Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Диалог цивилизаций в эпоху становления глобальной культуры




страница28/36
Дата12.01.2017
Размер7.22 Mb.
ТипРеферат
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   36

- «опытом, накопленным в духовном освоении действительности;

- языком; спецификой способов закрепления опыта в особых знаках и символах;

- национальной психологией;

- этнонациональным самосознанием;

- традиционными нормативами поведения;

- образом жизни;

- национальным искусством»509.

Таким образом, «сверхзадача» музыкальной компаративистики формулируется на двух уровнях:

- сравнительный анализ → поиск архетипа → установление закономерного сходства;

- выявление в результате сравнительного анализа национальной специфики азербайджанского музыкального языка, его формирования и развития.

Историческая память азербайджанского народа сохранила огромный культурный пласт этногенетических «реликтов». В азербайджанской гуманитарной науке существует достаточно объемная литература, посвященная этногенезу азербайджанского народа. Однако в азербайджанском этномузыкознании исследования, связанные с ролью этногенеза в музыкальном фольклоре азербайджанского народа, пока малочисленны. Лишь в последние десять лет ученые обратились к актуальной и увлекательной теме этнокультурного содержания азербайджанской народной музыки. Эта тема вмещает в себя широкий круг явлений. Сюда входят миросозерцательные основы культур, художественное творчество народа, его истоки и взаимосвязи в процессе эволюции.

Как известно, взаимосвязь этнических «механизмов» с искусством весьма разнообразна. Некоторые из них носят как бы внешний характер, оформляемый в визуальное восприятие этнокультуры. Другие выражают глубинные психологические, ментальные основы национального характера. В этом смысле музыкальное искусство имеет особую функцию.

Одним из постулатов компаративистики, берущих начало в классической этнологии, является следующее: типологическое родство сравниваемой художественной культуры разных народов чаще всего свидетельствует и об их генетическом родстве. В чем заключена перспективность такого рода идеи? Она очевидна:

- Вовлечение в анализ новых регионов, расширение географических рамок исследования.

- Синтез теоретических разработок с историческими. Опора на историю этноса, культуры, этнографии.

- Установление не только однонаправленных связей, но и коррелирование разных музыкальных культур в свете проблем компаративистики.

Целесообразно выстроить два методологических ряда – синхронный и диахронический. Это дает возможность рассмотреть, с одной стороны, различные концепции науки о народной музыке в сравнении, с другой – показать реальный исторический процесс развития народной культуры. В этом смысле формулирование основных элементов концепции музыкальной компаративистики дает реальные шансы в уточнении, терминологической конкретизации.

Чем шире вовлекаемый в сравнительное изучение материал (т.е. чем масштабнее круг сопоставления), тем органичнее сливаются синхронный и диахронный аспекты сравнительного метода. Это обусловлено объективным содержанием самого исследуемого материала.

Степень устойчивости, клишированности архетипичных элементов в национальных традициях того или иного народа Евразии могут быть принципиально различны. Каждая из них представляет собой самостоятельный целостный динамический организм, со своей внутренней логикой развития. Вместе с тем, как правило, близкие контакты приносили благотворное влияние, способствуя консолидации внутренних сил данной культуры, возникновению в ней новых импульсов развития художественного творчества. Евразийская художественная система включает в себя все возможные образцы генетических, контактных и типологических связей. Именно поэтому она является наиболее благоприятной базой комплексного их исследования.

Подчеркнем, что в процессе изучения локальных процессов в системе евразийской культуры задача сводится не только к установлению черт сходства и различия между культурами данного региона. Последняя состоит в том, чтобы понять характерную для этого региона художественную систему как один из многих вариантов развития, понять единые художественные начала, понять суть типологических параллелей региональных традиций музыки этих народов.

В методологическом аспекте целесообразно было бы рассмотреть и такое понятие, как менталитет. Мы сочли необходимым дать свое научное представление о менталитете, ибо последнее тесно связано с национальной спецификой.

Если понятие о национальной специфике охватывает собой весь спектр жизнедеятельности этнического коллектива, то менталитет в большей степени сосредоточен на мышлении и духовности. Менталитет – это, прежде всего, общая духовность, единство, целостность мировосприятия, совокупность идей, представлений, верований, а также единство культурных традиций. Первоначально ментальность трактовалась как первоисточник ценностей и истин. И это не противоречит основному смыслу ментальности как глубинному уровню мыслительных представлений. Этот термин использовали неокантианцы, еноменологии, психоаналитики. Широкую популярность термин получил во французской гуманитарной науке ХХ века, например в трудах Марселя Пруста.

