Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Закон для слепых и зрячих, для сиятельных персон и шутов бродячих, для калек и для сирот




страница4/4
Дата12.06.2018
Размер0.88 Mb.
ТипЗакон
1   2   3   4

Баллада о красках


Был он рыжим,

как из рыжиков рагу.

Рыжим,

словно апельсины на снегу.



Мать шутила,

мать веселою была:

«Я от солнышка сыночка родила...»

А другой был чёрным-чёрным у неё.

Чёрным,

будто обгоревшее смолье.

Хохотала над расспросами она,

говорила:

«Слишком ночь была черна!..»

В сорок первом,

в сорок памятном году

прокричали репродукторы беду.

Оба сына, оба-двое, соль Земли —

поклонились маме в пояс.

И ушли.

Довелось в бою почуять молодым



рыжий бешеный огонь

и черный дым,

злую зелень застоявшихся полей,

серый цвет прифронтовых госпиталей.

Оба сына, оба-двое, два крыла,

воевали до победы.

Мать ждала.

Не гневила,

не кляла она судьбу.

Похоронка

обошла её избу.

Повезло ей.

Привалило счастье вдруг.

Повезло одной на три села вокруг.

Повезло ей.

Повезло ей!

Повезло!—

Оба сына

воротилися в село.

Оба сына.

Оба-двое.

Плоть и стать.

Золотистых орденов не сосчитать.

Сыновья сидят рядком — к плечу плечо.

Ноги целы, руки целы — что еще?

Пьют зеленое вино, как повелось...

У обоих изменился цвет волос.

Стали волосы —

смертельной белизны!

Видно, много

белой краски

у войны.


1972

Советская поэзия. В 2-х томах.


Библиотека всемирной литературы. Серия третья.
Редакторы А.Краковская, Ю.Розенблюм.
Москва: Художественная литература, 1977.

Бег


Бежала,

как по воздуху.

С лицом,

как май, заплаканным.

И пляшущие волосы

казались рыжим пламенем.

И только дыма не было,

но шла волна горячая...

Она бежала —

нежная,


открытая,

парящая!


Звенела,

будто денежка,

сама себя нашедшая...

Не сознавая,

девочка

бежала в званье женщины.



Так убегают узники.

Летят в метро болельщики.


И был бюстгальтер узенький,

как финишная ленточка.



Алене

Знаешь,
я хочу, чтоб каждое слово
этого утреннего стихотворенья
вдруг потянулось к рукам твоим,
              словно
соскучившаяся ветка сирени.
Знаешь,
я хочу, чтоб каждая строчка,
неожиданно вырвавшись из размера
и всю строфу
разрывая в клочья,
отозваться в сердце твоем сумела.
Знаешь,
я хочу, чтоб каждая буква
глядела бы на тебя влюбленно.
И была бы заполнена солнцем,
               будто
капля росы на ладони клена.
Знаешь,
я хочу, чтоб февральская вьюга
покорно у ног твоих распласталась.

И хочу,
чтобы мы любили друг друга


столько,
сколько нам жить осталось.

Над головой

созвездия мигают.

И руки сами тянутся

к огню...
Как страшно мне,

что люди привыкают,

открыв глаза,

не удивляться дню.

Существовать.

Не убегать за сказкой.

И уходить,

как в монастырь,

в стихи.

Ловить Жар-птицу

для жаркого

с кашей.


А Золотую рыбку -

для ухи.


1970

Реквием (Вечная слава героям...)


Памяти наших отцов и старших

братьев, памяти вечно молодых

солдат и офицеров Советской

Армии, павших на фронтах

Великой Отечественной войны.
(Поэма)
1
Вечная

слава


героям!

Вечная слава!

Вечная слава!

Вечная


слава

героям!


Слава героям!

Слава!!
...Но зачем она им,

эта слава,—

мертвым?


Для чего она им,

эта слава,—

павшим?

Все живое —



спасшим.

Себя —


не спасшим.

Для чего она им,

эта слава,—

мертвым?..

Если молнии

в тучах заплещутся жарко,

и огромное небо

от грома


оглохнет,

если крикнут

все люди

земного шара,—

ни один из погибших

даже не вздрогнет.

Знаю:

солнце


в пустые глазницы

не брызнет!

Знаю:

песня


тяжелых могил

не откроет!

Но от имени

сердца,


от имени

жизни,


повторяю!

Вечная


Слава

Героям!..

И бессмертные гимны,

прощальные гимны

над бессонной планетой

плывут


величаво...

Пусть


не все герои,—

те,


кто погибли,—

павшим


вечная слава!

Вечная


слава!!
Вспомним всех поименно,

горем


вспомним

своим...


Это нужно —

не мертвым!

Это надо —

живым!


Вспомним

гордо и прямо

погибших в борьбе...
Есть

великое право:

забывать

о себе!


Есть

высокое право:

пожелать

и посметь!..


Стала

вечною славой

мгновенная

смерть!
2


Разве погибнуть

ты нам завещала,

Родина?

Жизнь


обещала,

любовь


обещала,

Родина.
Разве для смерти

рождаются дети,

Родина?


