Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Ахнаф харисов




страница15/35
Дата12.01.2017
Размер6.76 Mb.
ТипСборник
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   35

Литература и источники

1. Трижды женившийся Хан Мирген (зап. Т.Г. Тачеевой от П.В. Курбижекова) Д. 622, 199 л.

2. Майногашева В.Е. О хакасском героическом эпосе и алыптых нымахе «Ай-Хуучин» // Хакасский героический эпос: Ай-Хуучин /Запись и подгот. текста, пер., вступ.ст., примеч.и коммент., прил. В.Е. Майногашевой. Новосибирск: Наука, 1997. С. 30.

3. Там же, С. 29.

4. Там же, С. 30.

Г.В.Юлдыбаева

ИИЯЛ УНЦ РАН, Уфа



БАШКИРСКИЙ МИФОЛОГИЧЕСКИЙ ЭПОС «АКБУЗАТ»

КАК ЧАСТЬ ДУХОВНОГО НАСЛЕДИЯ БАШКИР

Башкирский народный эпос “Акбузат”, “в котором выражена идея познания мира, проникновения в тайны природы Урала и утверждения желанной жизни на его просторах” [22, С.100], принадлежит к числу героических сказаний башкирского народа.

«Акбузат» ("Бело-серый конь") записан в 1917 году известным башкирским сэсэном, драматургом, фольклористом и просветителем М. Бурангуловым в д. Бабалар Куюргазинского района Башкирской АССР от Гатиатуллы Биккужина. Рукопись не сохранилась. Машинописный текст на латинской графике хранится в Научном архиве УНЦ РАН [ф. 25, оп. 1, ед.хр. 10]. Бытует в стихотворно-прозаической форме.

В 1940 году в журнале «Октябрь»(Уфа, 1940, № 5) был издан только отрывок эпоса, впервые произведение полностью было опубликовано в 1943 году [Эпос о батырах 1943: 3-81]. В 1954 году эпос увидел свет в сокращенном варианте в 1 томе «Башкирское народное творчество». В 1972 году был издан на русском языке [2], в 1977 году увидел свет в издательстве ”Наука” (г. Москва), в серии ”Эпосы народов СССР” [5]. Также текст эпоса опубликован в научных сводах “Башкирское народное творчество”, в школьных хрестоматиях по башкирской литературе.

На основе эпоса композиторами Х.Ш. Заимовым и А.Э. Спадавеккиа создана опера “Акбузат” («Волшебный конь»), либретто написано Б.Бикбаем и К. Даяном. Она является одной из первых сказочно-исторических башкирских опер и впервые была поставлена в 1942 году на сцене Башкирского театра оперы и балета [16].

В настоящее время монографическое исследование эпоса отсутствует. Отдельные аспекты изучения названного эпоса имеют место в работах А.Н. Киреева [14], А.И. Харисова, С.Г. Галина [11], Д.Ж. Валеева [10], А.Х. Давлеткулова [12, С.56], А.М. Сулейманова, Ф.А. Надршиной[17], посвященных башкирскому эпосу в целом.

«Акбузат» является тематическим завершением эпоса “Урал-батыр”[7. С. 72-82; 5, С. 23; 6]. Эти два произведения сильно переплетены. Главный герой «Акбузата» Хаубан, правнук Урала, продолжает героические благодеяния своего прадеда Урал-батыра. Герои объединены единым порывом — борьба со злом, достижение всеобщего благоденствия и счастья. Также, в эпосе немало образов, которые связывают его с эпосом «Урал-батыр»: например, Хумай – жена Урала, брат Урала, падишах подводного царства Шульген, когда-то принадлежавшие Урал-батыру боевой конь Акбузат и булатный меч. В обоих произведениях события происходят на территории Уральских гор. Также в «Акбузат»е краткое содержание эпоса «Урал-батыр» рассказывается два раза, в монологе старика Тараула, и птицы Хумай.[5, С. 379, 415]

Эпос “Акбузат” можно разделить на две части. Первая часть посвящена главному герою – Хаубану, его жизненному пути до той поры, когда он реально становится защитником народа, и ему характерны поступки и дела во благо народа. Вторая часть эпоса целиком посвящена поступкам главного героя и его борьбе со злом, с Шульгеном, его дивами, и захватчиком Масем-ханом.

У мальчика по имени Хаубан умер отец, пропала мать, в пять-шесть лет он остался сиротой. Ходил он из дома в дом и попрошайничал еду. О себе он говорит:

Мин үҫкәнмен аслыҡта, В голоде вырос и я

Икеһе лә юҡ хәҙер, С малых лет сиротой остался.

