Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


СКОЛЬКО ДЖАВАДОВ БЫЛО В ДЕРБЕНТЕ




страница4/9
Дата15.01.2017
Размер1.77 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

СКОЛЬКО ДЖАВАДОВ БЫЛО В ДЕРБЕНТЕ
1. Кербелаи Мирза Джавад, отец Гаджи Гаджиага.

2. Кербелаи Джавад, отец Ирзабалы.

3. Бэддагы Джавад, отец Кербе Гара.

4. Гам-гам Джавад, отец Гусейнкули.

5. Шор Джавад, дед Ага Али и Магомед Салиха.

6. Сейид Джавад, отец Сейид Камиля.

7. Чаггаал Джавад.

Возвращается однажды стадо домой, а коровы Чаггал Джавада нет. “А где моя корова?” — спрашивает тот. Пастух отвечает: “Но знаю. Вот только 2-3 дня появились маджалисские воры. Возможно, они украли”. С утра пораньше Чаггал отправляется в Маджалис. После обода Чаггал Джавад приводит в Дербент двух маджалисских пастухов с завязанными руками, пригоняя все стадо коров с ними. Стадо оставляет в ущелье семи колодцев. Маджалисцы ждут, ждут, и стада нет. Кто-то им сообщает, что стадо с пастухами увели в сторону Дербента. Уважаемые люди Маджалиса приходят в Джума-мечеть и ведут переговоры с ахундом. Ахунд вызывает Чаггал Джавада, который рассказывает, как все произошло. Чаггал Джаваду приводят его корову, и освобождают маджалисских пастухов со стадом. Когда узнали что пастухов и стадо увел Чаггал (Шакал) Джавад, подумали: если шакал Дербента таков, то каким может быть дербентский волк?


О ТОМ, КАК ЧАГГАЛ ДЖАВАД ПОСЕТИЛ КЕРБЕЛА
Чаггал Джавад жил на 5 магале. Раньше семья жила на 6 магале.

Чаггал Джавад — дед Насима и Кесира. Кесир был телохранителем Мирджафара Багирова, но, в чем-то обиженный, ушел от него. М. Багиров жил в здании МВД ниже Баксовета на левой стороне. Ворота, куда въезжала машина, смотрят на нынешнюю улицу Истиглал. Здание стоит в углу. Когда спускаешься сверху вниз, дорога проходит мимо старого Дома торжеств и идет к базару. На втором этаже здания был маленький балкон, тоже принадлежавший Мирджафару. Внутри здания рядом с комнатой Мирджафара находилась комната Кесира. Слева комната Рзаева Юсифа, старшего брата Алиаги. Из четырех сыновей Алимердаиа лишь Юсиф был грамотным. Выпускник реального училища. Работал в Баку в МВД в отделе выдачи пропусков-виз для выезда за границу.

Супруга Кесира Мешали Эшрэв — дочь Мешади Алимирзы из 3 магала. Она рассказывала: “Осеннее время. Жду Кесира до трёх часов ночи. Его все нет. Спускаюсь во двор. Там стоит солдат с винтовкой. Он знал нас. Выглянув на улицу, вижу: вверх по улице поднимается тогдашняя полуторка. На подножнике машины стоял Кесир, левой рукой держась за дверь машины. В правой руке был пистолет. Я быстро вернулась в свою комнату. Машина подъехала. Мирджафар поднялся к себе. Вошел Кесир, грустный и усталый. Я предложила поесть, он отказался. Через час он вновь собрался на выход. “Куда в такое время?” — спросила я. “Скоро вернусь”, — был ответ. Действительно, вернулся он рано. От чая тоже отказался. “Что случилось?” — не унималась я. “Только что на машине пятерых человек живыми бросил в море”. “Кто?” “Мерзавец Мирджафар. Там один сейид в зеленом подпояске дал мне записку, чтобы перебросить через стену. Я выполнил его просьбу”. “Я убью его!” — сказал Кесир. “Кого?” “Того, кто за стеной!” Я срочно сообщила об этом домой его родным. Но его отец Мешали Абасмирза был уже мертв. Мать была боевая женщина. Она приехала и забрала Кесира, и мы переехали в Дербент”.

Кесира расстреляли в Махачкале в 1928 году.

А Чаггал Джавад, босой, с домашним хлебом в котомке через плечо и ружьем за спиной следовал за караваном, державшим путь в Кербела. Его уговаривали, что так нельзя, не, дойдешь. Однако все эти слова были ему до лампочки. Пять дней шел он за караваном. Наконец, караван остановился в пустыне. Ночлег.

В полночь среди паломников поднялся большой шум. Это разбойники напали на них. Когда все поднялись на ноги, увидели, что два разбойника лежат на земле мертвыми, а третий — с завязанными руками. А руки и лицо Чаггал Джавада в крови. Оказалось, что пока все спали, с разбойниками воевал один Чаггал Джавад. Так храбрость Джавада спасла паломников от бандитского нападения среди ночи.

