Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


3 По этому вопросу см статью «История» в Historisches Worterbuch tier Philosophic. Darmstadt, 1971. Т. Hi




страница10/30
Дата15.05.2017
Размер4.85 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   30
Но даже если дело обстоит иначе, я думаю, что люди, изучающие религию, поступят правильно, последовав примеру лингвистов, и займутся сравнительным исследованием арийских и семитских религий. Если может быть доказано, что религии арийских народов объединены теми же узами действительного родства, которые дают нам возможность трактовать их языки как множество видов одного семейства, и если такой же факт может быть установлен при изучении семитского мира, то перед нами открывается достаточно широкое поле исследования, тщательной расчисткой и культивацией которого будут заняты несколько поколений ученых. И это первоначальное родство, я уверен, может быть доказано. Имена основных божеств, а также слова, выражающие наиболее существенные элементы религии, такие, как молитва, жертва, алтарь, дух и вера, сохранились среди арийских и среди семитских народов, и эти реликты допускают только одно объяснение. После этого можно с большой надеждой на успех приступить к сравнительному изучению туранских религий; я уверен и сейчас практически не сомневаюсь в своей правоте, что существовали не только первобытная арийская и первобытная семитская религии, но также и первобытная туранская религия еще до того, как каждая из этих первобытных рас раскололась и стала независимой в языке, культе и народном чувстве.
Давайте начнем с наших собственных предков — арийцев. В лекции, прочитанной мною здесь же несколько лет назад, я набросал схему жизни арийцев до их первого разделения, т. е. до того времени, когда в Индии начали говорить на санскрите, а в Малой Азии и Европе — на греческом языке. Контур этой схемы и краски, которыми она была нарисована, были просто заимствованы из языка. Мы пришли к выводу, что если взять все слова, которые существуют в одной и той же форме во
==112
М. Мюллер. Введение в науку о религии
французском, итальянском и испанском языках, то можно показать, какие слова, а следовательно, и какие предметы должны быть известны народу, который пока не говорит ни на французском, ни на итальянском, ни на испанском языке, но который говорил на языке, предшествовавшем этим романским диалектам. Мы знаем, что этим языком был латинский; но, если бы мы не знали ни слова по-латински или ни одной главы римской истории, мы все же смогли бы, используя наиболее очевидные слова, которые являются общими для всех романских языков, нарисовать картину основополагающих мыслей и занятий того народа, который должен был жить в Италии по крайней мере за тысячу лет до Карла Великого. Мы смогли легко доказать, что у этого народа должны были быть короли и законы, храмы и дворцы, корабли и экипажи, прямые дороги и мосты и почти все элементы высокоцивилизованной жизни. Как я утверждал, мы можем доказать это, просто взяв названия всех этих предметов, существующие во французском, итальянском и испанском языках, и показав, что в том случае, если испанский язык не заимствовал их из французского или итальянский из испанского, они должны были су ществовать в более раннем языковом слое, от которого берут свое происхождение эти три современных романских диалекта.
Точно такая же аргументация дает нам возможность выложить мозаичную картину древнейшей цивилизации арийского народа до времени его разделения. Поскольку мы находим в греческом, латинском и санскрите, а также в славянском, кельтском и тевтонском языках одно и то же слово «дом», то мы имеем все основания заключить, что еще до того, как каждый из этих языков получил самостоятельное существование по крайней мере за тысячу лет до Агамемнона и Ману, прародители арийских народов уже не обитали в палатках, а строили дома для постоянного проживания76. Поскольку мы находим одно и то же название для обозначения города в санскрите и греческом языке76, мы можем вполне опре-
75 Санек, dama, 86(101;, domus; готск. timrjan, «to build»; слав. dom; санск. vesa, olxoi,, vicus; готск. veih-s.
76 Санск. pur, puri или puri, греч. я6^.1<э; санск. v&stu, «house», греч. acw.
==113
М. Мюллер. Введение в науку о религии
деленно заключить, что арийцам были знакомы если не города в прямом смысле слова, то во всяком случае цитадели или лагеря до того, как они стали говорить на греческом и санскрите. Поскольку «царь» на санскрите, латинском, тевтонском и кельтском77 языках обозначается одним и тем же словом, мы снова можем утверждать, что некоторые виды царского правления были установлены и признаны арийцами в тот же самый доисторический период.
