Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Данный труд{1} охватывает эпоху возрождения Балтийского флота, произошедшую между Русско-японской и Первой мировой войнами, то есть он посвящен мирному периоду с 1906 по 1914 гг




страница1/23
Дата26.06.2017
Размер4.81 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
Предисловие

Данный труд{1} охватывает эпоху возрождения Балтийского флота, произошедшую между Русско-японской и Первой мировой войнами, то есть он посвящен мирному периоду с 1906 по 1914 гг.

Мой труд «Моряки», изданный в 1931 г., затрагивает поход 2-й Тихоокеанской эскадры на Дальний Восток и бой при острове Цусима, то есть период с 1904 по 1906 гг.

Другой мой труд «На «Новике»...», изданный в 1922 г., дает описание действий Балтийского флота в Первую мировую войну и его гибели в революцию. Следовательно, он захватывает период с 1914 по 1918 гг.

Таким образом, настоящий труд восполняет пробел в описании эпохи существования Императорского флота с 1906 по 1914 гг., и все вышеперечисленные труды вместе дают полную картину его страданий, возрождения, расцвета и гибели во время революции, то есть его жизни за последние пятнадцать лет Российской монархии.

В книге «Императорский Балтийский флот...» я не только даю исторические факты, сопровождавшие возрождение флота после Русско-японской войны, но и повествую, как жили, учились, работали офицеры и матросы. Я также сообщаю, как возрождался дух флота, как искались пути, чтобы лучше подготовить его к надвигавшейся войне, и указываю, кто были главные вдохновители этой работы.

Я часто касаюсь личности незабвенного адмирала Н. О. фон Эссена{2}, так как он стоял во главе Балтийского флота весь этот трудный период, и ему флот больше всего обязан своим быстрым возрождением.

Я также стараюсь объяснить в моем труде отношения, существовавшие между офицерами и матросами, чтобы опровергнуть утверждение, что между ними лежала глубокая пропасть, что офицеры угнетали матросов, а те были лишь бунтарями.



Автор [5]


Глава I

В порту Императора Александра III. На крейсере «Аврора» и эскадренном миноносце «Инженер-механик Дмитриев». На эскадренном миноносце «Доброволец» (1906–1907)

Злополучная Японская война закончилась. Вернувшиеся из плена офицеры, участники Цусимского сражения, после отпусков стали возвращаться к местам своего служения.

Увы, печальную картину представлял в 1905 г. Балтийский флот. Гавани пустовали. В его составе оставалось только несколько боевых кораблей, среди которых самым современным был броненосец «Слава». Остальные еще не вернулись из иностранных портов, где были интернированы{3} в период войны. Крейсеры «Россия», «Громобой», «Богатырь» и «Алмаз» находились в пути из Владивостока в Кронштадт.

В результате неудачной войны в стране началось революционное брожение, которое перекинулось и на флот. Возникали беспорядки в Кронштадте, где в казармах экипажей было сосредоточено много матросов. Только благодаря исключительному хладнокровию и находчивости командира 20-го флотского экипажа капитана 1 ранга Н. О. фон Эссена и твердой воле коменданта крепости генерал-лейтенанта Н. И. Иванова{4} эти беспорядки не вылились в серьезные волнения и их удалось в корне ликвидировать.

Морское министерство находилось в полной растерянности, хотя и старалось поскорее залатать последствия неудачной войны. Было заказано несколько новых кораблей, но, к сожалению, без предварительно разработанной программы воссоздания флота и совершенно не руководствуясь опытом минувшей войны. В Англии был заказан броненосный крейсер «Рюрик»; во Франции — броненосный крейсер «Адмирал Макаров» и дивизион из восьми миноносцев{5}; в Германии — тоже дивизион из восьми миноносцев. В Петербурге, на Балтийском заводе, достраивались броненосцы «Андрей Первозванный» и «Император Павел I», заложенные еще до войны; на Адмиралтейском — броненосные крейсеры «Баян» и «Паллада». На Балтийском заводе строились еще два заградителя — «Амур» и «Енисей». [6]

Кроме того, на разных заводах в Петербурге, Гельсингфорсе и Риге, на собранные во время войны добровольные пожертвования, достраивались 20 минных крейсеров, водоизмещением около 500 т{6}. Два таких же минных крейсера было заказано и на казенный счет{7}.

Эти корабли, будучи быстро отстроены, могли бы представлять известную силу вместе с находившимся в Кронштадте броненосцем «Слава», однотипным кораблем «Цесаревич», интернированным в Шанхае{8}, вместе с вышеперечисленными владивостокскими крейсерами и с интернированными крейсерами «Олег», «Аврора», «Диана», «Аскольд» и «Жемчуг». Но Морское министерство не имело нужных кредитов, и поэтому работы шли чрезвычайно медленно.