На утро караван пустился в путь. Джавада за смелость посадили на первый верблюд в начале каравана, и так он доехал до Кербела. Вот так Чаггал Джавад стал Кербелаи Джавадом. Вот это мужественный человек. Настоящий мужчина не занимается разбойничеством среди бела дня.

Я не хочу писать конкретно о разбойниках. Умные люди этим не занимаются. Представьте себе, что все мы разбойники. И к чему это приведет? Кто будет заниматься наукой, искусством, ремеслами? В этом случае не будет среди людей ни уважения, ни почитания, ни благовоспитанности, стремления творить добро. Лет 78 назад один гочу (разбойник) — я намеренно не называю его имени — сватается к дочери купца Мешади Азима, сестре Рзакули Бикеханум, которая окончила женскую школу Гаджи Зейналабдина в Баку. Мешади Азим не дал своего согласия на этот брак. Когда сваты пришли во второй раз, отцу девушки сказали: “Ай киши, он же гочу, ты разве не боишься?” Сидящий за прилавком Мешади Азим, разозлившись, достал из ящика белый немецкий пистолет, бельгийский револьвер и сказал: “Мешади Азим еще не умер. Он выстрелит — и я выстрелю в него. Что за слово гочу. Гочу это гоч (баран). А баран живет недолго”.

Не прошло много времени, и этого гочу убили такие же лихие парни, как он. Так что, нормальный человек не назовет себя гочу.

Один образованный старик 50 лет назад рассказывал мне: “Приехал ко мне из Петрограда мой друг, естественно, грамотный, образованный. Мы гуляли с ним по улицам и паркам Дербента. Это было еще до революции. И вот вдруг нас остананлииает один гочу при полном оружии. Мой русский кунак спрашивает: “Кто это такой?” “Тише, — говорю я, — это гочу”. Он, конечно, не понял и с удивлением говорит: “Что такое гочу? Переведи мне на русский”. “Пройдем в сторону, и я тебе все объясню”. Отошли в сторонку. Я говорю гостю: “Он человека бам-бам стреляет”. “За что?” “Так, просто”. “Ахмед, — обращается ко мне петроградец, — скажи ему, что он сумасшедший. Его надо отправить в сумасшедший дом”.

По словам моего гостя, побывавшего во многих странах Европы, он нигде не встречал такого типа. “Это только в мусульманских странах”, — пробурчал в оправдание я. “Сами и виноваты”. “Почему?” “Как почему? Это же настоящий дурдом!”

Мне нечего было ему ответить. И в этой книге я не пишу о людях, которых называли гочу.

Но с другой стороны я называю гочу (гочаг — удалый, храбрый, отважный) героев второй мировой войны: из Дербента Шамсуллу Алиева, из Азербайджана Мехти Гусейнзадэ и отчаянных карабахских шехидов.

Низами говорил:



Не дышать храбростью беглецы-разбойники,

Не жди благовоспитанности от мерзавцев.

(Подстрочный перевод)
Воистину, причинит зло умный человек другому? Конечно, нет!

Однажды в дом Гаджи Солтана из рода Читкалар заходят воры. Мужской половины дома не было. Услышав неладное, хозяйка не теряется и говорит: “Не плачь, не бойся, это твои дяди”. Воры вот-вот должны были уйти. Один из них говорит: “Давайте уйдем с тем, что имеем”. Другой спрашивает: “Почему?”, “Потому что она назвали нас братьями”. “Какие братья? Разве ты не слышал? Она сказала: не бойся сыночек, это твои дяди”. Так возник спор между ворами, и дело дошло до оружия. Наконец, они ушли ни с чем. Это были двоюродные братья из 9-го магала. Я намеренно не называю их имен, чтобы сегодня не было стыдно их потомким. Невежество приводит человека к самым неразумным дейстниям.

Реальное училище, открытое в Дербенте в 1838 г., сыграло заметную роль в обучении, воспитании, расширении мировоззрения, становления и дальнейшей карьеры своих выпускников, которые добром и честью служили великой России.

Преподавал в этом училище багословие Молла Фейзулла, где учились и дербентцы. Преподаватель задает вопрос Шахлару Абдуллаеву: “Сколько у нас имамов?” Шахлар встает, молчит. Религией он не увлекался. За следующей партой за ним сидел Хандадаш Тагиев, который начал подсказывать ему. Так Шахлар назвал имена одиннадцати имамов. Имя двенадцатого имама не последовало. И тогда Шахлар изрекает: “Двенадцатый имам — это молла Фейзулла”. Это была последняя подсказка Хандадаша.



МЕЧЕТИ ДВЕРБЕНТА
Джума-мечеть. Построена в конце 7-го века.

Мечеть у Джарчы капы. Несколько раз была разрушена и восстановлена. Рядом находится минарет.

Мечеть у Баят капы.

Мечеть Гумри. Не сохранилась.

Килиса мечеть, второе название Товба мечеть.

Мечеть Хыдыра Рза. Не сохранилась.

Мечеть заново строится на 5-ом магале.

Мечеть Гаджи Шахмердана, 5-ый магал.

Мечеть Молла Наги, 6-ой магал.

Мечеть Базар хамамы, 6-ой магал.

