Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


«Боже, \"спартак\" храни!»




страница2/12
Дата14.01.2017
Размер3.36 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
В 2003 году Сергей Шавло работал у вас в клубе, тогда называвшемся «Торпедо-Металлургом», -сначала главным тренером дубля, затем третьим тренером основного состава. Как он к вам попал?

-Абсолютно случайно. Я искал главного тренера -из числа людей молодых, не ангажированных, не сотрудничающих с определенными агентами. Тогдашний президент РФС Вячеслав Колосков порекомендовал жившего в Италии Алейникова. Но его надо было найти. И как раз в это время меня познакомили с Шавло - у нас нашелся общий знакомый, который занимался бизнесом в Австрии. Сергей, который жил тогда в этой стране, но приехал на Новый год в Москву, помог мне выйти на Алейникова, достал координаты - словом, выступил в роли адресного бюро. К тому времени я комплектовал штаб команды, а у Шавло, как выяснилось, была международная тренерская лицензия. И в знак благодарности за то, что он помог нам найти Алейникова, я предложи! Шавло место главного тренера дубля.

  • И какое он произвел впечатление?

  • Ничего плохого не скажу. Гиперответственный человек, который шага влево или вправо без команды сверху никогда не сделает. Думаю, этими качествами он и привлек своих нынешних работодателей.

  • Как дальше складывалось ваше сотрудничество?

  • После быстрого увольнения Алейникова с должности главного тренера я сделал, как любил говаривать Борис Николаевич Ельцин, рокировочку. Алейникова перевел в дубль, а Шавло сделал то ли третьим, то ли четвертым тренером «основы». Исполняющим обязанности главного был в то время Валентин Иванов. Потом и Валентина Козьмича пришлось отправлять в отставку. Перед тем как он ушел, я спросил его: «Кого вы видите тренером до конца чемпионата - Игнатенко или Шавло?» Ни о ком со стороны речи быть не могло, потому что в «убитую», как считали, команду, обреченную на вылет из премьер-лиги, идти не хотел никто. Козьмич сказал: «Шавло». Я подумал про себя: «Вот и не угадали». И поставил Игнатенко.

- Почему не Шавло?

-Я не считал, что у Сергея есть качества главного тренера. Вдохнуть энергию в футболистов, не быть кислым, заряжать их эмоциями - это не про него. Шавло ни секунды не рассматривался как главный тренер. И назначение Игнатенко себя оправдало — мы не вылетели.

  • Как Шавло ушел из вашего клуба?

  • Предложений у него не было. Я - человек благодарный, но жизнь распорядилась по-своему. Когда в конце декабря 2003-го команду возглавил Валерий Петраков, одним он меня сильно удивил. Петраков увидел Шавло сидящим в приемной на диванчике в ожидании своей судьбы. И даже не кивнул ему, не поздоровался - хотя они в свое время играли вместе. Я спросил Петракова, готов ли он включить Шавло в тренерский штаб, и тот жестко ответил: «Нет». Помню реакцию Шавло - он был в шоке. Что же касается моей реакции, то если необходимость другого помощника, Александра Полукарова, даже не обсуждалась, то в данном случае я оставил вопрос на откуп главному тренеру.

  • Шавло уволился сразу?

  • На праздновании Нового года, которое проходило на стадионе имени Стрельцова, он был. С женой. Она, кстати, очень своеобразная. Существует какая-то этика. Есть VIP-ложа, она на нашем стадионе небольшая, все места там расписаны, тем более в первом ряду. Я как гендиректор мог привести туда подругу, Прохоров, естественно. Но мы приходили - а там уже сидела жена Шавло. Так ее не могли «выкурить» из ложи! И ничего объяснить ей не удавалось. Есть специальная ложа для сотрудников клуба, а она упорно на мое место садилась.

- Удивились, когда вашего третьего тренера в «Спартаке» вдруг назначили гендиректором?

- Я рад за него.

Жаль, невозможно передать интонацию, с какой Белоус произнес последнюю фразу.


