Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


А. А. Фет и русская поэзия первой трети ХХ века




Скачать 485.61 Kb.
страница1/2
Дата15.05.2017
Размер485.61 Kb.
ТипАвтореферат диссертации
  1   2

На правах рукописи


Петрова

Галина Валентиновна

А.А.Фет и русская поэзия

первой трети ХХ века


Специальность 10.01.01 – русская литература


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Великий Новгород

2010

Работа выполнена на кафедре русской литературы Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого




Научный консультант:

доктор филологических наук, профессор, В.А. Кошелев




Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор, Ю.Б. Орлицкий

доктор филологических наук, профессор, Е.М. Таборисская

доктор филологических наук, профессор, Е.В. Душечкина




Ведущая организация:

Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена.


Защита состоится « … » декабря 2010 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 212.168.05 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора филологических наук в Новгородском государственном университете имени Ярослава Мудрого по адресу: 173014, Великий Новгород, Антоново, университет, ауд. № 1221.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке НовГУ им. Ярослава Мудрого.

Автореферат разослан « … » ноября 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор филологических наук О.С. Бердяева

Общая характеристика работы

Десять лет назад завершился ХХ век, а с ним и очередной календарный период развития русской истории и культуры, где одну из ведущих ролей играла русская литература, в частности, поэзия.

Судьба русской поэзии в ХХ веке складывалась не просто, а процессы, ее определяющие и характеризующие, не всегда протекали согласно историческому календарю.

Известно, что еще в начале ХХ столетия русская поэзия выдвинулась в авангард литературного движения и в полной мере ощутила на себе требования и претензии Истории. Поэзия и сама стремится превратиться в «большую форму», соперничающую с романом и драмой по универсальности воплощения художественной картины мира. В начале ХХ века изменяется и взгляд на Поэта, который предстает не только избранным, небожителем, владеющим сверхзнанием и словом, его осуществляющим, но становится фигурой исторически значимой и исторически ответственной.

Как уже отмечали исследователи, в этом процессе не последнюю роль играли художественные традиции XIX века, по точному определению В.В. Мусатова, ставшие орудием совершенно иной культуры. (В.В. Мусатов «Пушкинская традиция в русской поэзии первой половины ХХ века».)

Однако, даже предельно соприкасаясь с Историей, русская поэзия, прежде всего, оставалась Лирикой. Вопрос о существе и специфике лиризма русской поэзии ХХ века неисчерпаем и остается до сих пор открытым и актуальным, как и вопрос о месте в этом процессе «лирика из лириков», «исключительно лирика» Афанасия Фета.

Единой, общепризнанной и универсальной периодизации развития русской поэзии ХХ века пока не существует. Между тем, устойчиво выделяется в качестве отдельного, вполне самостоятельного и завершенного периода эпоха творчества русских поэтов, которых О.Э. Мандельштам назвал «выходцами девятнадцатого века», «волею судеб заброшенных на новый исторический материк» (О.Э. Мандельштам «Девятнадцатый век», 1922). Хронологически этот период может быть обозначен как первая треть ХХ века. Между тем, отсчет его следует вести с конца 1880 – 1890-х гг., а фактическое завершение условно ограничивать рубежом 1930 – 1940-х гг.

В настоящее время в литературоведении обозначился период капитального освоения поэтических открытий русской лирики первой трети ХХ века. Выходят «новые» собрания сочинений А.А. Блока, О.Э. Мандельштама, А.А. Ахматовой, Б.Л. Пастернака и др., появляются фундаментальные монографические исследования отдельных явлений поэтического процесса, творческих биографий поэтов этой эпохи, их поэтических систем.

Достаточно явная историческая дистанция между исследователями и лирикой первой трети ХХ века позволяет более критично, объективно и детально рассматривать проблему преломления художественных традиций XIX века в русской поэзии избранного периода, которая сама по себе неоднократно поднималась исследователями. Все разнообразие ученых наблюдений и выводов по данной проблеме трудно подвергнуть строгой систематизации и описанию. Между тем, можно назвать ряд поэтических имен XIX века, которые особенно популярны в этом контексте — это А.С. Пушкин, Ф.И. Тютчев, Е.А. Баратынский, М.Ю. Лермонтов. Имя Фета в этот список не входит, хотя о проявлениях фетовского начала в лирике первой трети ХХ века сказано уже не мало в работах В.М. Жирмунского, Б.М. Эйхенбаума, Л.Я. Гинзбург, Б.Я. Бухштаба, Д.Д. Благого, Л.М. Лотман, Аврил Пайман, Жоржа Нивы, М.Л. Гаспарова, В.В. Мусатова, А. Ханзен-Леве, Г.П. Козубовской и др.

