Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Заседание «институты гражданского общества как фундамент модернизации и технологического развития экономики россии»




страница1/4
Дата03.07.2017
Размер0.57 Mb.
ТипЗаседание
  1   2   3   4


ОБЩЕСТВЕННАЯ ПАЛАТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

_____________________________________________________________________________


Пленарное заседание «ИНСТИТУТЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА КАК ФУНДАМЕНТ МОДЕРНИЗАЦИИ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИКИ РОССИИ». Секция «ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ОБЩЕСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ»

28 апреля 2010 г.

- (Дискин И.Е.) Коллеги, у нас сегодня много работы, поэтому считаю необходимым начать нашу работу. Мест много, члены палаты не могут так сидеть сироткой в стороне. Можете, вот, рядышком сесть, Марии Александровны нет, моей заместительницы, она отсутствует. Здесь Мария Александровна? Приехала! Супер! А где ее табличка?

Коллеги, давайте начинать. У нас, как вы знаете, Пленарное заседание посвящено разным сторонам проблемы модернизации, и наша секция, на мой взгляд, взялась за проблему, которой долго не уделяли значительного внимания. У вас у всех имеется регламент работы секции. Есть возражения по регламенту? Нет. Тогда давайте договоримся следующим образом: желающие выступить поступают очень просто, поднимают табличку, как во всех часто международных мероприятиях, и по мере поднятия этих табличек будет формироваться список, и до 15 человек мы планируем предоставить слово. Нет возражений против такого порядка? Тогда давайте будем начинать.

Почему ежегодный Доклад в этом году Обществненой палаты посвящен проблеме общественног контроля, почему выделена быа специальная секция? Это, на мой взгляд, связано со спецификой вообще развития российской общественно-политической системы.



Здесь нужно отметить целый ряд факторов. Первое. Гражданское общество уже выросло из пеленок, на мой взгляд, оно состоялось. Данные социологических исследований, данные статистики, данные активности общественных организаций и движений показывают, что это уже не некое эфемерное образование, кончился период, когда велись активные дискуссии, есть гражданское общество в России или нет (оно, безусловно, есть). И вопрос уже стоит теперь о том, как гражданское общество может принять участие в развитии общественно-политической системы России. Почему именно гражданское общество? Потому что имеется одно очень важное обстоятельство. Гражданское общество, с одной стороны, является главным бенефициаром развития и эффективности общественно-политической системы России, и в этом смысле его отличает от других элементов общественно-политической системы то, что общественно-политические силы борятся за передел властного пирога, а гражданское общество заинтересовано в том, чтобы система работала эффективно. И здесь возникает очень важное обстоятельство: имеются предпосылки для фундаментального политического альянса между высшей российской властью, которая заинтересована в повышении эффективности общественно-политической системы и гражданским обществом. Но для этого общество должно стать более обществом и более гражданским. И необходимо сегодня сосредоточить свои силы на формировании целостной системы, именно системы, общественного контроля, которая обеспечивала бы существенное повышение эффективности общественно-политической системы России. Это, на мой взгляд, очень высокая планка, которая поставлена. Ясно, что это не вопрос одного-двух дней, но это задача, без решения которой никакой модернизации в Росси не будет. Модернизация, и тут ваш покорный слуга много писал при поддержке своих коллег из издательства «Европа», сидящих передо мной, российская модернизация, как Презмдент определил, мождернизация, основанная на ценностях демократии не может быть реализована без реализации потенциала активности и ответственности российского гражданского общества. Пришла пора вести разговор уже теперь по большому счету. Лена, ну что же такое? Вот, прямо здесь. Теперь такие же проблемы модернизации способно решать гражданское общество. Две ключевые проблемы. Первая - повышение доверия к общественно-политической системе в целом и к системе государственных институтов. Все те, кто следит и анализирует эту проблему, хорошо знают, у нас очень высокий уровень доверия к двум лидерам, к двум руководителям страны, но очень низкие уровни доверия к безличностным государственным институтам управления. Такой уровень доверия создает, теоретики и практики хорошо знают, огромное пространство для оппортунистического поведения, а попросту говоря, для искажения, для понижения качества, для того чтобы вполне задачи модрнизации были сорваны. Вторая задача – это оразвитие общественного контроля за повышением эффективности российской общественнл-политической системы. Эти задачи идут рука об руку, но их необходимо решать, и решать их в ясном понимании, что от качества их решения будет зависеть успех вообще модернизационного проекта. Ведь демократический модернизационный проект в России это не проблема идейно-политического выбора, хотя мы тут все присутствующие - не все либералы, все демократы. Это абсолютно прагаматический выбор. А та модернизация, которая предстоит нам, и которую мы реализуем сегодня в России требует миллионов каждодневных решений, которые невозможно осуществлять из единого центра. Эта модернизация требует баланса различных интересов, и это можно обеспечить только демократическим путем. И самое главное – эта модернизация требует постоянной адаптации принимаемых управленческих решений к быстро меняющимся реалиям жизни. Вот это необходимо понять. Я очень люблю цитировать графа Валуева, который писал, что «у нас сам закон заклеймен неискренностью, не озобачиваясь определительностью правила и ясностью выражений, он прямо и последовательно требует невозможного». Это было сказано 150 лет назад, но продолжает звучать, как будто сказано вчера с Кремлевской трибуны. Для того чтобы преодолеть такое же заклятие, как заклятие Черномырдина, для этого необходима система обратной связи, корректирующей. С моей точки зрения, сегодня на повестке дня России не столько вопрос о принятии новых законов, сколько вопрос о правоприменительной практике. А правоприменительная практика невозможна без системы серьезной обратной связи и, соответственно, без общественного контроля.

