Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Зинина Галина Петровна. Служба её отмечена наградами, вехи трудового пути отражены в многочисленных служебных формулярах. Галина Петровна согласилась рассказать о себе рассказ




Скачать 227.42 Kb.
Дата30.06.2017
Размер227.42 Kb.
ТипРассказ
Отдавая себя людям Вот уже 17 лет каждое утро открывает дверь своего кабинета Председатель Совета ветеранов УФСИН России по Чувашской Республике полковник внутренней службы в отставке Зинина Галина Петровна. Служба её отмечена наградами, вехи трудового пути отражены в многочисленных служебных формулярах. Галина Петровна согласилась рассказать о себе. Рассказ занял три часа и, конечно, не вместил в себя, всю историю её жизни. Да и говорила она больше о людях, которые её окружали. Выбрав когда-то своей профессией службу на благо Отечества, сегодня она передает свой богатый профессиональный и жизненный опыт молодому поколению сотрудников уголовно-исполнительной системы Чувашии. Галина Петровна относится к той редкой ныне категории людей, которые помогают окружающим без суеты и высокопарных фраз, без корысти и выгоды. По-другому она не умеет. Так сложилось, что сегодня «Мамой» эту женщину, кроме единственной дочери Марины, называет еще примерно две тысячи человек. Несмотря на диаметрально противоположный социальный статус, а расположилась её многочисленная «семья» по обе стороны «колючей проволоки», все её «дети» – сотрудники и осужденные – с теплом и благодарностью говорят о Галине Петровне. Конечно, дети бывают разные – воспитанные тихони и бунтующие хулиганы. С последними ей всегда было интереснее: с того самого момента, когда воплотилась мечта её детства, и она молоденькой учительницей шила «своим деткам» из мордовской глубинки карнавальные костюмы, до бесконечно долгих часов в колонии строгого режима во время массовых беспорядков среди осужденных. Стремление преодолевать, со щитом и мечом восстанавливать и устанавливать справедливость появилось у Гали Зининой не вдруг, и не во взрослой жизни. Она закончила начальную школу, когда в родном и любимом ею селе с красивым названием Редкодубье сгорела школа. Редкодубье находилось на левом берегу Алатыря, а новая школа – на правом, в соседней деревне. В начале и в конце зимы, когда лед по берегам реки становился рыхлым и покрывался слоем талой воды, Галя снимала с ног валенки и чулки, босиком добиралась до твердого льда, там обувалась, чтобы вновь ступить в обжигающе ледяную воду на противоположном берегу. Можно, конечно, было отказаться от дальнейшего обучения: в послевоенных селах и деревнях по всей России не хватало рабочей силы, в доярки или на колхозные поля принимали и вовсе без образования. Не только за знаниями, обмораживая ноги, шла тогда Галина. Мечта стать учителем вела её по школьным коридорам на любимый урок литературы. Аккуратные серо-желтые тетрадки, собственноручно сшитые из газетных полос, не казались ей убогими, других просто не было. Да и бунтарское, что так нравилось ей в хулиганах, жило и бушевало в ней самой с раннего возраста. Когда её старшие друзья пошли учиться, а она по возрасту была для этого еще мала, Галя упрямо ходила в школу и срывала там уроки, требуя вместо положенных «крючков» в тетрадях по правописанию рисовать «палочки» и наоборот. Эта «революционная» деятельность маленькой Зининой продолжалась до тех пор, пока измученный такими выходками преподаватель не пожаловался её старшей сестре. Щедро наградила её судьба и упорством. Помогая своим, далеко не богатым, семьям, сельские ребятишки уже с третьего класса вынуждены были работать в колхозе. Все летние месяцы - с 1 июня по 28 августа - проводила Галя на полях и элеваторах. Платой за тяжелый труд были трудодни. Летние каникулы получались длиной в два дня. Ушла она как-то с подружкой Шурочкой грузить зерно. На другой день рано утром мама, Анастасия Александровна, поднявшаяся на утреннюю дойку, тихонько заглянула в комнату дочери и нашла пустую холодную кровать. Бросилась на поиски и обнаружила пропавших тружениц… Худенькие, как тростиночки (Галя все время боялась, что подруга переломится под тяжестью мешка с зерном), обе девочки, прижавшись друг другу, сидя, спали на крылечке дома… Десятилетку Галя закончила в 1960-м уже