К лету 2005 года Первак перепадами своего настроения и состояния успел утомить всех, а его положительные качества на фоне всего вышеописанного замечать перестали. И когда генеральным директором назначили Шавло, это вызвало в «Спартаке» всеобщий прилив энтузиазма.

Пришел человек со славным спартаковским прошлым. В то же время 14 лет прожил в Австрии,

выучил два иностранных языка, обрел западный менталитет. В отличие от жуткого Первака, сдержан, воспитан и цивилизован. Ну прямо само совершенство!

Я, признаться, в тот момент тоже был настроен идеалистически. Материал о Шавло, который мы с коллегой Алексеем Матвеевым опубликовали в «Спорт-Экспрессе» на следующий день после назначения Сергея Дмитриевича генеральным директором, был озаглавлен красноречиво: «Человек со спартаковской душой и безупречной репутацией».

Надеялись мы, в частности, на то, чему так и не суждено будет сбыться. Вернее, суждено - но с точностью до наоборот. Рассказывая о своем отчислении из «Спартака» Константином Бесковым после окончания сезона 1985 года, Шавло говорил:

- Я в середине 80-х был комсоргом команды и мог выразить в разговоре с тренером интересы ребят. И вот однажды начал просить, чтобы семьи игроков прикрепили к спецмагазину, а такая возможность была. Чтобы наши жены могли свободно купить хорошие продукты, пока мы на сборах или выездах. Это была наша общая просьба, но после этого сверху на меня начти посматривать косо - не туда, мол, ведешь. С этого и началось.

Теперь, глядя на прислуживание Шавло Федуну в стиле «кушать подано», в его битву за интересы игроков, да еще и в суровые времена более чем 20-летней давности, верится с трудом. Или время так меняет людей? Мы с коллегой Матвеевым сопроводили воспоминание про спецмагазин следующей ремаркой: «Эта история свидетельствует о том, что Шавло - не из флюгеров без своего мнения, всегда угадывающих, куда дует ветер. На посту руководителя клуба без твердости и самостоятельности взглядов тоже не обойтись». Крепко же нас тогда подвела интуиция...

С весны 2004 года Шавло, покинув «Торпедо-Металлург», скромно работал в селекционном отделе «Спартака». Попал он туда с подачи технического директора Смоленцева и с одобрения спортивного директора - Владимира Федотова. Будучи селекционером, нашел для команды молодого защитника Федора Кудряшова. Вполне возможно, были и какие-то другие достижения, но они остались за кадром.


  • Почему вы пригласили Шавло работать в клуб? - спросил я Смоленцева, как только Шавло был назначен гендиректором,

  • Когда мы с Владимиром Федотовым и другими нашими коллегами наводили справки о Шавло, ни один человек из самых разных футбольных течений не сказал о нем ни одного дурного слова. Он всегда был образцом порядочности, не замешан ни в каких сомнительных операциях. Тонкое понимание футбола, опыт работы за границей, знание иностранных языков -все это говорило в пользу Сергея Дмитриевича, и жизнь показала, что это был правильный выбор. Шавло оказался очень ответственным и профессиональным человеком, который за время своей работы сумел наладить и развить контакты в там числе и с зарубежными клубами, что пригодится и на его новой должности. На мой взгляд, он относится к футболу именно так, как к нему нужно относиться.

Вашими бы устами, Евгений, да мед пить...

Теперь очевидно, что владелец красно-белых Федун искал, с одной стороны, человека со спартаковским прошлым - это, особенно на фоне Первака, прибавляло ему вистов в глазах болельщиков, - а с другой - несамостоятельную и зависимую фигуру. Потому что все ключевые решения в «Спартаке», судя по действиям председателя совета директоров, должен был принимать он сам, и никто другой. Главным недостатком Первака в глазах Федуна, уверен, были не грубость и не пьянство. Главным недостатком Первака было то, что он действовал без ежеминутной оглядки на шефа.

