Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


ОБЛАДАНИЕ ВЛАСТЬЮ - ВЫСШЕЕ БЛАГО




страница3/31
Дата15.01.2017
Размер1.88 Mb.
ТипРуководство
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

ОБЛАДАНИЕ ВЛАСТЬЮ - ВЫСШЕЕ БЛАГО.

ОСТАЛЬНЫЕ ПОТЕРПЯТ


Благотворительность в России еще долго не станет общепринятым признаком порядочности и гражданственности

Алексей Колышкин,

«Деловое Прикамье» (Пермь), № 26, 16.07.2010

Благотворительность как инструмент социально-экономического регулирования нерыночными методами - неотъемлемая составляющая жизни развитых обществ и государств.

Выгоды здесь очевидны: государственного пирога на всех вряд ли хватит, да и госаппарат - не самый ответственный механизм в деле распределения благ. Вот потому-то, например, доля благотворительного ресурса в финансировании высшего образования США составляет около 10проц и сопоставима с долей расходов федерального правительства. Что может быть яснее?

В России, видимо в силу общей молодости нашего "суверенного" варианта капитализма, благотворительность не стала деятельностью, неучастие в которой "опускает" в глазах общества не только отдельно взятую личность, но и любое предприятие.


ВЫГОДЫ БЛАГОГО ДЕЛА

Впрочем, нельзя сказать, что благотворительность в России и в Пермском крае отсутствует как таковая. Каковы ее мотивы?

Все опрошенные "ДП" респонденты упомянули о моде на таковую. "В начале-середине девяностых годов появился новый класс богатых людей. Они знали, что так делается на Западе, это было модно, престижно, и многие, поэтому давали деньги на благотворительность", - вспоминает депутат Пермской городской думы, в прошлом руководитель пермского отделения Российского фонда милосердия и здоровья Галина Слаутина. Ее "мемуар" подтверждает и руководитель Пермского центра развития добровольчества Ольга Зубкова: "Мне кажется, что пока эта деятельность для бизнеса - зачастую следствие моды. Без особого понимания цели".

Помимо эмоционального мотива есть и рациональный, вполне понятный поиск какой-либо пользы и для своего бизнеса. Очевидна связь благотворительности с улучшением имиджа, позиционированием себя как социально-ответственного предприятия и так далее, что, касается в большей степени крупного и среднего бизнеса. Все это в конечном итоге работает на повышение капитализации и конкурентоспособности. "Нашим предприятиям для более успешной работы с западными партнерами приходилось заимствовать их же стандарты, чтобы быть более понятными для контрагентов. В эти стандарты входила, в том числе, и благотворительность", - поясняет президент фонда поддержки социальных инициатив "Содействие" Нина Самарина.

Есть и другая польза. Дело в том, что системное участие, как в благотворительности, так и в целом в работе на благо какого-то сообщества, помогает сплотить коллектив предприятия, побудить его работать лучше, а иногда и платить ему меньше (многие соглашаются на это за возможность работать именно в социально ответственной компании и т.п.). "Бизнес понимает, что, благодаря вложениям в так называемый "символический капитал", формой которого является и благотворительность, он может привлечь в свои ряды тех, кто так к нему работать не пошел бы", - поясняет профессор Олег Лейбович.

Накопление такого символического капитала на определенной территории сильно помогает, особенно если амбиции бизнеса распространяются еще и на политику. "У нас если кто-то хочет стать депутатом, он тут же регистрирует фонд и становится благотворителем", - иронизирует Слаутина. Что ж, как говорится, и на том спасибо. Ведь это не отменяет гуманитарных последствий.


МАРГИНАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ

Однако, несмотря на весь "ворох" выгод для всех участников процесса, говорить о соответствии неким условным мировым стандартам филантропии в России очень сложно. И в Пермском крае - тоже. Нет, конечно, мы видим иногда конкурсы социальных проектов краевой администрации, "ЛУКОЙЛа". Но социальную политику, проводимую внутри корпорации, все-таки следует отделять от собственно благотворительности. И если первая отчетливо доминирует, то вторая, особенно в частном своем проявлении, до сих пор - нечто маргинальное. Вот вам для иллюстрации рассказ Ольги Зубковой: "Мы проводили благотворительный конкурс рисунков детей, страдающих онкозаболеваниями. От продажи этих рисунков намеревались собрать какие-то средства. Помимо прочего разослали приглашения всем депутатам пермской Думы и Законодательного собрания. Из депутатов пришли 3 человека. Рисунков купили всего 8 человек на 130 тысяч рублей. На эти деньги можно только провести обследование детишек". Такова картина. Так что мешает расцвету благотворительности, только ли занятость и скаредность депутатов?


ПОД КОЛПАКОМ

В большинстве развитых стран благотворительность развивается в условиях благоприятного налогового режима (существует целая система налоговых льгот для доноров, включая льготы по подоходному налогу, налогу на корпорации, налогу на дарения, налогу на имущество).