в Ардатове. Особенно отличных от других сверстников стремлений у неё не было. Молодые, полные энергии они стремились увидеть и покорить мир. Единогласно принятое выпускным классом решение поехать на строительство Гайского химкомбината, что под Оренбургом, не было поддержано в местном райкоме комсомола. «Мордовские комсомольцы обязаны работать на своих – мордовских – комсомольских стройках!». Оставшись в Мордовии, Галина Зинина попала на Ардатовский светотехнический завод. Проработав скучный и тусклый год в окружении полуграмотных рабочих завода и устрашившись перспективы прожить таким образом всю жизнь, девушка поступает педагогическое училище, а затем и в Мордовский государственный университет имени Огарева на историко-филологический факультет. Так пришла 19-летняя Галина к своей мечте – стала учителем в мордовском селе. Любила, жалела деревенских детишек, не избалованных вниманием вечно работающих родителей. С каким упоением смотрели на нее её дети, когда она устроила она им их первый в жизни костюмированный карнавал… «Рузавушка» - так ласково называли русскую учительницу сельчане. По вечерам, закончив школьные дела, вооружившись внушительной стопкой газет, несла она в избы-десятидворки, где в чаду табачного дыма собирались поговорить о жизни местные мужики, последние новости и рассказы о событиях в стране. Слушали «рузавушку» мужики внимательно и с почтением. 50 лет хранит Галина Петровна один из номеров газеты «Советская Мордовия», с пожелтевшей странички которой улыбается миру 20-летний «Лучший агитатор» Галя Зинина. За 10 лет прошла она путь от рядовой сельской учительницы до директора школы и депутата райсовета. Дома почти не бывала, приходила и уходила затемно. Уставшая терпеть её вечное отсутствие семья восстала. Пришлось Галине Петровне принять трудное решение: уйти с руководящей должности. В соседней Чувашии, в городском отделе народного образования города Алатырь предложили Галине Петровне стать завучем в Школе рабочей молодежи в этом городе. Она согласилась. Если бы знала она тогда, как круто и неожиданно изменится её жизнь. День 30 августа 1969 года Галина Петровна не забудет никогда: «Утром посадил меня директор этой самой ШРМ (школы рабочей молодежи) на мотоцикл «Урал» и повез к новому месту работы. Поначалу ехали по городу Алатырь, потом город закончился... Сердце упало, когда я увидела забор и колючую проволоку… Что же со мной сделали! Куда же я попала» Гордость, невозможность признаться окружающим в своей слабости не позволили тогда Галине выпрыгнуть из мотоцикла и бежать прочь от страшных вышек к своим любимым детям и урокам литературы. Не выпрыгнула, не сбежала, с содроганием услышала за спиной лязг запираемой тюремной двери и на протяжении двух часов первого своего знакомства с осужденными рефлекторно нажимала она на кнопку тревожной сигнализации, боялась, «что набросятся и горло перегрызут»... И вновь, также как при воспоминаниях о начале карьеры сельского педагога, Галина Петровна улыбнулась и повторила те же слова: «Боже, как же интересно мне было работать с этими женщинами, с осужденными! Какой 14-летний подросток так глубоко сможет проникнуться бедами героев литературных произведений Только они, осужденные, битые жизнью…» На протяжении всего года работы в школе рабочей молодежи при женской колонии Алатыря ей предлагали стать сотрудником уголовно-исполнительной системы. Со своим волевым характером, умением убеждать, прямотой, удивительным образом сочетающимися с душевностью, теплотой и искренностью она была будто создана для работы с трудными людьми. Она сама подчеркивает, что всегда что-то подталкивало её именно к ним. Галина упорно отказывалась: одно дело литературу осужденным преподавать, совсем другое с ними работать, да и ответственность сразу огромная – «сватали» её на должность замполита. В начале 1971 года на приеме у министра МВД Чувашской АССР Козина Николая Федоровича будущая «Мать всего УФСИН» плакала, говорила, что не справится. Справилась. В феврале 1971 года её назначают замполитом колонии. И снова эти слова: «Как интересно мне было с ними (с осужденными), как полюбила я воспитательную работу. Самое главное для меня тогда было вернуть семьям матерей, жен, дочерей. Какие письма писали мне мои