Федун, войдя во вкус футбольной власти, возомнил себя знатоком игры - и не нуждался в профессионалах, которые по-настоящему управляли бы клубом. Пробный шар он уже забросил в 2004-м, когда без консультаций со Скалой купил за 11 с половиной миллионов долларов аргентинца Фернандо Кавенаги. «Я смотрел кассеты с записями игры Кавенаги, находил его медлительным и не видел ему места в команде. Зато четко знал, на каких позициях у меня могли бы действовать Кержаков с Карякой. Вот их взял бы сразу! - вспоминал потом в разговоре со мной Скала. - Но я только тренер, а решения принимает клуб. Но я ведь не настолько глуп, чтобы действовать во вред себе. Если вы в меня верите - одно дело, а если нет... Вот мы и разошлись».

Скала не ведал, что Федун, человек с математическим складом ума, отводит тренеру всего десять процентов от общего успеха команды...

Вернемся, однако, к Шавло. Со стороны он до такой степени выглядит свадебным генералом, что стало даже интересно: а что же полезного, осязаемого он делает для «Спартака»?

Объяснили. Занимается, оказывается, развитием детско-юношеского спартаковского футбола, в который вложено 30 миллионов долларов. Ходит по общеобразовательным школам открывать уроки футбола в рамках программы «Спартак-футбол-класс», запущенной клубом совместно с Министерством образования в нескольких школах с первого по четвертый классы. Смотрит финалы турниров Детской футбольной лиги и вручает призы победителям. Первак, дескать, этого не делал, ему нужен был только сиюминутный результат, и он знал, что пришел ненадолго. А Шавло - вроде как своя кровинушка. И думает о будущем.

Что ж, все вышеописанное, конечно, похвально. Но для руководителя ведущего и самого популярного клуба России, мягко говоря, недостаточно. Потому что футбол у «Спартака» есть не только детский, но и взрослый. Возможно, Шавло был бы гениальным шефом детско-юношеского направления, которым он, судя по всему, занимается с душой.

Но главная команда-то тут при чем?

Один из экспертов в области спортивного менеджмента поделился со мной наблюдением: «Смущало то, что на такой пост назначили бедного и зависимого. Там должен быть богатый и независимый». Я бы еще добавил - образованный. Причем желательно - в области менеджмента. Шавло же в альпийской стране, и без того далеко не самой футбольной, тренировал даже не взрослую, а юношескую команду. Недаром он признался, как отреагировал на идею Федуна назначить его генеральным директором: «Предложение было как снег на голову».


  • Когда вы заканчивали карьеру в «Торпедо-Металлурге», а Шавло работал там одним из тренеров, могли представить его в роли гендиректора «Спартака»? - спросил я одного из самых титулованных спартаковцев 90-х Дмитрия Ананко.

  • Нет, конечно. Человек был третьим тренером, а генеральный директор - это совсем другая ответственность, совсем другие функции. Но там генеральным директором хоть дворник мог стать. В зависимости от желания хозяина.

С бедностью Шавло эксперт по спортивному менеджменту, конечно, слегка перегнул палку - но даже и представителем среднего класса Сергея Дмитриевича можно было назвать с трудом. В первом интервью «Спорт-Экспрессу» после восхождения на гендиректорский трон его спросили:

- Свой дом в Австрии у вас остался?

- Какой может быть дом у человека, зарабатывавшего полторы тысячи долларов в месяц...

Не в зарплате, разумеется, дело. В человеческом стержне. Хотя в любом случае скачок с полутора тысяч до пятнадцати, которые, по имеющейся информации, Федун положил новому генеральному директору, психика любого человека выдержит с трудом.

21 июля 2005 года для Шавло началась едва ли не самая сложная проверка на прочность - испытание деньгами и властью.

Проверка, которую он, увы, не выдержал.


*****
Искренне радовались назначению своего товарища и спартаковские ветераны, и старые работники клуба. Конечно - после Первака-то, этого урагана! Они считали Шавло «нашим человеком», который старое поколение красно-белых в обиду не даст.