Мечеть Кирхляр капы, во времена шаха Аббаса.

Четвертая мечеть имени Кербелаи Хурнисе, 4-й магал.

Вторая мечеть на 4-м магале.

Мечеть в Чахар-тепе.

Мечеть Молла дашы. На сегодня не сохранилась.

Мечеть Мэкри.

Мечеть на 2-м магале, не сохранилась.

Мечеть в заповеднике (Горуг).

Мечеть иранцев, 2-й магал. Гаджи Таги отдал эту землю под мечеть и оказал финансовую помощь для ее строительства.

Двадцатая мечеть, 3-й магал. Не сохранилась.

Двадцать первая мечеть 3-й магал.

Двадцать вторая мечеть, 5-й магал.

Двадцать третья мечеть — мечеть рода Папагчылар.
В Дербенте одна Джума-мечеть и 22 мелких мечетей.

Кроме Джума-мечети, все остальные — теке. Дербентцы называют их так потому, что там имеется одна комната для исповеди.



РОДНИКИ ДЕРБЕНТА
Джарчы булаг, Хан булаг, Чырчыр булаг — все они находятся приблизительно в ста метрах к югу от Баят капы. Шейх Салех булагы, Месджид булаты, Базар хамамынын булагы, Бешинчи магал булагы построены Гаджи Шахмерданом. Родник Мэкри булагы тоже построен им. Еще есть Ген кюче булагы, Чахар тэпе булагы.

Водой родников, расположенных к югу от Баят капы, пользовались многие семьи. Ближе всех к ним находился палисадник Кавуз бека. Здесь часто отдыхал Вестужев-Марлинский. Чырчыр булагом пользовались Агададаш бек, Мешади Гаджи бек.

Палисадник Мешади Гаджи бека находился рядом с родником Шейх Салеха. Там собирались беки, обсуждали свои насущные проблемы, отдыхали. Гумно Агададаш бека из 7 магала, внука Хыдыр бека, находилось рядом. Агададаш бек с Мамирза беком занимались земледелием и приуспевали в этом.

ПРОЗВИЩА (клички, псевдонимы)

НИКОТОРЫХ РОДОВ ДЕРБЕНТА
Эбдаллар.

Довшан бабалар.

Момин Гаджилар.

Кафир Гаджилар.

Дэрьядан чыханлар.

Окюз вуланлар.

Окюз севэнлэр.

Топ огураянлар.

Эшшек огураянлар.

Шэрбафлар.

Кечэ басанлар.

Гара эшшеиз миненлэр.

Натанлар.

Кюрэчилэр.

Гыллы Тарвердилэр.

Ховлэкилэр.

Салхаг янлар.

Гуйруг Гаджилар.

Бадэлэр.

Чарыгчылар.

Дэббаглар.

Сичанлар.

Махаммалар.

Читкарлар.

Эрбаблар.

Ит Нэбилзр.

Миркитанлар.

Шэлэлилир.

Бэддагылар.

Бичагчылар.

Памбыгчылар.

Кэнаркэлар.

Хохлар.

Гячэля гыранлар.



Тяндиря отурналар.

Гыданлар.

Гаргалар.

Домбовскилэр.

Дибовскилэр.

Мяшовлар.

Чаггал Джавадлар.

Буздагчвлар.

Бюлбюл Элэскэрлэр.

Сволучлар.

Чыгайлар.

Чиндатлар.

Бэбэгутдулар.

Хурма Тагылар.

Сэльянлар.

Кэпэкчилэр.

Шабарайилэр.

Ахмаг Элаббаслар.

Идала гахлар.

Даш говуранлар.

Джэнэвэрлэр.

Гаймаг баджилар.

Гара гезлэр.

Шантулулар.

Дабаны ярыг Мовсумлар.

Чыгганай Казымлар.

Сиркэчилэр.

Кечмяздяр.

Таких семей в Дербенте больше 90. Не хочу всех перечислять.

АВАИН
Расположен севернее Дербента, длиною больше километра, у подножии горы. Это место было водопоем для крупного и мелкорогатого скота. А путники, аробщики останавливались здесь и отдыхали.

Руководство бывшего колхоза им. Г. Казымова решило провести эту воду к своей ферме, территория которой (сады, плантации) в 30 гектаров раньше принадлежали фамилии Абдуллаевых, так как старые колодцы уже были истощены. Так бесчеловечно был разрушен Аваин-булаг имевший четыре ключа и бассейн. С тех пор вода напрочь исчезла, как будто ее и не было никогда. Родник был построен сасанидами. Его название — Аби-эйн, что означает “глазная вода”. Значит, Аваин говорил: “Я — вода из глаз”. (“Мэн аби-эйни эстим” — по фарсидски. Ред.) Вот так прекрасный родник стал жертвой непродуманных действий невежд.



ТРАГЕДИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

И ПОСЛЕДСТВИЯ КОММУНИСТИЧЕСКОГО

РЕЖИМА В ДЕРБЕНТЕ

Начиная с 1942 года, в Джума мечети стали размещать арестантов. Средь бела дня 8 рядов заключенных шли по улице Казимагомеда. Они поднимались, еле поддерживая друг друга. Падающих безжалостно били автоматом конвоиры. Живые тащили мертвых.

