Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Ахнаф харисов




страница8/35
Дата12.01.2017
Размер6.76 Mb.
ТипСборник
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   35

Әҙәбиәт

1. Бранский В.П. Искусство и философия. Калининград, 1999. С. 399; Заһидуллина Д. Модернизм һәм ХХ йөз башы татар прозасы. 81-се б; Федоров А.А. Введение в теорию и историю культуры. С. 300-301; Соколов А.Г. История русской литературы конца XIX – начала XX века. С. 228-229.

2. Әхмәҙиев В. Ямалетдин Юмаев // Башҡорт әҙәбәите. ХХ быуат башы. Беренсе китап. Поэзия. 176-сы бит; Хөсәйенов Ғ., Юлтый Д. Шиғырҙар, поэмалар / Төҙөүсе, баш һүҙ авторы, аңлатмалар биреүсе Ғ.Хөсәйенов. Өфө, 1982. 7-се б.
А.М.Муллагулова

ГУП ТРК « Башкортостан», Уфа



ПРОБЛЕМА ХУДОЖЕСТВЕННОГО КОНФЛИКТА

В СОВРЕМЕННОМ БАШКИРСКОМ РАССКАЗЕ

В башкирском литературоведении проблема художественного конфликта практически не разработана. Нет научных трудов, специально посвященных этому вопросу. Даже в широко известной работе К.Ахмедьянова «Теория литературы» конфликт не рассматривается как отдельный компонент литературы. А решение этой проблемы, т.е. выяснение сути художественного конфликта, помогло бы внести ясность во многие стороны литературного процесса. У каждого писателя своя художественная манера, индивидуальные художественно-изобразительные средства, свой взгляд на жизнь и литературу, особенно на прозу, на типологию характеров.

Значение социальных проблем в произведении имеет много конфликтных сторон. Таким образом, художественный конфликт в любом произведении является важным компонентом. В жизни много противоречий, так же множественны и разнообразны конфликты в произведениях. В основе их лежат те же противоречия, что и в обществе: добро – зло, любовь – ненависть, мужество – трусость, жизнь – смерть. Литературное произведение изображает жизнь разных людей в противоречивых ситуациях, в сложнейших обстоятельствах, которые преодолевает герой.

Основной конфликт в развитии сюжета должен просматриваться в композиционном плане.

Как и в жизненных событиях, в конфликте литературного произведения должны быть начало, продолжение, конец. В художественном произведении основные моменты сюжета, следовательно, и конфликта, заложены в начале. Затем конфликт продолжается, расширяется. Расширение событий – это борьба героев за свои идеалы или за саму жизнь. Это кульминация. Затем сюжет близиться к концу, т.е. к разрешению конфликта.

Таким образом, конфликт лежит в основе сюжета и играет в нем основополагающую роль. Невозможно представить литературный сюжет без конфликта и конфликт без сюжета.

Между героями (и характерами) в произведении нередко вспыхивает борьба противоречий. Каким бы ни был конфликт, кто бы ни одержал победу, главное, что при этом раскрываются характеры, взгляды героев, их нравственная состоятельность.

Жизненные конфликты многочисленны и многосторонни. Так же неисчерпаемы их художественные формы. Есть глобальные, вечные конфликты. Они всегда освещаются в мировой литературе.

Кроме того, имеется огромное количество бытовых конфликтов. Они тоже вполне оправданно становятся объектами художественного изображения.

Исследование жанра рассказа в таком ракурсе показывает, что конфликты лежащие в основе современных рассказов, можно классифицировать, как внешний конфликт (социальный) и внутренний (сентиментально-психологический).

В самом деле, в создании рассказа главный художественный инструмент – характер. Писатель подходит к избранной проблеме через героев, характеры. Это отличает рассказ от очерка, выводит автора к своему поприщу. А к художественной композиции – другие мерки, все это служит раскрытию сюжета, характеров, человеческих качеств в произведении.

Сложны и неоднозначны отношения между людьми. Они не лежат на поверхности, скрыты от людских глаз(«чужая душа – потемки»). Долг писателя – художественными средствами раскрыть взаимоотношения героев, довести до сознания читателя исторические, социальные или нравственные истоки конфликта между ними.