Но уже вскоре произошла сразившая всех наповал история, о которой долго шептались в кулуарах. Но лишь в августе 2007-го она получила фактическое подтверждение в виде прямой речи одного из главных ее участников.

Лучшие, на мой вкус, мастера интервью в российской спортивной прессе, журналисты «Спорт-Экспресса» Юрий Голышак и Александр Кружков побеседовали с одним из самых любимых народом спартаковских футболистов 80-х Юрием Гавриловым. И задали вопрос, признаюсь, не без моей наводки.


  • Правда ли, что старый товарищ Сергей Шавло вам сказал во время одного из ветеранских матчей: «Я теперь не Сережа, а Сергей Дмитриевич»?

  • Было такое, но не на ветеранском матче, а на юбилее Константина Ивановича (Бескова. - Прим. И. Р.). Не знаю, что на него накатило. Его только назначили исполняющим обязанности гендиректора «Спартака», и на том юбилее присутствовали люди, занимающие серьезные посты. Нас всех рассадили, а Шавло - поодаль. Как раз за столиком с большими людьми. Со мной сидел Хаджи, Штапов, ребята из «Динамо». Выпили рюмки по четыре, пауза возникла - пошел я здороваться. К Ольшанскому подошел, еще к кому-то. Смотрю - Шавло с женой. Подхожу: «Сереж, привет! Как дела?» Он говорит: «Юр, знаешь...» И намекает на то, что теперь Сережей называть его не стоит. «Должность такая, что отныне я - Сергей Дмитриевич, так обращайся». «Серега, ты что? Что значит - Сергей Дмитриевич? Я что, в кабинете у тебя?»

  • Я был в шоке, когда узнал об этой истории, -говорит генеральный директор «Москвы» Юрий Белоус. - Более дружеских отношений, чем между футболистами, которые играли вместе, быть не может. А Гаврилов к тому же - еще и старший товарищ, во многом благодаря которому Шавло и стал известным футболистом.

- Шавло - классический пример того, как до неузнаваемости должность меняет человека, - считает Игорь Шалимов. - Я видел его до назначения гендиректором «Спартака» и после - разница огромная! В первом случае это был скромный и очень приветливый человек. Который понимал, что слаб, что в российский футбол вернулся без какого-либо статуса -а потому был очень позитивен и всячески искал ответную любезность. А как только назначили - сразу все изнутри и полезло... О разных случаях, связанных с Шавло, слышал - к примеру, от Димы Парфенова. Испытание деньгами и славой - трудная вещь, но только тот, кто его проходит, способен в жизни чего-то по-настоящему добиться. Шавло сильным человеком себя не показа!. И в его режиме, когда гендиректор, по сути, ничего не решает, лично я бы в «Спартак» никогда не пошел...

- Пусть Сергей Дмитриевич на меня не обижается, но я рос не на Шавло, - говорит телекомментатор Георгий Черданцев. - На Черенкове, Гаврилове, Хидиятуллине, Родионове, Дасаеве. А Шавло - да, был хорошим футболистом, которого сделал Бесков. Но никогда не был кумиром. И когда я слышу о том, как Шавло ведет себя по отношению к своим товарищам-ветеранам, сразу вспоминаю о том, что в той команде он был не более чем «одним из». И не стоит ему об этом забывать.

Кстати, история о Гаврилове имеет, помимо изложенной самим Юрием Васильевичем, еще и неофициальную версию. На ней настаивали сразу два ветерана, с которыми мне довелось пообщаться. Якобы Гаврилов в интервью выдает более мягкий вариант, поскольку отношения с Шавло у него с тех пор наладились, и нового витка напряженности ему совсем не нужно.

Жесткий вариант истории все же свидетельствует о том, что еще раз Шавло попросил Гаврилова называть его по имени-отчеству на футбольном поле, во время матча ветеранов. И прямой Гаврилов, который за словом в карман никогда не лез, якобы ответил Шавло незамысловато: «Да? Ну и пошел ты на Сергей Дмитриевич!»

