Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Закончи последним словом фразу: «Театр начинается с »




страница7/8
Дата02.07.2017
Размер1.42 Mb.
ТипЗакон
1   2   3   4   5   6   7   8
Часть I. «Мужская»

(На мотив «Ярославские ребята»)

В Киногильдии запарка,

Все в волнении опять,

С юбилеем Аристарха

Нужно нынче поздравлять.


Кати, Зины, Маши, Анны,

Объясните, почему

Нужен вам один Ливанов,

Остальные ни к чему?


Нет, к такому отношенью

«Генофонд» наш не привык,

Чем не славный парень Женя,

Чем вам Боря не мужик?


Мы ж красивы и не пьяны,

И не чурки по уму,

Вам же мил один Ливанов —

Не понятно, почему?


Нет, конечно, он умело

Крутит творческой судьбой,

То он красный, то он белый,

То предатель, то герой.


Он в кино не без работы

(Нынче это чудеса).

Смог он даже идиотом

Быть на сцене ЦТСА!


Даже возраст не помеха,

Чтобы женщин покорять,

Ведь ему уже полвека,

Хоть по виду двадцать пять!


Всё же нам не ясно это,

Чем вам дорог он один?

Срочно требуем ответа

Мы от наших половин!


Часть II. «Женская»

(На мотив песни из к/ф «Дело было в Пенькове»)

Заполнен звездами экран —

Всегда найдешь желанного.

Кому-то мил Джигарханян,

А я люблю Ливанова!


Кому-то Гафт как свет в окне,

А где-то Збруев славится.

Их всех бы век не видеть мне —

Ведь мне Ливанов нравится!


Он затмевает весь бомонд,

Как солнце свет фонарика,

И весь ваш хренов генофонд

Не стоит пальца Арика.


Он только пальцем поведет,

Ему не надо мучиться,

Любая сразу упадет,

А дальше — как получится.


Ох, рано он завел семью,

Печальная история,

Я от него любовь таю,

А трех детей тем более.


Мы все спешим к тебе, любя,

Хотим тебе понравиться,

Но есть Лариска у тебя,

А с нею нам не справиться.


Часть III. «Совмещенная»

(На мотив "Марша авиаторов»)

Ты был рожден,

Чтоб сказку сделать былью,

Чтобы продолжить род

Актерский свой,

Ты с детства дышишь

Театральной пылью

И кинопленкой целлулоидной.

Артист в стране не делает погоду,


Но на нее влияет в меру сил,

И будет Брежнев памятен народу,

Что он тебе госпремию вручил.

Всё выше, и выше, и выше

Ливановский рейтинг встает,

Он занял достойную нишу,

И скоро всю стенку займет.

За то, что он жил со страною,

За совесть творил, не за страх,

Мы бюст Аристарху-герою

Откроем на ваших глазах!
(Здесь мы поставили юбиляра коленками на стул, скрутив ему руки за спиной, привесили огромную Звезду Героя от шеи до пупа, к ножкам стула пристроили табличку, где слово «Ленин» было переделано на «Ливанов», и все устроились вокруг «бюста» в семейную фотографию.)
ИОСИФУ КОБЗОНУ

К 60-летию

Концертный зал «Россия», 1997 г.

В соавторстве с С. Крамаренко


(На музыку песни Л. Лядовой «Старый марш»)
Всё, музыканты, складывай ноты:

Кончилось время вашей работы,

Кончилась нынче звездная эра —

Ёся уходит в пенсионеры!


Припев:

Там-тара-ра-там...


Нынче с эстрадой он расстается.

Трудно бедняге без песен придется:

Прежних доходов не будет в помине —

Станет на пенсию жить он отныне!


Припев.
Нет, мы не верим, что самую малость

Петь юбиляру на сцене осталось!

Вот, он, смотрите, красивый и гордый,

И рейтинг, по слухам, достаточно твердый!


Припев.
Правда, недавно, нам стало известно,

В думе готовят Иосифу место,

Но Жириновский выступил быстро:

«Хватит нам в Думе детей от юристов!»


Припев.
Но избиратель скажет резонно:

«Мы не желаем жить без Кобзона!

Русский народ руку сильную просит,

Если не Сталин, то пусть хоть Иосиф!»


