Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Занятие 2 9 Диалогический метод в психотерапии 9 Самопознание в диалоге 16 Диалогическое выслушивание 17 Занятие 3 19




страница5/13
Дата03.07.2017
Размер2.06 Mb.
ТипЗанятие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
Занятие 4 Направленность личности Главное условие нормального развития человека, главная жизненная сила – любовь. Она, как солнце, дающее жизнь. Психология занимается в основном проблемами наличного «Я». Однако мы, говоря о наличном, душевном состоянии человека, будем всегда иметь в виду, что оно не фатально, но может быть изменено и преображено. ■ Поговорим об онтогенезе в плане тех сторон личности, которые связаны с нашей основной темой (диалогичностью и недиалогичностью). Первая исходная классификация людей была затронута в самом начале: по типу соотношения наличного «Я» и духовного «Я». Чтобы понять человека, надо прежде всего выяснить, находится ли он в созвучии со своим духовным «Я», насколько он духовен. Это может быть религиозный человек, а может быть, он живет по совести, но не знает религиозного языка духовной жизни. Язык религии – это способ культивирования и развития духовной жизни. Церковь является школой духовного становления: таинства Церкви реально приобщают человека к Богу и выявляют в нем образ Божий. Такой человек находится в диалоге со своим духовным «Я». Но есть люди, которые пребывают в противоречии со своим духовным «Я», предпочитая то одно, то другое, и оно не является доминирующим в их личности. Наконец, для третьего типа характерен глубокий конфликт с духовным «Я»: оно оказывается вытесненным в подсознание; человек не знает его и не хочет о нем знать. Это может проявляться в агрессии по отношению ко всему духовному. И первое, что нам надо почувствовать и понять, – в каком духовном состоянии находится человек. От этого зависят прогноз развития и изменения его личности. Перейдем к другому типу классификации – на уровне наличного «Я». В советской психологии она была разработана в школе Л.И. Божович. Занимались этим В.Э. Чудновский, М.С. Неймарк, Л.С. Славина. Они исследовали направленность личности т. е. проблему: что доминирует в человеке. Если доминируют мотивы самоутверждения, благополучия, личного успеха в ущерб другим – это будет эгоистическая направленность. Если доминируют мотивы помощи другим, познания, творчества – это общественная (и деловая) направленность. Экспериментально такие типы личности исследовались на подростках. В чем это у них проявляется (Данные можно соотносить и со взрослыми – картина аналогичная.) Подросток, у которого направленность на себя, занят своим успехом, своей внешностью, достижениями, но сам он – на первом месте. Это соответствует, по Ухтомскому, эгоцентрической, эгоистической доминанте. Тогда как направленность вовне характеризуется большим интересом к другим людям – они на первом месте. Собственные интересы, свое «Я» и свой успех играют второстепенную, подчиненную роль. Оказывается, что подростки, у которых направленность эгоистическая, менее благополучны в своем психическом развитии. Они делают все для себя: своего успеха, своих достижений, а получается, что живут себе во вред. С такими подростками меньше дружат. Они хотят быть признанными, любимыми, но оказывается, что они меньше любимы. Возникает парадоксальная ситуация: чем больше человек стремится к самоутверждению, признанию, тем меньше он оказывается удовлетворенным. Такие подростки стремятся занимать ведущие роли в коллективе, но работать, как правило, не умеют. Они больше стремятся командовать, чем делать дело. Если их не выбирали на руководящие должности, они считали, что к ним несправедливы, что их не любят и у них враги. А подростки другого типа, наоборот, не стремились к этим должностным вершинам, но их больше любили и если не выбирали, то они оказывались неформальными лидерами в классе, к ним больше прислушивались, они были более благополучными в своем эмоциональном состоянии. Подростки первого типа чувствовали неудовлетворенность, им всегда недоставало любви, признания, а подростки с общественной