А что же реально мы можем здесь сделать? Ну, во-первых, базой для этого является… Мы не начинаем, безусловно, на пустом месте, ни в малейшей степени. Анализ деятельности нашей палаты, коллеги больше меня являются членами палаты и лучше знают. Но мне пришлось в ходе реализации проекта «общественный мониторинг кризиса» познакомиться с деятельностью общественных палат Российской Федерации. Я могу с гордостью сказать, что наши коллеги создали большой потенциал общественного контроля, который позволяет опираться на этот фундамент. Но этого совершенно сегодня не достаточно. Во-первых, общественные палаты существуют не везде, не везде они обладают необходимыми полномочиями, ну, и прямо надо сказать, не везде квалификация членов общественных палат, готовность их, понимание своей миссии соответствуют новым задачам. Отсюда возникает вопрос о кардинальном… Да, садитесь здесь, буду считать за честь, Алла Ефремовна. Речь идет о решении вполне конкретных задач. Необходимо создать ясный правовой статус общественных палат субъектов Российской Федерации. Что здесь имеется в виду? Сегодня их правовой статус очень разный. Где-то существуют и действуют на основе решений губернатора, где-то есть много разных моделей формирования, где-то предусмотрено финансирование, где-то не предусмотрено. Только недавно прошел семинар в палате, где мы это анализировали. Речь, безусловно, не идет об унификации этой деятельности. Мы здесь все федералисты, и тот крен в (неразб.), который сегодня есть, он недопустим и невозможен, тем более в таком деле, но при этом, безусловно, необходимо предоставить, также как в 131 Законе, несколько вариантов выбора модели. Люди могут выбирать, но при этом если предоставляются права, эти права могут быть предоставлены только на основе четко определенного правового статуса. Очень непростой вопрос. Уже сегодня в Государственной Думе началась серьезная дискуссия, как это можно сделать, потому что имеются серьезные вопросы. Потому что наткнулась на это Дума при решении вопроса об Уполномоченном по правам человека и так далее. Я думаю, что найдется правовое решение, для того чтобы проект закона соответствующего был в ближайшее время подготовлен. Закон – это, конечно, необходимое условие, но сильно недостаточное.