[6, С. 147] (5, С.375)

Мотив одиночества героя широко распространен, имеет много параллелей в мировом эпосе. Например, одиноким вырастает Энкиду – герой «Эпоса о Гильгамеше», а в алтайском эпосе «Маадай Кара» Когюдей-Мэргена сразу после рождения спрятали у четырех берез на горе Алтай, чтобы спасти хотя бы одного представителя рода от врага, одиноким выступает Одиссей древнегреческого эпоса. Этот мотив встречается «в древнейших пластах эпоса тюркских народов Сибири, особенно в якутских олонхо. … Мотив изначальности жизни на земле и связанный с ним мотив первоначального одиночества героя принадлежит к древнейшим в эпосе тюрко-монгольских народов. Здесь, несомненно, отражена общность эпической традиции этих народов»[19, С. 59]

В «Акбузате» Хаубан встречает старика Тараула, который дарит ему кремневое ружье, доставшееся ему от отца Хаубана, которого “только этой кремневки и боится водяной падишах Шульген”. Кремневкой Хаубан подстреливает утку, оказавшуюся дочерью падишаха подводного царства, и эта встреча героя – завязка повествования. Дальше содержание эпоса раскрывается по трем основным сюжетным линиям: добывание невесты, поимка боевого коня, борьба героя с Шульгеном. «Проблема поисков жены, борьба эпического героя за создание семьи являются главными мотивами эпического сказания «Акбузат». Общепризнано, что возникновение подобного мотива как общественной потребности относится к периоду разложения первобытнообщинного строя».[11, С. 87].

Хаубан отправляется за невестой в иной мир, в подводное царство Шульгена, в поисках украденного дивами Акбузата, который, “выходя из озера, вспоминал своих батыров и, рванувшись, бил крыльями, от взмахов его крыльев поднималась буря, которая разрушала горы и скалы и все переворачивала вверх тормашками”[5, С. 380] и алмазного меча Урал-батыра. «Такое изображение крылатого коня традиционно, встречается в фольклоре многих народов и является, по-видимому, косвенным отражением существовавших в древности мифических представлений о крылатых конях»[5, С. 31]. Выход лучших пород коней из озера в башкирском фольклоре очень распространен. Например, он встречается во всех вариантах эпоса «Заятуляк и Хыухылу», легендах, преданиях, сказках. В эпосе «Урал-батыр» кони Акбузат и Харат принадлежали Хумай и Айхылу, дочерям Солнца и Луны. Урал-батыр добывает коня с помощью Хумай, дочери Самрау и Солнца, а Хаубан – с помощью Наркас, дочери подводного падишаха Шульген. Девушка-утка становится помощницей батыра, который на дне озера должен выдержать ряд испытаний. В образе Наркас прослеживаются черты сказочно-мифического существа иного мира. Она “сотворенная из лучей” «по земле не ступала», «пищи земной не ела», поэтому «старость ее не брала», «одна только капля», упавшая с нее, землю иссушит, как яд [5].

Хаубан, овладев богатырским конем Акбузатом и булатным мечом, обретает силу и мощь. “Поимка и укрощение героем боевого коня, дружба богатыря с конем, как известно, являются одной из древних и постоянных тем героического эпоса и богатырской сказки тюркских народов”[5]. Батыру достается чудесное оружие отца, при помощи которого он побеждает своих врагов. С их помощью Хаубан продолжает дело, начатое Урал-батыром, совершает богатырские подвиги, уничтожает драконов, разрушает подводное царство, в котором обитает злой правитель Шульген. Из его царства Хаубан освобождает пленников, подчиняя себе чудовище Кахкаху, приказывает построить дворец Акбузату, превращает его «в ненавистную для людей крылатую птицу с ногами, как у мышей, с боящейся солнца душой»[5, С. 407], Шульгена - в черепаху, а дивов в пресмыкающихся и пиявок, «без рук и без ног будут жить они в камышах, будут с палец величиной, плавая, словно змеи, будут извиваться они» [5, С. 407]. «В сказании «Акбузат» повествование о приключениях героя в подводном мире, о его женитьбе на дочери «хозяина» подводного царства, о борьбе с потусторонними силами, по видимому, представляет собой самую раннюю основу сюжета». [5, С. 24]

Хаубан в эпосе борется не только против падишаха подводного мира, дивов, чудовищ, но и защищает народ от насилия Масем хана. Масем хан – не мифический враг, какими изображаются Кахкаха и Шульген, а реальный жестокий правитель, в эпосе назван “дивом, держащим в своих руках, батыра Идели Кыпсака, батыра с Иремели Катая, батыра с Яика Туклэса, батыра Тамьяна из Туры, из степей Ирендыка, Юрматы с Нугуша, батыра табына с Узена”[5]. «Достоверных документальных данных о самом хане не сохранилось. Но на основе многочисленных преданий, песен, топонимов, шежере можно заключить, что Масем-хан – реальное историческое лицо, один из основателей союза семи племен, существовавшего на Южном Урале в ХIII – ХVI веках и являющегося ранним государственным образованием башкир»[11]. Масем хан вместе с Акбулат-бием убивают Сура батыра, который «долгие годы воевал с Масем-ханом и Акбулатом и не отдавал им Урала», он «был славен в народе и берег честь народа”, [5, С.399-400]. Хан поклялся до седьмого колена уничтожить род Суры-батыра. Беда настигла Суру на охоте, когда «мертвый сон его одолел, и прилег он поспать», а семерых батыров «он опоил, связал по рукам и ногам и продал заморскому падишаху»[5, С. 415]. Батыры героико-архаического эпоса тюркоязычных народов попадают в беду чаще всего во время сна.(«Алпамша», «Кероглы»).