Припев.
ТОРЖЕСТВЕННОЕ ВРУЧЕНИЕ ПРЕМИИ «ФЕМИДА»

ЛУЧШИМ ЮРИСТАМ 1998 ГОДА

Концертный зал «Россия»

В соавторстве с С. Крамаренко


(На мотив песни «Мурка»)
На мотив любимый песенки старинной,

Хоть идея эта не нова,

Мы к вам заявились всей своей малиной,

Чтобы спеть приветные слова.


Мы играли всяких, тем и знамениты,

Нам лицо менять не привыкать.

— Я был генералом! — А я шесть раз бандитом!

Нам Фемида всем родная мать


Хороша богиня, прямо как из сказки,

Красивее в мире не найдешь

Заглянуть бы в глазки, да на лице повязка,

А в руке огромный финский нож!


Видно, от того-то на поклон к Фемиде

Люди с неохотою бредут.

Если эта баба рубанет, не видя,

Это ж будет просто Страшный суд


(На мотив песни Ф. Киркорова «Любимая, ты не права»)
А, кстати, о судьях, ребята,

Живется-то им хреновато,

Фемиде же всё трын-трава...

Любимая, ты не права!


Голодный судья — не товарищ,

С ним каши судебной не сваришь,

Ты б их накормила сперва-

Любимая, ты не права!


И покуда денег нет

На суды и следствия,

Будем получать в ответ

Страшные последствия.


(Снова на мотив «Мурки»)
Нынче и юристы модны, как артисты,

И нужды в талантах наших нет.

На телеэкране вся страна, как в бане,

Смотрит снятый в дырочку сюжет.


Для чего мы спели вдруг об этом деле?

Смысл куплета нашего простой:

К нам и к вам в постели чтобы не глядели,

Требуем реформы правовой.


(На мотив песни Ф. Киркорова)
И, кстати, такая реформа

Для всех нас совсем не проформа,

А Дума качает права —

Любимая, ты не права!


Чтоб субчики вроде Мавроди

Держали ответ при народе!

Рубили, где надо, дрова!

Чтоб знали: закон не халва!


А пока реформы нет,

Это ж просто бедствие...

Вот и терпим много лет

Мы несоответствие!


(«Мурка»)
От клиентов ваших нет житья народу -

Всё во власть пробраться норовят.

А потом в России делают погоду,

Хоть давно им нужен адвокат.


Много нынче власти у таких артистов,

Многих надо выставить взашей,

Но мысль в президенты выдвинуть юриста

Посетила только чувашей!


И должны признаться, сделали толково —

Лучше, чем юрист, не может быть!

Даже в этом зале каждого второго

Можно в президенты посадить.


Но у вас бывают споры, тем не менее!

Даже в эти праздничные дни

Прокуроры спорят, что они главнее,

Судьи утверждают, что они!


Мы ж вам предлагаем вариант исхода:

Лучшим пусть считается юрист,

Тот, кто от налога, по итогам года

Сможет спрятать самый крупный микст*.


(На мелодию «Шаланды полные кефали»)
Мы с нашей «Муркой» доигрались,

На многих нет уже лица,

Как хорошо, что мы добрались,

Точней, допелись до конца.


И поздравляет всей душою

Весь наш актерский легион

Тех, кто Фемидой золотою

Был в этот вечер награжден!


Мы уйдем до следующего года,

Но хотим, прощаясь, пожелать

Стать Фемиде Статуей Свободы,

А то нам век свободы не видать!


* Микст — гонорар, полученный сверх официального.
АЛЕКСАНДРУ ЛАЗАРЕВУ

К 60-летию

Театр им. Маяковского, 1998 г.

В соавторстве с А. Митниковым


(На мотив песенки из к/ф «Еще раз про любовь»)
В те года, когда за правду карали,

И искусство шагом шло черепашьим,

Распустил свой легкий парус кораблик

С вызывающим названием «Саша».


Еще были далеко перемены,

Рвали парус злые ветры запрета,

И кораблик обретал постепенно

Очертанья боевого корвета.


Сколько девушек толпилось у трапа,

Всё мечтали влезть на мачту корвета...

Только кто-то в добрый час нацарапал

На обшивке надпись: «Саша Света»!


