Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Занятие 2 9 Диалогический метод в психотерапии 9 Самопознание в диалоге 16 Диалогическое выслушивание 17 Занятие 3 19




страница7/13
Дата03.07.2017
Размер2.06 Mb.
ТипЗанятие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   13
Занятие 6 …Терапия личности проходит по линии осознания бессознательной глубины, духовного развития и преображения бессознательного так, чтобы в человеке обе эти стороны были. К.Г.Юнг: экстраверсия-интроверсия Мы с вами разобрали две классификации личности. Первая – по отношению духовного «Я» и наличного «Я». Она должна быть исходной во всех наших подходах к человеку. В первую очередь мы должны почувствовать степень открытости человека своему духовному «Я», степень готовности к этой открытости, зону ближайшего развития. Вторая – по направленности личности. Мы различали направленность вовне и на себя. Направленность на себя имеет эгоистическую и эгоцентрическую разновидности, крайнее психологическое появление последней – аутизм. Сегодня мы обсудим известную всем классификацию а. Известно, что Юнг предложил типологию характеров в соответствии с преобладанием ориентации человека на внешний или внутренний мир. Он разделил людей на экстравертов и интровертов. Я считаю, что эта классификация относится к работам раннего Юнга и на ней лежит печать незрелости, неясности, спутанности. Попробуем переосмыслить ее с точки зрения того, как возникает такой тип личности, где лечить надо и где не надо. Посмотрим, как эта классификация соотносима с уже рассмотренными типологиями. Экстраверт – это человек, который ориентирован вовне, на внешние предметы, обстоятельства, ситуации, на социум, на свое внешнее материальное и жизненное положение. Эта направленность доминирует в его решениях и его мировоззрении. Интроверт ориентирован на субъективный мир, он занят своими внутренними переживаниями, состояниями, мыслями, озарениями и т.д. Таковы два полюса. В норме они должны быть уравновешены, гармоничны. Экстравертированные и интровертированные механизмы должны быть в психике каждого человека. Но гармоничность встречается редко. В жизни люди, действительно, различаются по этим двум параметрам: обращенностью вовне или внутрь себя. Первый вопрос, который возникает: как эта типология соотносима с типологией по направленности, т.е. с направленностью вовне и направленностью на себя. Опыт показывает, что как у экстраверта, так и у интроверта могут быть эгоизм и эгоцентризм: это разные классификации, они могут совпадать, а могут и не совпадать. Обратимся к характеристике типов, которую дает сам Юнг: «Всякому известны те замкнутые, с трудом постигаемые, часто застенчивые натуры, которые составляют сильнейшую противоположность другим, открытым, обходительным, часто веселым, по крайней мере, с приветливым и доступным характером, которые со всеми уживаются и даже если спорят, то все-таки находятся в отношениях, позволяющих на все влиять или не допускать влияния на себя. Обычно рассматривают такие различия только как индивидуальные случаи своеобразного склада характера, но кто имел случай основательно изучать многих людей, тот легко сделает открытие, что при этой противоположности речь совсем не идет об изолированных индивидуальных случаях, а, скорее, о типических установках, которые гораздо более общи, чем это можно предположить при ограниченном психологическом опыте». Это общий подход. В этих двух типах можно различать сознательную и бессознательную установки. Обычно эти установки бывают противоположны. Если сознательная установка экстравертирова-на, то неосознаваемая установка интровертирована. Но развитию подлежит именно сознательная установка, так как человек развивается именно в плане своей сознательной личности, а то, что вне его сознания, не развивается и является инфантильным, архаичным. Если сознательно он экстраверт, который разумно, со знанием дела ориентируется в своей работе, во внешнем мире и ситуации, то на бессознательном уровне в нем могут господствовать какие-то инфантильные и неразвитые влечения. Он их плохо осознает, и поэтому они грубы и неразвиты в своих проявлениях. Поэтому такой человек, объективно очень приспособленный к внешней среде, может вдруг допустить какую-то грубую бестактность, даже не заметив того, не обратив внимания. Юнг приводит такой пример. Один предприниматель-печатник благодаря своим деловым качествам от рабочего вырос до руководителя типографии. Его дело процветало, пока он не погорел на собственной бессознательной установке. Оказалось, что в детстве у него