Вот о таких непростых судьбах писатели способны создать глубоко психологические произведения. У них на первый план выходят не события, социальные типы, характеры, взгляды, а духовная жизнь героя. Это можно назвать внутренним конфликтом.

Внешний конфликт, как правило, имеет социальный характер и образуется из противоречий общества, внешний конфликт строится на столкновении разных идеологий, взглядов и позиций. В эпическом произведении рассматриваются глубокие, масштабные проблемы. Конечно, главный герой здесь – сильная личность. Яркие произведения таких произведений – «Донские рассказы», «Судьба человека» М. Шолохова, в башкирской литературы романы Х. Давлетшиной «Иргиз», Я. Хамматова «Золото собирается по крупицам» и другие романы, повести, рассказы. Важный социальный конфликт рассмотренных выше произведениях обусловлен самой историей, войнами и иными социальными потрясениями.

Но в построении произведения недостаточно только изображение событий. Должен быть раскрыт духовный мир героя. Внешний (социальный) и внутренний (психологический) конфликты должны сочетаться в сюжете одновременно. Этим определяется ценность и мастерство художника. Читателя волнуют и заставляют размышлять произведения с глубоким психологизмом и удачно построенным сюжетом, отображающим социальный конфликт. Такого типа произведения составляют золотой фонд литературы. Их можно отнести к социально-психологическим. Какой критерий должны выбрать главным по отношению к этим произведениям? По-нашему, это глубина конфликта, определяющая построение сюжета.

Конечно, резко отделить друг от друга эти три вида конфликтов нельзя. Но классификация необходима.

Все вышесказанное касается литературного процесса. А как живет и развивается сам жанр?

Выбор малых форм – не бегство от большого содержания. Материал рассказа надобно втиснуть в небольшие рамки, но при этом необходимо выразить свои основные идеи.

Малый жанр, несмотря на свою «камерность», рассматривает социально – психологические проблемы, жизнь отдельной личности, отношения между людьми. В прозе особо следует отметить жанр рассказа. Он дает возможность исследовать «молекулы» жизни. А именно: эти молекулы являются началом всего.

Внутри этих рассказов кипит жизнь героев. Значит, проблемы конфликта в литературе присущи и рассказу.

Если сравнить с крупными жанрами, конфликт в рассказе короткий, но завершенный. Конфликт может и разрастаться. Но в коротком произведении нельзя «жевать жвачку». Рассказ – это «модель» драмы, написанная в прозе.

Рассматривая все сказанное, сделаем выводы, в каком состоянии находится сегодняшняя новеллистика.

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно обратиться к самой литературе. Конфликт в рассказе мы разделили на три группы. Анализ произведений показывает, что главным и самым распространенным конфликтом в башкирском рассказе является социально-психологический. В нашей сегодняшней прозе это такие произведения: «Ледяной ад», «Волк» Т. Гиниатуллина, «Суд» М. Галимова, «Душа моя» Т. Кильмухаметовой, «Черный берег» А. Аминева, «Я же погреться зашел» Х. Тапакова, «Сила башкира» И. Буракаева и др.

В произведении А. Аминева «Черный берег» описываются годы гражданской войны. Основной конфликт произведения заключается в борьбе между красными и белыми. Главный герой – Калимулла. Он с детских лет ненавидит советскую власть, напутствует отца, чтобы громил красных. Он вырос со своей ненавистью. Правдиво изображается, как в составе белых он отрезал красноармейцам языки, убивал, занимался бандитизмом. Все проходит в его воспоминаниях. В свое время в душе даже такого палача просыпается сознание.