Хоть в походах и бывал он на грани,

Надпись, как броня, удары держала.

И поверьте, что Доронина Таня

Даже рядом никогда не лежала.


Ах, как волны жизни в борт его бились,

Как хотели опрокинуть кораблик,

Даже краска кое-где облупилась,

Только надпись не померкла ни капли.


Эту истину собой подтверждая,

И удачлив, и красив, и бесстрашен,

Мчится рядышком, волну разрезая,

Легкий бриг с названьем «Маленький Саша».


И под ним струя светлее лазури,

И над ним златой луч солнца сверкает,

Ну, а он, мятежный, всё просит бури,

Вот наследственность дурная какая.


На просторах и кино, и театра,

В берегах родных, а так же и дальше

Знаменита боевая эскадра

С гордым флагманом по имени Саша.


Он любимец и народа, и прессы,

Но открыть уже нам тайну пора, блин!

Хоть он с виду многопушечный крейсер,

Но по сути он всё тот же кораблик.


В чем же смысл того, что мы распевали

В немудреной этой песенке нашей?

В том, что многие давно полиняли,

Не линяет только Лазарев Саша!


АЛЕКСАНДРУ ГОЛОБОРОДЬКО

К 60-летию

Театр им. Моссовета, 1998 г.

В соавторстве с А. Митниковым


(На мотив песни «Распрягайте, хлопцы, коней»)

Исполнялась от имени актеров Киевской киностудии им. А. Довженко


Раскрывайте, хлопцы, глотку,

Время пiсню заспивать,

И Сашко Голобородьку

С юбилеем поздравлять!


Мы хотим, щоб вси узналы,

До чего нас довели:

Як Сашко у нас забралы

Распрокляти москали.


Вин покинул ридну нэньку,

Вин любов Украйны всей,

Запорожский казаченько

До мозга своих костей.


Ось, дывысь, яка фигура,

Що талант, що красота,

Украиньская фактура

Всяким прочим не чета!


Вин женат всего однажды,

Хоть кумир прекрасных дам.

Як хохол вам скажет каждый:

«Шо мое — то не отдам!»


Як скворчить яишня с салом

У него уже с утра!

А когда продуктов мало,

Зварить борщ из топора.


Вин обои лично клеит,

Вин циклюе лично пол,

Всё наладит, всё сумеет —

Словом, вылитый хохол!


Всё ему легко дается,

Не теряет он лица,

И за шо вин ни возьмется,

Всё доводит до кинца.


Потому одна мыслишка

Нам тревожит голову,

Шо недаром казачишка

Заслан Родиной в Москву.


Тут у вас такое, братцы —

Просто «Господи, прости!».

И, мабудь, ему удастся

Всё до точки довести.


Сашко гарно дило справит,

И тогда наверняка

Сам Кучма ему отвалит

Ридной гривны тры мешка!


Эх, Саша, раз, два, три, калина,

Москва и Украина

Смотря нынче на тебя!

Эх, Саша, раз, два, три, да опа,

Америка, Европа

Смотрят только на тебя!

Эх, Саша, раз, два, три, погодь-ка,

Дружка — ГОЛОБОРОДЬКА

Мы приветствуем, любя!!!
РУСТАМУ ИБРАГИМБЕКОВУ

К 60-летию

Дом Кино, 12.02. 1999 г.

В соавторстве с С. Крамаренко


(На мотив песни Бюль-Бюль-оглы

«Ты мне вчера сказала, что позвонишь сегодня...»)

Исполнялась от имени актеров Азербайджанской

киностудии им. Джафара Джабарова


Азербайджан тоскует

И не поет сегодня.

В Баку пропало солнце,

В Баку идут дожди.


Тоскуем о Рустаме —

Сегодня он не с нами.

Народ Рустама хочет

Прижать к своей груди!


Ты даже не оставил

Свой номер телефона,

Быть может, ты смеешься

Над верностью Баку,


А мы не понимаем,

Зачем ты так сердитый,

Лишь юбилей отметил

И сделал нам ку-ку!


Ну, что тебе неймется

И дома не живется,

В Москве такого солнца,

Таких улыбок нет.


Хотим спросить как брата,

Зачем ты ездишь в Штаты?