Термином «менталитет» широко пользовались и представители разных этнологических школ (таких, как эволюционизм, социальный рационализм и т.п.). В частности, Э. Дюркгейм использовал этот термин для объяснения архаического этапа в развитии общества. Вместе с тем отметим, что, если культурологи подчеркивают целостное понятие менталитета, применимое к разным стадиям человеческой истории, то этнологи противопоставляют менталитет как представление примитивных народов развитому мышлению цивилизованного человека, что в корне является неприемлемым. Последнее высказал в своих исследованиях Л. Леви-Брюль, когда строго разграничил ментальность примитивную и ментальность цивилизованную, не исключив при этом возможностей перехода.

Безусловно, ментальность исторична, как и национальная специфика. Поэтому, на наш взгляд, целесообразно в современных исследованиях дифференцировать менталитет как историческую категорию, высшей фазой которой является национальная специфика. Ведь и этнос по сравнению с нацией первичен. И если преимуществом менталитета является более тесная связь с природными проявлениями, магией, мистикой, одним словом – идентификацией на всех уровнях сознания, от тотемических представлений до обрядовых, то преимуществом национальной специфики является четкость, осознанность национального «абриса», прагматизм и рациональное понимание своей предназначенности.

Подчеркнем устойчивый характер менталитета. Последнее обусловлено глубинным уровнем ценностных ориентации, четкостью культурных, жизненных и практических установок. Менталитет, характеризуя специфику сознания, специфический тип мышления, соотносим с высшей средой, социальным и культурным контекстом.

Национальной спецификой является то общее, что рождается из природных данных и обусловлено историческим, этническим, социальным, культурным контекстом. Целостная совокупность представлений и единство обнаружения этих представлений также относятся к области национальной специфики. Этническая принадлежность проявляет себя не только в единстве материальной, ритуальной культуры, единстве происхождения, человеческих импульсов, но и в общей духовной настроенности, особенностях картины мира, культурных традициях. Однако существенную роль играют и разного рода культурные влияния, взаимосвязи и прочее.

Как известно, коллективные эмоциональные шаблоны, ценностные ориентации обеспечивали глубинный уровень коллективного сознания. Жизненные практические установки людей, устойчивые образы мира, эмоциональные предпочтения формировали шифр менталитета. Архаические структуры, мифологическое сознание и культурные трафареты, образ мыслей, душевный склад «работали» на общую духовную настроенность, целостную совокупность мыслей, навыков духа. Складывалась картина мира, скрепляемая культурной традиции.

Специфические уровни коллективного и индивидуального сознания, специфический тип мышления, социальный опыт. Здравый смысл, интересы, эмоциональная впечатлительность, природные данные и социально обусловленные компоненты отражают представления человека о жизненном мире.

Работы в области сравнительного анализа стимулируют интерес к музыкальной культуре народов Евразии. Появляется возможность изучения обширного материала на основе единой концепции.

Иначе говоря, методология, выработанная на материале музыки евразийских народов, может, на наш взгляд, успешно применяться и в контексте музыки иных народов и этносов. Ведь основной целью является поиск и обобщение генетических универсалий музыкального искусства.

Кроме того, обнаружение взаимосвязей музыкальных культур позволяет делать важные выводы о генетическом родстве музыки, которое обнаруживается не только на уровне жанровой системы музыкального языка, интонационно типологических связей, но и на уровне принципов развития и формообразования.

И действительно, проблема соотношения универсалий и локальной культуры является сложной проблемой, многократно дискутировавшейся. Вместе с тем, сравнительные исследования способны, в той или иной степени, все-таки ставить точки над «i».

Несколько слов об использовании именно сравнительно-типологического анализа. Последний используется, во-первых, потому, что это необходимая в азербайджанском музыкознании первая ступень методологии сравнительного анализа. Во-вторых, всякая типологизация в изучении культуры является результатом сравнительного анализа. Тип, типология, типологичность и т.д. возможно выявить только в сравнении. Процесс идентификации в конечном счете раскрывает специфику интересуемого объекта.

Изучение роли типологий в разработке культурной идентификации представляет собой сложную проблему. Достаточно напомнить, что типология культуры была разработана Э.Б. Тайлором, Ф. Ницше, О. Шпенглером, К. Юнгом и другими выдающимися учеными. Учитывая достаточно большой круг научной литературы по проблеме типологии, типологизации, я остановилась на двух параметрах, на мой взгляд, наиболее близко подходящих моей научной концепции. Речь идет об исторической типологизации – эволюционной, оперирующей универсалиями в процессе исторического развития общества, и этнокультурной, опирающейся на регионально обусловленные свойства культуры.