девочки после освобождения…» «Отдавать душу, быть порядочным, честным и искренним – самый верный путь к сердцам осуждённых», - говорит Галина Петровна. Именно искренность и честность помогла ей в 1985, когда в одной из колоний начались массовые беспорядки, найти слова, убедившие не один десяток мужчин-рецидивистов прекратить неповиновения. «Сотрудниц этой колонии тогда в зону не пускали, а меня целый месяц не выпускали из зоны. Дали приказ: сиди и разговаривай, переубеждай!» - вспоминает Галина Петровна. Без остатка отдавала она тепло души, нежность, время осужденным, «людям с трудной судьбой», отдавала то, что должна, обязана была отдавать дочери. «Только на «Последнем звонке» в школе, увидев взрослую свою дочь на фоне стайки первоклашек, я с ужасом поняла, что десять лет прошло. Как они прошли, как росла дочь Я поняла, сколько я ей недодала». Требования к дочери предъявляла такие же высокие и жесткие, как к себе: предельная честность и порядочность. По-другому быть не может. Потому не предпринимала никаких попыток устроить в трудные перестроечные годы потерявшую работу Марину в систему - даже столь небольшое использование своего положения было для Галины Петровны неприемлемым. Только в 1996 году, после 27 лет работы в УИС Чувашии, уйдя на пенсию, она одобрила поступление дочери на службу, да и то на рядовую должность, потому что начинать надо «с земли». Строгая, справедливая, понимающая, умеющая слушать и слышать – такой мы знаем полковника в отставке бессменного Председателя Совета ветеранов УФСИН Чувашии, маму и человека, сердце отдающего людям, Галину Петровну Зинину. И. Антонович Ст. инспектор пресс-службы УФСИН России по Чувашской Республике Эхо войны Порой в стремительном круговороте жизни и повседневной суете мы перестаём удивляться окружающему миру, особенно если встречаем обыкновенных на первый взгляд людей - с распространёнными именами и фамилиями. В противоположность сказанному, имя, фамилия и отчество героя рассказа привлекательны уже сами по себе, так как слуху среднестатистического россиянина непривычны. Необычен и жизненный путь их обладателя. Адольф Тойвович Картинен: среднего роста, светлые волосы гладко зачесаны назад, немного сутулится при ходьбе, из ворота старенького свитера видна накрахмаленная рубашка, строгость которой подчеркивают четко отглаженные стрелки на брюках. Я никогда не видел его угрюмым, он всегда приветлив и улыбчив. Лишь однажды, беседуя с ним, я почувствовал в его дрогнувшем голосе какую-то невысказанную грусть, отразившуюся в удивительно красивых голубых глазах. Как попал на чувашскую землю обладатель столь редкой в этих краях фамилии Этот вопрос заинтриговал меня несколько лет назад. Понемногу расспрашивая о нём, от всех коллег я слышал примерно одно: «герой нашего времени, история учреждения, человек с интересной судьбой…». - Хочешь узнать о нем больше, поговори с ним, - советовали сослуживцы. Канун встречи со столь интересным для меня человеком был волнительным. Мысли о предстоящем разговоре, ожидание рассказа о жизненном пути и превратностях судьбы этого человека, более шестидесяти лет отдавшего служению уголовно-исполнительной системе, не давали заснуть. Прошла ночь. Собираясь на службу, я вновь и вновь мысленно проговаривал вопросы, которые хотел бы задать Адольфу Тойвовичу. И хотя я гожусь своему коллеге в сыновья или даже внуки, я невольно пытался перенестись во времена его детства и юности, перебирал в памяти накопленные сведения из истории страны, искал точки соприкосновения наших судеб - прошлого и настоящего. В полдень раздался звонок. - Саша, это ты- твердо и уверенно спросил Адольф Тойвович. - Да, да!