В русской литературе такие сюжеты, как у А. Аминева, встречаются у А. Неверова, Ю. Лебединского, А. Веселого, И. Бабеля, Б. Лавренева, Д. Фурманова, А. Серафимовича, А. Фадеева, Л. Сейфуллиной, В. Ишикова. Трагические, кровавые картины гражданской войны – в произведении В. Иванова «Тайное тайных», в «Донских рассказах» М. Шолохова.
Г.Х. Сәмерханова

БашДУ-ның Сибай институты (филиал), Сибай



МӘҪӘЛ ЖАНРЫНЫҢ ПЕРСОНАЖДАР СОСТАВЫНА ҠАРАТА

Мәҫәл жанрының персонаждар составына ҡарата төрлө ғалимдар төрлө фекерҙә. А.П. Квятковский, Г.Н. Поспелов, В.М. Кожевников, П.А. Николаев, И.А. Елисеев һәм Л.Г. Полякова кеүек тикшеренеүселәр мәҫәлдең персонаждар составында хайуандарҙы, үҫемлектәрҙе, башҡа йәнһеҙ предметтарҙы айыра, һирәк осраҡта кешеләрҙең хәрәкәте лә урын алыуын таный [4; 57, 6; 46, 3; 20]. С.И. Кормилов, И.Н. Арзамасцева һәм С.А. Николаева, башҡорт ғалимдарынан К.Ә. Әхмәтйәнов, Ғ.С. Ҡунафин, Ғ.Б. Хөсәйенов мәҫәлдең персонаждары рәтендә хайуандар донъяһының төп роль уйнауын, унан тыш башҡа тәбиғәт күренештәре, йәнһеҙ предметтар актив ҡулланылыуын билдәләй [9; 45, 1; 81, 11; 113].

В.А. Архипов, мәҫәл жанрының образдар системаһын өйрәнеп, уның состав даимилығы закон төҫөн алыуын билдәләй: “Басенный аллегорический образ, как его не детализируй, имеет свое амплуа. Он несговорчив и неуступчив. Он выступает только в своей собственной роли. […] Басенный герой, являющийся перед нами только в своей роли, только в своем качестве, имеющий к тому же свой противообраз, с которым он чаще всего выступает “в паре” как бы закрепляет данное качество, указывает на его присущность определенным общественным отношениям”

[2; 19-20]. Был закон буйынса һәр образдың үҙенә генә хас роле, халыҡтың күҙәтеүҙәре нигеҙендә һалынған һәм нығынған мәғәнәһе бар. Мәҫәлән, Бүрене йәки Төлкөнө үҙгәртеп булмай, улар һәр мәҫәл сюжетында ла үҙҙәренең асылдарына тоғро ҡала, һәр береһенең үҙ урыны һәм роле. Бер образ да икенсе образдың урынына “уйнай” алмай. Әгәр ҙә уҡыусы береһе кетәктәге бөтә тауыҡтарҙы быуып сыҡҡан, яуыз, икенсеһе, киреһенсә, төйлөгәндән һаҡлаған, башҡа төлкөләрҙе кетәккә яҡын юлатмаған, изге күңелле ике төлкө тураһында ике мәҫәл уҡыһа, икенсеһенә ышанмаясаҡ, сөнки икенсе әҫәрҙә мәҫәлде мәҫәл итеүсе төп принциптарҙың береһе – идеяның образ формаһына тап килеүе боҙолған. Мәҫәл геройының натураһының даимилығы – жанр үҙенсәлеген тәшкил итеүсе ҡаты принцип. Уның буйынса һәр образ үҙенә һалынған мәғәнәгә, идеяға тоғро ҡалырға тейеш. Улар кеше сифаттарының нығынған эталоны, уларҙың үҙ-ара мөнәсәбәтендә социаль система, кешелек йәмғиәте сағылыш таба. В.А. Архипов яҙыуынса, образдар составы даимилығы законы бөтә сюжеттарға ла бер тигеҙ ҡағыла.

Мәҫәл геройҙарын ыңғай һәм кире образдарға бүлеп ҡарау конкрет булмаҫ ине, сөнки ҡайһы бер образдар ҡаршылыҡлы сифаттарға эйә итеп тә һүрәтләнә, шуға күрә уларҙы шартлы рәүештә ҡыр хайуандары, йорт хайуандары, ҡош-ҡорт, бөжәктәр, балыҡтар һәм ер-һыу хайуандары, үҫемлектәр, йәнһеҙ предметтар, кеше һәм уның тән өлөштәре, абстракт төшөнсәләр һәм башҡорт халҡының мифологияһы менән бәйле образдар кеүек төркөмдәргә бүлеп ҡарау уңайлы булыр ине.