была склонность к рисованию, и эта склонность вдруг ворвалась в его блистательную деятельность. Он стал сам иллюстрировать свои издания, но поскольку был не развит в этом плане и лишен вкуса, его дело прогорело. Он потерпел крах. Так бес сознательные, неразвитые установки могут вторгаться в сознание и диссонировать с внешним поведением. Экстраверт больше ориентирован на моральные требования общества, на нормы, законы, правила, чем на свой внутренний голос. Человек этого типа в такой мере направлен вовне, что, будучи занят делом, работой, не обращает внимания даже на состояние своего здоровья и болезненные проявления до тех пор, пока они не достигнут особенно явной степени. Такой человек очень увлекается делом, своим социальным положением, карьерой. Слабость экстраверта заключается в том, что он втягивается в объекты и сам в них совершенно теряется. Происходящие отсюда функциональные, нервные и телесные расстройства имеют компенсаторное значение, так как они принуждают субъекта к невольному самоограничению. Если симптомы функциональны, то они могут своими особенностями символически выражать психологическую ситуацию. Например, у певца, слава которого быстро достигает опасной высоты, требующей несоразмерны затрат энергии, вследствие нервного напряжения внезапно исчезают высокие тона. Могут возникать компенсаторные нервные нарушения. Мы говорили, что у экстраверта установка бессознательного интровертирована. При таком расщеплении сознательных и бессознательных установок может возникнуть психическое заболевание. Типичным заболеванием экстравертированного типа является истерия, потому что для экстраверта очень значимо отношение к нему окружающих. Эта внешняя ориентация наиболее характерна для истерической патологии. Перейдем к интровертированному типу. Нередко даже психологи отождествляют интровертированный тип с эгоцентризмом. Но это совершенно необязательна, так как интровертом может быть и бескорыстный искатель истины, философ, мыслитель, художник. Такие люди живут своим внутренним миром, но при этом важно понять, что их установка не обязательно субъективна. Надо различать понятия субъективность и субъектность. Субъективность (субъективизм) может быть искажением субъектности, когда в ней нет ничего реального, объективного. Но субъективный мир человека может быть по существу так же реален, так же объективен, как и внешний мир. Внутренний мир представляет собой реальность, и люди духовные, с развитым субъективным миром говорят, что этот внутренний мир более реален, чем внешний. Встреча с духовным совершенно реальна, истинна для человека, она не субъективна, не иллюзорна. Внутренний мир представляет собой реальность. Он может быть либо объективным, либо иллюзорным. Если этот мир не соответствует духовной реальности, то он является искаженным, субъективистским. Так же как и объективная (объектная) установка может быть субъективной, если человек воспринимает неадекватно и искаженно мир объектов. Интроверт не обязательно субъективист. Это – человек, ориентированный на внутренний мир и старающийся переосмыслить внешние объекты с точки зрения их внутреннего смысла. Так или иначе восприятие внешнего объекта опосредовано субъектом. Но у интровертированного типа доминанта – на внутреннем переосмыслении объекта. Если он встречает какое-то явление, то старается увидеть в нем некий символический образ, некий знак. По интровертированному типу возникают различные предрассудки. У интровертов все переосмысляется через внутренний опыт, внутренний мир. Но если интровертированная установка переходит пределы нормы, то может дать знать о себе бессознательная экстравертированная установка. Такой человек может оказаться в сильной зависимости от объекта, от внешних ситуаций, внешних благ. Он может оказаться во власти другого человека. Поэтому интроверты очень боятся зависимости от людей, стремятся отгородить себя, чтобы не впасть в эту зависимость. Конфликт внешней и внутренней установок может привести к неврозу. Типичным неврозом интровертов является психастения. Теперь, имея внешнее описание двух типов, попытаемся переосмыслить данные типологии с точки зрения знания того, что в человеке есть духовное «Я». В этой ранней работе Юнг не включил в сферу своего размышления духовную сторону личности, о которой он позднее много писал. Возникают два вопроса. Первый вопрос. Возможна ли такая целостная структура личности, когда интроверсия и экстраверсия в человеке сочетаются гармонично Второй вопрос. Почему возникают психические отклонения у людей с повышенной экстравертированной и