Не исключаю, конечно, что реальная история, как это часто бывает, обросла мифами, в которые поверили сами ветераны. Но даже если это и так, линию поведения Шавло после стремительного восхождения по служебной лестнице упомянутый миф отражает объективно.

Таким важным и напыщенным, как с момента назначения гендиректором, Шавло не видели никогда. «Замечания тренерам и игрокам он стал делать с интонациями как минимум замминистра», - рассказывали люди из команды.

Многих из тех, к кому раньше он запросто наведывался попить чайку на кухне, новоиспеченный управленец вовсе перестал замечать. Характерный пример привел один из игроков «Спартака». С водителем красно-белых Матвеичем, Николаем Дорошиным, семья Шавло живет в одном доме с незапамятных времен. Обедать друг к другу раньше ходили регулярно, и отношения были - душевнейшие. А через месяц после того, как Сергей Дмитриевич обрел статус, его жена даже перестала с Матвеичем здороваться. Невелика, мол, птица.

В какой-то момент Шавло жестко покритиковал в «Советском спорте» бескомпромиссный Юрий Севидов - спартаковский ветеран, получающий в клубе пенсию в 200 долларов. И Шавло не нашел ничего лучшего, как позвонить коллеге, который больше чем на 20 лет старше, и пригрозить ему: «Будешь продолжать в том же духе - можешь лишиться пенсии».

Через руководителя команды ветеранов «Спартака» Вячеслава Егоровича он стал запрещать играть в ней футболистам, которые в чем-то, по мнению Шавло, перед клубом или перед ним лично провинились. Дмитрий Ананко пострадал из-за резкого комментария на «НТВ-плюс» - о том, если не ошибаюсь, что в свое время будущий гендиректор был безработным и просился у того же Федотова в «Спартак». Рената Атаулина обвинили в том, что он, будучи помощником агента Сергея Базанова, ходил по другим клубам и пытался продать туда Дмитрия Торбинского. Нашлось что вменить в вину и Борису Позднякову...

Ананко в интервью газете «Газета» рассказал:

- Я не раз высказывал свою точку зрения (о профессионализме руководства «Спартака». - Прим. И. Р.) открыто, в частности, в телевизионных программах. И Шавло мне запретил появляться на стадионе. Мало того, даже играть за команду ветеранов «Спартака», которую я безмерно люблю. Я считаю, что это бред. Если со мной не согласны, давайте по-мужски разберемся, я ни от кого не скрываюсь. Я очень переживал за Дмитрия Аленичева. У нас по пальцам можно пересчитать игроков, выигравших Лигу чемпионов. При этом Аленичев ничего не сделал оскорбительного, он свою карьеру положил ради «Спартака», а с ним поступили так, как поступать с людьми нельзя А Федотов, какой бы он ни был тренер, искренне относился к «Спартаку». Руководство, в свою очередь, всячески демонстрировало свое к нему неуважение...

Команда ветеранов на зарплате в клубе не состоит (кроме руководителя - Егоровича). Все свои деньги она зарабатывает матчами с теми, кто мечтает увидеть былых кумиров и готов платить за это деньги.

Так что непонятно даже, на каком формальном основании Шавло мог потребовать наказания за крамолу. Эти люди не подписывают контрактов с пунктами о «корпоративной этике» - или вы что-то перепутали, Сергей Дмитриевич?

В конце концов команда ветеранов, из которой выдергивали одного человека за другим, не выдержала и пошла к Шавло с убедительной просьбой вернуть всех «репрессированных», которые были лишены возможности играть и общаться со своими товарищами в течение двух-трех месяцев.

И они добились своего. Шавло отступился, наказанные возвратились. Когда я позвонил Ананко, он подтвердил мне это, высказавшись лаконично: «У нас был разговор с Шавло. Инцидент исчерпан».

Спартаковскому прошлому удалось то, на что не решилось настоящее - в «деле Аленичева».