Шулай итеп, мәҫәлдәрҙә аллегорик образдар хәрәкәт итә, персонаждар рәтендә дөйөмләштерелгән Кеше образы ла булыуы мөмкин.


Әҙәбиәт

1. Арзамасцева И.Н., Николаева С.А. Детская литература. М.: Академия, Высшая школа, 2000. 472 с.

2. Архипов В.А. И.А. Крылов. Поэзия народной мудрости. М.: Московский рабочий, 1974. 288 с.

3. Елисеев И.А., Полякова Л.Г. Словарь литературоведческих терминов. Ростов на Дону: Феникс, 2002. 320 с.

4. Квятковский А.П. Поэтический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1966. 376 с.

5. Латыпова Р.М. Письменные источники конца XIX – начала XX веков и их влияние на формирование башкирского литературного языка (на основе русской и латинской график). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филоллогических наук. Уфа, 2005. 26 с.

6. Литературный энциклопедический словарь / Под общ. редакцией В.М. Кожевникова и П.А. Николаева. М.: Советская энциклопедия, 1987. 752 с.

7. Самирханова Г.Х. Поэтика башкирских басен. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филоллогических наук. Уфа, 2011. 23 с.

8. Самирханова Г.Х. Особенности образной системы башкирских басен // Вестник Башкирского университета. Том 16, № 3 (1). Уфа: РИЦ БашГУ, 2011. С. 1043-1044

9. Современный словарь-справочник по литературе / Сост. и научн. ред. С.И.Кормилов. М.: Олимп: ООО Изд-во ЛСТ, 2000. 704 с.

10. Утяев А.Ф. Лирический герой современной башкирской поэзии. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филоллогических наук. Уфа, 2011. 26 с.


    1. Хөсәйенов Ғ.Б. Әҙәбиәт ғилеме һүҙлеге. Өфө: Китап, 2006. 248 б.


Н.А. Хуббитдинова

ИИЯЛ УНЦ РАН, Уфа



Творческое освоение фольклорных традиций

в повестях Р. Фахретдинова

Ризаэтдин Фахретдинов (1859-1936) был не только известным религиозным деятелем, просветителем, ученым-теологом, востоковедом, биобиблиографом, редактором журнала «Шура», но и делал уверенные шаги в литературном творчестве. Широта диапазона его деятельности определяется разносторонностью и масштабностью его мировоззрения и миропонимания, отразившиеся в таких трудах, как «Подарок близким друзьям» («Ат-тухфат аль-анисия») (1887), «Морфология» («Китабат-тасриф») (1887), «Введение в мусульманскую юриспруденцию…» («Китаб-и мукаддима ат-тахрир аль-мусффа») (1888), «Книга, заслуживающая внимания» («Китаб аль-игтибар») (1888).

В уфимский период своей жизни Р. Фахретдинов пишет многомный биобилиографический труд «Асар», труды по исламу «О том, что касается религии» (1896), «Коран и его издания» (1900), нравственно-воспитательные трактаты «Воспитанная мать» (1898), «Воспитанный отец» (1898), «Воспитанный ребенок» (1898), «Нравственность учащегося» (1899), «Учение о нравственности» (1902) и другие. В эти годы он также создает знаменитые произведения «Салима, или Целомудрие» (1899) и «Асма, или Проступок и наказание» (1903).