Что же нужно сегодня контроллировать? Это основные направления развития регионов, приоритетные проекты, бюджеты. Речь идет не о контроле конкретных законов, об основополагающих направлениях развития регионов. Готовы к этому общественные палаты? Нет, не очень. Поэтому в палате сегодня вместе с Высшей Школой Экономики разработана программа обучения и переподготовки членов обществненых палат, для того чтобы они смогли решать подобные вещи. И одновременно в этой же программе предусмотрено взаимодействие членов общественных палат субъектов федерации с теми, где содержится соответствующий квалификационный потенциал. Это университеты, институты, академии наук, центры, находящиеся на территории, и так далее. Если это все удастся, мы радикально поднимем потенциал наших общественных палат, и вопрос о контроле из области мечтаний перейдет в область практики. При этом надо понимать, что на основвании закона создавать общественные палаты там, где их нет, и парадокс состоит в том, что их нет, например, в двух наших столицах. Ни в Москве, ни в Санкт-Петербурге нет общественных палат, что, конечно, сильно характеризует настроение соответствующих губернаторов. К вопросу о том, хотят ли губернаторы общественного контроля

Владимир Константинович, стыдно. Еще как поднимают! Это просто жить надо вместе со своей палатой, ходить на мероприятия, которые тут проводятся. Имеющий уши, да слышит. Здесь такие бурные дебаты проводят инициативные группы. Владимир Викторович, пожалуйста, запишите Мамонтова. Видите, уже конкретное предложение. Да, хочет, хочет. Жить он хочет в Москве.

Второе звено общественного контроля, это большая наша головная боль, час мой коллега Гутенев на эту тему ведет разговор на своей секции, но для того чтобы было системное понимание, необходимо осветить это направление. Речь идет о кардинальном изменении деятельности общественных советов при министерствах и ведомствах. В свое время Президент Путин издал указ о создании таких ведомств. Но мы теперь можем проанализировать уровень реализации этого указа. Надо отдать дожное, в большинстве министерств и ведомств такие советы созданы, но в ряде случаев, как, например, в Министерстве культуры Российской Федерации, этот совет возглавляет министр.

Не надо, Алла Федоровна, тут есть, кому сказать пару слов. Общественный совет Министерства обороны ни разу не обсуждал вопросы военной реформы, притом, что военная реформа сегодня идет, Анатолий Григорьевич знает, мы с ним на эту тему уже общались, идет непросто, приэтом надо отдать должное, что это тяжелая, но мужественная реалистическая реформа. Мало кто понимает, что было сделано. Не все из того, что задумано, реализуется, но, тем не менее, надо отдать должное мужеству Президента нашего, который запустил этот очень тяжелый, но реалистический процесс. В ряде случаев руководят обществеными советами люди, скажем, несколько далековатые от профильной деятельности. Например, общественный совет Министерства науки и образования возглавляет главный редактор журнала «Огонёк». Профильный вопрос, например, ЕГЭ ни разу не обсуждался. То есть, ясно, что здесь речь идет не о поправках и отмежовках, а о достаточно серьезном реформировании. Но надо и в наш адрес камешек бросить. Члены палаты, которые участвуют в деятельности, отсутствут практика отчетности членов нашей палаты, направляемой в соответствующий совет. Но так не бывает, если кто-то кого-то направляет, он должен, вообще говоря, за доверием должен идти и спрос. Я думаю, что большие юристы, здесь присутствующие меня здесь поддержат. Речь идет о том, чтобы в новой редакции Закона «Об Общественной палате» появились положения о праве палаты участвовать на паритетных началах в формировании общественных советов, обеспечивать по крайней мере контроль за деятельностью этих советов, предъявлять содержательный спрос к нашим представителям в этих советах и тем экспертам, кого мы рекомендуем. И вопрос стоит о том, что есть резон создать координационный совет общественных советов. Потому что вопросы образования…

- (Гербер А.Е.) Дикое количество советов над советами.