Во всяком случае, все перечисленные корабли должны были сосредоточиться в портах Балтийского моря, и только «Аскольд» и «Жемчуг» были оставлены в составе Сибирской флотилии, то есть во Владивостоке.

В руководстве флотом не было заметно никаких признаков обновления, отсутствовало стремление серьезно приняться за его воссоздание. Было очевидно, что прежде всего во главе флота должны встать новые люди, и должна быть создана новая организация управления им.

Но если еще не было заметно на строительстве флота применение опыта войны, то в самом личном составе офицеров война произвела большие сдвиги, и выдвинулся целый ряд выдающихся офицеров с серьезным боевым опытом. Они отлично понимали, что во время войны раскрылись глубокие язвы в организации флота. Цусима была не случайностью, а результатом плохого руководства в течение последних десятилетий. Если Цусимское сражение явилось драмой флота, то одновременно оно должно было послужить исходным пунктом для его возрождения.

Пусть высшие руководящие учреждения не проявляли активности и, видимо, не были на нее способны, но офицеры, перенесшие на своих плечах всю тяжесть войны, давно горели желанием приняться за возрождение морской силы. Поэтому, не дожидаясь почина свыше, они проявляли свою инициативу, создав Санкт-Петербургский морской кружок для научной разработки военно-морских вопросов. На его собрания собирались самые выдающиеся офицеры. Среди них были — кн. А. А. Ливен{9}, А. А. Эбергард{10}, А. И. Русин{11}, Н. О. фон Эссен, А. Н. Щеглов{12}, В. К. Пилкин{13}, Е. А. Беренс{14}, гр. А. П. Капнист{15}, М. М. Римский-Корсаков{16}, М. А. Кедров{17}, А. В. Развозов{18}, М. К. Бахирев{19}, П. В. Гельмерсен{20}, В. М. Альтфатер{21}, А. В. Немитц{22}, А. Д. Бубнов{23}, А. В. Колчак{24}, кн. М. Б. Черкасский{25}, Б. И. Бок{26}, В. И. Руднев{27}, Н. М. Григоров{28}, А. И. Непенин{29}, М. И. Никольский{30} и много других. Председателем кружка был А. В. Колчак{31}. [7]

На собраниях обсуждались и вопросы реорганизации управления флотом и постройки новых кораблей. Высшее начальство, узнав про эти собрания, сначала косилось на них, так как это было необычным явлением во флоте, но участие в них видных офицеров заставило его прислушиваться к ним{32}. Впоследствии почти все эти офицеры выдвинулись в первые ряды и явились воссоздателями флота. Адмиралы — Эссен, Эбергард, Русин, Григорович{33}, Стеценко{34}, Колчак, Непенин, кн. Ливен, Канин{35} и Муравьев{36} — несли на себе главную тяжесть по возрождению флота и его подготовке к войне.

Когда волей государя императора в 1905 г. была создана Государственная дума, которая утверждала бюджеты всех министерств, то главной задачей Морского министерства явилось стремление добиться утверждения его ассигнований на воссоздание флота. Но Дума не доверяла способностям тогдашних морских министров Бирилева{37}, а затем Воеводского{38} провести реформы в министерстве и на флоте, и в кредитах отказывала.

Организация управлением флотами еще продолжала быть архаической — Морское министерство состояло из Главного морского штаба, ведавшего личным составом и организацией флота, и Главного технического комитета{39}, ведающего всей технической частью. На местах, в Кронштадте и Севастополе, были главные командиры, ведающие кораблями и портами соответствующих морей.

Во главе всего флота и Морского министерства стоял генерал-адмирал великий князь Алексей Александрович{40}. В прежние времена, когда этот пост занимал великий князь Константин Николаевич{41}, то он действительно руководил флотом, а теперь генерал-адмирал ограничивал свои обязанности шефством, а фактически руководителями флота были управляющий Морским министерством и начальник Главного морского штаба.

Главный недостаток старой организации заключался в том, что не было ответственного учреждения, которое бы всецело ведало вопросами — какой флот надо строить, подготовкой морских театров и подготовкой флота к войне. Иначе говоря, у нас не было Морского Генерального штаба, а его создание стало совершенно необходимым.

Наконец, между 1906 и 1909 гг. была проведена реформа по управлению флотом: должность генерал-адмирала была уничтожена; во главе Морского министерства встал морской министр{42}, его помощником по технической части был товарищ морского министра, личным составом по-прежнему ведал начальник Главного морского штаба. Создавался Морской Генеральный штаб. Все боевые единицы флота в Балтийском и Черном морях подчинялись начальникам Действующих флотов, которые, с момента объявления войны, становились командующими [8] соответствующими флотами и выходили из подчинения морского министра, подчиняясь Верховному главнокомандующему. Порты оставались в ведении своих командиров, подчиненных морскому министру.