Я не должен соблазнять себя тем, чтобы нарисовать
картину этой первобытной цивилизации в целом78. Я желаю лишь напомнить вам факт, как, разбирая вместе с вами древние архивы, мы обнаружили, что Высшее Божество называлось одним и тем же именем в древней мифологии Индии, Греции, Италии и Германии и сохраняло это имя, поклонялись ли ему в горах Гималаев или среди дубов Додоны, на Капитолийском холме или в лесах Германии. Я указал, что его именем было Дьяус — на санскрите, Зевс — на греческом языке, Ювис — на латинском, Тиу — на немецком; но я уделил недостаточно внимания поразительной природе этого открытия. Эти имена не являются просто именами; они — исторические факты, поистине факты более непосредственные, более надежные, чем многие факты средневековой истории. Эти слова не просто слова, они доносят до нас всю яркость события, свидетелями которого были прародители целой арийской расы, жившие, возможно, за тысячелетия до Гомера и Вед, поклоняющиеся невидимому Существу, нареченному тем же самым именем, наилучшим, самым возвышенным именем, которое они могли найти в своем словаре,— именем Света и Неба.
И давайте не будем забывать об этом и говорить, что это был всего лишь культ природы и идолопоклонство. Нет, их верования не сводились к культу природы и идолопоклонству, хотя они и могли развиться в этом направлении в более поздние времена. Дъяус не означал «голубое небо» и даже не был простой персонификацией неба: он означал нечто большее. В Ведах мы находим воззвание к Дъяусу-питару, у греков — к Зевсу-патеру, 77 Санск. Rag, r&gan, rex; готск. reiks, ирланд. riogh. " См.: «Selected Essays», vol. I, p. 317 seq.
==114
М. Мюллер. Введение в науку о религии
у римлян — к Юпитеру; что означает на всех трех языках и означало еще до того, пока они не были разделены,— Небесный Отец! Эти два слова не просто слова; по-моему, они являются древнейшей поэмой, древнейшей молитвой человечества или по крайней мере его благородной части, к которой принадлежим и мы,— и я твердо убежден, что эта молитва была произнесена, что это имя было дано неизвестному Богу до того, как санскрит стал санскритом и греческий язык — греческим языком, а когда я слышу молитву «Отче наш» на языках Полинезии и Меланезии, я чувствую, что она впервые была произнесена на языке Иерусалима. Когда мы слышим имя Юпитера, который, возможно, был низведен Гомером или Овидием до положения сварливого мужа или неверного любовника, мы редко задумываемся о том, что скрывается за этим далеким от святости именем. В науке о религии мы должны будем вновь и вновь повторять, что место, на котором мы стоим, может быть названо святой землей. Тысячи лет минуло с тех пор, как арийские народы разделились, чтобы отправиться путешествовать на север и на юг, на запад и на восток. Каждый из этих народов формировал свой язык, основывал империи и философские системы, строил храмы и разрушал их; все они старились и, может быть, делались мудрее и лучше; но, когда они искали имя для того, кто является самым возвышенным и все еще самым близким и самым дорогим для каждого из нас, когда они хотели выразить и благоговение и любовь, бесконечное и конечное, они могли делать и делали то, что делали их предки, когда, взирая на вечное небо и чувствуя присутствие Существа, одновременно отдаленного и близкого, они подыскивали те же самые слова и вновь произносили древнюю арийскую молитву «Отцу Небесному» в той форме, которая будет существовать всегда: «Отче наш, сущий на небесах!»
Теперь давайте обратимся к древней религии семитских народов. Хорошо известно, что семитские языки связаны между собой еще теснее, чем арийские языки, связаны столь тесно, что сравнительная грамматика семитских языков кажется менее привлекательной, чем сравнительное изучение санскрита, греческого и латинского языков. Ученые, изучающие семитские языки, вы-
==115
М. Мюллер. Введение в науку о религии
ражают недовольство тем, что сравнение грамматик еврейского, сирийского, арабского и эфиопского языков не представляет большого интереса, потому что при самом поверхностном сопоставлении их родство становится очевидным79.^! не думаю, что подобные суждения являются истиной в последней инстанции, и я до сих пор надеюсь, что Ренан осуществит свой первоначальный проект и создаст сравнительную грамматику семитских языков, включающую в себя не только литературные ветви семитского семейства, но также и древние диалекты Финикии, Аравии, Вавилона и Ниневии, которая сможет занять свое место рядом с великой работой Боппа по сравнительной грамматике арийских языков.