Хаубан освобождает семерых батыров, проданных заморскому падишаху в рабство, они становятся вождями семи башкирских племен. Имена батыров, совпадают с реальными названиями башкирских племен, которые вошли в историю башкир под названием семи племен (Ете ырыу). Он, ради счастья и благополучия людей, борется и побеждает многочисленных врагов, как мифических, так реальных, «герой действует как богатырь древнего эпоса, то обретает черты типичного сказочного персонажа, а в отдельных местах предстает как борец против хана-деспота». [5]

Богатому идейному содержанию эпоса соответствует совершенная художественная форма, многообразие изобразительных приемов. «Меткая образная речь с сравнениями, эпитетами, с включением простонародных слов — все это служит художественному строю сказания, раскрытию образов главных героев эпоса»[15, С. 127]. Это особенно ярко проявляется при описании героинь эпоса. В произведении четко подчеркивается красота девушки:

Айҙан яҡты көн булыр, Лицом светлее луны,

Ике бите уйылып, Ямочки на обеих щеках,

Ҡара ҡашы ҡыйылып, Черные брови вразлет,

Оҙон керпеге аша Сквозь длинные ресницы ее

Ҡарап көлгән күҙ булыр; Будут смотреть улыбающиеся глаза;

Ҡарсығалай түш киргән, Словно у сокола, ее высокая грудь,

Толомон сәсмәүләп үргән, Волосы в косы заплетены,

Ынйылай теш йылтыратып, Сверкая перламутром зубов,

Наҙлы көлгән ҡыҙ булыр. Нежно будет улыбаться девушка[та].

Бал ҡортондай билле үҙе, Талия ее[тонкая], как у пчелы,

Йөрәгеңә ятырҙай, Придется по сердцу тебе она,

Айһылыу тигән ҡыҙ булыр. Зовут ту девушку Айхылу.

[6, С. 161] [5, С. 390]

Зримый целостный портрет девушки возникает благодаря умелым подборам сравнений. Земная девушка Айхылу превосходит красотой девушек подводного царства, она так прекрасна: у нее черные брови, длинные ресницы, ямочки на обеих щеках, талия как у пчелы, высокая грудь, словно у сокола, зубы сверкают перламутром, лицо светлее луны.

Водяная девушка Наркас тоже очень красивая, но в эпосе нет детального описания. Ее описание по тексту разбросано, дано в отрывках, все же ее красота вырисовывается четко. Например, вот как она описывается в конце эпоса:

Йөҙөм асһам, ҡояшың Открою лицо — солнце твое,

Оялып болотҡа инер; Устыдившись, за тучи уйдет.

Көрәш көҫәп бер әҙәм Если кто из людей захочет

Килһә минең ҡаршыма, Силою помериться со мной,

Асһам уға йөҙөмдө, Только открою ему [свое] лицо, -

Күҙе ҡамашыр нурыма. Лучами моими ослеплен.

[6, С. 186] [5, С.417]

Наркас силой своей красоты ослепляет всех вокруг, если она откроет свое лицо, даже солнце, “устыдившись, за тучи уйдет”. Как отмечает А.С.Мирбадалева, изображение героини с лицом, закрытым покрывалом, широко распространено в древнетюркских, иранских, арабских сказаниях, в эпосе народов Средней Азии. По словам исследователя “описание момента снятия покрывала и уподобление красоты героев сиянию света – художественный прием, передающий эффект воздействия красоты персонажей на окружающих”[5, С. 28]. Девушка-богатырка в эпосе не вступает с героем в единоборство, она полюбила батыра с первого взгляда, и своего отца просит не убивать его. Только в конце эпоса Наркас открывает свои чувства Хаубану:

Һиңә көрәш асманым, С тобою я не стала воевать ­

Күңелем уға тартманы; У меня к этому не лежала душа.

Һине тәүҙә күргәс тә Как только увидела тебя,

Күңелем менән һөйҙөм мин, Всем сердцем полюбила.

Тик әйтергә ҡыйманым, Но не посмела сказать ­

Аҙаҡ сикте көттөм мин Последней встречи я ждала.

[6, С. 186] [5, С. 417]

«Богатырские качества героини, ее физическое совершенство, могучее здоровье, огромная сила являются идеалом красоты в эпической действительности и соответствуют архаическим представлениям народа о прекрасном во внешности»[15, С. 97].

В эпосе “Акбузат” отсутствует подробное описание внешности, портрета героя. Гиперболизуются не внешность батыра, а его действия. Сказителям важно показать героев в их делах. Хаубан - потомок Урал батыра, обладает такими прекрасными качествами, как беззаветная преданность народу, постоянная защита интересов своей родины, мужество и героизм, смелость. Он изображается всесильным и непокорным, легко расправляющимся с врагами. Водяная красавица Наркас в эпосе в основном называет его не по имени, а словом «егет», иногда уменьшительно-ласкательной форме «егеткәйем».

Система эпических персонажей эпоса «Акбузат» включает также зооморфные и фантастические существа. Они достаточно разнообразны, многие из них типичны для всех башкирских эпосов. По функциональному признаку они подразделяются на две категории: помощников героя и его врагов. Первым и наиболее серьезным, до конца преданным богатырю помощником выступает его конь, нередко обладающий сказочно-волшебными свойствами. Он наделен умом, владеет речью, способен сочувствовать и сопереживать героям. Помимо этих человеческих качеств, конь нередко оказывается более прозорливым и проницательным, нежели сам батыр, обладает редким волшебным даром предвидеть явления и события, судьбу своего хозяина. Описание коня в эпосе состоит из общепринятых эпитетов и сравнений. Например, вот как дается внешность богатырского коня - Акбузат:

Ялы ап-аҡ ебәктәй, Грива у него белая, как шелк,

Төҫө талҡыр буҙ ғына, Светло-серой масти он,

Йоморо ғына тояҡты, Круглые копыта у него,

Баҫып тора беҙ генә; [Ноги], как шило, [тонки],

Ҡамыш ҡолаҡ, баҡыр күҙ, Уши, как камыш, [торчат],

бронзой [отливают] глаза

Бәбәге лә аҡ ҡына; Веки белые [у него].