Попался в сеть разврата

Там даже президент!


Там Моника Левински

Ведет себя по-свински,

Ты ж человек бакинский,

А дома, — так и знай! —


Восточной верен теме

Жить будешь, как в гареме,

Лицо тебе откроет

Любая Гюльчатай!


Фонтаном нефть забьется,

Вино рекой польется,

Барашек засмеется,

Отдавшись на шашлык.


И сразу, без сомненья,

Тебе бразды правленья

Алиев с уваженьем

Подарит в тот же миг.


И Михалков, похоже,

Свой шанс имеет тоже,

Стать президентом может

Он на своем веку.


Чтоб это стало былью,

Осталось, чтоб любили

Никиту так в России,

Как мы тебя в Баку!


(на мотив 2-й части)
Довольно строить глазки

И, даже снявши маски,

Слова любви и ласки

Поем мы всё равно,


Чтобы зимой и летом

Ты был всегда с приветом

От Гильдии актеров

Российского кино!


ИРИНЕ МУРАВЬЕВОЙ

К 50 летию

Малый театр, 1999 г.

В соавторстве с С. Крамаренко


(Речитатив)
Мы профи, но у нас проблемы

Подводит юмора запас

Хоть мастера большие все мы,

Но в затрудненьи в этот раз.


(На музыку песенки «Всё хорошо, прекрасная маркиза»)
Мы в поздравленьях едки и суровы,

Мы юбиляров не щадим...

Но что ж нам петь про Иру Муравьеву —

Никак мы не сообразим!


Легко шутить и веселиться,

Коль тема есть, чтоб зацепиться,

А в ней изъянов нет, как говорится.

Всё хорошо, всё хорошо!


Когда б она пила, не просыхая,

И материлась бы при всех,

Тогда бы вышла шутка мировая,

Тогда бы был у нас успех.


Но вот беда, ничем подобным

Заняться Ира не способна,

И спеть о ней лишь можно, безусловно:

Всё хорошо, всё хорошо!


Когда б хотя бы мужу изменяла.

Подолгу дома не жила.

Команда б наша тему обыграла

И всех до смеха довела...


Она ж не курит и не пьет,

Причин для сплетен не дает,

Жена прекрасная и мать,

И на тусовках не видать,


С утра до ночи лишь одно:

Семья, театр и кино!

Ничем Ирину не задеть,

О чем тогда, скажите, петь?!


(Захлопываем папки. Вроде бы всё кончилось,

но тут мне в голову приходит мысль.)


Тогда давайте, ё-моё,

Скомпрометируем её

И расцелуем все подряд!
Все. Вот это будет компромат!
Вон телевиденье стоит,

Пускай оно запечатлит,

Как, не страшась ревнивых жен,

Мы, окружив со всех сторон,


Ее целуем горячо

И в нос, и в ухо, и в плечо,

Да раз пошла такая масть,

Целуй, куда сумел попасть...


(Бросаемся на Муравьеву и целуем во все места.)
Теперь твердить все станут повсеместно,

Ведь это видел весь бомонд:

«Про Иру тоже кое-что известно —

Ее лобзает "ГЕНОФОНД"!»


Давайте Иру в серединку!

Сними, фотограф, нас в обнимку,

Пусть будет в жизни, как на этом снимке,

Всё хорошо, всё хорошо-о-о!


ОЛЕГУ СТРИЖЕНОВУ

К 70-летию

Дом Кино, 1992 г.

В соавторстве с С. Крамаренко


(На мотив юнкерского варианта «Песни о Вещем Олеге»)
Как ныне собрался Стриженов Олег

Устроить подарок бомонду.

Он к помощи Гильдии нашей прибег,

Точнее, к ее «Генофонду».


Мы здесь, мы себя не заставили ждать,

Мы песню споем об Олеге,

Поскольку всю правду в глаза рассказать

Способны лишь только коллеги.


Припев:
Играть со зрителем не будем в прятки,

Чужда словесная нам мишура, ура, ура!

Мы будем смело резать правду-матку,

Мы в этом деле мастера! Ура! Ура!


Как водки стакан, ты прозрачен и чист,

Аристократически нервный,

У женщин России ты первый артист,

Хоть числишься как сорок первый.