и деловой направленностью были удовлетворены своим положением в коллективе. Среди подростков эгоистической направленности было много проявлений так называемого аффекта неадекватности. Он проявляется прежде всего завышенным уровнем притязаний. Подростки претендуют на большее, чем на самом деле могут сделать. Претензии превышают их реальные возможности. Их потребность в признании, уважении и успехе настолько сильна, что они желаемое принимают за действительное и склонны браться за более трудные задачи, чем те, которые могут решить. В эксперименте им предъявлялась серия из девяти задачек с возрастающей степенью трудности и предлагалось выбрать для решения те задачи, которые они смогут решить. Такие подростки выбирали самые трудные задачи и, как правило, их не решали. И когда они сталкивались со своей неспособностью решить, то обвиняли экспериментатора, говорили, что задача неправильная, что они умеют решать, но не хотят, и, наконец хлопали дверью и, расстроенные, уходили. Это типичное проявление «аффекта неадекватности»: во всем, что у них не получается, виноват кто-то другой. Подростки с общественной и деловой направленностью обычно выбирали средние по трудности задачи. Если решали их, то выбирали потруднее, если не решали, выбирали полегче. У них обнаруживались адекватный уровень притязаний и адекватное поведение. Но если они не решали задачку, то им было интересно, почему она не решается. Они могли прийти на второй день предложить новое решение. У них направленность – на сам процесс преодоления трудностей, а не на оценку результата. Значит, им важно не мнение о себе, важно не казаться, а быть. У подростков с общественной и деловой направленностью нет аффекта неадекватности. Общественная направленность очень непроста. Есть подростки, которые сознательно ориентированы как бы на других, а их неосознаваемая мотивация, т.е. то, что ими движет, может быть, наоборот, эгоистичной. Это выявлялось в экспериментальной ситуации, когда подросток говорил: «Я буду работать в пользу коллектива». Выбирал это решение, а сам, не осознавая того, работал в свою пользу. Существует специальная методика, которая выявляет эту неосознанную направленность. У такого подростка – конфликтная структура личности: он сознательно альтруистичен, а бессознательно эгоистичен. И происходит разлад в душе между сознательными намерениями и реально действующей эгоистической мотивацией. С таким типом личности часто приходится иметь дело невропатологу, психиатру – с человеком, который внутренне раздвоен. В перспективе это может вырасти в ханжеский тип личности: человек внешне добродетелен, призывает служить человечеству, быть благородным, честным и порядочным, а сам в глубине души эгоистичен. Высокая мораль служит его самоудовлетворению и социальной адаптации, но внутренний конфликт ведет к невротическому формированию личности. Наивный эгоист сознательно живет для себя, и в этом смысле он целен. На уровне своего наличного «Я» он такой душевный здоровяк. Но и это здоровье до времени, пока он не вступит в конфликт со своим духовным «Я». Однако на каком-то этапе он относительно законсервирован в своем эгоистическом благополучии. А человек с раздвоенной направленностью изначально психически неблагополучен. Прогноз будет зависеть от соотношения его наличного «Я» с духовным «Я». Такой человек может пойти на преодоление своего неосознаваемого глубинного эгоизма, который он рано или поздно может увидеть в себе. Осознание своей греховности – покаяние – очень непростая вещь. Не случайно есть молитва: «Господи, даруй мне зрети моя (мои) согрешения». Увидеть в себе свои пороки, свои изъяны – это дар. Такой дар развивается постепенно в той мере, в какой мы желаем быть честными и правдивыми по отношению к себе. Можно быть альтруистами, благородными людьми, исполнять все церковные обряды – и оказаться глубокими эгоистами, если нет честности по отношению к себе. Но если мы этот эгоизм все-таки увидим – а он так или иначе в каждом сидит в той или иной мере, – то у нас есть возможность с Божией помощью его преодолевать. Все мы заражены первородным