- радостно воскликнул я. - Сегодня можем встретиться у меня в 13 часов, - сказал он, ожидая моего ответа. - Уже лечу, - выпалил я и, посмотрев на часы, помчался на встречу с ветераном. Красивый высотный дом. Гостеприимно распахнутая дверь подъезда словно открывала мне путь в загадочную неизвестность. Лифт, седьмой этаж, длинный коридор, металлическая дверь. Она распахивается, на пороге, привычно сутулясь, меня встречает Адольф Тойвович. Его душевный подъём и нескрываемая радость от встречи ещё более подогревают моё волнение. Осмотрев уютную квартиру холостяка, мы, наконец, расположились друг напротив друга в удобных креслах. Обратившись в слух, я приготовился к рассказу о подробностях его нелегкой жизненной истории, обрывки которой знал от сослуживцев. Я благодарен Адольфу Тойвовичу за его согласие на публикацию этого рассказа. - В тяжелые времена капитализма, - рассказывает мой собеседник, - финны толпами шли через российскую границу... Именно так попадает в Ленинградскую область его отец, впоследствии он женится на уроженке этих мест. Единственным выжившим из всех детей в этой семье стал герой моего рассказа, появившийся на свет в далеком 1935-ом в поселке Свирьстрой на берегу живописной реки Свирь в Лодейнопольском районе Ленинградской области. …Дату своего рождения и настоящее имя он узнает уже в зрелом возрасте… Отца и деда КаОртинен (впоследствии буква «О» из фамилии была утеряна – тогда искажение фамилии при оформлении документов не было редкостью), попавших в жернова репрессий, расстреливают в 1937-ом …Судьба словно проверяет на прочность двухгодовалого Адольфа. - В 1941 году, - продолжает Адольф Тойвович, - в первые дни Великой Отечественной войны уходит на фронт мать, она была медицинским работником… На целые десятилетия расстались тогда мать и сын… - Наша станция была занята фашистами, - с трудом подбирая слова и едва сдерживая слезы, говорит он каким-то деревянным голосом. Всё мирное население, шестилетнего Адольфа и его бабушку увезли в Карелию в концентрационный лагерь, название которого стёрто из его памяти. Увидев историю глазами маленького Картинена, погрузившись в трагедию страны и её народа, я физически, каждой клеточкой, ощутил душевную боль рассказчика…Слушать было настолько тяжело, что хотелось крикнуть: «Хватит!»... Не знаю, может ли скупое повествование, передать эти захлестнувшие меня эмоции…Историю я дослушал до конца… - Бабушку пытались вывести на работы в качестве переводчика, она знала разные языки… - Адольф Тойвович наклоняет голову и закрывает лицо руками. Пауза. Я вновь всей кожей ощущаю ужас маленького мальчика, рожденного волею судьбы в столь страшное время. -… Не пошла она работать переводчиком, а раз она не пошла, то и паёк другой… а ещё - я при ней… Я чувствую, как накопленная за долгие годы боль не даёт ему дышать и продолжать рассказ. - Не пожелав работать на немцев, бабушка, единственный близкий и родной мне человек, умирает от голода, - выдавливает он со слезами на глазах. Замечаю, как рука Адольфа Тойвовича тянется к пачке сигарет. Однако он останавливается, медленно встаёт и идёт к окну. Там стоит он несколько минут, молча сцепив руки за спиной… В тяжелый рассказ вдруг вплетается светлое воспоминание. Лицо моего собеседника озаряет искренняя радостная улыбка. Заключенные сшили ему, маленькому узнику безымянного концентрационного лагеря, из разных кусков материи военный сюртук. После смерти бабушки эти люди попытаются оставить мальчика около себя, но его вывезут в Финляндию. В финской семье он проживет до 1945 года. - В 1945 году Советские власти разыскали русских детей, и нас, целый эшелон, вывезли в Союз. Дорогой я простудился, заболел. .. После излечения подростка определяют в детский дом в поселке Песочный Рыбинского района Ярославской области. В голодные, тяжелые послевоенные годы, ему, практически не знающему русского языка, было гораздо тяжелее перейти на новый этап своей короткой, но такой насыщенной событиями и ужасами жизни. Жизнь эта никак не желает приобретать размеренный ход: полгода не прошло, как детский дом расформировывают, мальчика направляют в другой, там – новые люди и новые правила… - Учился я не очень хорошо, - смеется ветеран, - в Песочном детском доме мы с мальчиком, с Гошей Беккер, часто прогуливали занятия. В другом детском доме даже собрали педсовет, так как не знали, что с нами делать. Мы седьмой класс заканчивали. Педсовет решил оставить нас на осень; мол, вытянут – не вытянут… В общем, троечки нам нарисовали, - застенчиво улыбается Адольф Тойвович. После окончания 7 класса при прохождении медицинской комиссии и оформлении документов для поступления в техникум возник вопрос о выборе фамилии, имени и отчества, так как данные у меня были финские. Я выбрал фамилию Малахов, имя - Сергей, а отчество – Васильевич. Возраст, - рассмеялся ветеран,- определили