Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Благотворительность в зеркале сми




страница28/31
Дата15.01.2017
Размер1.88 Mb.
ТипРуководство
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   31

ЗАКАЛЕННАЯ


В Киргизии действует международная организация Save the children – «Спасите детей»

Амалия Бенлиян,

«Вечерний Бишкек» (Бишкек), № 128, 16.07.2010

Американка Пилар Робледо впервые побывала в Кыргызстане 14 лет назад в качестве волонтера Корпуса мира. Преподавала школьникам из отдаленных районов английский язык. Сейчас она снова приехала к нам, но уже по линии международной организации Save the children - "Спасите детей". Несмотря на события, происшедшие в стране, она не собирается уезжать, наоборот, считает, что именно сейчас ее работа очень важна.

Кубинская литовка

У Пилар интересная родословная: ее отец эмигрировал в Америку с Кубы, а мама - из Литвы. В ее роду, помимо прибалтийцев, были украинцы, ирландцы, шотландцы, англичане, поэтому все представители Робледо комфортно чувствуют себя в другой культуре и легко адаптируются в чужой стране. Пилар тоже не стала исключением. Ее с детства интересовала антропология, причем все ее направления - биологическое, философское, социально-культурное. И ей всегда хотелось заниматься международной деятельностью. Сразу после окончания университета Колорадо от американской благотворительной организации International Rescue Commitee Пилар поехала в Пакистан, где прожила 6 лет.

- Я координировала программу по образованию, если дословно перевести ее название, то оно будет звучать так: "Образование в чрезвычайных ситуациях". Задача этого проекта состояла в том, чтобы дети афганских беженцев в Пакистане начали учиться. Из 23 тысяч афганских детей 70 процентов составляли девочки, и уровень грамотности у них был очень низкий, - рассказывает Пилар. - Как правило, в 12-13 лет родители уже выдают их замуж, в лучшем случае они оканчивают три класса, а потом на всю жизнь становятся домохозяйками, без будущего и возможности выбора своего жизненного пути.

Наш проект был направлен на то, чтобы популяризировать образование среди этой категории людей. Мы объясняли родителям, чем опасны ранние браки и материнство в таком юном возрасте, доказывали, почему их дочерям необходимо учиться. Это очень трудная задача - ломать веками складывающиеся стереотипы у людей, которые в большинстве своем другой жизни и не видели. Но кое-какие сдвиги все же были. Этот народ устал от войны, бедности и хотел что-то изменить в своей жизни, а это возможно только посредством образования. Поэтому каждая ученица, пришедшая на занятие, была нашей маленькой победой.


Кошмар Кашмира

Самые тяжелые воспоминания о жизни в Пакистане у Пилар Робледо связаны с октябрем 2005 года. Тогда в Кашмире случилось землетрясение, самое страшное в Южной Азии за последние 100 лет. Оно вызвало крупные разрушения в северо-восточном Пакистане, Афганистане и в северной Индии. Многочисленные деревни были буквально стерты с лица земли.

- Я находилась в городе Пешауар, в нескольких километрах от эпицентра, - вспоминает Пилар. - Дом, где я жила, по счастливой случайности уцелел, только ворота во дворе разрушились. Но то, что произошло в Кашмире, иначе как кошмаром не назовешь. В результате этой природной катастрофы погибли около 300 тысяч человек, из них 20 тысяч детей. Многие государства, международные и неправительственные организации тогда предложили Пакистану помощь в виде денег, продовольствия, медицинского оборудования. Одновременно со всего мира в регион прибыли команды спасателей. Очень большую помощь оказала Куба, приславшая около 800 врачей. Всего в Пакистан прибыли 2 тысячи 500 медиков из разных стран - США, Японии, России, Европы.

Землетрясение разрушило в стране десять тысяч школ, и International Rescue Commitee взялась за их восстановление. Для этого мы разослали заявки на гранты в различные международные организации и в правительства разных стран. Нас тогда поддержали американские, канадские компании, Голландский фонд, Швейцарское бюро по сотрудничеству. Нам пришлось начинать работу с нуля, но теперь уже мы фокусировались не только на детях и их родителях, но и на учителях, которые из-за этого страшного бедствия потеряли родных, близких, детей, им больше негде было жить. Конечно, в таком состоянии они и не думали о том, чтобы выполнять свой профессиональный долг. Мы оказывали им психосоциальную помощь, помогали пережить шок, преодолеть страх. Тогда многим пришлось учиться жить заново.