Мундаһы бейек, тар бөйөр, Шея крутая, поджарый он,

Суртан тәнле, ныҡ ҡына; Как щука, крепко телом сбит,

Ҡарсыға морон, киң танау, Нос соколиный, ноздри широки,

Ҡуш аҙаулы, һоҫа теш, Коренные зубы двойные,

передние — совком,

Осло эйәк, ас яңаҡ, Узкая морда, нижняя челюсть заострена,

Ҡуш урайлы, шул ғына. Челка по обе стороны [лба] — вот он каков.

[6, С. 148] [5, С.376]

Здесь наблюдается большое разнообразие эпитетов. Детальное изображение боевого коня — Акбузата достигается посредством использования изобразительных, метафорических, определительных, украшающих эпитетов. Дальше описывается снаряжение коня:

Алтын-көмөш эйәрле, Седло в золоте и серебре;

Болғар тартҡы, айыллы, [Из кожи ] булгарской подпруга

на нем,

Туҡымдары ынйылы, Украшенный жемчугом чепрак



Тибенгеһе сәмсәле, С тисненой кожей по краям,

Болан тире таралғы, С застежками из кожи оленьей.

Өҙәнгеһе көмөштән, Стремена из серебра,

Эйәр ҡашы алтындан, Из золота лука седла,

Семәрләнгән аҡыҡтан; Украшенная сердоликом;

Йылан ҡамсы ҡашында, На луке змеится плеть,

Ҡанъяғала ҡуржыны, Приторочен к седлу хурджун;

Ҡырпауҙары сәхтиән, Сафьяном отделанный по краям

Күмелдерек түшендә, Нагрудник на коне,

Арт һынында ҡойошҡан, Подхвостник на крупе его,

Ебәк сылбыр нуҡталы, Из шелка недоуздок сплетен,

Ҡуш ауыҙлыҡ йүгәнле, Уздечка с удилами двойными,

Теҙгенен ҡашҡа шаҡарған Поводья к луке прикреплены;

[6, С. 174] [5, С.405]

“Описание снаряжения коня, повторяющееся в сказании многократно, принадлежит к числу наиболее разработанных “общих мест” героического эпоса многих тюркских народов”[5, С. 31]. Приукрашенное изображение предметов эпического мира отвечает героическому духу, эти предметы красивы и прочны, поскольку сделаны из серебра, золота. В эпосе чаще используется эпитет «золото», например, золотой трон (алтын тәхет), золотые волосы (алтын сәс), золотой дворец (алтын һарай), золотая утка(алтын өйрәк), золотая ложка (алтын ҡалаҡ). “Золото как дорогостоящий и недоступный бедняку материал всегда являлось воплощением красоты, благородства, характеризующим материальное благосостояние человека”[13, С. 23].

С незначительными вариациями поэтические образы используются далее:

Ҡырас яллы, төк сәсә. Грива крутая, жесткая шерсть.

Суртан һыртлы, тар бөйөр, Спина, как у щуки, поджарый он,

Ҡубаға һебә, ҡуян бот, Ребра гладкие, ноги, как у зайца[длинны]

Текә тояҡ, ас яңаҡ, Круглые копыта, морда заострена,

Ҡамыш ҡолаҡ, киң танау, Уши — словно камыши, ноздри широки,

Ҡарсыға түш, баҡыр күҙ, Грудь — как у сокола, медью

[отливают]глаза

Әтәс муйын, ҡуш урай, Шея петушиная, челка по обе стороны[лба]

Суңҡа эйәк, ҡымты ирен Нижняя челюсть заострена, губы сжал.

Аҡбуҙ толпар янында. Таков [был] с виду этот конь.

Үҙе төҫкә ат шулай,

Кәңәш биреп егеткә, Сам советы егету дает,

Тап әҙәмдәй һүҙ һөйләй. Разговаривает человеческим языком.

[6, С. 175] [5, С. 405]

Подобные развернутые эпитеты не только придают особый художественный эффект, но и позволяют лаконично и емко описать Акбузата с различных сторон. Эпитеты и сравнения, которые употребляют сэсэны, отличаются изобразительностью, это производит определенный эффект на слушателей и свидетельствуют о положительном характере описываемого персонажа. Эти тропы составляют основу эпического стиля и преобладают над другими средствами и приемами художественного изображения.

Что касается противников героя, они составляют важное место в развитии эпического сюжета. Участие этих персонажей в судьбе главных героев эпоса усиливает уважение, заинтересованность слушателей в деяниях батыров, и «помогает им глубже проникнуть во внутренний мир героев, уловить основную идею героических повествований»[15, С.: 123]. В эпосе «Акбузат» описание портрета эпических противников героя дается разбросанно, небольшими отрывками. Они могут устрашать людей одним только безобразным видом, не говоря уже об их силе и коварстве. Например, об охраняющем подводное царство Кахкахе, девушка Айхылу вспоминает так:

Медведем назвать — шерсть дыбом на нем, Айыу тиһәм, - ҡырас йөн,

Волком назвать — [волка] крупней. Бүре тиһәм, - ирәбе.

