у меня чувство юмора или нет?

– Ужин готов, – говорит он. – Зажги свечи, а я накрою на стол.



Покорно выполняю указания. Брэд заходит с тарелками в руках и нажимает выключатель у двери. Комната погружается в темноту. Только две свечи на столе излучают приглушенный свет да камин потрескивает в углу.

– Так лучше, – произносит он и садится за стол.

– Намного, – соглашаюсь я. – Но я тебя совсем не вижу, – добавляю в шутку, что то я сегодня настроена иронично. Но к счастью для меня, Брэд – американец, вдобавок житель Калифорнии. Он вообще не понимает, что такое ирония и английский юмор. Ему это также чуждо, как трусы из универмага «Маркс и Спенсер».

– О, – у него обиженный голос. – Извини, если я разочаровал тебя.

– Нет, Брэд, все в порядке, – я осмеливаюсь дотронуться до его руки. – Я шучу. Английский юмор. Извини.

– Хорошо, – он пытается засмеяться, но ничего не выходит. Не беда: при такой внешности Брэд просто не способен поверить, что кто то может потерять к нему интерес больше чем на минуту, и быстро приходит в себя.



Мы болтаем о том о сем во время закусок. Смеемся между закусками и горячим блюдом. К тому времени, как цыпленок на столе, я уже полностью расслаблена. Не знаю, как Брэд, но я начинаю думать, что между нами существует какая то особенная связь.

– Что для тебя важнее всего в любимом человеке? – наконец отваживаюсь спросить я. Выпив такое количество шампанского, я окончательно забываю о застенчивости.

– Надо подумать. Мне нужна честная, чувствительная женщина. Обязательно женственная, не карьеристка, а та, которая хочет стать женой и матерью – он делает паузу и пристально смотрит мне в глаза, сверлит меня взглядом. Через несколько секунд, а мне кажется, что прошло уже несколько часов, мне становится не по себе, и я отвожу взгляд.

– Мне нужна женщина, которая заставляла бы мен смеяться и любила жизнь, глубокая и цельная натура.



«Мне нужна…» О боже, и долго еще это будет продолжаться? Я то ожидала услышать список из двух трех пунктов, а не двухчасовой монолог. Прекрати Джемайма, нельзя быть такой циничной.

– Мне нужна женщина, которая умеет любить и быть любимой. И она должна прекрасно выглядеть: следить за собой, вести здоровый образ жизни, не употреблять спиртное и наркотики. И у нее обязательно должна быть хорошая фигура.


Как странно. Может, это я со странностями? Почему он сначала перечислил все душевные качества, а потом категорично сказал, что ему нужна женщина с хорошей фигурой? Хотя какая разница, разве это имеет значение? Может, да, а может, и нет. В любом случае единственное, что меня беспокоит, как бы не вырубиться прямо за столом. Я очень устала, и все это, конечно, очень волнующе, и он просто неотразим, но мне кажется, я сейчас усну.

Брэд заканчивает перечисление требований к предполагаемой партнерше и наконец, благодарю бога – замечает, что я клюю носом.

– Ах ты бедняжка, – нежно произносит он. – Ты так устала.



Киваю в ответ, честно говоря, я боюсь, что у меня начнет заплетаться язык. Опьянение и усталость убийственны для моей артикуляции.

– Давай приготовлю кофе без кофеина, мы посидим у камина, а потом ты пойдешь спать, – снова благодарно киваю. На подгибающихся ногах подхожу к камину и опускаюсь, нет, скорее, обрушиваюсь на пол.



Брэд готовит кофе и накрывает кофейный столик позади меня. Садится на пол рядом со мной и поглаживает мои волосы. В такой ситуации мне, наверное, следовало бы нервничать. Вообще, когда я много выпью, меня обычно начинает тошнить. Но сейчас я так устала, что не могу ни нервничать, ни волноваться, ни разговаривать. Я просто сижу и пытаюсь сосредоточить все внимание на его ладони – большой, сильной ладони, которая мягко поглаживает мои волосы и лицо, щеку, двигается по направлению к подбородку.

– Иди сюда, – тихо произносит он.