врачи. Закончив Рыбинкий лесхозтехникум, он работал в Архангельской аэрофотолесостроительной экспедиции, где по полгода исследовал живописные места нашей необъятной родины. В ноябре 1954 года нашего «Сергея Васильевича» призывают в армию. Службу он проходил в городе Луга Ленинградской области в артиллерийских войсках. …Дальше была руководящая должность в Архангельском порту. За разговором незаметно пролетело время, наступили сумерки. - Как же вы решили пойти служить в органы – спросил я, помогая ветерану перевернуть страницу своей биографии. - Знакомый предложил, вот я и согласился. Меня приняли на службу, в ОБХСС. На первоначальную подготовку отправили в Ригу. Я получил звание офицера. Я уже служил в милиции, когда дочь спросила, почему я не разыскиваю свою маму. Я ей ответил, что не знаю, куда писать. Письмо мы всё же составили. Начались поиски матери… Спустя некоторое время, мы нашли друг друга. Когда она мне позвонила, я не верил ещё до конца, что именно эта женщина – моя мама, но мое сердце ликовало от счастья. Этот незнакомый, но, одновременно, родной женский голос в телефонной трубке спросил, есть ли у меня на руке костный нарост… Только моя мама могла знать об этом… Дальше повествование потекло быстрее, рассказчик словно торопился поделиться счастливыми воспоминаниями: - Мама вышла замуж и переехала жить к мужу в Чебоксары. Я сразу же решил ехать к ней, увидеть её, обнять, рассказать ей обо всем, что я пережил, прижаться к ней, сказать о главном, о том, как мне ее не хватало. В Чебоксарах мы с мамой разминулись. Я так спешил к ней, зная адрес, самостоятельно добрался до её места жительства. В это время она встречала меня в аэропорту. Я успел познакомиться с новыми родственниками – отчимом, сводным братом и сестрой, когда она вернулась, разочарованная, грустная, решившая, что я не прилетел… Трудно передать эмоции, захлестнувшие их. Не ощутить до конца и теплоту их долгих бесед. Тогда он вернул своё настоящее имя, тогда на семейном совете было принято решение о переезде в Чебоксары. Так началась служба в Отделе исправительно-трудовых учреждений МВД Чувашии. - На протяжении 15 лет я один курировал два следственных изолятора. - Неужели вы один, я не ослышался, - в недоумении спросил я у Картинена, - курировали целых два СИЗО столько лет - Да, да, именно так…Через 15 лет, в 90-х, я ушел в первый изолятор на должность начальника специального учета. Объем работы, конечно, был большой, так как народу в СИЗО содержалось тоже много. До декабря 2013 года я бессменно работал в этом изоляторе. Работал и служил всегда с удовольствием, - с гордостью сказал ветеран. Думаю, что еще долго буду вспоминать эту беседу с этим скромным, порядочным, искренним человеком, с этим тружеником, офицером, сотрудником уголовно-исполнительной системы Чувашии. Сегодня ветеран следственного изолятора № 1 намерен и дальше поддерживать связь с родным учреждением, ведь с ним связана его жизнь, нелегкая судьба русского мальчика по имени Адольф с финской фамилией Картинен. Интервью и рассказ о ветеране: А. Григорьев Текст под редакцией: И. Антонович Ст. инспектор пресс-службы УФСИН России по Чувашской Республике О ветеране Великой отечественной войны Ларине Николае Николаевиче, на протяжении 15 лет возглавлявшем исправительную колонию № 2 Чувашии «Спасибо» за Победу! Победа в Великой Отечественной Войне, одержанная огромной ценой, принесшая страшные жертвы, навсегда останется в сердцах россиян. 9 мая 1945 года был и остаётся Днём национальной славы и гордости. Мы с благодарностью вспоминаем имена героев, спасших мир от фашизма. Одному из них, Почётному гражданину города Алатырь, Ларину Николаю Николаевичу посвящён наш рассказ. Николай Николаевич родился в Алатыре в марте 1925 года. Не избалованный сельский мальчик уже в 12 лет, как многие сверстники, помогал родителям: во время школьных каникул работал в колхозе. Война началась, когда Николай учился в восьмом классе. В январе 1943-го он был призван в ряды Красной Армии и встал на защиту страны. Принимая воинскую присягу, он на всю жизнь дал клятву верности Родине. Эту любовь к Отчизне пронёс Ларин через страшные военные и трудные послевоенные годы. Вспоминая войну, он рассказывает, что по заданию командиров освоил