Хорошо помню седого дровосека, жителя 6 магала Эрзэман киши, Мэммэтаги киши. Им было за 60. Хурма Таги осудили за 2 килограмма дикорастущей алычи.

Увидев своего мужа Мэммэтаги, Кюбрю с криком побежала к нему. Один из солдат ударил ее прикладом автомата, женщина упала на землю вся в крови. Но при этом не перестапала проклинать злодеев, требуя не трогать мужа.

Сын Зилгэмэри почтальон Мирзагусейн кричал: "Мирзагасан, умираю с голоду! Дайте мне кусок хлеба!”

Ни за что страдали безвинные люди. Старик Мэмматаги из-за 2 кг дикорастущей алычи скончался в мечети. А жил он в 150 метрах от нее. А как он умер, где похоронен никто не знает.

В Джума мечети находилось 10 тысяч заключенных. Каждую ночь после 12 часов трупы вывозились на арбе. Их закапывали по 8-10 в одной яме. Если не ошибаюсь, из 10 тысяч человек 3 тысячи скончались и мечети. Сиротливое кладбище узников на южной окраине Дербента. Так и не дождавшись своих сыновей, покинули мир матери пострадавших.

В семь часов утра 10-12 арестанцев под присмотром надзирателей шли в лес за дровами. Ежедневно 3-4 человека не возвращались. Их закапывали на месте в неглубокой яме. Мы, дербентцы, свидетели всему этому. Возможно, среди арестантов были и настоящие преступники, но 90% людей были безвинны.



УРОЖЕНЕЦ 7 МАГАЛА АХУНДОВ СЭФТЭР

ГАДЖИ МЕЖДИ ОГЛЫ
Сэфтэр Ахундов родился в 1863 году в семье мелкого служащего. У него было три брата: Гаджибаба, Джафар и Гусейн и 2 сестры. Кербелаи Ахунд оглы Гаджи Мехди занимал маленькую должность в городской думе. Это была чистая семья.

Старшая сестра С. Ахундова была супругой жителя шестого магала Мещади Мехдикули. Это третий сын Гаджи Алигусейна. Жена родила ему двух сыновей. Старший Рагим, второй Керим. Они умерли от болезни после смерти матери в 7 и 9 лет соответственно.

Вторая дочь Гаджи Мехди вышла замуж за соседа, уроженца 7 магала Асэфа, сына Ахмедхана, внука Ибрагима. Она родила дочь, умерла. Дочь Асэфа Балаханум вышла замуж за Алияра, сына дяди Сэфтэра, и до конца жизни прожила с ним.

У С. Ахундова было две дочери и шесть сыновей: Мустафа, Алияр, Мухтар, Бахман, шестой Гусейн. Внук Сефтера, Ахундов Вахид работает в Совете Министров Азербайджана.

Невестки Ахундова Сэфтэра: Балаханум Асэф гызы; Багият из рода Гюлэми, Велибековых (7 магал); Шемие ханум, дочь Абдуддаева Эсэда, внучка Гаджи Зейналабадина, сестра Рэсми. Шестая невестка — дочь Месиже, внучка Кербелаи Алиофсета из Чахар тепе магала.

Старший сын С. Ахундова Мустафа умер в молодости.

Одной из невесток Сэфтэра была его племянница, дочь брата. Гаджибабы Говхар. Вторая жена Ахундова Сафтара Набат ханум, дочь Мамерза бека из сел. Марага. Их было две сестры и два брата. На 1-м магале Дербента имели прекрасное имение.

Мамерза бек был один из почитаемых беков. Его вторая дочь Хаджар — супруга председателя колхоза сел. Берикей, прекрасного человека Гамзата.

Детей от Набат ханум Сэфтэр не имел. Потом она вышла замуж за Бабаева Гани, а затем за сына Гаджи Бешира Мусаиба. Это была красивая, но бесплодная женщина.

Единственный брат С. Ахундова Гаджибаба имел трех дочерей и сына. Старшая дочь Говхар, женщина с высшим образованием, была замужем за сына дяди Гусейна. Гусейна сослали в Сибирь. Их дом находился в Дербенте на улице Буйнакского.

Старшая дочь С. Ахундова, которая прихрамывала на одну ногу, была замужем вне Дербента. Вторая дочь была супругой второго Бейбалы, сына Алимердан бека, и внука уроженца сел. Гимейди Бейбала бека. Бейбала, из рода образованных беков, работал в Министерстве и Баку. Я встречался с ним в Баку в 1962 году.

Сыновья Гаджи Мехди Сэфтэр и Гаджибаба промышляли мануфактурой. В 1914 году в одной из гостиниц Москвы ими оказались в одном номере с Гамдуллой Абдуллаевым и русским жителем Дербента Карамыковым. После ужина в ресторане они поднимаются в свою комнату. В ходе беседы Карамыков говорит: "Господин Абдуллаев, я хочу продать половину своих рыбных промыслов”. “И почем?” — спрашивает Гамдулла. Карамыков называет сумму. Абдуллаев тут же достает из кармана вексель с печатью, подписывает и говоритг “Пожалуйства, господин Карамыков. Да благословит Аллах нашу сделку”.