интровертированной установками Какова возможная терапия при соответствующих психических заболеваниях Решение этих вопросов я вижу в принятии духовной ориентации, которая и уравновешивает установки. Только в духовно направленной личности эти установки могут быть уравновешены и гармонично сочетаться. Если мы видим в таком человеке преимущественное развитие одной установки, но до патологии, до невроза дело не доходит. Как вы думаете, почему Л.: Даже если это интроверт, он будет, как духовный человек, стараться восстановить доминанту на другом человеке, внимательно относиться к нему, к внешней ситуации. И у интроверта не будет возникать зависимость от других людей: как человек духовный, он по существу является свободным. А экстраверт не будет страдать истеричностью, если он полноценно живет внутренним миром. Его бессознательная интровертированная установка не будет архаичной и неразвитой. Она будет гармонично сопряжена с сознанием. А.: Почему человек приходит к неврозу Дисгармония личности возникает вследствие диссоциации сознательного и бессознательного, в том числе и потому, что человек незнаком со своим бессознательным, вытесняет свои бессознательные стремления, а не одухотворяет, не преображает их. Поэтому терапия личности проходит по линии осознания бессознательной глубины, духовного развития и преображения бессознательного так, чтобы в человеке обе эти стороны были гармоничны. Экстравертированный тип развивается, как часто бывает, по линии силы рассудка. Если это направление господствует в человеке, то рассудок становится господствующим и самодовлеющим, что неизбежно ведет к диссоциации: все, что несоизмеримо с рассудком, вытесняется как нерациональное, нетрезвое, неразумное. Если человек осознал в себе внутренний духовный мир, то рассудочная установка становится подчиненной. Он начинает понимать, что рассудок – это только психический аппарат, который анализирует, классифицирует, приводит в порядок, но познание и духовный опыт иерархически находятся выше, поэтому не нужно из рассудка делать кумира. Тогда ориентация на внешнее тоже приобретает другой характер, потому что духовно развитый, одухотворенный человек во внешнем всегда видит какой-то смысл. Все внешнее – явления, ситуации, события – становится внутренне осмысленным. И это уже путь к равновесию и гармонизации интровертированной и экстравертированной установок. Если мы будем рассматривать способ и характер мышления, то тут необходимо ввести понятие символ. Если экстравертированный, рационально-рассудочный человек мыслит понятиями рассудка, мыслит логически, и это у него доминирует, а все остальное он признает за вымысел, за несуществующее, нереальное, то мировосприятие духовного человека символично. Символ – это единство образа и смысла. Каждый образ, каждое внешнее явление становятся осмысленными. Развивать символическое восприятие и мышление необходимо на духовном пути человека. Особенно это важно, когда речь идет о религиозной жизни, о восприятии священных текстов: их нельзя понять на уровне рассудка. С точки зрения рассудочного мышления эти тексты «бессмысленны». Они понимаются только на уровне символического мышления. На уровне символа как раз сходятся и экстраверсия, и интроверсия, потому что интроверт, символически воспринимая жизнь, мир, природу, осуществляет свои сознательные интроверт-ные тенденции и одновременно реализует и культивирует экстравертные бессознательные установки. Он начинает относиться к внешним предметам осмысленно и внимательно, не обходит их, не игнорирует, но осмысляет духовно. Так в интроверте осуществляется бессознательная экстравертированная установка, а в экстраверте – бессознательная интровертированная. В связи с этим следует остановиться на понятиях архетипа и коллективного бессознательного. Понятие архетипа – не изобретение Юнга. Мы находим его еще у Платона. Это такой универсальный образ, который изначально существует в мироздании. По Юнгу, первообразы живут в бессознательном мире каждого человека и всего человечества. Юнг к этому пришел эмпирическим путем. Исследуя своих пациентов, он обнаружил, что есть некие общие символы у людей, живущих в разных культурах и в разные времена, – у людей, которые могли даже не знать о существовании какого-то образа в истории культуры. Образ креста – это архетипический образ, он присущ всем культурам, и мы находим образ креста во все времена. Это неудивительно, потому что он лежит в основе жизни. По образу креста созданы и человек, и всякое архитектурное сооружение. И растение вырастает из земли по типу креста. Это