[5, С. 404] [6, С.171]

Так характеризует Айхылу Кахкаху. Он проглатывает людей и на дне озера выплевывает их. А о падишахе подводного мира Шульгене говорится, что он страшнее чудовища, в эпосе конкретного описания о нем нет.

Существенная особенность эпического произведения – наличие в нем гиперболы. Эпическое преувеличение отличается своеобразием формы, функции и содержания. В эпосе гиперболизуются огромная сила, физическая мошь Хаубана. “Для эпического героя-богатыря или юнака – нет ни пространственных преград, ни временных трудностей, ни физических препятствий”[18, С.107], благодаря фантастическим элементам герой наделяется сверхъестественной силой. «Один из предметов эпической гиперболизации — женская красота, выражающаяся стереотипно, посредством метафорических эпитетов, гиперболических сравнений, метафор и гипербол»[13, С. 100]. В «Акбузате» Айхылу, Наркас наделены идеальной красотой. В преувеличенном плане описываются необычные качества эпического коня Акбузата и его снаряжения. В героическом эпосе конь Хаубана выступает как полуволшебное существо, способное перелетать огромные расстояния.

Таким образом, башкирский эпос «Акбузат» представляет собой уникальное явление в культурном наследии народа, он отличается самобытностью и богатством идейно-художественного и эстетического содержания.


Литература

  1. Акбузат. ф. 25, оп. 1, ед.хр. 10.

  2. Акбузат. Башкирский народный эпос / Пер. И. Кычакова и Г. Шафикова. Уфа, 1972.

  3. Алпамыш. По варианту Фазила Юлдаша, ч. 2, песнь 1.

  4. Башкирский народный эпос / Предисл., сост. и коммент. М.М. Сагитова. Уфа, 1979.

  5. Башкирский народный эпос / Сост. тома А.С. Мирбадалева, М.М. Сагитов, А.И. Харисов, автор предисл. А.С. Мирбадалева; отв. ред. Н.В. Кидайш-Покровская. М., Наука, 1977.

  6. Башҡорт халыҡ ижады: Эпос /Материалды һайлаусы, барлаусы, төҙөүсе, баш һүҙ яҙыусы, аңлатмалар биреүсе М.М. Сәғитов; томдың яуаплы мөхәррире Ә.И. Харисов. Өфө: Башҡортостан китап нәшриәте, 1972. – 1-се кит.

  7. Башҡорт халҡ ижады / Төҙөүсе, инеш һәм аңлатмалар биреүсе Ә.И. Харисов. Өфө: Башҡортостан китап нәшриәте, 1954. 1 том.

  8. Батырҙар тураһында эпос (Эпос о батырах) / Сост. М. Бурангулов. Уфа: Башкнигоиздат, 1943. (на башк. яз.)

  9. Библиотека Всемирной литературы: Героический эпос народов СССР / Вступ. статья, сост. и примеч. А.А. Петросян. М., 1975. Т.1.

  10. Валеев Д.Ж. Особенности отражения действительности в башкирском эпосе “Акбузат”// Фольклор народов РСФСР. Уфа, 1974.

  11. Галин С.А. Башкирский народный эпос. Уфа: “Аэрокосмос и ноосфера”, 2004. 320 с.

  12. Давлеткулов А.Х. История этноса и его социально-духовная жизнь в эпической поэзии башкир(соицально-философский анализ). Уфа: АН РБ «Гилем», 2012.

  13. Каррыева А.Б. Поэтическая система эпоса «Героглы». Ашхабад, 1990.

  14. Киреев А.Н. Башкирский народный героический эпос. Уфа, 1970.

  15. Кузьмина Е.Н. Женские образы в героическом эпосе бурятского народа. Новосибирск, 1980.

  16. Музыкальная культура автономных республик РСФСР. М., 1957.

  17. Надршина Ф.А. Башкирский фольклор как исторический источник //История башкирского народа: в 7 т. / Гл. ред. М.М. Кульшарипов; Институт истории, языка и литературы УНЦ РАН. М.: Наука, 2009. Т. 1.

  18. Путилов Б.Н. Русский и южнославянский героический эпос. Сравнительно-типологическое исследование. М., 1971.

  19. Пухов И.В. Героический эпос тюрко-монгольских народов Сибири. Общность, сходства, различия // Типология народного эпоса М., 1975.

  20. Сәғитов М.М. Боронғо башҡорт ҡобайырҙары. Өфө, 1987.

  21. Сөләймәнов Ә.М., Рәжәпов Р.Ф. Башҡорт халҡының архаик эпосы. Өфө, 1999.

  22. Харисов А. Литературное наследие башкирского народа. (XVIII-XIX в.в.) 2-ое изд., дополн. Уфа, 2007.

  23. Эпос о Гильгамеше(«О все видавшем»). Пер. с аккадского И.М. Дьяконова. М.-Л., 1961.

БАШКИРСКОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИЗУЧЕНИЯ
Р.Г. Алсынбаева

БашДУ-ның Нефтекама филиалы, Нефтекамск



Һүҙҙе тәржемә итеү мөмкинлектәре

Тәржемәнең төп маҡсаты ике телдәге һүҙҙәрҙең тап килеүенә ирешеү. Был талапты үтәү өсөн тәржемәсе түбәндәге пункттарҙы иҫәпкә алырға тейеш:



  1. милли һәм социаль үҙенсәлектәр;

  2. авторҙың ижади индивидуаллеге;

  3. жанр үҙенсәлеге;

  4. форманың һәм йөкмәткенең берҙәмлеге.

Тәржемә процесында бер телдәге һүҙгә икенсе телдә мәғәнә һәм стиль яғынан һәр ваҡыт тура килә торған оҡшаш һүҙҙәрҙе файҙаланыу мөмкинлеге аҙ була. Оригиналда ҡулланылған һүҙ икенсе телдә һәр вакытта ла бер һүҙ менән генә бирелмәй, ул (йәки бер һүҙ) ике йәки бер нисә һүҙ менән, шулай уҡ ике йәки бер нисә һүҙ бер һүҙ менән дә тәржемә ителергә мөмкин. Ҡайһы берҙә төп нөсхәләге һүҙ тәржемәлә төшөрөп тә ҡалдырылырға йәки икенсе һүҙ менән алмаштырылырға һәм, киреһенсә, оригиналда булмаған осраҡта ла тәржемә телендә теге йәки был һүҙ өҫтәлергә мөмкин. Телдәр араһында даими лексик эквиваленттарҙың һирәк осраҡта ғына табылыуы түбәндәге сәбәптәр менән аңлатыла:

1) телдәрҙең һүҙлек составтары күләмдәре буйынса бер төрлө түгел;

2) һүҙҙәрҙең күпселеге барлыҡ телдәрҙә лә күп мәғәнәле һәм төп мәғәнәһе буйынса бер-береһенә тура килә торған һүҙҙәрҙең мәғәнә күләмдәре төрлө телдә төрлөсә һүҙҙәр был билдәләре (мәғәнә күләмдәре) буйынса милли үҙенсәлеккә эйә;

3) билдәле бер мәғәнәләре буйынса үҙ - ара тап килгән һүҙҙәрҙең һөйләмдә башҡа һүҙҙәр менән бәйләнеше төрлө телдә төрлөсә, йәғни дөйөм мәғәнәләре менән эквивалент һаналған һүҙҙәр фразеологик бәйләнештәре буйынса тап килмәйҙәр. Һүҙҙәр һәр телдә билдәле бер закондар буйынса ҡулланыла, улар иһә һәр конкрет осраҡта индивидуаль һәм үҙенсәлекле була. Һүҙҙәр үҙ-ара бәйләнешеү тәртиптәре буйынса ла милли үҙенсәлеккә эйә булалар [1, с. 25].

Тимәк, ике телдәге һүҙҙәр һәр ваҡытта ла тап килмәҫкә мөмкин. Шуның өсөн тәржемә процесында уларҙың 3 төрлө вариантын ҡулланырға мөмкин: 1) оригиналдағы теге йәки был төшөнсәне белдереү өсөн, беренсе сиратта туған телдәге әҙер саралар ҡулланыла; 2) тәржемәсе бер нисә варианттан тап килгән һүҙҙе һайлап ала; 3) әҙер сара булмағанда, туған тел материалынан лексик, морфологик, синтаксик юлдар менән һүҙ яһарға, диалекталь һүҙҙәрҙе файҙаланырға һәм сит тел өлгөһө менән яңы һүҙ төҙөргә мөмкин. Ләкин ул һүҙ оригиналдағы мәғәнәне теүәл бирергә тейеш. Тәржемәсе төп нөсхәнең йөкмәткеһен боҙмайынса үҙе дөрөҫ тип уйлаған һүҙҙе ҡуллана.

Тәржемә процесында белгестәр бер мәғәнәле тап килеүҙәр менән дә эш итә алалар. Бындай һүҙҙәр бигерәк тә лексика өлкәһендә осрай, улар эквиваленттар тип атала. Бөтә телдә лә бындай бер мәғәнәле эквиваленттар бар. Уларға лексиканың түбәндәге билдәле төркөмдәре инә:

1) терминдар, мәҫәлән, понятие – төшөнсә, ударение – баҫым һ.б. Рус телендәге йәки рус теле аша башҡа сит телдәрҙән ингән терминдарҙы һәр ваҡытта ла башҡорт теленең үҙ саралары менән белдерергә мөмкин булмай. Бындай осраҡта яңы терминдар телгә шул килеш ҡабул ителә;

2) яңғыҙлыҡ исемдәр: Өфө - Уфа, Ағиҙел – Агидель, Гөлназ – Гульназ һ.б.;

3) организация , партия һ.б. учреждение исемдәре: БМО –ООН, БДУ-ның Нефтекама филиалы – Нефтекамский филиал БГУ һ.б.

Эквивалентлы тап килеүҙәр лексиканың башҡа төркөмдәрендә лә осрай (һан, алмаш һ.б.).