Примечательно, что «в основе нравственно-дидактических произведений Р. Фахретдинова лежат известные положения мировой педагогики, традиции этнопедагогики и идеи таких представителей башкирской и татарской интеллигенции, как М. Биксурин, Х. Фаизханов, М. Уметбаев, Н. Насыри, Х. Хальфин, этические и философские взгляды Я.А. Коменского, К.Д. Ушинского и Л.Н. Толстого» [3, с.345]. Свои идеи и мысли о нравственно-этическом воспитании подрастающего поколения, грамотных и знающих мусульман, развиваемые в различных трактатах и учениях, он художественно перевоплотил в своих литературных произведениях. Как писатель, Р. Фахретдинов своими прозаическими произведениями «Салима» и «Асма» ознаменовал зарождение крупного литературного жанра национальной литературы – повесть. Для проведения и отражения своих глубоко дидактических, познавательных, воспитательных мыслей автор обращается к фольклорным традиция – мотивам, образам, жанрам устно-поэтического народного творчества – пословицам и поговоркам, эстетике сказки, которые служат в тексте своеобразными средствами изображения.

В упомянутых произведениях можно обнаружить аллюзии и реминисценции на эстетику сказки, фольклорным мотивам, образам, на которых возложены определенные идейно-художественные функции. Например, Салима из одноименной повести напоминает образ кыз-батыр – девы-богатыря, известного из народных легенд, преданий, эпоса (предание «Узаман-апай», эпос «Акбузат», «Алпамыша и Барсын-хылу»). В них героиня выбирает себе мужа, померившись с мужчиной силой. Тот, кто одержит победу над ней за того она и выходит замуж [2, с. 40].

В волшебных и новеллистических сказках героиня, хоть и не обладает физической силой, как эпическая Барсын-хылу, но достигает своей цели при помощи своей прозорливости и ума. Именно эти качества способствуют ей избежать многих несчастий, помогают вызволить своего суженого из беды и т.д. («Быжырмэргэн», «Сафар», «Олтан-Султан» и др.).

Салима из повести Р. Фахретдинова не представляет собой в прямом смысле ни деву-богатыря, ни смекалистую героиню из сказки. Она обладает другой силой – силой просвещения, знания и мудрости. Все эти качества просвещенной мусульманки она приобрела в процессе учебы, получения образования и своей благовоспитанности. Если эпическая героиня, прежде чем выйти замуж, проверяет суженого на ловкость и смелость в борьбе-куряш, то в повести «Салима, или Целомудрие» девушка сперва «меряется силой» с юношей в области знаний и просвещения: во время совместного путешествия на пароходе по реке Идель из Казани в Астрахань (где они случайно встретились), она побуждает его к беседе на различные темы – об образовании, религии, обучении мусульманских девушек и т.д. Ответы, услышанные от юноши, видимо, были по душе Салиме, она видела в нем образованного, начитанного, а также благовоспитанного человека [5, с.64-65]. Лишь после всех этих, так сказать, испытаний, она, как эпическая Барсын-хылу вышла замуж за испытанного батыра, осмелилась предложить юноши остаться с ней и доехать до Баку, где ждет ее отец – знатный купец, и сочетаться с нею браком. В свою очередь юноша, очарованный красотой и умом Салимы, не смог отказать ей. В результате, вчерашний шакирд – учащийся медресе, как герой из сказки «Таз-Плешивый», обрел счастье и богатство.

Образность и богатство языка достигаются автором с помощью пословиц и мудрых изречений башкирского народа. Они, в особенности, использовались им в случае необходимости подкрепления своих взглядов или выражения своего отношения к тем или иным явлениям, событиям из жизни: «Протягивание одеяла по ноге» (“Юрғанына күрә аяғын оҙайтыу”) (в народе обычно говорят «По ноге оделяло протягивай»), «Курице снится пшено» (“Тауыҡ төшөнә тары керә”), «Ум не в возрасте бывает, а – в голове» (“Аҡыл йәштә түгел, башта була”), «Что посеешь, то и пожнешь» (“Ни сәсһәң, шуны урырһың”), «Мудрый никогда не обманется и не обманет» (“Аҡыллы кемсә алданмаҫ та, алдамаҫ та”), «Если спутником ворон будет, то к падали приведет» (“Ҡарға юлдашсы булһа, үләкһәгә алып барыр”) и т.д.