Мечта пакистанки

То, что случилось на юге Кыргызстана, в какой-то степени тоже стихийное бедствие, результат тот же - погибшие, раненые, разрушенные дома, школы. Но, несмотря на боль, надо суметь пережить этот шок и жить дальше. Ни в коем случае нельзя потерять грядущий учебный год, 1 сентября дети, как обычно, должны пойти в школу. Я понимаю страх родителей, но надо преодолеть и его, потому что именно в школе происходит адаптация детей к нормальной жизни. Это как раз то, чем мы занимались в Пакистане. Нужно было во что бы то ни стало восстанавливать школы и убеждать родителей, что дети должны посещать занятия.

И постепенно нам удалось добиться того, что посещаемость в классах стала повышаться. Даже пакистанские девочки стали ходить на уроки. Среди этих детей были очень одаренные. Как-то мы проводили ярмарку идей, где выставлялись различные поделки школьников. Кто-то принес засушенных пауков, кто-то - вышивку, рисунки, аппликации. Но самым удивительным экспонатом этой выставки была маленькая стиральная машинка, которую соорудила 13-летняя девочка! Она сделала ее из всякого металлолома, который находила на улице. Эта машинка состояла из маленького тазика и моторчика, к которому подсоединялся электропровод.

Просто удивительно, как эта девочка, не зная основ физики, смогла соорудить такой механизм! Когда я спросила ее, как ей пришла в голову эта идея, она ответила, что ее самая заветная мечта - стиральная машина. Семья у нее большая, а она самая старшая из детей, поэтому все домашние хлопоты легли на ее плечи. Свою одежду, а также вещи родителей, младших братьев и сестер ей ежедневно приходилось стирать на руках, из-за чего на коже постоянно появлялось раздражение. Поскольку купить настоящую стиральную машину ее семья позволить не может, она решила соорудить ее сама из подручных материалов.

С такими неординарными способностями эта девочка могла поступить в университет и стать, например, инженером. Но, увы, ее постигла та же участь, что и других: вскоре ее выдали замуж, и в школу она уже не ходила...
Стагфляция

Точкой отсчета своей карьеры социального работника Пилар Робледо считает Кыргызстан, куда она впервые приехала в 1996 году волонтером от Корпуса мира. Как и у многих иностранцев, у американской кубинки были весьма поверхностные знания об этой республике. Она лишь знала, что это одна из стран, входившая в состав Советского Союза, расположена в Средней Азии, столица - Бишкек.

- Я хорошо помню свои первые впечатления от Кыргызстана - красивая природа, гостеприимные люди. Мне было все интересно, я только делала первые шаги в международной работе. В вашей республике я приобрела большой опыт, поэтому когда судьба предоставила шанс приехать сюда снова, я была очень рада.

- Вы приехали сюда накануне событий на юге. Кто, по-вашему, виноват в этой кровавой бойне?

- Я думаю, здесь сыграло роль такое явление, как стагфляция - сочетание стагнации и инфляции. Это состояние экономики, когда застой производства (стагнация) сочетается с возрастающей безработицей и с непрерывным ростом цен - инфляцией. История показывает, что в разных странах в разные эпохи происходили конфликты между группами людей - католиками и протестантами, верующими и атеистами, представителями различных партий, государствами и нациями. Поэтому всегда трудно говорить, кто из них виноват, потому что виноваты все. Я знаю одно: что бы там ни было, 1 сентября дети на юге должны пойти в школу. На этой неделе мы вместе с коллегами поедем в Ош для количественной и качественной оценки школ. Образование - это будущее, конфликт и война - это крах. Эту простую, но такую выстраданную формулу, как никто, знают афганцы. Нельзя, чтобы повторилось то, что пришлось им пережить.