несколько воинских специальностей. В школе артиллерийско-инструментальной разведки городка Тоцк отличник «боевой и политической подготовки» Николай Ларин получил специальность «вычислительный разведчик» с присвоением звания сержант. Для него война начинается в ноябре 1943 года под Витебском в специальном подразделении разведки. В марте 1944-го в Коломне он осваивает профессию военного радиста. С июня 1944 года под командованием генерал-лейтенанта Лучинского Ларин в составе 28-ой армии бьёт оккупантов на 1-ом Белорусском фронте. Николай Николаевич - участник освобождения Барановичей, Бобруйска, Бреста и многих других, больших и малых, населённых пунктов на варшавском направлении. После начала в январе 1945 года масштабной наступательной операции в Восточной Пруссии Ларин участвует во взятии городов Гумбинен и Инстеннбург. В феврале он был ранен, пробиты были голова, грудь, лёгкие. Фронтовые хирурги в медсанбате, а потом - врачи в московском госпитале извлекли из раненого не все осколки. Один из них ветеран и по сей день носит в себе. Перенесенные страдания, ужасы войны, потери не сломили Николая Николаевича: и без того сильный духом он стал еще более целеустремленным. Военная закалка всегда выручала его и после войны - уже в мирной жизни. День Победы Ларин встретил в пригороде Москвы - курс лечения был завершен. Военная медицинская комиссия признает Николая годным к дальнейшей службе, его направляют в саратовскую школу подготовки механиков-водителей танков. Только 4 апреля 1950–го под Бобруйском заканчивается война для командира взвода линейного танкового полка старшего сержанта Николая Ларина. 7 лет и 3 месяца длилась его служба. После войны Николай Николаевич продолжает учиться: в Чебоксарах на курсах промышленных бухгалтеров, в вечерней школе, в 1960 году заочно заканчивает Московский экономический институт. Новые специальности он тут же осваивает на практике: работает старшим бухгалтером районного отдела культуры и экономистом на фабрике по изготовлению баянов. Через четыре года Ларин был назначен на должность заместителя председателя горисполкома города Алатырь. В 1971 году Николай Николаевич в Нижнем Новгороде заканчивает курсы высшей партийной школы. В июле этого же года в звании полковника внутренней службы его назначают на должность начальника учреждения ЮЛ 342, спустя год он заканчивает курсы МВД в Рязани. Так жизненный путь Ларина во второй раз направляет его на путь служения Родине. Исправительную колонию № 2 Николай Николаевич Ларин возглавлял на протяжении 15 лет. Под его руководством в учреждении была проведена масштабная работа по реконструкции жилой и производственной зоны, улучшению условий содержания осужденных, капитальному строительству объектов коммунально-бытового и производственного назначения исправительного учреждения. Благодаря его стараниям Исправительно-трудовая колония №2 города Алатырь стала одним из лучших учреждений в системе исполнения наказаний. Несколькими строками невозможно передать, сколько сил, энергии, эмоций, здоровья, самой жизни вложил Ларин в родную «двойку». 28 лет назад он ушел на пенсию, но и сегодня в учреждении знают его деятельным и жизнерадостным человеком. Он - активный участник ветеранской организации учреждения. Судьба колонии и её сотрудников всё также близки Ларину. Без его участия не обходятся строевые смотры и парады. Всей своей жизнью он дисциплинирует действующих сотрудников исправительной колонии № 2. Уже на пенсии, с 1987 по 1995 год, Николай Николаевич возглавлял алатырский городской Совет Ветеранов войны и труда. Он и сегодня остается активистом городского ветеранского движения, принимает живое участие в работе местного отделения КПРФ. Его авторитетное мнение весомо как для представителей городской общественности, так и для официальных лиц. Николай Николаевич Ларин награжден государственными и ведомственными наградами – Орденом Отечественной Войны 1-ой степени, медалью «За боевые заслуги», медалью «За победу над Германией 1941-1945гг.», медалью «За безупречную службу» 1-ой степени. Его имя занесено в Почетную книгу ветеранов учреждения ЮЛ 342 ОИТУ МВД ЧАССР. В 2001году Николаю Николаевичу присвоено звание Почётного гражданина города Алатырь. Сегодня Почетному гражданину города Алатырь Николаю Николаевичу Ларину, ветерану Великой Отечественной, начальнику исправительной колонии № 2, полковнику внутренней службы в отставке, 89 лет. «Спасибо!», - говорим мы Вам, воевавшим на фронте, работавшим в тылу, спасавшим раненных и свято верившим в Победу! Информация о ветеране: Заместитель начальника ФКУ ИК-2 Т. Егорова Текст под редакцией: Ст. инспектор пресс-службы УФСИН И. Антонович Династия. 