Через три дня после этой встречи земляки опять встретились в гостинице, карамыков обратился к Абдуллаеву: “Я передумал, хочу вернуть твои деньги”. Абдуллаев ответил: “Господин Карамыков, я бы получил свои деньги обратно. Но вот в чем загвоздка: то, что продано тобой, куплено (оформлено) на имя господина Ахундова”. Карамыкову ничего не остается, как согласиться с собеседником. А рыбный промысел действительно принадлежит С. Ахундову. Вторую часть промыслов хозяин продает еврею Абраму Дадашеву.

Наступает сезон путины. Соседи объединяют свои возможности. За счет своих доходов Ахундов Сэфтэр строит имение на улице Буйнакского в Дербенте и покупает дом в Баку.

Русский царь не доверял народам Кавказа. И его эмиссары в лице офицера Карамыкова и других армянских офицеров служили в Дербенте, за что получили большое вознаграждение. Под их глазом (наблюдением) находились Иран и Турция. Каждый эмиссар имел свое поле деятельности. Например, Николай Николаевич ведал лесным хозяйством, Качергина — садоводством и виноделием. Они чувствовали приближение революции. Поэтому русские и армяне продали свои имения мусульманам, в особенности дербентским азербайджанцам (тюркам). Некоторых опередила революция. И они уехали, оставив свои имения в Дербенте.

После революции Ахундов Сэфтэр жил в Баку. В 1937 году С. Ахундова и Велимирзу Фигарова привели в Дербент и заключили в седьмую камеру тюрьмы, находившейся в нижней части улицы Ленина. Через некоторое время их сослали в Сибирь. Тогда Сэфтэру было 75 лет. Приблизительно столько же и А. Фигарову.

Дом Ахундова Сэфтэра на 7 магале продали сестре Абдулахада Рухен, дальним родственникам Фигаровых. Рухен — мать Шахбазова, работавшего в Азербайджане в государственных учреждениях. Они торговали в Астрахани. Во время революции купили дом С. Ахундова. Сын Рухен Шахбазов Мусаиб получил образование в Астрахани и прославился как революционер, с успехом работал в госучреждениях Азербайджана. Жил с матерью в Баку. Мать плохо говорила на родном языке, ибо большую часть жизни провела в Астрахани. Потомки Шахбазовых в настоящее время проживают в Азербайджане.

У Гаджибабы Ахундова был один сын и три дочки. Сына звали Гусейн, внука — Агалар, сына внука — Гусейн.

Мирджафар Сейидов, прекрасный человек и торговец, уроженец 6 магала, отец Миртейюба, стал жертвой пожара в гостинице “Исмаилийя”, которую подожгли армяне.
* * *
Абдуллаев Шахлар Мирзабек оглы, кандидат физико-математических наук. Умер в Баку в 1968 году.

Его сестра Айбике н 1914 году вышла замуж за полковника Яраги Лачуева, который работал начальником полиции в Дербенте. Он из рода Аслан хана, сына Кази-Кумухского хана Шахмердан бека. Свадьба прошла в белом доме Абдуллаевых на улице Ленина. В подарок он получил здесь три комнаты. После революции эмигрировал в Турцию. Несмотря на уговоры мужа, жена не рассталась с Дербентом. Двое сыновей умерли после родителей.

Семья Мирзабека, внука Абдуллаева, в 1942 году была сослана в г. Барнаул (Северный Казахстан); жена Мирзабека, дочь дяди Гаджи Фэтуллы Ает ханум, сьн Шахлар и дочь Айбике (супруга Лачуева). Прожили там 5 лет. В 1947 г. вернулись в Баку, где, измученные скитальческой жизнью и недугами, каждый скончался в свой срок.

Супруга Гамдуллы Абдуллаева Суват ханум — внучка генерала Араблинского, дочь полковника Абдулджалила Уцмиева. Родилась в 1894 г., умерла в 1992 г. Жили по ул. Коммунаров, где сегодня здание городского нарсуда.

Второй ребенок Гаджи Фэтуллы — Минатулла. Его супругой была Сурея ханум, дочь дяди Фейзуллы. Умерла в 1930 году. Имели сына и дочь. Дочь Абдуллаева Мэхфирэт окончила Индустриальный институт в Баку.

У Минатуллы, кроме дочери Мэхфирэт, был брат, носящий имя дяди Гаджи Фэтуллы. Сокращенно его звали Гаджи. Он родился в 1912 г. в Дербенте. Осудили его в 1937 г. Он умер в заключении в лагерях в г. Ижевске. В 1943 г. Гаджи попытался организовать побег. После разоблачения его публично расстреляли в лагере.

Минатулла был расстрелян в 1931 г. Его сын Гаджи Абдуллаев родился в 1912 г. В 1937 г. его осудили. Расстрелян в 1943 г. в тюремном лагере в Ижевской области. Он даже не был женат.