В изучении глобальных подходов огромную роль играет понятие «типологического ряда».

- Понятие типологического ряда является объективно существующей (причем, в синхронной и диахронной среде) типологической общностью процессов и явлений, проявляющихся в истории тюркской музыкальной культуры.

- Это понятие включает в себя наличие ряда устойчивых, проходящих через разнообразие материала мелодических типов (имею в виду некий конгломерат типических ладоинтонационных формул). Одновременно понятие типологического ряда коррелирует с историческими изменениями тех форм, в которых эти типы функционируют. Безусловно, что последнее регулируется возможными пределами некоего «интонационного поля» при сохранении общего «знаменателя».

- В разветвленной и многоступенчатой системе сравнительного изучения тюркской музыкальной культуры понятие типологического ряда приобретает роль укрупненной единицы исследования. При этом масштаб укрупнения единиц, т.е. диапазон того конкретного материала, который объединяется в каждом случае понятием типологического ряда, не универсален, он подвижен. В одних случаях этот масштаб охватывает микровеличины тюркской музыки, например, сравнительный аспект развития двух родственных музыкальных систем, относящихся к одному региону. В других он может включать в себя всю панораму тюркской культуры и рассмотрение ее либо в пределах синхронного взгляда на сам процесс, либо в диапазоне длительного исторического времени, т.е. диахронно.

- Применительно к теоретическому обобщению, понятие типологического ряда обращено и к конкретным явлениям искусства, и к закономерностям его возникновения. В первую очередь нас интересуют те особенности музыкального процесса, в которых яснее всего проступает их взаимодействие с общими магистральными закономерностями культуры тюркского мира. Подобные обобщения можно сформулировать лишь посредством последовательного проведения сопоставлений в разных кругах, от первичных к высшим (имею в виду путь от образцов раннефольклорного интонирования к профессиональным формам устной традиции).

- В то же время, типологические ряды, действующие в сфере музыкального искусства, в никоем случае не являются некими неподвижными образованиями. В пределах каждого из них можно обнаружить многообразные формы развития, соответствующие определенным историческим условиям и особенностям национальной культуры или целой зоны.

- Наконец, понятие типологического ряда – понятие динамическое, совмещающее в себе устойчивость объединяемых явлений и одновременно допускающее их вариантное многообразие. Так, синхронные и диахронные типологии, выступая в роли феноменов тюрского музыкального пространства, изменяются вместе с движением самой истории. Отметим, что динамика данного понятия проявляется не только в видоизменениях, возникающих в ходе исторического развития. Она проявляется также в широком спектре вариантов национального, регионального и других уровней в пределах одной музыкальной эпохи.

Понятие типологического ряда находится в непосредственной близости к важнейшим координатам исторического и музыкального процессов мира Евразии – их периодизации, «исторической географии» (имею в виду изменившуюся карту национальных, зональных и региональных систем). Оно располагает всеми основополагающими параметрами быть причисленным к тем ведущим теоретическим понятиям современного музыкознания, которые необходимы для построения высшего историко-музыкального научного синтеза. Таким образом, выявления общих типологических особенностей национальных, зональных и региональных музыкальных образований является необходимой подготовкой к системному рассмотрению истории в отражении музыкальной культуры. Оно создает предпосылки для проведения сравнения путем каждой национальной культуры в общем контексте евразийского музыкального мира. Несомненно, что при исследовании таких многочисленных музыкальных систем, какой является музыкальная культура Евразии, подобное стремление к выработке не только общих категорий, но и единых принципов изучения необходимо.

Мыслительные схемы, образные комплексы получали культурное обнаружение. Система этнотипологических констант является способом сохранения закономерного характера развития музыкальной культуры, ее динамики, целесообразности. Адаптационно целесообразные черты музыкальной культуры первоначально реализуются на уровне архетипов.

Преемственность типологически общих артефактов в истории евразийских народов выразила себя в создании сквозных структурных компонентов. В культуре им оказался формульный ряд, репрезентирующий генетические характеристики. Закономерно, что вычленение некоторого инвариантного содержания должно заключать в себе и надэтнические свойства типологического характера, и специфические, неразрывно связанные с той или иной региональной культурой. Такой инвариант определяется в контексте музыкальной компаративистики как геноформула. Детерминанты геноформульного ряда можно разделить следующим образом:

1. Имманентность свойств геноформулы. Имеется в виду некая «врождённость», архетипичность.

