Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Белорусское общественное объединение преподавателей русского языка и литературы




страница1/19
Дата17.03.2017
Размер3.45 Mb.
ТипСборник
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

БЕЛОРУССКОЕ ОБЩЕСТВЕННОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ

ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ РУССКОГО ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ

К 70-летию

кафедры русской литературы БГУ

РУССКАЯ

И БЕЛОРУССКАЯ ЛИТЕРАТУРЫ
на рубеже

xxxXi веков

Сборник научных статей

В двух частях

Часть 2
Под редакцией профессора С. Я. Гончаровой-Грабовской


Минск «РИВШ» 2010

УДК

ББК


H

Р е к о м е н д о в а н о


Ученым советос филологического факультета

Белорусскго государственного университета

(протокол № 6 от 27 мая 2010 г.)

Рецензенты:


доктор филологических наук, профессор Т.Е. Комаровская;

доктор филологических наук, профессор Л.Д. Синькова


Редакционная коллегия:

доктор филологических наук, профессор



С. Я. Гончарова-Грабовская (отв. ред.);

доктор филологических наук, профессор А.И. Бельский;

доктор филологических наук, профессор И. С. Скоропанова;

доктор филологических наук, профессор А.А. Станюта;

доктор филологических наук, профессор А.А. Нестеренко

кандидат филологических наук, старший преподаватель У. Ю. Верина (зам. отв. ред.)



Русская и белорусская литературы на рубеже XX—XXI вв.: сборник научных статей. В 2 ч. Ч. 2 / под ред. С. Я. Гончаровой-Грабовской. — Минск: РИВШ, 2010. — ___ с.

ISBN


Сборник создан по итогам международной научной конференции, прошедшей в Белорусском государственном университете. Научные статьи отражают тенденции развития современного литературного процесса, его проблематику и поэтику.

Рассчитан на литературоведов, преподавателей и студентов филологических и культурологических специальностей.

Издание подготовлено на кафедре русской литературы БГУ.



УДК

ББК
© Коллектив авторов

© БГУ, 2010



СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА: ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОСВЯЗИ И ПРАГМАТИКА


Е. А. Городницкий (Минск)
МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИЕ АКТУАЛИИ И СТИЛЕВЫЕ ДОМИНАНТЫ СОВРЕМЕННОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОЦЕССА
По-видимому, нет особой необходимости в дополнительном обсуждении вопроса о существовании определенной взаимообусловленности между мировоззрением эпохи и ее стилевым своеобразием, ее художественным выражением. Наличие такой связи (хотя, безусловно, и не прямой, опосредованной) сегодня, по существу, не подвергается сомнению. Однако конкретные механизмы и способы ее реализации еще недостаточно изучены. Данная проблема представляется нам весьма актуальной как раз по отношению к современному литературному процессу, в котором проявляются самые разнообразные направления и тенденции художественного развития.

Принимая во внимание особенности современного литературного процесса, следует прежде всего задаться вопросом: правомерно ли в таких условиях вообще вести речь о едином стиле эпохи? Ведь современное состояние литературы как раз характеризуется стилевым многообразием, отсутствием какой-либо единственной, доминирующей и определяющей линии. Соответственно, и в метафизической области, в сфере мышления в наше время очевидны ощутимые сдвиги в сторону плюралистического мировоззрения, представлений о многополярности мира. Сохраняется ли при таких условиях взаимозависимость мировоззренческих представлений и художественных тенденций, и если сохраняется, то в какой степени? Вот вопросы, которые требуют в первую очередь своего разрешения, вопросы, важные для теоретико-методологического осмысления закономерностей современного литературного развития.

В настоящее время значительно обогатилась и усложнилась система терминологии, которой пользуются литературоведы и критики. Я преднамеренно не употребляю в данном случае выражение литературоведческая терминология, поскольку ныне широко распространены заимствования терминов из других гуманитарных дисциплин и даже не только гуманитарных. Эти понятия приспосабливаются, не всегда, впрочем, удачно, к литературоведческому обиходу. Причины подобной терминологической экспансии очевидны: существует действительная необходимость в расширении исследовательского поля, в использовании новых ракурсов проблемного видения. Терминологическая система на любом этапе развития науки не может представлять собой застывшую, неподвижную конструкцию. Она развивается вместе с развитием науки, ее порождающей. И вполне закономерно, что во времена, когда актуальность интердисциплинарных исследований подтверждается практикой, происходит активный терминологический «взаимообмен». Сложность, а зачастую и противоречивость, процесса выработки новейшей терминологии свидетельствует о том, что современное литературоведение находится в поисках новых путей, стремится к обновлению исследовательского языка.