Давуд Алибала оглы, внук Мешади Гаджибабы, (Талыбов), первый сын Гаджи Фатуллы Гаджимирза, был начальником порта в Дербенте, начиная с 1896 г. выдвигал свою кандидатуру в городскую Думу (в просторечии Императорский дом), а с 1902 г. стал депутатом. Умер в 1912 г. Его заменил внук Гаджи Абуталыба, сын Мешади Гаджибабы Аскер.

В 1928 г. порт закрыли. На этом месте построили консервный комбинат. В 1910 г. счетная книжка Гаджимирзы называлась так: “Контора Лесной пристани Дербентского купца Гаджимирзы Абдуллаева”.

Супругой Гаджимирзы была дочь Гаджи Гаджибалы, сестра Мирза бека, внучка Гаджи Абдуллы Шаханум. Она скончалась в Баку в 1934 г.



ДИНАСТИЯ ГАДЖИ РАДЖАБАЛИ
Гаджи Раджабали родился в Дербенте в 1760 г., умер в 1838 г. Жил на 9 магале вблизи Хан булага. У него было три сына и две дочери. Старший сын Мешади Гаджи Абдулла умер в Дербенте в 1874 г., второй — Гаджи Абуталыб — в 1864 г. Третий сын Абдул-гамид не вернулся из Стамбула и умер там в 1860 г.

Старшая дочь Гаджи Раджабали была супругой жителя 7 магала Гамза бека, матерью Гаджи бека, бабушкой Ахмедхана, Джафара и русского майора Ибрагим бека. Третий сын Гаджи Абдуллы — Фейзулла. Вторая дочь Гаджи Раджабали была супругой жителя 9 магала Зейнал бека, мать Алибека, бабушка Анвера и Нияза. Когда в 1832 году Кази молла напал на Дербент из Аварии, в первых рядах сопротивленцев стоял Зейнал бек.

Супругой Гаджи Абдуллы, старшего сына Гаджи Раджабали, была дочь дяди Гаджи Меджида Эсмэр ханум. Супруга второго сына Гаджи Абуталыба Ругия ханум — тоже дочь Гаджи Меджида. Третий сын Абдулгамид был женат на дочери Мирза Мехдикули бека, внучке Гасим бека Сэкинэ ханум.

Дети Фейзуллы: сын Сейфулла, дочь Сэрия. Дети Гаджи Абдуллы три сына, дочь. Бэдирджахан ханум — жена Мешади Гаджибабы, невестка дяди Абуталыба. Супруга Гаджи Гаджибалы, старшего сына Гаджи Абдуллы дочь Назир бека, внучка Гайдарбека, правнучка Алимердан бека, жительница 8 магала Тути ханум. Супруга второго сына Гаджи Абдуллы Гаджи Фэтуллы Солтэнэт ханум, дочь Гаджи Абдурагима, состра Гаджимирза Садыка и внучка Гаджи Теймура, Месуме ханум супруга третьего сына Гаджи Абдуллы дочь Гаджи Джафара, сестра Магомеда Рзы, внучка Гаджи Алиаскера.

У Гаджи Абуталыба было два сына: Мешади Гаджибаба и Абусалам.

У третьего сына Гаджи Раджабали Абдулгамида было три дочери: Бехчет ханум, Мэхэббэт ханум, Бикэ ханум.

Гамдулла Абдуллаев, сын Гаджи Фэтуллы, внук Гаджи Абдуллы, до 1931 года работал управляющим “Дагрыбтрестом”. В настоящее время два сына (оба ученые по техническим наукам) живут в Германии: Адилгерей в Гамбурге, Амираслан бек в Брауншвейге.

Хэят Ханум Абдуллаева всю свою жизнь посвятила скульптуре и создала прекрасные произведения. Живет в Баку. На пенсии. Пятая дочь Аида Гамдуллаевна родилась в 1922 году. Окончила Бакинскую консерваторию, где сейчас является профессором. Ее муж Токай Мамедов — скульптор.

Старший сын Гаджи Абдуллы (сын Гаджи Раджаба) Гаджи Гаджибала имел двух сыновей (Мирзабек, Эсед) и двух дочерей. Супруга Мирзабека дочь дяди (по отцу) Гаджи Фатуллы Ает ханум. Супруга Эсэда — третья дочь Гаджи Зейналабдина Сурея ханум, по профессии врач. Эсэд умер в Баку в 1968 г., супруга — в 1989 г. Их сын Рэсми Абдуллаев был профессором нефте-химического института. Умер в Баку в 1997 г. Единственная дочь Диларэм Абдуллаева — врач. Ее муж, Ахундов Бахман, сын дербентца Ахундова Сэфтэра.

Внук Гаджи Раджабали Абдуллаев Шахлар — сын Мешади Мирзабека.