Но меня еще больше удивляет то, что ни один исследователь семитских языков не последовал примеру специалистов в области арийских языков и не выделил из различных семитских диалектов те общие слова, которые должны были существовать еще до того, как еврейский язык стал еврейским, сирийский — сирийским и арабский — арабским, и исходя из которых можно составить представление об основных мыслях и занятиях семитской расы в период до разделения ее на народы. Материалы для этой работы кажутся весьма обширными и легкодоступными80. И хотя могут возникнуть значительные трудности из-за тесных контактов между несколькими ветвями семитского семейства, у нас, несомненно, есть возможность посредством фонетических правил провести различие между общими семитскими словами и словами, заимствованными арабами из арамейских источников. Например, основные степени родства имеют общие названия как среди семитских, так и среди арийских народов, и если было важно показать, что арийцы называли и признавали не только естественных членов семьи, таких, как отец и мать, сын и дочь, брат и сестра, но также и более отдаленных, отчима и мачеху, зятя и невестку, шурина и золовку, то разве не менее интересно было бы показать, что и семитские народы достигли той же самой ступени цивилизации задолго до времени законов Моисея?
" См.: Bunsen's «Christianity and Mankind», vol. Ill, p. 246 seq. " См.: Bunsen's «Christianity and Mankind», vol. III. p. 246, iv.
==116
М. Мюллер. Введение в науку о религии.
Ограничив себя более непосредственным объектом наших'исследований, мы без труда увидим, что в семитских языках, подобно арийским, есть ряд общих имен Божества, которые должны были существовать до того, как выделились южная, или арабская, северная, или арамейская, центральная, или еврейская ветви, и которые, следовательно, позволяют нам проникнуть в религиозные понятия когда-то единой семитской расы, задолго до того, как Авраам стал поклоняться Иегове, в Финикии стали взывать к Ваалу, а в Вавилоне — к Элу.
Верно и то, как я уже отмечал, что значение многих семитских имен является более общим, чем первоначальное значение имен арийских богов. Многие из них означают могущественный, уважаемый, возвышенный, царь, господин; в силу этого может показаться, что они, подобно почетным титулам, давались различными ветвями семитского семейства, независимо друг от друга, тем богам, которым каждая из них поклонялась в своем собственном святилище. Но если мы учтем, как много слов использовалось в семитских языках для выражения величия, силы или господства, то факт, что одни и те же нарицательные имена встречаются как собственные имена божества в Сирии, в Карфагене, в Вавилоне и в Палестине, имеет только одно историческое объяснение. Несомненно существовал исторический период, когда семитские, так же как и арийские, народы давали имена своим божествам; и этот период должен был предшествовать образованию их отдельных языков и отдельных религий.
Одним из древнейших имен божества среди прародителей семитских народов было Эл. Оно означало Сильный. Оно встречается в вавилонских надписях как Илу, Бог81, и в самом названии Баб-ил.ворота или храм Ила. В еврейском оно используется и в общем смысле сильного или героя, и как имя Бога. Мы встречаем его в названии Бет-эл, дом Бога, и во многих других названиях. Если оно используется с артиклем, как, например, ha-El — Сильный или Бог, то в Ветхом Завете это всегда означает Иегову, истинного Бога. Однако Эл сохраняет свою
81 Schrader in the «Zeitschrift der Deutschen Morgenlandischen Gesellschaft», vol. XXIII. p. 350; XXVI. p. 180.
==117
М. Мюллер. Введение в науку о религии
нарицательную силу, и мы видим, что в отдельных частях Ветхого Завета это слово допускается также и в отношении языческих богов.
Эл почитался также финикийцами в Вавилоне и назывался там сыном Неба и Земли82. Его отец был сыном Элиуна, величайшего бога, который был растерзан дикими зверями. Сын Элиуна, который занял его место, был свергнут с престола и позднее убит своим собственным сыном Элом, которого Филон отождествляет с греческим Хроносом и представляет божеством, обитающим на планете Сатурн'3. В химъяритских надписях также было обнаружено имя Эл84, и значительно позже оно было найдено во многих арабских собственных именах85, но как божество Эл был забыт среди арабов с самых ранних
времен.