Таким образом, наконец, флот получил современную и стройную организацию, что было залогом того, что он может правильно развиваться и действительно будет готов защищать морские границы России и поддерживать сухопутные силы.

Это был огромный шаг вперед, но еще дело тормозилось тем, что не было найдено подходящее лицо на пост морского министра — но нашлось и оно, и им оказался адмирал И. К. Григорович{43}.

Ввиду огромного значения, которое имело учреждение Морского Генерального штаба, мы здесь приводим факты, сопровождавшие его учреждение. Он был учрежден 23 апреля старого стиля 1906 г., и первым его начальником назначили капитана 1 ранга Льва Брусилова (скоро по болезни оставившего пост; вместо него был назначен контр-адмирал князь Ливен).

Основоположником осуществления идеи создания Морского Генерального штаба явился лейтенант А. Н. Щеглов. Он по своей инициативе разработал законопроект о его создании и при особой записке представил морскому министру вице-адмиралу Бирилеву, но тот не дал ей хода. Испробовав все легальные пути, А. Н. Щеглов на свой риск подал записку и законопроект начальнику Походной канцелярии его величества флигель-адъютанту капитану 1 ранга графу А. Ф. Гейдену, и последний поверг законопроект на благоусмотрение государя. Его величество, ознакомившись с запиской, повелел морскому министру немедленно же осуществить проект. Отчего и последовал высочайший указ от 23 апреля 1906 г.

Как указано выше, первым начальником МГШ был назначен капитан 1 ранга Л. Брусилов, скоро произведенный в контр-адмиралы. А. Н. Щеглов был назначен начальником отдела, разрабатывающего защиту вод Балтийского моря, который и разработал «малую судостроительную программу». Она называлась «малой» потому, что Государственная дума тогда не давала кредитов на осуществление «большой» программы, так как не были готовы наши судостроительные заводы...

В 1906 г. еще не была изжита тяжелая рана, нанесенная флоту сдачей эскадры адмирала Небогатова{44}. Предстоял суд, на котором должны были судить адмирала Рожественского{45} и офицеров его штаба и миноносца «Бедовый», сдавшихся на нем, а также адмирала Небогатова и его командиров — Смирнова{46}, Лишина{47} и Григорьева{48} и офицеров их кораблей. [9]

Адмирал Рожественский был оправдан, так как было доказано, что он в момент сдачи, будучи тяжелораненным, находился в беспамятстве, что же касается адмирала Небогатова и капитанов 1 ранга Смирнова, Лишина и Григорьева, то они были лишены чинов и орденов и посажены в крепость на десять лет. Подчиненные офицеры были от наказания освобождены.

Наказать виновников сдачи, конечно, надо было. Этого требовала честь флота, его традиции, его былые подвиги. Но нельзя было ограничиваться тем, что разбирался только факт сдачи, а надо было разобрать причины посылки в бой кораблей, которые не имели никаких данных, чтобы иметь возможность успешно вести бой с современными боевыми кораблями противника. Надо было бы выяснить, кто и почему послал эти корабли. Если личный состав должен был сражаться, пренебрегая своей жизнью, и достичь победы, во всяком случае не сдаваться, то ему должны быть даны корабли, с которыми можно достичь этого успеха. Предоставить же в его распоряжение заведомо негодные корабли и на них заставлять сражаться является тоже преступлением.

Возможно, что этот вопрос и был бы поднят на суде, но те, кто несли на себе эту ответственность, предусмотрительно спрятались за спину государя.


Каталог: spaw2 -> uploads -> files
files -> Аврамов Н. Памятка ветерана Севастопольца и его потомков: Высочайше дарованные милости; льготы по призрению ветеранов и по образованию их потомков. Сведения необходимые дпя Севастопольца и его семьи. / Н
files -> Гнездовья нло
files -> Аврамов Н. Памятка ветерана Севастопольца и его потомков: Высочайше дарованные милости; льготы по призрению ветеранов и по образованию их потомков. Сведения необходимые дпя Севастопольца и его семьи. / Н
files -> Прошлое несет в себе зерна настоящего и будущего и тот, кто не хочет видеть этого, попросту невежествен
files -> 23 декабря 1837 года Григорий Бутаков был произведен в мичмана и послан на Черноморский флот
files -> «Большое видится на расстоянии»
files -> О мичмане Александрове и его книгах Эту книгу написал участник обороны Севастополя, бывший старшина группы пулеметчиков бронепоезда «Железняков»
files -> Павловская небольшая деревня на северо-востоке Вологодской области
files -> Авалов З. Присоединение Грузии к России [Электронный ресурс] / З. Авалов. [б м.] : Тип. А. С. Суворина, 1901. 305 С. (Шифр -464732) Экземпляры: всего: 1 мбо-коллекция электронных книг(1) Азанчевский
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23