В 1926 г. сыновьям Гамдуллы (Адилгерей — 1915 г.р., Амираслан 1917 г.р.) разрешается выезд за границу для продолжения учебы благодаря добросовестному труду и заслугам отца. Абдуллаев Гаджи везет своих сыновей в Германию. Через 5 лет после этого Гамдуллу с 24 достойными сыновьями Союза осуждают и приговаривают к смертной казни. Семью “врага народа” отправляют в Северный Казахстан; две дочери, сын и жена Суват ханум (дочь князя Абдулджалиля Усмиева). Старшая дочь Хеят ханум (1912 г.р.) тайно пробирается в Петроград, поступает в Институт архитектуры и скульптуры и получает высшее образование.

Третий сын Гамдуллы Абдуллаев Юсиф, родившийся в 1919 г., окончил в Баку нефте-химическую академию и уехал в Узбекистан. Через некоторое время его переводят в Москву, где он работает в Министерстве нефтяной промышленности СССР. Сейчас на пенсии, живет в Москве. Сын Эльдар работает инженером.

Сын князя Абдулджалиля Усмийского, брат Суват бике по имени Хатям учился в Баку в индустриальном институте. В 1937 г. он был арестован и в тот же день расстрелян. Хатям в тот момент являлся студентом 4-го курса.

Дочь князя Абдулджалиля Уцмиева Суват бике родилась в 1896 г. в доме на улице Коммунаров, который сейчас занимает городской суд. Г. Абдуллаев женился на ней в 1910 г. После окончания школы он работал на рыбзаводе дяди (по отцу) по имени Фейзуллы.

Гамдулла обращается к бакинскому миллионеру (родственнику жены) с просьбой о том, чтобы Воробьев дал в аренду рыбзавод. Тагиев соглашается. Так он создает акционерное общество в Порт-Петровске, директором которого и становится.

В начале 1918 года Абдуллаев переезжает в Азербайджан, работает директором “Азрыбы”. После революции, в 1922 году. Председатель Совнаркома Дагестана Джалалутдин Коркмасов приглашает его на родину, и Абдуллаева назначают начальником “Дагрыбтреста”. Первым делом он строит общежитие для рабочих бондарного завода, потом — больницу. Территория его работы простиралась от границы Азербайджана до Северного Дагестана вплоть до полуострова Лопатина.

О трудовых успехах Г. Абдуллаева пишут многие дагестанские газеты, правительство разрешает его сыновьям выехать за границу для получения европейского образования. В 1926 году с двумя сыновьями он едет в Германию, обустаивает их в одной немецкой семье.

В 1930 году Г. Абдуллаева арестовывают как врага народа и расстреливают в Астрахани вместе с 44 деловыми людьми того времени. Естественно, при таких условиях дети не могли вернуться на родину, и они навсегда остались в чужой стране.

После государственного переворота в Германии, когда немецкие войска готовились к нападению на СССР, дети Гамдуллы обратились в турецкое посольство в Германии с просьбой о выезде в Турцию и получили положительный ответ. Братья, окончив в Турции специальную школу, поступают на работу на завод, принадлежащий немецкому концерну. После войны братья возвращаются сперва в Швейцарию, а затем в Германию.

Следует отметить, что когда Гамдулла забирал своих сыновей в Германию, старшему Адилгерею было 10 лет, Амираслану 8, и Юсифу — 6.

После ареста Гамдуллы его дом конфисковывают и отдают махачкалинскому судье. Жена Суват-бике с сыном и двумя дочерьми остаются без кровли. Потом их высылают в Казахстан.

В 1957 г. Московский окружной военный трибунал рассматривает дело Гамдуллы Абдуллаева и, как осужденного без вины, реабилитируют его. С этого дня Суват-бике пускается в поиски своих сыновей. Наконец, в 1967 г., Адильгерей по вызову приезжает в Баку, встречается с матерью, братом и сестрами. Читает лекцию на немецком языке в Институте нефти и химии. Он всегда находился под присмотром КГБ. Сейчас проживает в Германии (г. Брауншвейг), доктор энергетических наук, ректор Института энергетики.

Амираслан — доктор наук, специалист по полиграфическим машинам, вице-президент компании — живет в Гамбурге.

В сборнике “Кто есть кто”, изданном в германии, есть сведения о братьях Абдуллаевых. Оба женаты на немках.

Семья Абдуллаева Мешади Мирзабека, сосланная в Казахстан (г. Барнаул), работала на ферме животноводческого совхоза. Вернулись в Баку в 1946 г.

Старшая дочь Гамдуллы Хеят родилась в 1912 г., окончила Институт архитекруты и скульптуры в Ленинграде. Аида Гамдуллаевна (1922 г.р.) выпускница Бакинской консерватории, профессор. Абдуллаев Юсиф Гамдуллаевич родился в 1918 г. Окончил Институт нефти и химии в Баку. Получил направление на работу в Ташкент. Через некоторое время его отправляют в Совет нефтяной промышленности СССР для повышения квалификации. До выхода на пенсию работает в Министерстве нефтяной промышленности и Москве. Жена русская, учительница. Сын Эльдар — инженер.

У второго сына Гаджи Раджабали Абуталыба было дна сына: Мешади Гаджибаба и Абусалам. Супруга Гаджибабы Бедиржахан дочь дяди (по отцу) Гаджи Абдуллы, внучка Гаджи Гаджабали.