В настоящее время не вызывает возражений тезис о том, что поэзия Фета в первой трети ХХ столетия была востребована, но, одновременно, считается, что в русской лирике этого периода импульсы, идущие от его творчества, не были главными и определяющими. Историко-литературное значение Фета традиционно умаляется. Как правило, исследователями, за редким исключением, лирика Фета вообще не выделяется в качестве самостоятельной поэтической величины. Традиционно о Фете принято говорить, как о представителе романтической плеяды, в ряду с В.А. Жуковским, Ф.И. Тютчевым, А.А. Григорьевым, А.Н. Майковым, Я.П. Полонским. В истории литературы даже закрепилось представление о единой тютчевско-фетовской традиции (или линии) русской лирики. Поэзию Фета до сих пор рассматривали прежде всего как лирику природы, наполненную философским смыслом.

На этом пути было сделано немало важных и точных наблюдений, но, отталкиваясь от представления о поэзии Фета как исключительно лирики природы, основанной на идее гармонической связи природного человека и природного мира, ученые приходили к выводу о вторичности, «провинциальности» этой традиции для русской поэзии первой трети ХХ века. Сам путь русских романтиков, куда безоговорочно был отнесен Фет, еще в 1920 – 1930-е гг. был осознан как боковой, периферийный путь русской литературы. По мнению большинства исследователей, на этом «запасном» пути русская поэзия «постояла» (имеется в виду эпоха символизма-неоромантизма), но не пошла. Более того, даже в рамках этого «запасного» пути фетовский путь осознается как «малозаметная тропинка на большой дороге русской литературы ХХ века» (Б. Кац «Музыкальные ключи к русской поэзии») и по преимуществу с этой позиции исследуется, концентрируясь на вычленении цитат, реминисценций, аллюзий – «частных случаев», связывающих стихи Фета с поэзией первой трети ХХ века, и ограничиваясь сопоставительным мотивно-тематическим анализом.

В настоящее время по инициативе коллектива ученых ИРЛИ (Пушкинского Дома) РАН, Новгородского государственного университета, Курского государственного педагогического университета и др. вузов и научных учреждений начало выходить собрание сочинений и писем Фета в 20-ти томах, которое во многом способствует изменению общераспространенных представлений о масштабе творческой личности Фета и его художественной концепции. Кроме того, и дифференциация поэтов по принадлежности тому или иному литературному направлению, которая в свое время была весьма продуктивна в литературоведении ХХ века – классицизму, романтизму, реализму и т. д. ­– по большому счету себя исчерпала. Гораздо более значимым оказывается разговор «поименный».



Научная новизна настоящего исследования, проводящегося с опорой на обновленное понимание поэтической концепции и эстетической позиции Фета, состоит в системном изучении связи его лирики с творчеством русских поэтов первой трети ХХ века: Бальмонта, Брюсова, Блока, Анненского, Мандельштама, Ахматовой, Пастернака.

Основным материалом диссертационного исследования стало творческое наследие вышеназванных поэтов. При этом в работе осваивается обширный материал газетных и журнальных публикаций 1880 – 1910-х гг., не получивших ранее достаточно широкого распространения и оценки, а так же ряд архивных материалов рукописных фондов и собраний ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН, РГБ, РНБ, РГАЛИ, которые до сих пор полноценно не введены в научный оборот. Обследованы личные фонды А.А. Фета, В.П. Буренина, И.Е. Репина, И.Ф. Анненского, Вл. В. Гиппиуса, И.И. Коневского (Ореуса), А.А. Блока, Б.В. Асафьева, Л.П. Гроссмана, собрание Д.Я. Дашкова.

Предметом исследования являются «личные» и творческие связи русских поэтов первой трети ХХ века: Бальмонта, Брюсова, Блока, Анненского, Мандельштама, Ахматовой, Пастернака с Фетом и его поэзией.