73 года в строю Судьба нескольких поколений Березиных, посвятивших себя служению в УИС, определилась волею случая в далеком 1941-м. Именно тогда её основатель, Максим Евгеньевич Березин, предотвратил преступление – вывоз за границу золотых монет времен Екатерины Второй. В тот период он проходил службу во внутренних войсках. Золотые червонцы В здании аэропорта Внуково появился не совсем обычный пассажир. Высокий, стройный молодой мужчина шел как-то неестественно тяжело. Походка неизвестного и чрезмерная массивность подошвы его ботинок привлекли внимание молодого Березина, дежурившего в этот день на территории воздушного порта Москвы. На просьбу Максима предъявить документы странный пассажир отреагировал мгновенно: выхватил из кармана нож и размахнулся для нанесения удара. Березин успел увернуться, выбил нож из рук преступника и обезвредил его. Выяснилось, что задержанный пытался вывезти за границу золотые червонцы, предварительно спрятав их в подошвах ботинок… Очевидцем счастливого спасения золота в московском Внуково оказался сотрудник одного из исправительных учреждений. Он и предложил Максиму продолжить службу в создаваемой в городе Козловка Чувашской Республики исправительной колонии. Призвание В подчинение Максиму Евгеньевичу Березину, начальнику надзорной службы исправительного учреждения, тогда оно называлось «Зона-карьер», дали семь надзирателей. Это его немногочисленное «войско» должно было контролировать осуждённых, работающих на различных промышленных объектах. Молодой организм, боевая выучка, энтузиазм и самоотверженность, присущие его поколению, преодолели все трудности. Березин успевал везде, об усталости даже не задумывался. Служба в тюремном ведомстве оказалась его призванием. 73 года Свою любовь и будущую жену Марию Березин встретил в 1954-ом. Вскоре родились дети – Татьяна и Владимир. О том, как воспитывать слабого и часто болеющего сына Березины особенно не рассуждали: чтобы не обижали в школе – отдали Володю в секцию самбо, а сила духа и мировоззрение сформировались в семье. Он жадно, как росток дерева влагу, впитывал рассказы отца о службе, о том, что справедливость всегда торжествует, что «вор должен сидеть в тюрьме». Судьба Владимира была предопределена. В ИК-5 он служил до 1996 года – без малого двадцать лет. Жена Владимира Максимовича, Тамара Григорьевна, пришла на службу в это же учреждение чуть позже. Старанием в работе ничем мужу не уступала, а в звании даже превзошла. Она - подполковник внутренней службы в отставке. Активную жизненную позицию, желание быть полезными обществу и государству майор и подполковник Березины передали дочерям. Евгения Владимировна Березина сегодня работает в должности начальника отряда, а Ольга Владимировна Писарева (Березина) - инженер отдела труда и заработной платы центра трудовой адаптации осужденных исправительной колонии № 5. Максим Евгеньевич Березин ушел из жизни в 2004-ом. Основанная им династия служит в уголовно-исполнительной системе Чувашии 73 года. В родной «пятёрке» о заслугах Березиных могут рассказывать часами. Сегодня уже правнучки спасителя екатерининских червонцев с удовольствием участвуют в спортивных и творческих мероприятиях, проводимых в колонии, малыми пока победами прославляют фамилию. Кем они станут Точно сказать трудно, быть может, именно им предстоит отметить столетний юбилей службы династии Березиных в УИС… Ст. инспектор пресс-службы УФСИН России по Чувашской Республике И. Антонович О ветеране ВОВ, заместителе начальника ИК-2 УФСИН России по Чувашской Республике, полковнике внутренней службы в отставке Глебове Валентине Сергеевиче В шеренге офицеров на строевом смотре личного состава исправительной колонии № 2 один человек всегда выделяется особенно. На кителе полковника внутренней службы в отставке Валентина Сергеевича Глебова - боевые