Вариантлы тап килеүҙәр күп осраҡта контекст менән бәйле булған лексик ярашлылыҡтарҙы атау өсөн ҡулланыла. Уларға күп мәғәнәле лексемалар ҡарай. Был һүҙҙәрҙең конкрет мәғәнәһе контекста ғына реалләшә, мәҫәлән, көслө ел һүҙбәйләнеше рус телендә сильный ветер, буйный ветер, бушующий ветер тип тәржемә ителергә мөмкин. Тәржемәсе контексҡа ҡарап, тура килгән вариантты һайлап ала. Бер ҡарағанда, күп вариантлылыҡ тик художестволы, публицистик текстарға ғына характерлы һымаҡ. Әммә фәнни текстарҙа ла ундай һәҙҙәр ҡулланыла. Мәҫәлән, тәржемә итеү рус телендә переводить, передавать, воспроизводить, воссоздавать һүҙҙәре менән бирелергә мөмкин; кушать - ашау, ейеү, ризыҡланыу, тығыныу, һоғоноу. Күренеүенсә, тәржемә процесында эквивалентлы һүҙҙәрҙең бер нисә варианты булырға мөмкин.

Бер телдән икенсе телгә тәржемә иткән осраҡта һәр ваҡытта ла эквивалентлы тәржемәгә ирешеп булмай. Әммә тәржемәсе тәржемәнең адекватлығын һаҡлап ҡалыу өсөн төрлө үҙгәртеүҙәргә мөрәжәғәт итә. Был үҙгәртеүҙәр дөйөм тел ғилемендә трансформациялар тип атала. Был термин күп белгестәр тарафынан ҡулланыла. Ни өсөн өсөн тәржемәселәр трансформацияларға мөрәжәғәт итәләр һуң?

Тәржемә трансформацияларын ҡулланыуҙың төп сәбәптәре: лексик составтағы айырмалыҡтар, бигерәк тә ике телдәге һүҙҙәрҙең мәғәнәләренең тап килмәүе мөмкин; телдәрҙең грамматик системаһы ла айырыла, мәҫәлән, һөйләмдәге һүҙҙәрҙең тәртибе һәм ярашлығы, һөйләмдәрҙең структураһы, уларҙың ҡулланылышы һәм төрҙәре лә тап килмәҫкә мөмкин. Һанап үтелгәндәрҙең бөтәһе лә тәржемәсене трансформацияларҙы ҡулланып, оригиналды икенсе телдең нормаларына яраҡлаштырырға мәжбүр итә.

Тексты тәржемә иткән ваҡытта оригиналдағы һүҙҙе алмаштыра алырлыҡ лексик берәмек юҡ икән, тәржемәсе тексҡа бер ни тиклем үҙгәрештәр индерә. Был үҙгәрештәр түбәндәгеләрҙе үҙ эсенә ала:

1) Үҙгәртеү. Оригинал тексҡа яраҡлаштырып, тәржемәлә тел элементтарының килеү тәртибен үҙгәртеү. Был осраҡта һүҙҙәр, һүҙбәйләнештәр, ҡушма һөйләмдең өлөштәре, текст эсендәге үҙ аллы һөйләмдәр үҙгәртелә ала. Бигерәк тә һөйләм киҫәктәре, һөйләмдә һүҙҙәрҙең килеү тәртибе үҙгәрә. Мәҫәлән, Даром что-серо живем, да страху не знаем. Вы и почище живете, да либо много наторгуете, либо вовсе проторгуетесь. И пословица живет: барышу наклад – большой брат. Бывает и то: нынче богат, а завтра под окнами находишься. А наше мужицкое дело вернее: у мужика живот тонок, да долог, богаты не будем, да сыты будем (Л.Н. Толстой “Кешегә күпме ер кәрәк”). Тәржемәһе: Бай йәшәмәйбеҙ, ләкин ҡурҡыуҙы белмәйбеҙ. Һеҙ иркен йәшәйһегеҙ, сауҙа итеп, йә күп мал йыяһығыҙ, йә бөлөп ҡуяһығыҙ. Файҙаның ағаһы зыян – бына шундай мәҡәл бар бит. Бөгөн байһың, ә иртәгә кеше тәҙрәһе төбөндә һоранып йөрөйһөң – шундай хәлдәр ҙә булғылай ул. Беҙҙең мужик эше ышаныслыраҡ: мужиктың ғүмере ярлы булһа ла, оҙон була, бай булмаһаҡ та, тамағыбыҙ туҡ (Ш.Мөхөтдинов). Зәп-зәңгәр булып туңып, ҡатып ҡалған күкте күрәм. Шуға күккә ҡалтайған баҡыр ҡояш йәбешкән. Баҡыр түңәрәккә кемдер, ахыры, таш менән бәрә: доң, доң, доң… Ҡояш ҡалтыранып ҡуя. Былай булһа, күпкә сыҙамаҫ, ҡубып төшөр, моғайын… (М.Кәрим ”Оҙон-оҙаҡ бала саҡ”). Тәржемәһе: Вижу льдисто-синее застывшее небо, медное солнце, примерзшее к этой синеве. Кто-то швыряет камни в его помятый диск, и солнце вздрагивает – дон, дон, дон… Видать и ему уже недолго осталось, скоро отвалится… (И.М.Каримов).