Так Р. Фахретдинов простым и доступным языком с помощью известных читателю из сказок мотивов и образов сумел донести ряд проблем современности: «образования и воспитания, изучения русского языка, освоения культурных достижений русского и других народов, освобождения женщин, взаимной любви и брака, нравственной чистоты» [3, с.350-351].

Сюжет другой повести Р. Фахретдинова «Асма, или Проступок и наказание» вызывает реминисценцию на сюжет сказки и обладает ее эстетикой сказки. Здесь повествуется о жизни и злоключениях мусульманской девочки Асьмы, на долю которой выпало немало бед. Оставшись еще в детстве круглой сиротой, она все испытания судьбы выдержала с достоинством, не уронив девичьей чести, сумев получить образование и стать счастливой со своим любимым человеком [5, с. 68-124]. В произведении, в частности, сюжет строится на сказочных случайностях: вредная женщина, которая вызывает реминисценцию на образ злой мачехи из сказки «Гульбикя» или «Клубок» [1], пожелала извести сироту (она забрала Асму к себе в город под видом подруги ее умершей матери для того, чтобы продать ее в публичный дом); с помощью тематического мотива «На добро ответить добром» решается художественная задача – определяется дальнейшая судьба героини (попав в больницу со сломанной ногой, Асьма помогает тяжелобольным женщинам, читает им письма от родных и пишет ответы; за это одна сердобольная женщина забирает ее к себе и пристраивает в приют к Салих-баю); в финале, согласно эстетике сказки, люди, причинившие вред Асме, были жестоко наказаны судьбой – добро торжествует над злом и т.д. Как верно отмечает М.Х. Надергулов, ссылаясь на А.И. Ахмадиева, корень этих случайностей, с одной стороны, восходит к народным традициям, сказкам, с другой стороны, представляет собой общее типологическое явление, связанное с эстетическим своеобразием просветительской литературы [4, с.13]. Они затем были подхвачены в произведениях Закира Хади «Счастливая девочка», «Зиганша-хазрет», Афзала Тагирова «Проданные девушки».


Литература и иисточники

1. Башкирское народное творчество: Сказки о животных; Волшебные сказки / Сост., введен. и коммент. М. Мингажетдинова, А. Харисова. Уфа: Башкнигоиздат, 1976. Т.1. 380 с. (на башк. яз.)

2. Башкирское народное творчество: Эпос / Сост., авт. вступит сл., ком. М.М. Сагитов, Б.С. Баимов. Уфа: Китап, 1999. Т. 4. 400 с. (на башк. яз.).

3. История башкирской литературы: с древнейших времен до начала ХХ века: в 3-х т. /Г.Б.Хусаинов (ответ. ред.), Р.М. Булгаков, М.Х. Надергулов. Уфа: Китап, 2012. Т.1. 560 с.

4. Надергулов М.Х. Проблески просвещения // Фахретдинов Р. Избранные произведения: повести / Сост., авт. текстол. иссл., вст. сл., ком. М.Х. Надергулов. Уфа: Китап, 2009. С.5-18


    1. Фахретдинов Р. Избранные произведения: повести / Сост., авт. текстол. иссл., вст. сл., ком. М.Х. Надергулов. Уфа: Китап, 2009. 304 с.

С.М. Хөсәйенов

РФА ӨҒҮ ТТӘИ, Өфө



ДӘҺШӘТЛЕ ЙЫЛДАРҘА КҮҢЕЛДӘРҘЕ ЯРЫП СЫҠҠАН ЮЛДАР,

ЙӘКИ ҠАЛА КИЛГӘН «АҠ ТАПТАР»

Ваҡыт уҙыу менән йәмғиәт илдә һәм халыҡ яҙмышында булып уҙған ҙур ваҡиғаларға яңы дәүер бейеклектәренән сығып ҡараш ташларға мәжбүр. Мәҙәни тормош та, шул иҫәптән халыҡтың рухи донъяһында барған күренештәр ҙә, был ҡағиҙәнән ситләшмәй. Әҙәбиәт ғилеме лә шул ҡанунға буйһона.