Потому что, в отличие от «Спартака» времен денежного материализма, тот «Спартак» был коллективом, где один - за всех, а все - за одного.

Глядя на 50-летних седеющих, лысеющих и полнеющих, но по-прежнему бескомпромиссных мужчин, на поколение Черенкова, Хидиятуллина и Гаврилова, которое нашло в себе силы отстоять Ананко и К°, их хлипким сменщикам следовало бы испытать жгучий стыд.

Вот только способны на него - очень немногие.

Время такое.

И «Спартак», увы, идет с этим временем в ногу.

«Как оратор Шавло легко может работать на похоронах», - так язвительно в разговоре со мной оценил умение руководителя «Спартака» говорить один из игроков команды. «Все его речи - словно заезженная пластинка», - подтвердил другой. «Бубнит все время на одной ноте, всех только раздражает», - заявил третий.

Словно Эллочка-Людоедка, генеральный директор «Спартака» в определенных случаях употребляет одни и те же речевые обороты, которые футболисты научились даже предугадывать.

Если какие-то проблемы с премиальными - «Вы меня неправильно поняли».

Если вопрос более или менее серьезный, и без звонка Федуну его не решить - «Мне надо посоветоваться».

Если кому-то вынесено наказание - к примеру, штраф - «Это решение Совета директоров». Как вариант - «Мы коллегиально решили».

Если не терпится сказать пару ободряющих слов на установке перед ключевым матчем - «Это ответственная игра».

В начале 2006-го, в последние месяцы правления Старкова, генеральный директор периодически заходил на установки и начинал двигать фишки на доске - низводя тем самым и без того пошатнувшийся авторитет главного тренера до нуля. А как иначе, если чиновник, пусть и бывший футболист, безнаказанно вторгается в святая святых тренера - тактику?

Когда Старкова заменил Федотов, Шавло пришел в раздевалку перед его первым матчем, против «Зенита», и заявил игрокам: «Сегодня - двойные премиальные!».

С премиальными у красно-белых дело обстоит так. За победу против рядовых соперников каждый игрок получает по 5 тысяч долларов. ЦСКА, «Локомотив» и «Зенит» относятся к числу элитных соперников, в матчах против которых премии удваиваются. И Шавло не мог этого не знать.

А потому, когда он в раздевалке сообщил о двойных, игроки сориентировались сразу. Первым в таких случаях соображает Владимир Быстрое. «Вы слышали - сегодня двойные двойные!» - воскликнул он. Партнеры взяли этот факт на заметку.

Разумеется, «Зенит» был разгромлен в Питере не поэтому. 30 апреля 2006 года спартаковцы были воодушевлены развязкой истории с надоевшим им уже Старковым - и с надеждами на светлое будущее сокрушили хозяев, которые, в свою очередь, переживали смутное время.

После матча, само собой, футболисты не могли не вспомнить об обещании гендиректора. Что услышали в ответ? Переберите словарь Эллочки-Шавло в поисках нужного варианта. «Вы меня неправильно поняли», - ну что еще они могли услышать от изобретательного руководителя?

Перед стартовой игрой группового турнира Лиги чемпионов-2006 против «Баварии», в мюнхенской гостинице, Шавло взял слово после Федотова. И всю тренерскую установку, весь настрой разбил вдребезги несколькими словами: «Свою главную задачу вы уже выполнили - вышли в групповой турнир. Теперь играйте в свое удовольствие». То есть собственный руководитель дал понять, что в самой Лиге «Спартак» ни на что не годен! Некоторые игроки с трудом сдержались, чтобы после таких слов не прогнать Шавло восвояси. Но настроение было уже сбито в любом случае. И кто знает, не повлияло ли это на итог - 0:4?

Вскоре был календарный матч в Ярославле. Хозяева поля, «Шинник», уже распрощались с надеждами остаться в премьер-лиге и проигрывали кому ни попадя. Победа «Спартака», претендовавшего на золотые медали, казалась предрешенной - если там не выигрывать, то вообще где?