Твой взгляд их с экрана разит не щадя,

От этого взгляда, бывало,

У тех, кто пришел посмотреть на тебя,

Беременность вдруг наступала.


Припев:
От Петропавловска до Таганрога

Твои черты носила детвора, ура, ура!

И мы тебе завидуем немного

Хоть сами в этом мастера! Ура! Ура!


А, кстати, о взгляде его, господа,

Что синим считался повсюду —

Глаза у Стриженова были всегда

Зелеными, как изумруды.


А всяким носителям мнений иных

Мы здесь заявляем сурово,

Что нет у Стриженова глаз голубых,

И нет ничего голубого.


Припев:
И возражать вы нам не смейте, братцы!

Как старожилы нашего двора, ура, ура!

Уж в голубом мы можем разобраться —

Мы в этом тоже мастера! Ура! Ура!


Чтоб съездов решения в жизнь воплотить,

Не вышел ни кожей ни рожей.

Не мог он, увы, телогрейку носить

И робу слесарную тоже.


Сыграть комбайнера —

Героя труда Олегу не выпала доля.

И есть в его жизни одна лишь Скирда*,

И та не с колхозного поля.


Припев:
Нет премий Ленинских, ну и не надо,

Все эти премии для нас мура, мура, мура!

Не получать от Родины награды

Мы все большие мастера! Ура! Ура!


Но, как говорится, всему свой черед,

И это известно народу,

Его непременно, найдет,

Какие Стриженова годы.


Хороший у песни сложился конец,

Под стать окончанью эпохи,

Стриженов — гигант, красавец-молодец,

И мы тоже, в общем, неплохи.


Припев:
И завершив торжественное рондо,

Мы прокричим Стриженову — Ура! Ура! Ура!

Подарок лучший — песня «Генофонда»

Мы в этом деле мастера! Ура! Ура!


* Супруга Олега Стриженова — актриса Лионелла Скирда.
Здесь я хочу обратиться к тем, кто пишет капустники. Если вы любите это дело и, главное, если у вас получается, — прежде чем это обнародовать, подумайте хорошенько. Потому как после этого вас замучают, и вы будете обречены писать бесперечь всем и каждому, дальним и ближним! По ночам вам будет сниться рифма «поздравляем — желаем!». Благосостояние ваше будет падать с каждым днем, потому что платить за создание капустника никому не приходит в голову — это считается чисто дружеской услугой... Правда, популярность будет расти! Благодарные современники будут кидаться вам на шею, говорить о вашем немыслимом таланте приносить людям радость... и между делом напомнят про близящийся их собственный юбилей. Далее — прочтите весь этот абзац сначала!

Так что старания для «Генофонда» — только малая часть моей капустной вечной повинности. Вот вам еще несколько сочинений, вынутых из огромной пачки почти наугад.


Юбилейный концерт замечательного иллюзиониста

РАФАЭЛЯ ЦИТОЛАШВИЛИ

1997 г.

В соавторстве с М. Борисовым


Поскольку мы «фокусно» появлялись из испанского танца,

то и капустник написали на музыку «Песни о Дон-Кихоте»

(«На турнире, на пиру иль на охоте...»)
Нас для этого сегодня пригласили,

Чтобы мы вам по-испански объяснили:

Всё то, что каждый час

Творится среди нас,

Всё это фокусы Цитолашвили!
Всей стране полгода денег не платили —

То ль забыли, то ли в банках прокрутили.

А как же мы живем

И с голоду не мрем?

А это фокусы Цитолашвили!
Сексуальные меньшинства разрешили —

Однополые друг друга полюбили.

А как же каждый год

Рождаемость растет?

А это фокусы Цитолашвили!
Если вас в железный ящик посадили

Прострелили и на части распилили,

Ты думаешь, разбой?

Ошибся, дорогой:

Всё это фокусы Цитолашвили!
Президент, положим, дышит еле-еле —

Кто же нами управляет, в самом деле?

Кто-кто? Чубайс в пальто?

Или вообще никто?

А это хитрый фокус Рафаэля!
Дорогие, мы, конечно, пошутили,

На маэстро зря мы бочку накатили!