2. Адаптационные свойства, определяемые наиболее существенными константами геноформулы, коррелирующие с контекстом.

3. Типологические свойства, концентрирующие в себе целесообразные и наиболее устойчивые, клишированные элементы.

Если использовать тезис о том, что эволюционный процесс обусловлен адаптацией к контексту, то следует признать за геноформулой необычайно высокую степень жизнеспособности. Аккумулирование типологических черт геноформулы в системе ценностных ориентаций достаточно большого этнокультурного ареала становится закономерным в свете языковых норм этого ареала. Формирование формульных моделей селективно. Именно селектированные способы воздействия на функционирование геноформульного ряда сформировали в конечном итоге художественную систему. Таким образом, наблюдается функционирование определенного содержания, пронизывающего все указанные компоненты традиционных культур и имеющего в значительной мере надэтнический характер. Понятно, что геноформульный ряд – это не «механический» набор моделей. Процесс формирования этнотипов отличался органичностью, высокой степенью интегрирования как внешних, так и внутренних свойств музыкального языка.

В контексте предлагаемого мною этноморфологического анализа система этнотипологических констант, определяемых нами как геноформульный ряд, является способом сохранения закономерного характера развития музыкальной культуры, ее динамики. Адаптационно целесообразные черты музыкальной культуры первоначально реализуются на уровне архетипов; в нашей интерпретации – геноформул. Артефакты нашей культуры несут в себе глубочайшие генетические импульсы. А музыкальный генотип – это своего рода врожденная программа, определяющая многое и существенное в развитии музыкального фольклора.

Национально-специфической моделью геноформула становится в контексте этнохудожественной концентрации, организуя своего рода «сжатие» информации. Я бы сказала, что геноформула – это сосуд, хранящий ценнейшую художественную и этногенетическую информацию; геноформула – это определенное слуховое накопление, функционирующее в контексте исторической памяти. Эти, казалось бы, простейшие интонационные фразы представляют собой обобщенные формулы, архетипы раннего этапа интонирования. Именно в этих мелодических типах шел исторический отбор, шлифовка основного интонационного «словаря» азербайджанской музыки. Геноформула – целостное образование, слагаемые которого органично связаны друг с другом. Геноформула – это основное ядро выразительности. Свернутые до минимума попевки раскрываются в процессе развития наподобие спирали, беспредельно разомкнутой, открытой в своем движении. Подчеркну интонационную «эластичность» геноформулы.

Геноформула имеет, с одной стороны, бесчисленное количество вариантов, с другой – некое обобщенное представление об основных параметрах своего функционирования. С чем связано это явление? С эволюционными процессами, которые в высшей степени трудно проследить. Только сравнение вариантов способно выявить основной стержень, модель, инвариант, набор типологических признаков, набор обязательных, необходимых элементов.

Мы не случайно используем словосочетание «геноформула» и выдвигаем его как термин. Обоснование геноформулы связано с его первой частью, обозначающей и происхождение, и наследственность, и преемственность, и процесс образования, становления, а также со слагаемым «формула», которая, с одной стороны, означает форму процесса, придание законченности определенной структуре. С другой же стороны – означает важное для нас понятие о закономерностях, определенных отношениях, правилах, выраженных в краткой форме.

Осмысление геноформулы как продуктивного начала напоминает оперирование И.И. Земцовского понятием Мирового Древа. Приведу следующую цитату: «Метод Мирового Древа может позволить нечто очень трудно осуществимое – относительно безболезненно сохранить доступный нам баланс между "беспорядком" реальной жизни и идеалом "порядка" в теории. …Древо не накладывается на объект, а лишь способствует организации наших исследований. Следовательно, Древо не сужает насильно границы объекта, а как бы моделирует живой объект, который приобретает в этой модели свойственные ему очертания, но при этом становится, наконец, обозримым и, следовательно, доступным научному охвату и анализу»510.

Подчеркну знаковый характер геноформулы. Геноформула вбирает в себя исторически обусловленный смысл, приобретая, таким образом, знаковую функцию и организуя тем самым особого рода целостность. Имею в виду целостность этнокультурную.

Выражаясь языком культурологии, можно сказать, что геноформула – это звукосмысл. Последний обусловлен, порожден, прежде всего, опытом, в данном случае коллективным опытом, и имеет семантическое значение. Звукосмысл обладает информативностью особого рода, которая заключена в специфических соотношениях. Геноформула прежде всего выразительна на уровне «смыслопорождения сигнала», символизирует, обозначает определенное содержание.