У меня нет ни сил, ни желания сопротивляться. Ради бога, подумайте сами: я в шикарном доме в Лос Анджелесе! С роскошным мужчиной! По вашему, я должна сказать «нет»? Не думаю. К тому же я умираю от любопытства, мне хочется ощутить – что значит лежать рядом с таким красивым человеком? Хочется прикоснуться к нему, попробовать его кожу на ощупь, на вкус. Честно скажу, ту короткую возню, которая была у меня в прошлом, даже сексом то не назовешь. Но то, что происходит сейчас, совсем другое дело. Я как будто попала на съемки фильма: все происходящее настолько нереально, словно я снимаюсь в кино. Даже когда он мягко берет меня за подбородок и приближает лицо для поцелуя, это напоминает замедленную съемку.

И наконец, его идеальные губы касаются моих, и он целует меня. Я бы описала этот поцелуй во всех деталях, если бы не была так смущена. Раньше со мной ничего подобного не случалось. Меня никогда не целовали так медленно и нежно.

И я ощущаю себя совсем по другому, мне не хочется заниматься сексом с выключенным светом, не хочется неподвижно лежать на спине, чтобы живот стал почти плоским.

Случилось невероятное: я, полуобнаженная, лежу рядом с мужчиной, который больше меня! Боже думала, что такие тела существуют только на страницах глянцевых журналов. Только взгляните на его грудные мышцы, на его бицепсы и трицепсы!

Потом мы сбрасываем с себя всю одежду (и я ни капельки не возражаю!), и он начинает проделывать со мной такие штуки, которые я и представить не могла. Мне даже приходится закрыть глаза, потому что я умираю от смущения. Но постепенно смущение проходит, и все мое тело наполняет какое то незнакомое, невероятное ощущение. Он лежит на спине, а я двигаюсь сверху и кричу как обезумевшая. Я даже не замечаю, откуда исходит этот гортанный, животный крик. И не могу остановиться. Так хорошо мне не было еще никогда в жизни.
– Это было потрясающе, – Брэд перекатывается на бок и смотрит мне в глаза, нежно целуя в щеку.

– Это. Было. Потрясающе! – бормочу я, все еще не в силах осознать, что только что произошло. По моему, я испытала оргазм! Впервые в жизни я поняла, о чем твердят все глянцевые журналы, ощущение невероятное, но я слегка ошарашена: все случилось так неожиданно.

– Нет, я серьезно. Со мной еще никогда такого не случалось, – говорит Брэд.

Да что ты говоришь! А со мной? За всю жизнь я никогда не испытывала такого удивительного, приятного ощущения!

– Знаю, – отвечаю я. Вдруг мне приходит в голову странная мысль: что, если он подумает, что я – развратная потаскушка? Мы же едва знакомы. – Ты же не думаешь, что я потаскушка? – спрашиваю я, не успев подумать. – Я обычно так не поступаю… вообще то, я никогда так не поступаю. Это совсем на меня не похоже…

– Для той, кто обычно так не поступает, у тебя хорошо получается, – произносит он, берет мою руку и крепко сжимает кулак.

Я смеюсь.

– Я не это хотела сказать.

– Знаю, – отвечает он. – Я знаю, что ты не из тех девушек, которых не принимаешь всерьез. Эта ночь – одна из лучших в моей жизни.

– М м м, – теперь я на самом деле засыпаю. – И в моей, – удается пробормотать мне, и тут я отключаюсь.


Брэд легонько приподнимает Джемайму – можете себе представить, чтобы пару месяцев назад кто нибудь легонько ее приподнял? Он несет ее в постель. Проходит мимо отведенной ей комнаты и укладывает на левую сторону своей широкой королевской кровати. Накрывает одеялами по самый подбородок, чтобы она не замерзла от кондиционера. Джемайма бормочет и переворачивается на другой бок, все еще погруженная в глубокий сон.

– Спасибо тебе, Господи, – шепчет Брэд и нежно целует ее в шею. – Спасибо, что создал такую идеальную женщину.



И направляется в ванную.
Каталог: images
images -> Рабочая программа педагога куликовой Ларисы Анатольевны, учитель по литературе в 7 классе Рассмотрено на заседании
images -> Книжно-иллюстративная выставка ко дню победы русских воинов князя Александра Невского над немецкими рыцарями на Чудском озере
images -> Коровина В. Я., Збарский И. С., Коровин В. И.: Литература: 9кл. Метод советы
images -> Реферата: «Биография творческой личности.»
images -> «Предчувствую Тебя. Года проходят мимо…»
images -> Программа по литературе для 9 класса создана на основе Федерального Закона «Об образовании в рф»
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   22

  • Глава 18