Исследовательская цель диссертации – показать Фета как самостоятельную поэтическую величину, игравшую важную роль в развитии русской поэзии первой трети ХХ века и сформировать представление об особенностях индивидуальных поэтических систем русских поэтов этого периода, определившихся под непосредственным влиянием Фета или в ходе творческого диалога с ним.

Задачи исследования:

– выявить художественные открытия Фета, оказавшиеся наиболее востребованными и актуальными для поэтов первой трети ХХ века;

– продолжить работу, начатую современными исследователями, в частности, В.А. Кошелевым в книге «Афанасий Фет. Преодоление мифов», по деконструкции мифов о творческой судьбе Фета, сложившихся в ХХ веке;

– обозначить пути проникновения «мысли» о Фете и его поэзии в художественное сознание русских поэтов первой трети ХХ века;

– выявить основные этапы рецепции поэзии Фета русскими поэтами первой трети ХХ века;

– проанализировать круг творческих полемик и диалогов русских поэтов первой трети ХХ века с Фетом;

– определить место поэзии Фета в жизни русской лирики первой трети ХХ века и в развитии поэтических систем Брюсова, Бальмонта, Блока, Анненского, Мандельштама, Ахматовой, Пастернака.

Теоретическая и практическая значимость. Материалы и результаты исследования могут быть использованы при написании обобщающих работ по истории русской литературы первой трети ХХ века, при разработке учебных и учебно-методических пособий, обращенных к изучению русской поэзии, лекционных курсов, практических занятий, спецкурсов по проблемам литературного творчества избранного периода; при подготовке к изданию и публикации материалов, освещающих особенности поэтического процесса первой трети ХХ века и связанных с творческим наследием Бальмонта, Брюсова, Блока, Анненского, Мандельштама, Ахматовой, Пастернака.

Апробация работы. Основные положения диссертации были представлены к обсуждению в виде докладов и сообщений на традиционных «Фетовских чтениях» (Курск, 2000, 2001, 2005), на ежегодном акте Отдела Рукописей Российской Национальной Библиотеки – «Депо манускриптов» (Санкт-Петербург, 2007), на международных и всероссийских научных конференциях и семинарах: «Художественный текст и культура» (Владимир, 1993, 1999), «Русская литературная критика серебряного века» (Великий Новгород, 1996), «Александр Блок и мировая культура» (Великий Новгород, 2000), «Феномен заглавия. Посвящение как часть заголовочного комплекса» (Москва, РГГУ, 2003), «Иннокентий Федорович Анненский (1855 – 1909). !50 лет со дня рождения» (Москва, Литинститут им. А.М. Горького, 2005), «Печать и слово Санкт-Петербурга» (2006, 2007, 2008, 2009, 2010); «К.И. и Л.К. Чуковские: двойной юбилей» (Москва, ИМЛИ РАН, ГЛМ, 2007), «“Писатель в маске”. Формы автопрезентации в литературе ХХ века» (Санкт-Петербург, ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН, 2007); «Духовно-нравственные основы русской литературы» (Кострома, 2009), «Анна Ахматова: XXI век: Творчество и судьба» (Санкт-Петербург, РНБ, Музей А.А. Ахматовой (Фонтанный Дом), 2009), «Мусатовские чтения» (Великий Новгород, 2007, 2009), «Феномен заглавия как объект изучения различных гуманитарных наук» (Посвященной памяти Г.В. Иванченко) (Москва, РГГУ, 2010).

Основные положения диссертационного исследования использовались автором при чтении лекций по истории русской литературы конца XIX – XX вв. и спецкурсов в Новгородском государственном университете им. Ярослава Мудрого, в Ленинградском государственном университете им. А.С. Пушкина.

Материалы диссертации отражены в более чем 30-ти публикациях, общим объемом – около 40 п. л.

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, в каждой из которых выделяется 4 параграфа, заключения и библиографии.
Основное содержание работы

Во Введение диссертации обосновывается актуальность исследования, оговариваются его хронологические рамки, формируется корпус исследовательских целей и задач. Между тем, главный вопрос Введения – специфика художественной концепции Фета, точнее тех ее элементов, которые оказались развиты русской лирикой первой трети ХХ века.