- (Дискин И.Е.) Нет, не в этом дело. Дело в том, что проблемы детства, например, требуют участия 5-8 ведомств. Нужно где-то собраться для того чтобы это обсуждать. Вопрос, ведь, не количества советов, а вопрос чего мы хотим, есть и ясное понимание содержания и тех проблем, которые мы ставим. Те проблемы, которые мы ставили вчера, их там почти все советы (неразб.). Это должна быть просто не иерархическая, а матричная структура, а, может быть, даже и сетевая.



Следующее направление. Ну, тут я, Генри Маркович, должен сослаться на Вашу идею. Все многократно обсуждали вопрос, ключевой вопрос модернизации, - эффективность судебной системы. Без этого никакой модернизации, ни экономической, ни технической, ни политической не будет. Но сегодня есть вещи, чем Президент активно занимается, но есть звено, в котором мы можем принять активное участие. Речь идет о квалификационных коллегиях судей. Сегодня сууществует практика, там предусмотрено участие представителей общественности. Но кто сегодня направляет представителей общественности, все ли здесь знают, в квалификационные коллегии судей? В высшие коллегии – Совет Федерации, а в региональные – местный законодательный орган. То есть, люди, заинтересованные в переделе власти, направляют представителей общественности, и, таким образом, закладывается системный дефект функционирования общественно-политической системы. И стоит вопрос, Генри Марковичем был поднят, о том, чтобы Общественная палата направляла своих представителей, рекомендовала представителей обществненых организаций или видных ученых в квалификационные коллеги судей, и, соответственно, эти же права можно предоставить общественным палатам субъектов федерации. Идут острые дискуссии: либо мы предлагаем эти кандидатуры в Совет Федерации, и он уже голосует, либо напрямую. Это еще вопрос дебатов. Ясно, что роль Общественной палаты здесь должна существенно возрасти. Вячеслав Леонидович отошел, тут я в его область вторгаюсь. В нашем законодательстве предусмотрено огромное количество нормативных положений о том, что независимая общественная экспертиза и так далее, но анализ практики двух экспертиз, по Охтоцентру в Санкт-Петербурге и по Генплану в Москве, показали, что часто имеется просто массовое действо, когда просто актеры нанятые участвуют в качестве представителей общественности в этих слушаниях. Сопровождается это эксцессами, когда ОМОН ограждает президиум от участников слушаний. Этому есть доказательства – фотографии и так далее, это было в Санкт-Петербурге. Либо организуется в Москве, это все-таки столица, она демонстрирует более продвинутые образцы, на эти слушания была специально подобрана аудитория. Таким образом, речь идет отом, что эти слушания должны быть законодательно нормативно регламентированы. Кто проводит, как проводит, кто направляет представителей и так далее. Без этого, видимо, в нашем отечестве эту проблему не решить. Необходимо провести мониторинг всех законодательных актов, где вообще упоминаются обществненые, независимые и тому подобные экспертизы, и, конечно, необходимо привекать к этой экспертизе и профильные НКО, и тогда квалификация будет существенно повыше. Но все это собирается в новый Закон «Об Общественной палате». Ясно, что нам предстоит вносить существенные коррективы. Встает вопрос об изменении сроков полномочий палаты. Идет разговор о том, что разумно сделать, учитывая, что следующий президентский срок – 6 лет, два по 3. Потому что у нас палата превращается в храмую утку сразу же после избрания. И аналогичным образом поступить с общественными палатами субъектов федерации. Прописать права палаты в области обществненого контроля, в том числе формирования советов и так далее. Кроме того, все-таки, если речь идет о том, чтобы придать импульс активности гражданского общества, необходимо сегодня ставить еще вопрос и в гражданско-политической плоскости. Необходимо ставить вопрос о том, чтобы весь этот комплекс проблем, но не только этих, обсудить на представительном органе гражданского общества, на Гражданском конгрессе. Речь идет не о Гражданском форуме в привычном плане, нео другой форме, а именно о конгрессе, а слово «конгресс» означает представительство. Речь идет о том, чтобы собраться Общественной палате, выборным представителям общественных палат субъектов федерации, выборным представителям действующих общественных советов, какие есть, такие есть, муниципалам, которые представляют значимую часть нашего гражданского общества, значимых НКО. И там, встретившись с Президентом Российской Федерации, обсудить стратегию учатсия гражданского общества в модернизации и заложить основы создания гражданского альянса за модернизацию, ставить вопрос уже очень серьезно. Этот вопрос уже сегодня обсуждается, в принципе, нет возражений, но как-то нет пока активного участия и поддержки. Но я думаю, что если сегодня палата на Пленарном заседании поддержит это решение, то мы достаточно серьезно продвинемся. Существует, члены палаты знают, оргкомитет по подготовке Гражданского конгресса, мы достаточно далеко продвинулись в этом вопросе, но нужно уже сегодня легитивное решение, которое позволило бы приступить к практической организации. И мы считаем, что ситуация такова, что до летних каникул правильно было бы провести этот конгресс, то есть, не позднее первой декады июля, пока еще все бьются. Все, спсибо.