Однако, требует к себе определенного внимания и та терминология, которая уже давно, казалось бы, устоялась, прошла проверку временем. Роль и значение таких ключевых понятий, как метод, стиль, творческая манера, с течением времени изменяются, уточняются. Поэтому существует необходимость в определении их содержательности, которая соответствовала бы именно современному состоянию литературной теории.

Как известно, использование термина метод по отношению к литературному творчеству было введено лишь в двадцатые годы прошлого столетия советскими исследователями. По существу, понятие метода как способа научного исследования было распространено также и на искусство. Несомненно, здесь сыграли свою роль позитивистские и нормативные установки, характерные в определенной степени для мировоззрения того времени. Литература в ряду других искусств рассматривалась преимущественно как средство познания и освоения/преобразования действительности. Хотя при этом и отмечался специфический характер ее отношений с действительностью, но все же художественный и научный методы не представлялись чем-то совершенно противоположным.

Метод, являясь одним из краеугольных понятий марксистской литературоведческой теории, прежде всего, связывался с таким явлением как социалистический реализм. Существовала своеобразная иерархия представлений, в соответствии с которой право называться м е т о д о м (художественным, творческим) получал, по существу, только социалистический реализм, тем самым как бы выделяясь из всего разнообразия художественных направлений и стилей. В «Литературном энциклопедическом словаре» (1987), например, социалистическому реализму дается следующее определение: «художественный метод литературы и искусства, представляющий собой эстетическое выражение социалистически осознанной концепции мира и человека, обусловленной эпохой борьбы за установление и созидание социалистического общества» [1, с. 414]. Определение, конечно, в терминологическом отношении довольно приблизительное, не дающее полного представления об этом действительно сложном явлении. Здесь, собственно, отождествляются совершенно разные по своему содержанию понятия: «выражение концепции» и метод. Обратим, однако, внимание на то, каким образом в данном издании характеризуются другие явления того же ряда (оставим в данном случае в стороне их конкретно-исторические особенности). Уже критический реализм называется «направлением в реалистической литературе и искусстве» [1, с. 171]. Направлениями также именуются романтизм, натурализм. В общем-то, довольно сложно разобраться в такой многоступенчатой системе, в логике ее построения, поскольку, наряду с методом и направлением, для обозначения идейно-художественных общностей используются также термины течение, стиль. Так, например, сентиментализм получает наименование течения, а барокко – стиля. В этом разнобое просматривается все-таки определенная тенденция – стремление к выстраиванию явлений в соответствии с представлением об их значимости. Естественно, маньеризм или рококо существенно отличаются, к примеру, от реализма или романтизма. И, видимо, эти различия не сводятся только к «объему» данных явлений и сфере их распространения.

Во всяком случае, приходится констатировать, что проблема терминологического обозначения в затронутой нами области не представляется пока еще окончательно разрешенной. По-видимому, и в дальнейшем в нашей литературоведческой практике будут параллельно использоваться такие термины, как направление и стиль, в основе своей синонимические, но относящиеся к различным культурно-историческим традициям.

Категория стиля на протяжении нескольких прошедших десятилетий получила значительное углубление своего содержания. Стиль уже не связывается исключительно с формальными аспектами литературного произведения. В настоящее время, наряду с представлением о стиле как совокупности изобразительно-выразительных средств, все более уверенно заявляет о себе другая точка зрения, согласно которой стиль рассматривается как выражение содержательности художественной формы, как целостное художественное воплощение замыслов автора.