В диссертации с опорой на критические наблюдения современников Фета и научные выводы исследователей его творчества, утверждается, что главную роль в освоении русской поэзией первой трети ХХ века лирики Фета сыграл пафос его поэзии, отмеченной особой душевностью. Фет-поэт действительно сосредоточен на изображении тонких, почти неуловимых душевных движений, состояний, впечатлений человека.

В поэзии Фета реализуется представления о человеке как явлении, в том смысле, что в его душевных переживаниях, в движении его чувств, эмоций, страстей, осуществляется, т. е. оказывается явленной – высшая правда, идея, красота, идеал, гармония.

Фет очень тонко прочувствовал и болезненно отреагировал на «недовоплощенность» современного мира и человека. Своим творчеством отстаивал право художника эту «недовоплощенность» преодолеть, отсюда поиски новых источников творческой силы человека, которые поэт связывал с «жизнью сердца», миром человеческих чувств и памяти. При этом в поэзии Фета нет индивидуальной души как системы совершенно обособленных интимных переживаний личности. В его лирическом творчестве открывается «общая жизнь», «душевное бытие», слагающееся из эмоций и страстей, из культурных переживаний, из религиозного и нравственного чувства. Эта «душевная жизнь», по Фету, и становится единственным надежным оплотом человека в хаосе его существования. Лирика Фета исследует «душевного человека» как сверхиндивидуальную целостность во всех ее внутренних и внешних противоречиях и связях. Для русских поэтов первой трети ХХ века «душевный человек» Фета и стал художественной проблемой, требующей своего разрешения.

В Первой главе «“Фетышизм” как явление рубежа XIXXX вв.» раскрывается специфика путей проникновения и интеграции поэтических открытий Фета в художественное сознание первой трети ХХ века.

В 1880 – 1890-х гг. произошло «возвеличивание» Фета-поэта. Этот период рассматривается в качестве первоначального этапа освоения его художественной концепции.

В первом параграфе «“Вечерние огни”: к истории критического восприятия лирики А.А. Фета» освещается последний период творческой биографии Фета, главным событием которого становится выход в свет четырех выпусков «Вечерних огней» соответственно в 1883-м, в 1885-м, в 1888-м и в 1890-м гг.

«Вечерним огням» суждено было сыграть особую роль в рецепции Фета первой третью ХХ века. Поэзия «Вечерних огней» непосредственно повлияла на формирование «школы Фета», куда могут быть отнесены А.А. Голенищев-Кутузов, А.Н. Апухтин и более молодые К.М. Фофанов, М.А. Лохвицкая и другие поэты конца XIX в.

С появлением первых выпусков «Вечерних огней» внимание и интерес к Фету растет в широких кругах творческой интеллигенции. Лирика Фета влияет на формирование массового читательского сознания. Не случайно писатели-беллетристы используют поэтические аллюзии на Фета в характеристике «нового» типа современного человека (напр., повесть П.Д. Боборыкина «Изменник», 1889).

Изменяется и позиция критики по отношению к Фету. Даже либеральные журналы («Русская мысль», «Вестник Европы») теперь вынуждены считаться с поэтом и признавать «Вечерние огни».

Рельефнее всего восприятие Фета и его лирического творчества в 1880 – 1890-е гг. проявляется в истории его отношений с нововременским критиком В.П. Бурениным.

За Фетом, как и за В.П. Бурениным в истории литературы закрепились устойчивые репутации: с одной стороны, поэта – эстета и созерцателя, с другой – циничного и бесцеремонного критика, представлявшего позицию правого политического лагеря. От этих характеристик оказалось напрямую зависимо фетоведение, в котором сложилось ошибочное представление о том, что Фет периода «Вечерних огней» стал одной из «жертв» реакционного критика Буренина. На самом деле, для В.П. Буренина поэзия Фета в 1880 – начале 1890-х гг. становится предметом не только критических разборов, но и собственной творческой рефлексии, обнаруживающейся в поэтическом сборнике «Голубые звуки и белые поэмы» (1895).

Положительный отклик Буренина на «Вечерние огни» Фета являлся выражением настроения, характерного для определенной части читательской аудитории, и закреплял новое отношение к Фету-лирику. Кроме того, буренинские критические разборы «Вечерних огней» по-своему подготавливали ту почву, на которой в 1890-е гг. вырастет культ Фета.