У Мешади Гаджибабы было 4 сына и дочь Мина-ханум (супруга Мамеднаги Исмаилова, сына Кербелаи Абдуллы. Жили па улице Таги-Заде в доме ниже бывшего районного суда. Мамеднаги, средний купец, Имел дочь и двух сыновей.

Старший сын Гаджибабы Овсет с сыном дяди (по отцу) Гаджимирзой Абдуллаевым организовали в Дербенте Лесную пристань, которая принадлежала сыну Гаджифатуллы Абдуллаеву Гаджимирзе. Второй сын Алескер занимался отправкой лесоматериалов из России в Дербент. Третий и четвертый сыновья занимались купле-продажей мануфактуры в магазине отца. Младшего брата Гэзэнфэра определили жить в доме на улице Гагарина, где находится маслозавод.

Второй сын Мешади Гаджибабы Абусалам женился на дочери дяди (по отцу) Бехджет ханум.

Алиовсет с Гаджимирзой работал в лесной пристани, которая после смерти Гаджимирзы в 1912 г. принадлежала сыновьям Мешади Гаджибабы до 1928 г.

Алиаскер и Алибала жили в своем доме на 6 магале. Младший брат Гэзэнфэр жил на улице имени III Интернационала. В 1931 г. дом Гэзэнфэра конфисковали, его жена с младенцем остались на произвол судьбы. Самого Гэзэнфэра забрали сотрудники ЧВК. Ксчастью, через несколько лет Гэзэнфэра освободили, он снял квартиру для своей семьи. Умер он в 1938 г. от инфаркта.

Алиовсет умер в 1901 г., Алиаскер в 1931-ом, Алибала в 1942-ом. Сыновья Алиаскера Ильяс и Идрис (оба образованные) жили в Баку. Первый умер в 1971 г., Идрис — в 1965 г.

Сын Алибалы Талибов Вели погиб в 1944 г. на полях сражений Великой Отечественной войны. Наследники Аскера проживают в различных городах.

Третий сын Гаджи Раджабали Абдулгамид, который умер в Стамбуле в 1862 г., был женат на дочери Мирзы Мехдикули бека, внучке Касум бека Сэкинэ ханум из семьи Пашабековых (уроженка Хан кюче). Умерла в 1888 г., похоронена на кладбище Кирхляр рядом с отцом.

Дочери Абдулгамида: старшая Бехчет ханум, умерла в 1931 г., средняя Мэхэббэт — в 1932 г., младшая Бике ханум — в 1914 г. Бехчет ханум была замужем за сына дяди (по отцу) Гаджи Абуталыба Абдулсалама, Мэхэббэт ханум — за внука Гаджи. Абуталыба, сына Мешади Гаджибабы Алиовсета. Бике ханум была замужем за сына Гаджи Рза Мешади Эсэдулла из 7 магала. Детей они не имели.

Мэхэббэт ханум имела единственную дочь Хадижат, которая вышла замуж за сына миллионера Эминова Гаджи Шахмердана Мешади Али-Экбэра. Родила двоих сыновей. После ее смерти в 1914 г. детей воспитывала бабушка. Они, последние наследники Гаджи Шахмердана, умерли в 1919 г.

Бехчет ханум родила сына и двух дочерей. Сын Гаджи Абуталыб второй (его называли Дадаш) умер в 24 года, не женившись, от рук бандитов в 1907 г.



Такова история династии жителя 9 магала Гаджи Раджабали, сына Гаджи Мехди.
Каталог: 741
741 -> Предметная неделя по иностранному языку
741 -> Книга Уэлча заставляет каждого менеджера посмотреть на себя и бизнес своей компании под таким углом, когда вдруг становятся ясными причины взлетов и падений
741 -> Словарь основных литературоведческих понятий, необходимых для успешной подготовки к егэ по литературе
741 -> Алгоритм работы: 1 Выберите тот период литературы, который вам лучше всего известен и представляет лично для вас наибольший интерес
741 -> Приказ № от 2014г. Рабочая программа по литературе 9 класс (базовый) 2014 2015 учебный год
741 -> Программа дисциплины Философия культуры для направления 031400. 62 «Культурология»
1   2   3   4   5   6   7   8   9

  • О ТОМ, КАК ЧАГГАЛ ДЖАВАД ПОСЕТИЛ КЕРБЕЛА
  • МЕЧЕТИ ДВЕРБЕНТА
  • РОДНИКИ ДЕРБЕНТА
  • ПРОЗВИЩА (клички, псевдонимы) НИКОТОРЫХ РОДОВ ДЕРБЕНТА
  • ТРАГЕДИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ КОММУНИСТИЧЕСКОГО РЕЖИМА В ДЕРБЕНТЕ
  • УРОЖЕНЕЦ 7 МАГАЛА АХУНДОВ СЭФТЭР ГАДЖИ МЕЖДИ ОГЛЫ
  • ДИНАСТИЯ ГАДЖИ РАДЖАБАЛИ