универсальный образ, присущий всему мирозданию. Естественно, что он присущ природе каждого человека, но не всеми осознается. Одни люди живут в мире коллективного бессознательного, будучи открыты ему, а другие, наоборот, своим сознанием отвергают его, не считаются с ним и вытесняют его. И тогда, как говорит Юнг, возникают различные психические заболевания. Если у человека диссоциирован мир коллективного бессознательного, он живет частичной, ущемленной жизнью, и это является причиной психических заболеваний. Тогда перед психотерапевтом стоит задача привести в единство сознательную и бессознательную жизнь человека. Жизнь человека становится целостной и гармоничной в лоне Церкви. Религиозное мировосприятие символично. Человека как индивидуума оно приобщает к человечеству, к миру в целом. Юнг занимался религией только в плане научной психологии: его отношения с религией были достаточно сложны. Учение об архетипах, о коллективном бессознательном он развивал в плане чисто эмпирическом, показывая, что людям разных культур, разных времен свойственны общие содержания. Итак, интровертированный тип, если он ориентирован на коллективное бессознательное, будет развиваться нормально; но если он будет закрываться в своем внутреннем мире от других людей, если его интроверсия совпадет с эгоцентризмом, он впадет в самодостаточность, манию величия. Это путь человекобожества. О транзактном анализе Эрика Берна Родители часто воспроизводят ту форму общения, которая была у их родителей по отношению к ним. Это происходит бессознательно. Отрицательно оценивая родителей, они могут воспроизводить те же формы общения при воспитании своих детей. Вот почему целью важно осознание своих форм поведения. С этой целью очень полезно познакомиться с теорией и методом транзактного анализа Э.Берна. Берн выделял во внутреннем мире каждого человека три персонажа: Ребенка, Родителя и Взрослого. Усваиваются они в раннем детстве, еще на бессознательном уровне и запечатлеваются в памяти. Ребенок – это существо подвластное, обучаемое, зависимое, ревниво относящееся к любви и вниманию взрослых, обидчивое, реагирующее болезненно на замечания, депривацию, лишения и т.д. Реагирует Ребенок эмоционально. Этот Ребенок остается и во взрослом человеке. Взрослый человек может проявлять своего Ребенка в определенных ситуациях: он обижается, эмоционально, неадекватно реагирует, действует по принципу удовольствия и т.д. Инфантильное эмоциональное реагирование – это Ребенок во взрослом. В душе человека есть также Родитель. Это существо, которое воспитывает, читает нотации, учит, требует, наставляет, морализирует. Это авторитарное существо, которого надо бояться и слушаться. Наконец, Взрослый. Это такой человек, который объективно, трезво реагирует на ситуацию, принимает продуманные решения, не поддается искажающему влиянию эмоций. Это рационально-разумный человек, по Берну. Наши реакции часто бывают Родительскими, т.е. морализующе наставительными, авторитарными, требующими, указывающими. Часто мы реагируем как Ребенок. Даже воспитывая детей, мы можем обижаться, сердиться на малыша: «Я с тобой не буду водиться, я тебя не люблю». А Взрослый ориентируется на ребенка и на то, что в данную минуту по отношению к нему нужно сделать. Взрослый, наказывая, не раздражается. Он трезво взвешивает ситуацию и находит приемы и способы, которые в данный момент полезны. При этом он учитывает все объективные обстоятельства. В воспитании ребенка надо стараться избегать, с одной стороны, Ребенка в себе (смотреть: не Ребенок ли во мне сейчас реагирует), избегать Родителя в себе (морализующее, доминирующее начало). Диалогичность подразумевает не родительскую позицию, а позицию разумную, которая ориентируется на состояние ребенка, уровень его понимания. Так, мать, реагирующая по типу Ребенка, будет кричать, шлепать малыша, которому интересно раскручивать часы, интересно из маминого платья выкроить, сшить одежду для куклы. Взрослому следует найти какие-то способы, чтобы переключить внимание ребенка на другой предмет. И он не будет вести себя по типу Родителя, который читает мораль. Таким образом, он не будет усиливать роль Родителя в душе Ребенка. Это – продуктивная позиция. Эти взгляды Берна полезно учитывать, чтобы выработать в себе адекватную позицию, вести себя трезво, объективно, реалистично. Когда мы в процессе психотерапии встречаемся с какими-то неадекватными ситуациями в поведении пациента, мы можем помочь ему разобраться, кто в нем сейчас говорит: Взрослый, зрелый человек, инфантильный Ребенок или морализующий Родитель. Методика