грехом, и в нашей природе этот грех есть, но нужно видеть его и не идеализировать себя. Раздвоение происходит потому, что люди отождествляют себя со своим идеализированным «Я», не осознавая своего реального «Я». Наличное «Я»: Реальное, идеальное и идеализированное В наличном «Я » мы различаем реальное «Я», идеальное «Я» и идеализированное «Я». Осознать свое реальное «Я» – уже большое достижение. Увидеть свой грех, свое реальное состояние нелегко: этому препятствуют «защитные механизмы». Надо стремиться к тому, чтобы видеть, в каком мы состоянии, не идеализируя себя. Но наряду с реальным «Я» есть «Я» идеальное. Его следует отличать от духовного «Я». Идеальное «Я» – это то, какими мы хотим быть, к чему стремимся как к идеалу. Это идеальное «Я» может вести нас к идеалу, но не всегда. Иногда мы, культивируя в себе какой-то идеал, можем заблуждаться и даже уходить от своего духовного призвания. Мы можем пойти по ложному пути, если идеальное будем культивировать своими усилиями и своей волей: «Я хочу быть таким-то – атлетом или виртуозом на скрипке, или кинозвездой, кто-то мне понравился – я хочу быть, как он». Это стремление «как он», «как кто-то другой » может увести нас от своего духовного «Я», от своей уникальной сущности, своего призвания. Поэтому идеальное «Я » может как способствовать, так и мешать духовному развитию личности. Еще есть идеализированное «Я», приукрашенное «Я», с которым человек себя отождествляет. Такой человек реально не трудится, не видит и не преодолевает своих изъянов: он живет в иллюзорном мире, ведет себя неадекватно по отношению к своим реальным возможностям и способностям, неадекватно оценивает людей. В исследованиях подростков с эгоистической направленностью выявилась эта неадекватность по отношению к людям. Они воспринимали других в свете своих собственных потребностей, установок с точки зрения того, помогают им люди или мешают. Это отношение по типу Двойника, когда на другого проецируются свои собственные неосознаваемые качества («все – эгоисты» и т.п.). Отношения с другими затруднены, испытывается состояние внутреннего одиночества, хотя внешне человек может быть связан со многими людьми функционально. Глубокого общения у него нет, он не может вступить в диалог. Как сказал Ухтомский: человек не пробьет скорлупу эгоцентризма, не выйдет в открытое море на «ты», он говорит и бредит сам с собой. Эгоизм и эгоцентризм Рождается ли человек эгоистичным или его делает таким жизнь Как формируется эгоизм у ребенка Главное условие нормального развития человека, главная жизненная сила – любовь. Она, как солнце, дающее жизнь. Наверное, многие из вас слышали об эффекте «госпитализма». Это явление наблюдалось в немецких домах ребенка. Несмотря на то, что дети имели все: питание, уход, тепло, они почему-то не только плохо развивались, но там была и повышенная смертность. Как выяснилось, это результат того, что ребенок лишен материнской любви. Там, где няня проявляла к ребенку любовь, внимание и заботу, он выживал. Если этого не было – ребенок чахнул, заболевал, а в некоторых случаях и умирал. Для выживания ребенку необходима прежде всего любовь. Аналогичные ситуации в семье, где мама в состоянии усталости, раздражения, утомления: у нее нет душевных сил проявить любовь к ребенку. Когда она его кормит, ребенок может отказываться от кормления, кричать. У него появляются болезни пищеварения и другие недуги. Г.С. Салливан – американский психоаналитик, посвятивший этому свои исследования, выявил, что если мать кормит младенца в состоянии тревоги, то для него весь мир окрашивается в темные тона, становится страшным, угрожающим, ужасным. Дети реагируют по принципу: «все или ничего». Материнская тревога даже в небольших дозах вызывает у них переживание ужаса, поэтому ситуация кормления становится для ребенка страшной, и он от нее уходит, отказывается от груди. Многие матери не могут понять, почему дети плохо едят, почему они капризничают. А это происходит потому, что ситуация кормления становится травмирующей уже с младенчества из-за состояния самой матери. Оказывается, дети очень чувствительны к