С именем Эл Филон связывал имя Элохим, множественное число от Элоах. В битве между Элом и его отцом, говорит он, союзники Эла назывались Элохим, так же как те, кто был с Хрокосол1 назывались Хроныбы8'. Несомненно, это очень привлекательная этимология, но, поскольку первостепенные знатоки семитских языков, и в частности профессор Флейшер, выступили против этой этимологии, мы вынуждены, хотя и с большой неохотой, отказаться от нее.
Элоах — это то же самое слово, которое на арабском языке пишется как Илах, Бог. В единственном числе Элоах используется в Библии как синоним Эл; во множественном числе оно может означать богов вообще или ложных богов, но в Ветхом Завете оно становится назва-
" Bunsen, «Egypt», IV. 187. «Fragmenta Hist. Grace.», vol. Ill, p. 567. 83 «Fragmenta Hist. Graec.», vol. Ill, p. 567-571. To что согласно халдеям, Эл представляется божеством планеты Сатурн, подтверждает также Диодор Сицилийский (Diodorus Siculus, II, pp. 30-33.). См. также: Eusebius «Praep. evang.». I. c. x., p. 90, ed. Gaisford; xpovoi; TOivuv, 6v oi Ooivixe; "HXov npooayopEUouoi. и Bernay's notes «Zu Sanchuniathon» в Rhein Mus., 1884, p. 632, который исправляет ''HXov
в "НА..
" Osiander «Zeitschrift der Deutschen Morgenlandischen Gesellschaft», vol. X, p. 61.
85 Noldeke, «Monatsberichte der Berl. Akademie», 1880, p. 768. " «Pragmenta Hist. Graec.», vol. Ill, p. 568, 18: oi 8e (sv^ayoi "tfkov той Kpovou 'ЕА,ое1ц eiiexA.iie'qoav, ш, av Kpovioi outoi fioav oi \ef6\iEvo\ ETti Kpovou. Множественное число от Эл, т. е. Элохим, боги, встречается в Полинезии; Noldeke, 1. с., р. 775.
==118 М. Мюллер. Введение в науку о религии
нием истинного Бога, множественного — по форме выражения, но единственного — по смыслу. На арабском языке Илах, без артикля, означает Бога вообще; с артиклем Ал-Илах или Аллах" становится именем Бога Мухаммеда, подобно тому как существовало имя Бога Авраама и Моисея.
Происхождение слова Элоах или Илах неоднократно обсуждалось как европейскими, так и арабскими учеными. Камю говорит, что существовало двадцать, Мухаммед аль Фаси, что было тридцать различных точек зрения. Профессор Флейшер88, чьим суждениям в данном вопросе мы можем полностью доверять, выводит Эл, сильный из корня ал (с созвучными vav, aval), означающего широкий и плотный, телесный и сильный89. Но он берет Элоах или Илах в качестве абстрактного существительного, означающего страх90 и выведенного из совершенно другого корня алах — быть в волнении, в смущении, сбитым с толку. От восклицания, выражающего страх, слово Элоах переносится на объект, вызывающий чувство страха или почтения, и, таким образом, становится именем Бога. Тем же самым способом мы обнаруживаем пашад, что означает страх, употребляемый в смысле Бога; Быт. 31, 42: «Если бы не был со мною Бог отца моего, Бог Авраама и страх Исаака». И далее, Быт. 31, 53: «Иаков поклялся страхом отца своего Исаака». В арамейском языке дахла, страх признается названием Бога или идола, на санскрите Брахман также называется «великим страхом»".
То же самое древнее имя встречается в форме жен-
" О первоначальном значении слова Аллах см.: Sprenger, «Mohammad», I, p. 286.
" См. примечание профессора Флейшера в Delitzsch, «Commentar iiber die Genesis», 3 rd ed., I860, p. 64; также «Zeitschrift der Deutschen Morgenlandischen Gesellschaft», vol. X, p. 60; и «Sitzungsberichte der Konigl. Sachsischen Gesellschaft der Wissenschaften Philosoph. Hist. Classe», vol. XVIII (1866), pp. 290-292. Д-р В. Врихт заимствует словообразование профессора Флейшера, так же как и профессор Кюэнен в своей работе «De Godsdienst van Israel», p. 45.
88 Профессор Нёльдеке (Noldeke, 1. с., р. 774) приписывает этому корню значение «находящегося впереди, ведущего».
"• Kuenen «Religion of Israel», I, p. 41. Элоах используется только поэтами, и его первоначальное значение — это «страх», следовательно, «тот, кто вызывает страх».