В данном ракурсе, как нам представляется, довольно близки между собой понятия стиль и художественный мир. Их сближает как раз наличие тесной взаимосвязи мировоззренческих представлений с конструктивными основаниями поэтики. Ибо своеобразие взглядов автора и героя на мир глубоко и выразительно проявляется как раз в самой структуре современного литературного произведения, во взаимоотношениях его конструктивных элементов, переплетении различных точек зрения и т. п. Значительно далее отстоят между собою все-таки метод и стиль, которые чаще противопоставляются по своим основным признакам и характеристикам, представая в качестве своеобразных контрапунктов литературного процесса. Исходя из постулата о едином творческом методе в советской литературе и в то же время ее стилевом многообразии, исследователи в недалеком прошлом не находили в стиле того объединяющего начала, каким, по их мнению, обладал художественный метод. Автор монографии «Художественный метод и стиль» (1964) О. В. Лармин не принимал вообще самого понятия «стиль эпохи», считая его изобретением буржуазного искусствоведения. Указывая на «недостаточно четкое разграничение понятий «метод» и «стиль», «стиль» и «индивидуальная манера» [2, с. 14], он предлагал в качестве критерия такого разграничения использовать степень обобщенности данных понятий. Взяв в качестве исходной модели философскую триаду общего, особенного и единичного, он проецирует на нее свое представление о соотношении метода, стиля и индивидуальной манеры писателя. «Высшая степень общности» видится им в художественном методе, в котором проявляются «общие принципы подхода к художественному отражению действительности» [2, с. 242]. Стиль, как проявление особенного, естественно не может в таком случае претендовать на выражение общих закономерностей и представлений.

В наше время стилевая палитра литературы значительно расширилась по сравнению с предыдущими периодами. При этом для современной литературы в большей степени характерно смешение жанровых и стилевых признаков, совмещение различных художественных приемов, техник, способов организации текстового пространства. Возможно ли в таком случае говорить об едином стиле – стиле, воплощающем в себе дух времени, его основные художественные черты?

Можно поставить вопрос и в другой плоскости: могут ли сохранить в таких условиях свое определяющее положение такие категории, как метод, направление? Т. е., сохраняется ли в незыблемом состоянии очерченная некогда в эпоху строгой регламентации иерархическая соотнесенность терминов, обозначающих некоторые идейно-художественные общности? Если придерживаться и сегодня такой довольно жесткой схемы, не предстанет ли в общем-то обедненной картина современного литературного процесса, не сведется ли декларируемое многообразие опять-таки к нескольким «измам»: к реалистическому и постмодернистскому векторам художественного развития?

Философы и культурологи характеризуют наше время как переходную эпоху, начало созидания совершенно нового типа культуры, кардинальным образом отличающегося от существовавшего ранее. По словам известного российского эстетика академика В. В. Бычкова, мы находимся «в начале принципиально новой (иной) эпохи в истории человечества» [3, с. 5]. Было бы, пожалуй, слишком неосмотрительно связывать такие грандиозные изменения (уже наметившиеся, но также и предполагаемые) только с одним каким-либо идеологическим движением или мировоззренческой системой. Но все же принято считать, что переживаемое нами время представляет собой период Постмодерна, характеризующийся в философском, мировоззренческом отношении определенными свойствами. Мир Постмодерна – децентрализованный, плюралистический мир, в котором сосуществуют различные направления и представления.

Однако, как ни странно, в итоге получается, что у т в е р ж д е н и е подобного типа мировидения, а также соответствующего ему художественного направления (все-таки направления?!.) осуществляется как определение о д н о й из возможных моделей развития, а значит, в каком-то смысле ограничение иных возможностей. Парадокс состоит в том, что постмодернизм в литературе и искусстве, отрицая другие системы (или системность как таковую), заявляя о своей монополии на истину (пускай даже на множественность истин или принципиальное их недостижение/неразличение), в чем-то существенном уподобляется как раз оппонируемым им. Во всяком случае, именно такой видится ситуация с белорусским литературным постмодернизмом, представляющим отдельное течение в современной литературе, имеющим довольно скромные художественные достижения, однако претендующим в то же время на лидирующее положение.

________________________________

1. Литературный энциклопедический словарь / под общ. ред. В. М. Кожевникова и П. А. Николаева. – М., 1987.

2. Лармин, О. В. Художественный метод и стиль / О. В. Лармин. – М., 1964.

3. Бычков, В. В. Эстетика / В. В. Бычков. – М., 2002.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

  • Р е к о м е н д о в а н о