эмоциональной атмосфере семьи: если она напряжена, тревожна, неблагополучна, то и психическое развитие младенца идет по типу «госпитализма». Так же возникают разные болезни: физические, а главное – психические. У ребенка формируются трудности характера. Мир для него становится опасным, угрожающим – и так формируется эгоцентризм. Взрослый становится опасным, мир – страшным, и ребенок замыкается в себе. Мы видим упрямых детей, которые боятся и чураются взрослых, детей негативистичных и агрессивных. Душевные травмы младенчества поглощают все их внимание, концентрируют на себе их душевную жизнь, и так у них формируется эгоцентрическая доминанта, которая искажает восприятие окружающего мира. Эгоцентризм – это не то же, что эгоизм. Эгоизм сопряжен с жизненной позицией использования других в своих целях, когда на первое место ставятся свои интересы в ущерб интересам других. Можно допустить, что эгоизм связан с эгоцентризмом, но все-таки это разные явления. В своей дипломной работе Марина Юрьевна Колпакова проводила исследование с детьми из детского дома, родители которых лишены родительских прав, и с детьми1 из обычного детского сада. Мы смотрели, как у детей развиваются отношения к людям, к окружающему миру, и пытались понять психологию эгоизма и эгоцентризма. Оказалось, что здесь разные корни. Эгоистичные дети обычно вырастают в семьях, где их балуют, где единственный ребенок становится центром семьи. Эгоцентричные дети – это дети, часто вообще лишенные семьи, нормального материнского ухода, это нередко дети из детских домов. Всем участникам исследования предъявлялись картинки теста ТАТ (Тематического Апперцептивного Теста). На одной из картинок мальчик с неопределенным выражением лица держит скрипку. Можно дать разные ответы: мальчик или думает, или он изучает скрипку, или мальчик сидит печальный. Ответы зависят от состояния воспринимающего. Дети из детского дома, как правило, отвечали, что мальчика оставили, бросили, он один. Также и по поводу других подобных картинок звучала та же мысль: скажем, мальчик сидит у порога, и дети говорят, что его оставили, он один. Дети из детского сада отвечали, что мальчик кого-то ждет у порога, он не один, а на скрипке он будет учиться играть, пойдет в школу. Особенно показательной была картинка, на которой бежит мальчик, а за ним виден паровоз. Несколько детей из детского дома ответили, что паровоз хочет задавить мальчика, паровоз бежит за ним. Эгоцентризм – это искаженное восприятие. Такой ребенок не может адекватно видеть мир. Он видит угрозу там, где ее нет. Внутренняя тревожность и неблагополучие формируют искаженное восприятие действительности, неадекватность мировосприятия, Дети из благополучных семей видели ситуацию благоприятной, воспринимали мир в оптимистических тонах. Дети же из трудных семей отвечали подобно воспитанникам детского дома. Итак, атмосфера в семье, любовь или ее отсутствие оказываются решающими в формировании типа личности. А в направленности на себя как две ее разновидности мы различаем эгоцентризм и эгоизм. Эгоизм развивается часто там, где, притом, что ребенка балуют, он оказывается лишенным душевной, внутренней любви, той любви, которая дает чувство сопричастности другим. Эгоизм – это тоже следствие отсутствия любви, но другого типа. С эгоистичным ребенком надо вести себя не так, как с эгоцентричным. Если эгоистичного надо ставить в условия, где необходимо учитывать интересы других, стараясь изменять привычки и жизненную установку ребенка, то с эгоцентричным надо действовать очень осторожно. Его надо лечить любовью. Подведем итоги сказанному о различии эгоизма и эгоцентризма. Эгоист использует других людей как средство достижения собственных целей, ставит на первое место свои интересы в ущерб другим. Эгоцентризм является следствием душевной травмы в раннем детском возрасте. У таких детей повышенный уровень тревожности, они склонны ожидать плохого и проецируют свой внутренний душевный опыт на окружающих.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

  • Наличное «Я»: Реальное, идеальное и идеализированное
  • Эгоизм и эгоцентризм