Может быть, вопросы еще есть? Давайте предоставим и такое право.

- (Резник Г.М.) Ну, председатель рулит.

- (Дискин И.Е.) У нас же демократия, я бы сказал либерализм.

- (Резник Г.М.) Если никто не рулит, - это хаос.

- (Дискин И.Е.) Нет, секундочку. Мы готовы делегировать часть своих полномочий авторитетным людям. Анатолий Григорьевич… Так, коллеги, я еще раз напоминаю тем, кто опоздал. Запись на выступления осуществляется таким образом.

- (Кучерена А.Г.) Я очень коротко постараюсь, спасибо. Те вопросы, которые были обозначены, они на самом деле жостаточно актуальные, я попробую сформулировать свои мысли по поводу работы Комиссии в частности по общественному контролю за деятельностью и реформированием правоохранительных органов и судебно-правовой системы. Действительно, проблем очень много, в том числе мы получаем ряд обращений от граждан России, в том числе и от руководителей субъектов Российской Федерации в части того, как формировать общественные палаты в субъектах Российской Федерации. По крайней мере я таких обращений много получаю, и я подумал о том, что, может быть, действительно, нам необходимо разработать, подумать некие методические рекомендации, некий опыт, который у нас уже существует за время рработы Общественной палаты Российской Федерации, и отправлять в субъекты Российской Федерации, потому что это, действительно, крайне необходимо. Я и мои коллеги по Комиссии, мы иногда оп телефонам снимаем какие-то вопросы, что-то рекомендуем, что-то подсказываем, а так на самом деле такой методической литературы нет.

- (Мужчина 1) Справочку дадите?

- (Кучерена А.Г.) Дадим, конечно. Конечно. Такой литературы нет, это первое, что хотелось бы развить в тех тезисах, которые поставил уважаемый ведущий.

Что касается работы судебной системы. Я должен вам сказать, что, конечно же, сама работа судей, конкретный судей и, вообще, работа судебной системы вызывает очень и очень много вопросов. Это, прежде всего, связано с деликатностью, если можно так сказать, это ветви власти. Это, прежде всего, связано с тем, что мы не можем с точки зрения общественног оконтроля всегда влиять на те или иные решения, принятие решений. Ну, я вам приведу в пример поселок «речник». Вы помните, да, сколько было всяких разговоров: «Как это так?! Надо исполнять решение суда!». Да, действительно, надо исполнять решение суда, мы живем в демократическом правовом государстве, где действительно необходимо выполнять решение суда. Но когд мы стали заниматься этим вопросом, мы видим, что эти решения суда неисполнимы. Так вынесено решение, что его исполнить никто не может, - ни судебный пристав-исполнитель, ни сам человек, в отношении которого предписано, допустим, самовольно освободить участок. И, конечно, таких проблем много. Но несмотря на это, в любом случае, роль Общественной палаты, общественности, она здесь достаточно велика. Несмотря на то, что в законе, а мы будем говорить об этом и на пленарном заседании, нет такой нормы… Вообще, что такое общественный контроль? То на практике, конечно, возникает много вопросов. Я уверен, что даже исходя из примера, который я привел, если бы в законе четко было бы прописано, каким образом осуществляется общественный контроль, я думаю, что часть острых вопросов мы могли бы минимизировать. Поэтому, уважаемый ведущий, Вы, когда будете выступать на пленарке, хотелось бы, чтобы этот акцент был поставлен обязательно.