В России в 1995 году законом "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях" была введена норма о том, что органы государственной власти и органы местного самоуправления, признавая социальную значимость благотворительной деятельности, могут оказывать участникам благотворительной деятельности поддержку, в том числе, в форме предоставления льгот но уплате налогов, сборов и иных платежей. Но в августе 2004 года она была из текста закона исключена. Это не означало прямого запрета на введение налоговых льгот, но сигнал сверху был понят "правильно". Поэтому ныне только два региона сохранили соответствующие законы и льготы - Москва и Самарская область (даже нефтегазовые толстопузы на это не идут). Принятые ими региональные законы допускают снижение ставки налога на прибыль компаний-жертвователей: в Москве - на 2проц, в Самарской - от 0,5 до 4проц (в зависимости от суммы пожертвований)

А для частных благотворителей постоянно сокращался и предельный размер налогового вычета: если в 1990 году гражданин мог пожертвовать на благотворительные цели 100проц своего дохода, то к 2000 году размер допустимого возмещения был урезан вчетверо. То есть за сто рублей, отданных на благое дело, тебе возместят лишь 25. Более того, и организации-посредники и непосредственный благополучатель, которому перечисляются средства на, скажем, сложную и дорогую операцию, должны платить с них налоги, как с дохода. Ситуация усугубляется забюрократизированным администрированием всей сферы некоммерческих организаций (НКО) в России. За каждую полученную копейку организация-посредник должна отчитаться перед государством (то же самое приходится делать и бизнесу), и вовсе не по соображениям борьбы государства, защищающего интересы добропорядочных граждан, с нечистыми на руку мошенниками, а из боязни, что часть средств пойдет на финансирование оппозиции. Себя, любимых, во власти жалко, а детей, умирающих без средств на лечение, - не жалко: больные умирают - процент здоровых повышается. Ну, это так, к слову.

Есть и еще одна проблема - разрозненность, как самих благотворительных организаций, так и бизнеса, желающего включиться в эту деятельность. Эти два "лагеря" зачастую не знают друг о друге - нет единой информационной среды, а иногда - доверия к имеющимся посредникам. "Если бы передо мной сейчас встала задача системно заняться такой деятельностью, то я просто не знала бы к кому обратиться, - сетует депутат Слаутина, - за последние годы число благотворительных организаций сильно сократилось, и они измельчали". И, как видим, не обязательно по своей вине, а с подачи законодателя. Впрочем, упреки в непрофессиональности своих контрагентов от филантропии со стороны бизнеса тоже звучат нередко. Да и как при такой государственной политике этого профессионализма набираться?
ВЗРАЩИВАЙТЕ ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО

Что же следует сделать, чтобы придать стимул, как самим НКО, работающим на этой ниве, так и бизнесу? "В Перми и Пермском крае следовало бы для начала провести инвентаризацию всех НКО, имеющих отношение к данной сфере. Для того чтобы понять, что у нас есть, с чем придется работать, -предлагает Нина Самарина. - Далее организациям-благотворителям, бизнесу и государству следует вырабатывать некие единые подходы к деятельности".

От государства ждут логичной политики и выстраивания единого информационного пространства для всех участников процесса. Не помешали бы и налогоные льготы. В этом отношении сошлись все опрошенные "ДП" эксперты: послабления делать надо. Есть, правда, и другая точка зрения на этот вопрос. "Либеральный подход - льготное налогообложение благотворительности уместнее в развитом обществе, где налоговая политика является элементом устоявшейся правовой среды не только благотворительности, но и экономики в целом. Опыт развивающихся стран, в том числе и опыт России, говорит, скорее, против льготирования этой сферы. Справедливость тезиса о незначительной эффективности налоговых льгот и налоговых злоупотреблениях подтверждается российской практикой благотворительности середины 1990-х г.", - утверждается на сайте государственного информцентра "Благотворительность в России". Но именно на такой подход, как на "презумпцию виновности", сетуют и бизнес, и благотворители-посредники. Наше государство боится, что льготы станут инструментом ухода от налогов. А облегчение бюрократического администрирования - еще большая проблема. Ибо существует великий страх перед зарубежными грантодателями, как зачинщиками всевозможных смут. Оттого, кстати и многие бизнесмены, оказывающие помощь, не афишируются: не хотят привлекать излишнее внимание налоговых служб и ФСБ.

Неудивительно поэтому, что для пермяков и их представителей в органах законодательной власти проблематика благотворительности до сих пор находится на периферии сознания. "Ну, обращались мы к депутатам ЗС в целях возможного лоббирования соответствующего закона, рассказывает анонимно один из общественников, - результат нулевой. А губернатор вообще только совсем недавно понял, что существует гражданское общество как таковое!" О чем уж тут говорить...




1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

  • Алексей Колышкин