Можно сказать, что лирика Фета откликнулась на миросозерцании русской интеллигенции 1880-х гг., представителям которой суждено было стать «родителями» поколения поэтов, составивших «серебряный век» русской поэзии. И хотя известно, что с пристрастиями и вкусами своих «отцов», как в целом с их образом жизни и мысли, будут в ряде случаев отчаянно «бороться» поэты конца XIX – начала ХХ века, но одновременно они генетически наследуют им, а, следовательно, вынуждены сознательно или опосредованно реагировать на «фетышизм» как явление индивидуальной и общественной психологии конца XIX в., переросшее рамки эстетики.

Уже первые историки русской литературы начала ХХ века, С.А. Венгеров, Е.В. Аничков писали о том, что «триумф» «Вечерних огней» Фета стал значимым событием литературной жизни последних десятилетий XIX века, во многом усилив позиции русской лирики, расширив рамки «литературного горизонта» и подготовив эпоху «переоценки ценностей».

Второй параграф «А.А. Фет в 1890-е гг.: pro et contra» посвящен исследованию зарождения и формирования культа Фета, который возник в 1890-е гг., фактически сразу после смерти поэта.

Кончина Фета в 1892 г. вызвала целую компанию в официальной печати, закреплявшую образ Фета как идеального поэта, противостоящего смутным и темным временам настоящего. Особенно здесь отличилась петербургская газета-журнал со «сложной» репутацией «Гражданин», в которой публиковался ряд поэтических некрологов, посвященных Фету, где поэт представал в образе героя и провидца, «мощного старца», страдающего и жертвующего собой во имя искусства, чародея, магически воздействующего на мир и человека. Пафос большинства стихотворных некрологов Фету был связан с выра­жением той эмоции восторга и удивления, которые вызвали «Вечерние огни», воспринятые как откровение. Именно образность «Вечерних огней» пре­ломляется в явно несамостоятельной поэтической структуре некрологов Фету.

Стремлением к идеализации и героизации, воспеванию автора «Вечерних огней» как Учителя отмечено множество журнальных и газетных публикаций 1890-х гг. Эта гиперболизация весьма характерна и свидетельствует о том, что Фет оказался в ряде случаев в роли кумира, поэтического идола, поэтического божества. На этой волне приятия и признания творческой исключительности Фета делается ряд важных наблюдений и глубоких выводов о художественном новаторстве поэзии Фета. Здесь обращают на себя внимание работы Ю. Елагин (Ю.Н. Говорухи-Отрока), Р.А. Дистерло. Новизна и специфика фетовского взгляда на человека уже в это время связывалась со способностью поэта показывать «действительную жизнь души» и уповать на нее, как на источник силы, позволяющей противостоять косности бытия и его деструктивным началам. Критикой этого периода фетовский пафос душевности осмыслялся и как явление выходящее за пределы индивидуализма и субъективизма.

Однако складывающийся культ Фета не замедлил вызвать противостояние «либеральной жандармерии», как позже назовет ее Блок в юношеском дневнике. Распространению антифетовских лозунгов в 1890-е гг. способствовали и итоговые публикации народнических сочинений (напр., второго издания «Истории новейшей русской литературы» А.М. Скабического, 1893; собрания сочинений Н.К. Михайловского, 1897), закреплявших представление о тенденции в литературе и поэзии как норме.

Фигура Фета-поэта, пережившая и героизацию, и уничижение, в 1890-е гг. в определенной степени заслонила его поэзию, а начавшееся было глубокое освоение оригинальной фетовской поэтической концепции было прервано, и, как ни парадоксально, не последнюю роль здесь сыграли сами «фетышисты».