Кыргызстан - стратегически важная страна. Потому что здесь есть ресурс, намного более важный, чем нефть и природные ископаемые. Это - люди. Хотя до полной стабилизации еще далеко, отрадно, что обстановка здесь постепенно налаживается. Я думаю, надо провести международное расследование происшедших событий и предать огласке его результаты. Люди хотят знать, кто за всем этим стоит, и это правильно.


Пробки и сотки

- Как ваша семья относится к тому, что вы постоянно находитесь в горячих точках?

- О, их реакцию нетрудно предугадать. Они мечтают, чтобы я наконец начала вести оседлый образ жизни, вышла замуж, нашла работу в каком-нибудь респектабельном офисе. Но я пока не устала от того, чем занимаюсь, поэтому на покой не собираюсь. Мне сорок лет, но многие говорят, что я выгляжу моложе. Это потому, что я такая закаленная, - улыбается Пилар.

- Вы не впервые в Кыргызстане, чувствуете себя здесь как дома?

- Да, Кыргызстан действительно стал для меня домом. Когда я прилетела в Бишкек из Исламабада, то первое, что почувствовала, это воздух, он какой-то особенный. Обожаю здешнюю малину, у нее тоже необычный вкус, я такой нигде больше не встречала. Еще меня очень умиляют бабушки, которые продают вдоль тротуаров цветы. От них веет таким теплом, сразу как-то легче становится на душе. Если люди покупают цветы, значит, у них есть надежда.

- За 14 лет, что вы не были здесь, Бишкек изменился?

- В 1996 году, когда я приехала сюда впервые, люди в основной своей массе были подавленными. А сейчас, несмотря на то, что страна переживает сложный период, на улицах можно встретить много улыбающихся, открытых людей. Это хороший показатель. Бишкек образца 2010 года - это автомобильные пробки, мобильные телефоны у каждого встречного. 14 лет назад, чтобы позвонить за границу, мы выстаивали очереди на переговорном пункте.

- Куда отправитесь после Кыргызстана?

- Наверное, поеду в Америку, поработаю там. Но если, не дай бог, где-то возникнет чрезвычайная ситуация, без раздумий поеду туда. Я же закаленная.

на языке вертится.


Символ Simple

В XVII-XVIII веках английский язык переплыл океан вместе с британскими крестьянами и представителями мелкой и средней буржуазии. Если бы мы сейчас могли вернуться в Америку того времени, то встретили бы множество переселенцев, говорящих на испанском, французском, немецком, голландском, норвежском, шведском и даже на русском.

Все эти люди оказались в непростой ситуации - им нужно было осваивать земли, строить дома, налаживать производство и привыкать к новым природным и социально-экономическим условиям. Им был просто необходим общий язык - обустроить новые земли в одиночку невозможно, нужно было объединяться, общаться и совместными силами преодолевать препятствия. Связующим звеном между переселенцами и стал английский язык.

В те времена он не был однородным даже в пределах Англии: в речи аристократов, крестьян и буржуазии можно было заметить сильные отличия. В Америку попал не рафинированный аристократический вариант английского, а язык крестьянства и буржуазии.

У переселенцев были другие проблемы, чем у жителей Англии, их окружала другая флора и фауна, по-другому развивалась история, другие вещи становились приоритетными, в людях ценились другие качества. Язык просто не мог не впитать в себя жизненные реалии американцев - и он быстро менялся. Между американским и британским английским значительно больше сходств, чем различий - ведь речь идет об одном и том же языке. И все же есть некоторые особенности.

Существуют слова, которые широко употребляются в США, но которые нельзя услышать в Великобритании, и наоборот. Разговаривая с современным американцем, можно услышать английские слова, которые давно вышли из обихода в Англии.

Склонность американцев все упрощать сильно сказалась на грамматике. Например, в разговорной речи вы, скорее всего, услышите только времена группы Simple. Шансы, что ваш собеседник-американец употребит Perfect, минимальны. Это одна из главных причин, почему англичане считают американцев небрежными по отношению к языку. Однако это не совсем справедливо: американцы даже более склонны соблюдать многие правила грамматики, которыми часто пренебрегают англичане. Но главное, это не мешает тем и другим понимать друг друга.


1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   31