Из тех, кто круглый год

Дурит родной народ,

Ей-Богу, всех честней Цитолашвили!!
АРЧИЛУ ГОМИАШВИЛИ

К 70-летию

Ресторан «Золотой Остап», 1999 г.

В соавторстве с М. Борисовым


Известный бизнесмен Артем Тарасов уже давно живет в Лондоне. Он бы и рад появиться в России, да мешают давние разногласия с властями во взглядах на бизнес. Поэтому на день рождения к своему другу Арчилу Гомиашвили он прибыть не смог, но прислал в подарок коньяк, которому столько же лет, сколько Арчилу. Мне и ведущему «Русского лото» Михаилу Борисову велено было вручить подарок. Таким образом, в ресторане «Золотой Остап» у Арчила появились два лихих «англичанина», которые на мотив военного марша из к/ф «Мост через реку Квай» исполнили следующие куплеты:
Evening, наш дорогой Арчил!

This is Артем нам поручил

Звездный отметитъ birthday,

Вручить подарок, что в London купил!


Сам он сказал: «Excuse me, please!

Дома вопрос давно завис!»

Дома... здесь для Артема,

Увы, готовят ужасный сюрприз.


Чтоб не смогли иметь его

Прямо in Sheremetjevo,

С нами, его послами,

Общаться будешь ты вместо него.


Труден был путь далекий наш:

Вместе пересекли Ла-Манш,

Вместе не спали в Бресте,

Чтоб на таможне не сперли багаж.


Вот он, подарок дорогой!

Странно, но он ровесник твой!

Дата была когда-то

Его рожденья: год двадцать шестой.


Что же хотел сказать Артем?

Всё же подарка смысл в чем?

Литр, сюда залитый,

С годами лучше и крепче притом!


Darling, и ты живи вот так,

Чтобы не постареть никак!

Сила пускай Арчила

С годами крепнет, как этот коньяк!


All together, please:

«Happy birthday to you!..»


К 10-ЛЕТИЮ ТЕАТРА ГРИГОРИЯ ГУРВИЧА «ЛЕТУЧАЯ МЫШЬ»

1999 г.


В соавторстве с М. Борисовым
Обращаясь к Директору Центрального Дома Актера Маргарите Эскиной

(На мотив песни «Помнишь, мама моя, как девчонку чужую»)


Львович и Борисов:
Помнишь... мама моя! Как мальчишку чужого

Привели к тебе в дом, у тебя не спросив.

Тихо глянула ты на него... на такого,

И заплакала вдруг, обо всех позабыв,

И про нас позабыв!

Ты его окружила теплом и заботой,

Для него свое сердце рвала на куски.

Целовала его за любую работу,

Ну а нам хоть друг друга целуй от тоски,

От зеленой тоски.


(На мотив трио из оперетты «Белая акация»)
Мы тоже в старом зале

И пели, и плясали,

Мы тоже сочиняли,

Капустники писали,

Нам тоже был любимым старый дом.

Но ты ценила выше

Всегда творенья Гриши,

Не Бори и не Миши,

А лишь творенья Гриши,

А нас воспринимала ты с трудом.


Эскина:
Ах, Боря! Ах, Миша!

Всех детей я одинаково любила, как могла,

Но Гриша так пишет,

Я невольно за репризы ему сердце отдала

Слух ходит в народе

Будто Гурвича в «капусте» я нашла.


Львович и Борисов:
А после в Гнездниковском

При зрителе Московском,

При зрителе Московском,

Внезапно в Гнездниковском

Он театром прогремел на всю страну.

Мы сами режиссеры,

В профессии матеры,

В профессии матеры,

Мы тоже режиссеры,

А с театром до сих пор ни тпру ни ну.


Эскина:
Ах, Боря! Ах, Миша!

Было время — народилось театров целый миллион!

Ходила, просила,

Помогать таланту надо — это для меня закон.

Их много, ей-Богу,

Но летучим оказался только ОН!


Львович и Борисов:
Так в жизни не бывает

Кто этого не знает!

Кто этого не знает —

Так в жизни не бывает,

Чтоб без завода тикали часы!

Ведь мы его не хуже

И в талии не уже!

Мы в талии не уже —

Ничем его не хуже,

Усы у нас такие ж и носы!

1   2   3   4   5   6   7   8