Билдәле булыуынса, тоталитаризм, торғонлоҡ, үҙгәртеп ҡороу, билдәлелек, баҙар иҡтисадына күсеү дәүерҙәре – барыһы ла әҙәбиәт ғилеменә үҙенсә йоғонто яһаны. Ҡыҙғанысҡа ҡаршы, был йоғонто һәр саҡ ыңғай ғына булманы. Уның кире яҡтары күп кенә әҙиптәрҙе төрлө «изм»дарҙа ғәйепләүгә, уларҙың ижадын тикшереүгә «табу» һалдырыуға сәбәпсе булды. Һөҙөмтәлә башҡорт әҙәбиәт ғилемендә оҙаҡ ваҡыт «аҡ таптар» һаҡланып килде. Был инде әҙәбиәт үҫеше процесын төрлө яҡлап өйрәнеүгә ҡамасауланы һәм, нәтижә булараҡ, башҡорт әҙәбиәте тарихының тулы тарихын яҙыуҙы тотҡарланы. Әҙәбиәт белгесе З. Нурғәлин яҙғанса, «Шәхес культы шарттарында нығына барған етәкселектәге административ–бойороҡ стиле ижади ойошмалар эшмәкәрлегенә, тотош әҙәби процесҡа тәрән үтеп инде, уның үҙен тимер ҡоршауы эсенә алды» [1, 149 б.]. Фекерен дауам итеп, ул: «Ғәмәлдә 1937 йыл баштарында уҡ Яҙыусылар союзы идараһының икенсе пленумында Йософ Гәрәйҙең күрәҙәлек итеүе хаҡ булып сыҡты» [1,153 б.], – ти. Был ғалим Й. Гәрәйҙең «Ҡасан булһа ла башҡорт әҙәбиәтендә тарихсылар табылыр һәм улар ошо әҙәбиәттең тарихын яҙыр... Беҙгә бынан һуң башҡорт әҙәбиәтен ошо пленумға ҡәҙәр һәм унан һуңғы дәүергә бүлеп йөрөтөргә тура килер» [1, 153 б.], тигән һүҙҙәрен килтерә.

Илдә уҙғарылған репрессияларҙан һуң революцияға ҡәҙәр башҡорттарҙан сыҡҡан яҙыусыларҙы иҫкә төшөрөү генә түгел, шәхес культы ҡорбаны булған әҙиптәрҙе телгә алыу ҙа, хәүефле хәлгә әйләнде. М. Нәҙерғолов билдәләүенсә, «20-се – 30-сы йылдарҙа Ғ. Вилданов, Ғ. Амантай кеүек ҡайһы бер ғалимдар тарихи хәҡиҡәтте аяҡҡа баҫтырыу йүнәлешендә ынтылыштар яһап ҡаранылар, ләкин рәсми идеология уларҙың «дошмансыл» эштәренә тиҙ үк нөктә ҡуйҙы» [2, 7 б.]. Бындай тыйыу оҙаҡ йылдар дауамында инерция рәүешендә дауам итте. Был торғонлоҡтан ҡотолоу эшенә беренселәрҙән булып Ә. Харисов күп көс һалды. 50-се йылдарҙа барлыҡ һәләтен, тырышлығын һалып, ул боронғо яҙма ҡомартҡыларҙы өйрәнергә тотондо. Һөҙөмтәлә 60-сы йылдар башына ул «Башҡорт халҡының әҙәби мираҫы. XVIII – XIX быуаттар» тигән монографик хеҙмәтен яҙҙы [3, 416 б.]. Әҙәбиәт белгесе М. Нәҙерғолов уның был хеҙмәте тураһында былай ти: «Докторлыҡ диссертацияһына, нигеҙ булып ятҡан был монографияһы менән Ә. Харисов башҡорт әҙәбиәт ғилемендә мөһим бер яңы йүнәлеште асып ебәрҙе, үҙенән һуң килгән йәш ғалимдарҙың артабанғы эҙләнеүҙәренә, асыштарына этәргес бирҙе. Һуңғы йылдарҙа баҫылып сыҡҡан күп томлы «Башҡорт әҙәбиәт тарихы» хаҡлы рәүештә уның да хеҙмәт емеше булып һанала» [2, 7 б.]. Әҙәбиәт тарихын өйрәнгәндә «аҡ таптарҙы» юйыу маҡсатында ғалим эмиграциялағы әҙиптәр һәм ғалимдар менән осраша. Әммә идеологик кәртәләр арҡаһында был осрашыуҙар бик һирәк була һәм уларҙың һөҙөмтәләре лә әллә ни юғары булмай [2, 87 б.].