31 Katha — upanishad, VI. 2, mohad Bhayam vagram udyatam yah.
==119
М. Мюллер. Введение в науку о религии
ского рода — Аллатп92. Знаменитый храм этой богини в Таифе, в Аравии был вторым по значению после святилища Мекки и был уничтожен по приказу Мухаммеда. Однако культ Аллатп был распространен и в других местах; и, несомненно, могло быть так, что арабская богиня Алилат, упоминаемая Геродотом93, та же самая, что и Аллатп, упоминаемая в Коране.
Другое известное название божества, следы которого можно встретить среди многих семитских народов,— это Ваол или Бэл. Ассирийцы и вавилоняне94, финикийцы и карфагеняне, моавиты и филистимляне, впрочем, так же как и евреи, все знали Бэла илп Ваала как великого или даже как высшего Бога. Ваал едва ли являлся чуждым и иноземным богом в глазах евреев, которые, несмотря на протесты библейских пророков, не переставали поклоняться ему в лесах, окружающих Иерусалим95. Они считали его почти домашним божеством, или, во всяком случае, семитским божеством, и среди богов, которым служили отцы на другой стороне реки, Ваал или Бэл, похоже, занимал самое выдающееся место. Несмотря на это, первоначально единый96 Ваал стал делиться на множество божественных персонажей благодаря влиянию местного культа. Мы слышали о Ваале-тсуре, Ваалетсидоне, Ваале-тарсе, первоначально это был Валл Тира, Сидона и Тарса. На двух канделябрах, найденных на
" Osiander, «Zeitschrift der Deutschen Morgenlandischen Gesellschatt», VII, 479-482, Аллат — богиня, противостоящая Ал-Илахт.
" Herod, III, 8: 'Оуоца(; owi (oi 'Apapioi) tov p.ev Alovuoov 'OpotdA, ttiv 8e OupaviT|v 'ААл^ат. У Геродота (1, 131, 138) это имя было искажено в "A^iTia. См.: Osiander, «Zeitschritt der Deutschen Morgenlandishen Gesellschaft», vol. II, pp. 482, 483. Шпренгер в книге «Мухаммед» (Sprenger «Mohammad», I, p. 292) говорит: «Я не решаюсь отождествить Алилат, о которой упоминает Геродот, и Ал-лат из Таифа, даже если бы могло быть доказано, что этой богине поклонялись в то время, он (Геродот) мог слышать о ней. Арабский культ получил в то время широкое распространение на севере, и в силу этого можно было сравнить значение Пальмиры со значением Таифа. Во-вторых, форма лат есть чисто арабская и она древнее, чем Плат, и только подтверждает, что ее корнем является лад, а не алато». См. также его «Remarks on Arabian idols», 1. с., р. 361. Оротал объяснялся как «свет» или «огонь» Эла. Kuenen «Religion of Israel», vol. I, p. 228.
" «Fragmenta Hist. Graec.», vol. II, p. 498, 2.
15 Ibid., vol. Ill, p. 568, 21. •' М. de Vogue, «Journal Asiatique», 1867, p. 135.
К оглавлению
==120
М. Мюллер. Введение в науку о религии
острове Мальта, мы читаем финикийское посвящение «Мелькарту, Ваалу Тира». В Сихеме Ваалу поклонялись как Ваалверифу97, полагая, что он является богом перемирий; в Аккароне филистимляне поклонялись ВаалуЗебубе98, господину летающих насекомых, в то время как моавиты, а также евреи знали его под именем ВаалФегор". На финикийских монетах Ваал назывался ВаалШамаям, а в надписях из Пальмиры (de Vogue, № 73) — Ваал шамем, Ваал неба, который у Филона называется Бэлшамем и отождествляется им с солнцем100. «Когда жара становилась невыносимой,— говорит он,— древние народы Финикии простирали свои руки к солнцу. Только его они считали Богом, господином неба, названным Бэлшамем101, что у финикийцев означает господин неба, а у греков — Зевс». Мы также знаем о Ваалтим, о множестве ваалов или богов. Подобно тому как рядом с мужским Илах или Аллах мы находим женское божество Аллат, мы обнаруживаем рядом с мужским Ваал женское божество Ваалт, Билту — у ассирийцев102, Ваалтис — у финикийцев. Возможно, первоначальное понимание женских божеств было различным у семитских и арийских народов и женские формы Аллаха и Ваала в первое время выражали только энергию и активность, или совокупность сил божества, а не его отдельное существование и менее всего — жену. Это мнение103 определенно подтверждается, когда мы видим, что во многих карфагенских надписях богиня Танит называется ликом Ваала, а в надписи Эшмуназара сидонская Астарта зовется именем Ваала. С течением времени, однако, это абстрактное понятие было вытеснено понятием женского
" Суд. 8, 33; 9, 4. " 4 Цар. 1, 2; 3, 16. " Числ. 25, 3.