Геноформула – это тот определяющий тип звуковысотности, который обеспечивает жизнеспособность музыки, более того, осуществляет идентичность культуры, способность поддержания этнической самобытности.

Семантика геноформулы формировалась как прикладная связь, связь с конкретными явлениями этнического коллектива. Она складывалась как максимально доходчивая структура музыкального языка. А это происходило в том случае, когда, например, в песнях озвучивались интуитивно-ощущаемые «лексемы» раннефольклорной музыкальной речи.

В археологии существует понятие о культурных пластах. Аналогично и в музыкальной культуре функционировали разные «возрастные» пласты.

«Архаичные явления – в их первозданном или несколько преобразованном виде – в культуре держались тысячелетиями. Живучесть подобных явлений далеко за хронологическими рамками палеолита может быть показана на том примере, что впервые открытые архантропами и неандертальцами натуральные изобразительные приемы используются, пройдя через всю последующую историю, вплоть до современности, и не только остатками первобытных племен, но и в так называемом цивилизованном мире (голова зверя как декоративный элемент и т.п.)»511.

Искусствоведы, изучающие изобразительное искусство древнейших эпох, констатируют, как правило, хронологическую живучесть некоторых элементов наскальных рисунков, повторяемых на огромных географических территориях.

Если сравнить смысл геноформулы с элементарной изобразительной моделью эпохи палеолита, то окажется, что в обоих случаях «первичный эталон… выявляет минимально необходимые, обязательные признаки, составляющие стержень всего развития образа»512.

Геноформула отражает и характерный признак искусства древности – pars pro toto. Геноформулу можно трактовать и как одно из представлений первобытного мышления, согласно которому в определенных случаях часть является полноправным заменителем целого513.

В эпоху палеолита в различных точках Земли возникали идентичные проявления раннего изобразительного искусства – сюжетные изображения, знаковые, орнаментальные.

Сюжетная форма наскальных изображений, по мнению ученых, «генетически обогащала» знаковые и орнаментальные рисунки. Аналогично можно было бы предположить, что геноформула является определенным этапом освоения и отражения окружающей среды, возникшим в результате начального, простейшего обобщения. В эпоху палеолита ими были, например, оттиски рук, обведенные красной краской. Однако следующим этапом творчества было обогащение знаковых и орнаментальных моделей обобщенной, но весьма важной по смыслу геноформулой.

Как известно, архетип вбирает в себя такие параметры культуры, как культурная общность, культурный опыт, этнокультурная отчетливость, преемственность. Если обратиться к формулировке такого понятия, как культурный архетип, то несомненная связь с основными параметрами геноформулы будет очевидной.

Понятие геноформулы близко стоит к известной формулировке «архетипа» В. Гошовского. В. Гошовский предложил введение специальной научной дисциплины – музыкального славяноведения, целью которого являлось изучение истоков древней музыкальной культуры514. Обосновывая «музыкальное славяноведение», В. Гошовский писал: «Термином «славяноведение» обозначают комплекс наук, изучающих историю, язык, материальную и духовную культуру славянских народов, в частности – их литературу и искусство. Используя этот общепринятый термин, автор отнюдь не намерен трактовать его столь в столь широком смысле. Поэтому под музыкальным славяноведением мы будем понимать науку, которая занимается исключительно сравнительным изучением музыкального фольклора славян»515.

Между геноформулой и архетипом достаточно много идентичного. Так, геноформула, как и архетип, представляет собой первоначальный образец. Здесь сконденсирован опыт человеческого рода. Архетип как «программа поведения» ориентирует и регулирует человеческую психику. Геноформула как инвариант в музыкальном фольклоре создает определенную ментальность музыкального сознания.


Каталог: upload -> mkrf -> mkdocs2012
mkdocs2012 -> Отчет по исследовательскому проекту «Диалог цивилизаций в эпоху становления глобальной культуры»
mkrf -> Доклад о результатах и основных направлениях деятельности Минкультуры России в 2015 году и задачах на 2016 год 5
mkrf -> Инструментальное исполнительство (по видам инструментов) Москва 2011
mkdocs2012 -> Справочник организаций и учреждений культуры, искусства, кинематографии
mkdocs2012 -> Отчет о проведении научных исследований, подборе и обобщении материалов и подготовке макета издания «Земля Франца-Иосифа. Природное и культурное наследие»
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   36