награды: орден Красной Звезды, орден Отечественной войны, медаль «За отвагу», медаль «За боевые заслуги», серебряная медаль «За доблесть». Несколько раз в год в торжественные дни ветеран встает в строй плечом к плечу с действующими сотрудниками уголовно-исполнительной системы. Молодое поколение такое соседство обязывает ко многому. Война для младшего лейтенанта Валентина Глебова, выпускника Борисовского инженерного училища началась на Калининский фронте в ноябре 1942 года. Тогда в составе «23 Отдельной комсомольской бригады» он был разведчиком, участвовал в операциях в тылу врага. В октябре 43-гопосле ранения направлен для дальнейшего прохождения службы во «2 Гвардейскую мотострелковую инженерно-сапёрную бригаду». Взвод сапёров под его командованием разминировал минные поля под Смоленском. Действие печально известной фразы «Сапёр ошибается один раз» Глебов видел воочию, когда противопехотные и противотанковые мины взрывались в руках менее опытных, а быть может, менее счастливых бойцов. На место ушедших вставали другие солдаты, задания командования его взвод выполнял всегда, да и не могло быть иначе – шла война. Имевший опыт службы в подразделении разведки, Глебов хорошо понимал, что часто именно от разведчиков зависит успех операции. Поэтому, уже командиром сапёров, со всей ответственностью относился к выполнению совместных с разведчиками заданий. О многих эпизодах Великой войны помнит ветеран. В подробностях рассказывает он об операции, за которую впоследствии был награжден медалью «За отвагу». В конце 1943-го сапёры под командованием старшего лейтенанта Глебова в течение одной ночи сделали для разведгруппы три прохода в минных полях, а также заминировали проволочное заграждение противника. Работали сапёры под мощным обстрелом и смогли обеспечить проход батальона разведки, захватившего в этой операции двух «языков». В 1944-м, под Оршей бойцы Глебова не только выполняли свои сугубо специфические задачи, но и участвовали в боях. 22 июня, в годовщину начала войны, группа сапёров прорвала первую, а затем и вторую линию обороны немцев, подавила несколько артиллерийских и пулемётных точек врага и нейтрализовала яростное сопротивление противника, занимавшего стратегически важную высоту. За мужество и героизм, проявленные в этом бою, старший лейтенант Глебов был награждён орденом Красной Звезды. Награждены орденами и медалями все солдаты и сержанты его сапёрного взвода. После капитуляции гитлеровской Германии военная служба Глебова не закончилась: он служил в Германии, а затем на территории СССР – в Баку и Калинине. Демобилизовавшись, в 1956 году вернулся в Алатырь. Умение выполнять приказы и военный опыт пригодились Валентину Сергеевичу в мирной жизни. В 1970-м его назначают начальником планово-производственного отдела, а затем - директором предприятия - заместителем начальника исправительно-трудовой колонии № 2. В это время колония была перепрофилирована для отбывания наказания осуждёнными женщинами, задача по реконструкции и расширению производства легла на плечи Глебова и его коллег. Легко не было никому. Созданное на базе колонии крупное швейное предприятие развивалось интенсивно, за счёт прибыли от производства швейных изделий колония приобретала оборудование, товары для осуждённых, осуществлялись ремонты и строительство объектов. На заслуженный отдых Валентин Сергеевич Глебов ушел в 1987 году. На долю поколения, выстоявшего в страшной войне, выпала и послевоенная разруха, и необходимость в кротчайшие сроки восстанавливать работу предприятий. Эти люди любили и ценили саму жизнь и торопились построить её заново. Беречь, ценить и приумножать опыт поколений, беззаветно любить Родину учит сегодня сотрудников ИК-2 Валентин Сергеевич Глебов. 92-летний ветеран делает это по-отечески тепло, без излишней назидательности, поэтому в учреждении его искренне любят и ждут. Сотрудники стараются быть похожими на Глебова, равняются на него. Ветеран всегда рядом, всегда в строю. Ст. инспектор пресс-службы УФСИН России по Чувашской Республике И. Антонович

  • Зинина Галина Петровна
  • Адольф Тойвович Картинен
  • «Спасибо» за Победу!
  • Ларину Николаю Николаевичу
  • Династия. 73 года в строю
  • Максим Евгеньевич Березин
  • Глебове Валентине Сергеевиче