проста, доступна для понимания пациента и дает результаты. Но ее стоит переосмыслить с позиций духовного «Я» и наличного «Я». Взрослый у Берна оказаться может не духовным, а прагматичным, трезвым, рассудочным человеком; в Ребенке, который обижается, эмоционально реагирует, духовность может быть больше; Родитель может стать проявлением духовности: его знание, что хорошо, а что – плохо, может быть духовного плана. Взрослый, по Берну, вообще ориентирован не на нравственные оценки, а на прагматические ценности. Например, по отношению к женщине легкого поведения он не скажет, что плохо так жить, а скажет: «Ты слишком низко оцениваешь секс». Необходимо преобразовать подход Берна, чтобы найти путь к духовному через осознание в себе разных личностных ролей. Посмотрим, проявляются ли в духовной жизни человека эти три персонажа: Ребенок, Взрослый и Родитель Мне приходилось встречать среди людей, ориентированных на духовность, Родителей, жестко морализирующих. Встречаются также инфантильно-восторженные, эмоционально верующие (Ребенок). И есть люди, духовно трезвящиеся, в них чувствуется мирность, спокойствие, ясность при отсутствии ригористичности, жесткости, требовательности. Вот их я бы назвала Взрослыми, людьми зрелой духовной жизни. В духовной жизни есть здоровый, трезвый, реальный путь, а есть путь, уводящий в прелесть, и есть дисциплинарный путь. Духовность всегда предполагает свободу. Когда встречаешься с людьми высокой духовности, чувствуешь свободу: они никогда не давят и не нарушают свободы другого человека. Таким образом, методика и теория Берна может быть осмыслена и преображена на уровне духовной жизни. Тут мы видим, с одной стороны, недостаточность этой теории, необходимость ее дополнения обращением к духовности. Взрослый, с этой точки зрения, должен быть не просто трезвым и прагматичным человеком, а человеком трезвой, реальной духовной жизни. Что касается Ребенка, то нужно различать здорового Ребенка в душе человека. Духовный человек всегда в себе несет нечто детское, непосредственное, наивное. Всякий творческий человек должен нести в себе это детское начало незамутненным. В то же время это источник творчества, непосредственности, естественности. Что касается Родителя, то научающее, воспитывающее начало тоже может быть здоровым. Ребенка можно учить, исходя не из чувства превосходства («Я знаю, но ты не понимаешь»), а научить, зная все правила и понимая, насколько они соответствуют состоянию и индивидуальности воспитанника. Все эти три персонажа могут быть здоровыми, если они диалогически ориентированы. Значит, надо понять, что в теории Берна речь идет не о действительных Родителе, Ребенке и Взрослом, а о невротически искаженных персонажах. И Родитель, и Ребенок могут быть здоровыми персонажами внутри каждой личности. Надо смотреть, насколько этот Родитель или Ребенок невротически искажен. Таково переосмысление теории Берна с точки зрения духовной ориентации. Л.: Значит ли это, что они невротически искажены потому, что лишены нравственных ориентации А.: Нет, это значит, что в них есть конфликт. Невротическое состояние – это состояние конфликта. У Родителя в теории Берна конфликт между идеологией и внутренним эгоцентризмом, потому что морализирующая позиция всегда самоутверждающаяся: «Ты должен мне подчиняться, я требую». За этим стоят властность, эгоцентрическая позиция (Я – на первом месте). Очень пагубно действует на детей стремление подчинить их волю. Когда ребенок не подчиняется, лучше найти пути, средства изобрести какие-то ходы, приемы, для того чтобы он сам захотел так поступить. Вообще необходимость внутренней дисциплины в семье – это вещь очень серьезная. Отсутствие порядка и дисциплины у ребенка рождает хаотичность, неопределенность, затем дест-руктурированность его личности, так как у него не формируется иерархическая структура ценностей. Сама по себе дисциплина очень важна, но каким способом она достигается: жестким или диалогическим – вот в чем весь вопрос. Любовь, понимаемая как доминанта на другом, – это не эмоция, а разумное понимание того, что полезно в данный момент ребенку или взрослому, а что вредно, что можно, а что нельзя на уровне его понимания. Это не только эмоциональная, но и разумная позиция ответственности по отношению к другому. Эмоциональная позиция может действительно испортить ребенка. Лучший способ познания индивидуальности – любовь. Она является ведущим началом в воспитании.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   13

  • К.Г.Юнг: экстраверсия-интроверсия
  • О транзактном анализе Эрика Берна