Башҡорт әҙәбиәт ғилемендә әле лә аҙ өйрәнелгән өлкәләр тороп ҡала бирә. Билдәле булыуынса, ХХ быуатта ике донъя һуғышы булып уҙа. Был һуғыштар башҡорт халҡының да сәйәси һәм мәҙәни тормошона йоғонто яһай. Был йылдарҙа ижад ителгән әҫәрҙәр билдәле дәрәжәлә өйрәнелгән. Әммә әҙәбиәт ғилемендә әлегәсә үҙләштерелмәгән сиҙәмгә тиң бер өлкә һаман да йәшәп ята. Был – ябай халыҡ вәкилдәре – фронтовиктар һәм тылдағы айырым шәхестәр ижады. Дәһшәтле һуғыш шарттарында ла ижади хәрәкәт туҡталып ҡалмай, хатта күпкә йәнләнә төшә. Бының сәбәбе, бәлки, кешегә һәр мәлдә әжәл янауындалыр, уның менән ҡапма-ҡаршы тороу һәм йәшәү өсөн, даими көрәш алып барыуындалыр. Был ваҡытта әҙәм балаһының үтә һиҙгер хис-тойғоло булыуы тәбиғи. Уның тойғо ағзалары ла тулыраҡ һәм камилыраҡ эшләй. Сөнки ул һәр саҡ көтөлмәгән хәлгә әҙер булырға тейеш. Тарихи факттар шуны дәлилләй – хатта ХVIII быуатта башҡорт ихтилалдарын баҫтырғанда карателдар унда ҡатнашыусыларҙың кеҫәләрендә бик күп яҙма материалдар, шул иҫәптән шиғри текстар булыуын билдәләй. Беренсе донъя һуғышында пленға эләккән башҡорт яугирҙарының материалдары Европа илдәренең архивтарында һаҡланған. Шул турала Ә. Салихов һәм З. Рәимғужина «Ватандаш» [5, 106 – 119 б. ] журналында яҙып сыҡтылар. Был ижад – үҙенсәлекле һуғыш циклы ижадын тәшкил итә.

Түбәндә Бөйөк Ватан һуғышы йылдарында яҙылған бер бәйет килтерәбеҙ. Уның авторы һәм институтҡа килеп эләгеүе тураһындағы мәғлүмәтте беҙ академик, профессор Ғ. Хөсәйеновтың 85 йәшенә арналған «Хәҙерге әҙәбиәт ғилемендә һәм әҙәбиәттә, фольклористика һәм археографияла актуаль мәсьәләләр» йыйынтығында биргәйнек – «Ҡулъяҙмала заманаһы сағылышы» тигән мәҡәләлә [4, 275 б.].



Каталог: files
files -> Урок литературы в 7 классе «Калейдоскоп произведений А. С. Пушкина»
files -> Краткая биография Пушкина
files -> Рабочая программа педагога куликовой Ларисы Анатольевны, учитель по литературе в 7 классе Рассмотрено на заседании
files -> Планы семинарских занятий для студентов исторических специальностей Челябинск 2015 ббк т3(2)41. я7 В676
files -> Коровина В. Я., Збарский И. С., Коровин В. И.: Литература: 9кл. Метод советы
files -> Обзор электронных образовательных ресурсов
files -> Внеклассное мероприятие Иван Константинович Айвазовский – выдающийся художник – маринист Цель
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   35

  • А.М.Муллагулова
  • Г.Х. Сәмерханова
  • Н.А. Хуббитдинова
  • Литература и иисточники
  • С.М. Хөсәйенов