В третьем параграфе «Первые посмертные издания лирики А.А. Фета» речь идет о тех публикациях лирики Фета, которые непосредственно влияли на восприятие его поэзии в первой трети ХХ века. Первое посмертное собрание поэзии Фета («Лирические стихотворения» в 2 частях, 1894 г.), «авторами» которого являлись К.Р. и Н.Н. Страхов, а также полное собрание сочинений Фета, вышедшее в 1901 г. под редакцией Б.В. Никольского, сыграли двойственную роль в освоении фетовской традиции. Именно «Лирические стихотворения» Фета легли в основу восприятия его поэзии поколением старших символистов. Здесь уместно вспомнить Брюсова, который признавался, что зачитывался двухтомником Фета и знал его чуть ли не наизусть. Однако это издание способствовало появлению и уничижительной характеристики музы Фета, данной «Северным вестником» (1893. № 7). Критикам-современникам было понятно, что признать издание «Лирических стихотворений», воплощающим творческую волю Фета, оказывается категорически невозможно. К.Р. и Н.Н. Страхова обвинили в формальном подходе к структуре собрания Фета и неоправданном произволе распределения стихотворений по разделам. В собрании 1894 г. ранняя лирика Фета и поэзия «Вечерних огней» оказались не дифференцированы. Фет был представлен здесь как мастер стихотворной формы, виртуозный импрессионист и эстет-созерцатель. По преимуществу в «Лирических стихотворениях» внимание читателя концентрировалось на пейзажной лирике поэта. Этот «отредактированный» К.Р. и Н.Н. Страховым образ лирики Фета крепко обосновался не только в художественном, но и в литературоведческом сознании ХХ века.

В свою очередь представления о Фете как поэте-философе получили распространение благодаря усилиям «фетышистов» П.П. Перцова и Б.В. Никольского. По-своему решающую роль в деле посредничества между Фетом-поэтом и поэзией первой трети ХХ века сыграло издание, вышедшее по инициативе П.П. Перцова – «Философские течения русской поэзии» (1896). В этом издании Фет впервые был представлен как автор избранных поэтических шедевров, проникнутых философских духом. Более последовательным в формировании представления о Фете-философе оказался Б.В. Никольский, на рубеже XIX – XX вв. выступивший в роли чуть ли не главного популяризатора и распространителя «мысли» о Фете и его лирике. К 10-летней годовщине смерти поэта он издаст первое полное собрание лирики Фета в 3 томах. Главной задачей Б.В. Никольского, так же как для К.Р. и Н.Н. Страхова, было не столько представить художественную концепцию Фета-поэта в ее развитии, сколько показать тематическое многообразие его лирики и «изумить» ее пафосом. Структура издания и распределение стихов по разделам, которое критика назвала «фантастическим», в издании Б.В. Никольского оказались еще более произвольными, чем в «Лирических стихотворениях» 1894 г.

Рассматривая поэзию как «прикладную философию», Б.В. Никольский и в лирике Фета находит выражения философского начала, определяя его как эстетический пантеизм. При этом, как и П.П. Перцов, в одном из писем Д.П. Шестакову сравнивший Фета с «евангелистом», Б.В. Никольский склонен утверждать, что Фет привнес в русскую поэзию новое понимание поэта-жреца. Эта мысль подтолкнула «фетышистов» к мифологизации биографии поэта. Биографический миф о Фете как идеальном поэте, созданный «фетышистами», сравнение его с жрецом, евангелистом, волшебником, чародеем, представление о том, что Фет воплотил в лирике принцип «вечного человека», «полного человека», «дочувствывающегося» до истины, своеобразно отозвался на символистском поиске идеала поэта.

Весьма небесспорная деятельность «фетышистов» создавала тот контекст и ту благодатную почву, на которой удерживался интерес к Фету и его лирике.

В заключительном параграфе Первой главы «


Каталог: common -> img -> uploaded -> files -> vak -> 2010 -> announcements -> filolog -> 27-09
filolog -> Английская литературная автобиография: трансформация жанра в XX веке
filolog -> Традиция экзистенциализма в польской прозе второй половины XX века
filolog -> Носир Бухори и развитие газели в Х1У веке 10. 01. 03 -литература народов стран зарубежья
filolog -> Традиции андрея платонова в философско-эстетических исканиях русской прозы второй половины ХХ начала ХХI вв
filolog -> Русская рецепция альфреда теннисона 10. 01. 01 русская литература
filolog -> Проблемы историко-культурного контекста в научной биографии А. С. Пушкина
27-09 -> Романы Гайто Газданова: Динамика художественной формы
27-09 -> Ф. М. Достоевский и американский роман 1940-1960-х годов
  1   2

  • Научный консультант
  • Общая характеристика работы
  • Теоретическая и практическая значимость.
  • Структура исследования.
  • «“Фетышизм” как явление рубежа XIX – XX вв.»
  • «“Вечерние огни”: к истории критического восприятия лирики А.А. Фета»
  • «А.А. Фет в 1890-е гг.: pro et contra »
  • «Первые посмертные издания лирики А.А. Фета»