Раздевалки на «Шиннике» крохотные, пространства нет. И когда за несколько минут до начала игры сказать напутственное слово пришел Шавло, по раздевалке пронесся стон: зачем это нужно? Когда это уже закончится? Когда гендиректор произнес свой обычный набор банальностей и вышел, игроки были вне себя. Негодовал и Федотов, чья фраза запомнилась всем: «Опять черный глаз пришел! Говорил же я ему: перед игрой в раздевалку не заходить!»

Главный тренер произнес эти слова - и стремительно вышел из раздевалки, хлопнув дверью. Игроки выходили на матч раздраженными и несобранными. И матч закончился со счетом 1:1, по сути, в очередной раз глупейшим образом поставив крест на мечтах «Спартака» о десятом российском золоте.

И завершился сезон-2006 очередным соло генерального директора. В Лиссабоне «Спартак» встречался с местным «Спортингом», и для того, чтобы занять третье место в группе Лиги чемпионов - а значит, попасть в Кубок УЕФА, - красно-белым нужно было обязательно выиграть. Перед матчем в раздевалке капитан Егор Титов сообщил одноклубникам, что беседовал с Шавло, и тот назвал определенную сумму премиальных. Весьма, надо заметить, немалую.

«Спартак» на чужом поле красиво выиграл - 3:1. В приподнятом настроении команда вернулась в раздевалку. Там же оказался и Шавло, чем, рассказывают, незамедлительно воспользовался Быстрое. «Скажите, когда будут деньги?» - спросил он, назвав сумму, озвученную Титовым.

Шавло сделал удивленное лицо и заявил: «Нет, ребята, вы ошиблись. Ничего такого я не говорил». Не сдержав слова, данного капитану, генеральный директор подставил еще и его. В результате футболисты получили в три раза меньше.

Кто-то из категории любителей порыться в чужих карманах, как всегда, начнет по этому поводу ныть: «Опять о деньгах! Они что, мало зарабатывают?»

Да не в этом же дело, черт возьми!

А в том, что игрокам давно уже стало ясно: этот генеральный директор не держит свое слово. Как дал -так и взял назад. Если бы с «Зенитом» или со «Спортингом» Шавло не пообещал дополнительных премиальных, их бы никто, скорее всего, и не попросил. Никто за язык тебя не тянул. Сказал - выполни. А не выполнил - что ж, тебя будет презирать вся команда.

Иногда в таких ситуациях игрокам помогает тренер. Но Федотов, как и Старков, от решения каких-либо финансовых вопросов в «Спартаке» был отсечен, да и сам инициативы на этот счет, говорят, не проявлял. Некоторые игроки его пассивность воспринимали как соглашательство с руководством. А он, мне кажется, просто был настроен на другую волну. Этот человек родился в 1943 году и воспитывался совсем на иных ценностях. Федотов и сам зарплату-то получал в «Спартаке» такую, что люди пальцем у виска крутили: мол, не может такого быть в топ-клубе! Впрочем, об этом позже.

...Закончился сезон-2006. Для публики, не вхожей в раздевалку, он завершился на звонкой лиссабонской ноте. На зиму болельщик уходил, согретый надеждой на светлое будущее в 2007 году.

А игроки улетали из Португалии на зимние каникулы с ощущением, что их в очередной раз надули.



Глава II
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

  • И какое он произвел впечатление
  • Как дальше складывалось ваше сотрудничество
  • Как Шавло ушел из вашего клуба
  • - Удивились, когда вашего третьего тренера в «Спартаке» вдруг назначили гендиректором
  • Почему вы пригласили Шавло работать в клуб
  • Когда вы заканчивали карьеру в «Торпедо-Металлурге», а Шавло работал там одним из тренеров, могли представить его в роли гендиректора «Спартака»
  • - Свой дом в Австрии у вас остался
  • Правда ли, что старый товарищ Сергей Шавло вам сказал во время одного из ветеранских матчей: «Я теперь не Сережа, а Сергей Дмитриевич»