2) Алмаштырыу. Тәржемә процесында йыш ҡулланылған төр. Бында һүҙ формаларын, һүҙ төркөмдәрен алмаштырыу, лексик һәм синтаксик алмаштырыуҙар инә. Миҫалдар: Бына оҙаҡламай аш та өлгөрҙө. Ибраһим бабай менән Хәсән бабай әбейҙәре менән иң түргә, мендәр өҫтөнә менеп ултырҙы (З.Биишева “Дуҫ булайыҡ”). Тәржемәһе: Вот и бишбармак готов. Гости расселись по возрасту. Ибрагим-бабай и Хасан-бабай со своими старухами сели на почетное место; им предложили самые мягкие подушки (А.Леонтьев). А вот как сужу: жили мы со стариком 50 лет – счастья искали и не нашли, а только вот теперь второй год, как у нас ничего не осталось и мы в работниках живем. Мы настоящее счастье нашли и другого нам никакого не надо (Л.Толстой “Ильяс”). Тәржемәһе: Мин бына ҡайһылай уйлайым, - ти ул, -ҡартым менән беҙ бергә 50 йыл йәшәнек, бәхет эҙләнек – таба алманыҡ, тик бына хәҙерге көндә, үҙебеҙҙең бер нәмәбеҙ ҙә ҡалмағас, икенсе йыл инде ялсылыҡта йөрөйбөҙ һәм ысын бәхетебеҙҙе таптыҡ. Ошонан башҡа бәхет беҙгә кәрәкмәй ҙә (Х.Биҡҡолов).

Күренеүенсә, тәржемәлә ҡушма һөйләмдәр ябай һөйләмдәр менән, теҙмә ҡушма һөйләмдәр эйәртеүле ҡушма һөйләмдәр менән алмаштырылырға мөмкин һәм киреһенсә. Шулай уҡ бер һүҙ урынына шул уҡ мәғәнәне белдергән икенсе һүҙ ҡулланылырға мөмкин. Мәҫәлән, плачет һүҙен башҡорт теленә илай, балауыҙ һыға, һыҡтай, үкһей, буҙлай, иңрәй, йәш түгә, йәш ағыҙа, күҙ һыта тип тәржемә итеп була.

3) Өҫтәмәләр. Тәржемәсе текстың йөкмәткеһен тулы кимәлдә биреү өсөн был сараға туҡтала, мәҫәлән, яңы һүҙҙәрҙе, бәйләүестәрҙе, теркәүестәрҙе, һүрәтләү сараларын өҫтәй ала. Өҫтәмәләрҙе ҡулланыу арҡаһында оригиналдың йөкмәткеһе киңәйә. Был саҡта һөйләмдең грамматик төҙөлөшө үҙгәрергә мөмкин. Миҫалдар: Унан һуң, оҙаҡ та тормай, ҡатынын эйәртеп, Хәсән бабай ҙа килде (З.Биишева “Дуҫ булайыҡ”). Тәржемәһе: За ним, ведя за собой дородную жену, пришел Хасан-бабай (А.Леонтьев). Хоҙай вәғәҙәһендә тора (М.Кәрим ”Оҙон-оҙаҡ бала саҡ”). Тәржемәһе: Господь Бог хоть на лесть и падок, но слово свое держит, это надо признать (И.М.Каримов).

4) Төшөрөп ҡалдырыу. Төп нөсхәләге бөтә һүҙҙәр ҙә тәржемә ителмәҫкә, ҡайһы берҙәре төшөрөп ҡалдырылырға мөмкин. Миҫалдар: Бер аҙ ғына торғас, төҫө, кәүҙәһе менән бөтөнләй тип әйтерлек Юлдаштың атаһына оҡшаған, ләкин ҙур, түңәрәк ҡара күҙҙәре артыҡ уйсан, моңһоу Сәлмән ағай үҙе генә килде (З.Биишева “Дуҫ булайыҡ”). Тәржемәһе: Немного погодя подошел Сальман-агай, напоминающий отца Юлдаша взглядом задумчивых черных глаз (А.Леонтьев). Хәҙергә минең төндәр буйы баҡсала яңғыҙ ултырырлыҡ ҡыйыулығым да, бөтә буржуйҙарҙы ҡыйратып, барлыҡ ҡолдарҙы азат итерлек дарманым да юҡ (М.Кәрим ”Оҙон-оҙаҡ бала саҡ”). Пока же храбрости одному ночью в огороде сидеть у меня нет (И.М.Каримов).

Шулай итеп, тәржемәсе оригинал һүҙҙе икенсе телдә дөрөҫ бирә белергә тейеш. Тәржемә телендә төп нөсхә һүҙенә тап лексик берәмекте табыу – оригиналдың мәғәнәһен һәм стиль үҙенсәлектәрен тулы һәм дөрөҫ биреүҙәге иң беренсе талап булып тора. Ундай тап килеүҙәргә юғарыла ҡарап үткәндәрҙе һәр ваҡыт иҫтә тотоп эшләгәндә генә ирешергә мөмкин.


Каталог: files
files -> Урок литературы в 7 классе «Калейдоскоп произведений А. С. Пушкина»
files -> Краткая биография Пушкина
files -> Рабочая программа педагога куликовой Ларисы Анатольевны, учитель по литературе в 7 классе Рассмотрено на заседании
files -> Планы семинарских занятий для студентов исторических специальностей Челябинск 2015 ббк т3(2)41. я7 В676
files -> Коровина В. Я., Збарский И. С., Коровин В. И.: Литература: 9кл. Метод советы
files -> Обзор электронных образовательных ресурсов
files -> Внеклассное мероприятие Иван Константинович Айвазовский – выдающийся художник – маринист Цель
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   35

  • Г.В.Юлдыбаева
  • БАШКИРСКОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИЗУЧЕНИЯ Р.Г. Алсынбаева