Что касается вовлечения в работу НКО, общественных организаций. Я должен сказать, что у нас нет такой формы акредитации, модное такое выражение, я имею в виду при Комиссии, но могу сказать и, прежде всего, поблагодарить, пользуясь случаем, экспертов, которые здесь присутствуют, интерес к работе Общественной палаты велик. И эксперты, которые участвуют по направлениям, оказывают очень и очень квалифицированную помощь по разрешению тех или иных вопросов. Это очень важно, но мне бы хотелось, чтобы таких экспертов было больше И надо подумать по поводу методических каких-то рекомендаций, разработок, чтобы эта информация доходила до большего числа населения. Потому что многие интересуцются, но не могут такую информацию получить в части участия экспертного сообщества в работе вообще в целом Общственной палаты, по Комиссиям или по другим каким-то направлениям.

И последнее, на что хотел бы обратить внимание, это квалификационные коллегии. Я как председатель Комиссии, мои коллеги, - Генри Маркович Резник, - мы неоднократно этот вопрос поднимали. Я предлагал в свое время и председателю Мосгорсуда и ряду других представителей судов, - давайте все-таки сделаем так, чтобы Общественная палата могла рекомендовать для участия в работе квалификационных коллегий граждан России. Но мы не встречаем особый восторг от этого, и мы понимаем почему. Могу сказать, я буквально недавно смотрел, как раз по субъектам Российской Федерации, кто же у нас все-таки представлен в квалификационных коллегиях. Есть, конечно, достойные люди, но их очень мало, из общественности я практически никого не увидел. Я увидел там профессоров. Хороший, действительно квалифицированный специалист в области права. Но, чтобы я увидел там кого-то, допустим, там, из другой профессии, я по крайней мере таких людей не нашел. Хотя если мы говорим об общественном контроле, то там не только должны быть профессора права, люди, которые знают хорошо закон, но в том числе и представители других профессий. Поэтому в этой части я бы тоже просил, и есть определенная договоренность, что мы будем тоже в закон такую поправку просить, чтобы была внесена такая поправка. Это очень важный вопрос. Потому что судьи рассматривают в нескольких направлениях квалификационные коллегии. Это и прием, и лишение статуса судьи. Я в свое время выступал стем чтобы эту коллегию разбить, разделить на две коллегии: коллегия, которая бы занималась исключительно приемом, и коллегия, которая лишала бы статуса. Но эту идею пока придержали, хотя, я думаю, что мы придем к этому. Сейчас создан дисциплинарно-судебный (неразб.), вы знаете, что такие поправки в закон уже приняты. Ну, посмотрим. Пока практики как таковой нет, они только начинают работать, поэтому посмотрим. Но, мне кажется, что как раз через квалификационные коллегии общество может влиять, в том числе и видеть, что там происходит. Чтобы мы не слышали от некоторых руководителей судов: «Я решила так». Вот, тебя мы лишим статуса судьи. Хотя председатель суда не входит в квалификационную коллегию, а такие разговоры мы слишим. И это, конечно, вызывает тревогу у некоторых добросовестных судей. А чтобы этого не было, судьи должны понимать, что у них тоже должна быть защита, в том числе и от Общественной палаты Российской Федерации. Спаисбо за внимание. Я уложился.

- (Дискин И.Е.) Спасибо огромное. Хочу обратить внимание на то, что стого был выдержан регламент. Я хочу, чтобы образец председателя Комиссии по контролю за деятельностью правоохранительных органов был поддержан.

  1   2   3   4

  • 28 апреля 2010 г.