100 «Fraementa Hist. Graec.», vol. Ill, p. 565, 5. Невозможно изменить T^lov в T1A.OV, потому что Эл или Хронос упоминались раньше.
101 Является ли он Барсамусом, упоминаемым Моисеем из Хорена (His. Arm. vol. I, p. 13), обожествляемым героем, которому поклонялись сирийцы? Или Барсамус Сын Неба? См.: Rawlinson, «Ancient Monarchies», vol. I, p. 116.
102 См.: Schrader «Zeitschrift der Deutschen Morgenl. Gesellschaft», XXVI, p. 193. Профессор Нёльдеке склонен считать «Авраама и Сару», «Высшего Отца и Принцессу» аналогом первой божественной пары.
1°з De Vogue, «Journal Asiatique», 1867, p. 138.
==121
, М. Мюллер. Введение в науку о религии
могущества и даже жены, и мы находим уже в таком виде Баалтис, которой поклонялись финикийцы104, вавилоняне и ассирийцы105, поскольку имя Милитта у Геродота101' является, согласно д-ру Опперту, простым искажением Баалтис.
Другим женским божеством является Асират или Ашерту (множественное число), чье имя предполагает наличие мужского божества Астар. Следы этого бога или богини были обнаружены в имени Иштар в вавилонских надписях, где Иштар — всегда женского рода, Царица неба и земли107. Согласно некоторым авторитетам, в надписи из Пальмиры, и на моавитском камне говорится о том же самом божестве. Однако в этом случае женский характер становится преобладающим, так как ей поклонялись не только карфагеняне, финикийцы и филистимляне, но также евреи108, когда они отказывались от Господа и служили Ваалу и Астартам109. Сирийцы называли ее Азаразах, Атаргатис у Страбона110. Финикийцы звали ее Астарта, и благодаря этому зловещему имени она стала известна грекам и римлянам. Она могла быть лунной богиней, как предполагает Кюэнен («Религия Израиля», т. I, с. 90), и до того, как поклонение ей дошло до диких эксцессов, она была девственным божеством. Когда Иеремия говорит о Царице Неба"', возможно, он имеет в виду Астарту или Баалтис. Даже в Южной Аравии сохранились остатки культа этой древней богини. Потому что в Сана, древней столице Химъяритского царства, были великолепный дворец и храм, посвященный Венере (Байт Гхумдан), и имя Acmap прочитывается в химъяритских надписях; более того, в одном месте ему предшествует глагол в мужском роде112.
1М «Fragmenta Hist. Graec.», vol. Ill, p. 569, 25.
105 Ibid., vol. IV, p. 283, 9.
"" Herod, I, 131, 199.
"" См.: Schrader, «Z. d. D. М. G.». XXVI, p. 169.
108 3 Цар. 9, 5; также Быт. 14, 5.
i»« Суд. 2, 13.
"г См.: Noldeke, «Z. d. D. М. G.» XXIV, 92, 109; Strabo, p. 667, 42; 636, 48.
'" Иер. 7, 18.
112 Osiander, «Zeitschrift der Deutschen Morgenlandischen Gesellschatt», VII, p. 472; Gildemeister, «Zeitsch. der D. М. G.», voL XXIV,
==122
М. Мюллер. Введение в науку о религии
Другое слово, первоначально означающее «царь», которое использовалось как имя Божества в доисторические времена,— это еврейское Мелех. Мы находим его в имени Молох, которому поклонялись не только в Карфагене, на островах Крит и Родос, но также в долине Гинном. Мы находим то же самое слово в имени Мильком, боге аммонитян, которые имели свое святилище на Масличной горе113; и боги Адрамелех и Анамелех, в честь которых сепарваимцы сжигали своих детей114, по всей видимости, являются местными разновидностями того же самого древнесемитского идола.

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   30