Разве хотела ты

нашей


смерти,

Родина?
Пламя

ударило в небо!—

ты помнишь,

Родина?

Тихо сказала:



«Вставайте

на помощь...»

Родина.

Славы


никто у тебя не выпрашивал,

Родина.


Просто был выбор у каждого:

я

или



Родина.
Самое лучшее

и дорогое —

Родина.

Горе твое —



это наше

горе,


Родина.
Правда твоя —

это наша


правда,

Родина.


Слава твоя —

это наша


слава,

Родина!
3


Плескалось

багровое знамя,

горели

багровые звезды,



слепая пурга

накрывала

багровый от крови

закат,


и слышалась

поступь


дивизий,

великая поступь

дивизий,

железная поступь

дивизий,

точная


поступь

солдат!


Навстречу раскатам

ревущего грома

мы в бой поднимались

светло и сурово.

На наших знаменах

начертано

слово:

Победа!


Победа!!

Во имя Отчизны —

победа!

Во имя живущих —



победа!

Во имя грядущих —

победа!

Войну


мы должны сокрушить.

И не было гордости

выше,

и не было доблести



выше —

ведь кроме

желания выжить

есть еще


мужество

жить!


Навстречу раскатам

ревущего грома

мы в бой поднимались

светло и сурово.

На наших знаменах

начертано слово

Победа!

Победа!!
4


Черный камень,

черный камень,

что ж молчишь ты,

черный камень?


Разве ты

хотел такого?

Разве ты

мечтал когда-то

стать надгробьем

для могилы

Неизвестного

солдата?


Черный камень.

Что ж молчишь ты,

черный камень?..
Мы в горах

тебя


искали.

Скалы


тяжкие

дробили.


Поезда в ночах

трубили.


Мастера в ночах

не спали,

чтобы

умными руками



чтобы

собственною

кровью

превратить



обычный камень

в молчаливое

надгробье...
Разве камни

виноваты


в том,

что где-то

под землею

слишком долго

спят солдаты?

Безымянные

солдаты.

Неизвестные

солдаты...
А над ними

травы сохнут,

А над ними

звезды меркнут.

А над ними

кружит


беркут

и качается

подсолнух.

И стоят над ними

сосны.

И пора приходит



снегу.

И оранжевое солнце

разливается

по небу.


Время

движется над ними...


Но когда-то,

но когда-то

кто-то в мире

помнил


имя

Неизвестного

солдата!

Ведь еще


до самой смерти

он имел друзей

немало.

Ведь еще


живет на свете

очень старенькая

мама.

А еще была



невеста.

Где она теперь —

невеста?..

Умирал солдат —

известным.

Умер —


Неизвестным.
5
Ой, зачем ты,

солнце красное,

все уходишь —

не прощаешься?

Ой, зачем

с войны безрадостной,

сын,

не возвращаешься?



Из беды

тебя я выручу,

прилечу

орлицей быстрою...



Отзовись,

моя кровиночка!

Маленький.

Единственный...


Белый свет

не мил.


Изболелась я.

Возвратись,

моя надежда!

Зернышко мое,

Зорюшка моя.

Горюшко мое,—

где ж ты?

Не могу найти дороженьки,

чтоб заплакать

над могилою...

Не хочу я

ничегошеньки —

только сына

милого.


За лесами моя ластынька!

За горами —

за громадами...

Если выплаканы

глазыньки —

сердцем


плачут матери.

Белый свет

не мил.

Изболелась я.



Возвратись,

моя надежда!

Зернышко мое,

Зорюшка моя.

Горюшко мое,—

где ж ты?


6
Когда ты, грядущее?

Скоро ли?

В ответ на какую

боль?..
Ты видишь:

самые гордые

вышли на встречу

с тобой.

Грозишь


частоколами надолб.

Пугаешь


угластыми кручами...

Но мы


поднимем себя

по канатам,

из собственных нервов

скрученных!

Вырастем.

Стерпим любые смешки.

И станем

больше


богов!..

И будут дети

лепить снежки

из кучевых

облаков.
7
Это песня

о солнечном свете,

это песня

о солнце в груди.

Это песня о юной планете,

у которой

все впереди!

Именем солнца,

именем Родины

клятву даем.

Именем жизни

клянемся


павшим героям:

то, что отцы не допели,—

мы

допоем!


То, что отцы не построили,—

мы

построим!


Устремленные к солнцу побеги,

вам


до синих высот вырастать.

Мы —


рожденные песней победы —

начинаем


жить и мечтать!

Именем солнца,

именем Родины

клятву даем.

Именем жизни

клянемся


павшим героям:

то, что отцы не допели,—

мы

допоем!


То, что отцы не построили,—

мы

построим!


Торопитесь,

веселые весны!

Мы погибшим на смену

пришли.


Не гордитесь,

далекие звезды,—

ожидайте

гостей


с Земли!

Именем солнца,

именем Родины

клятву даем.

Именем жизни

клянемся


павшим героям:

то, что отцы не допели,—

мы

допоем!


То, что отцы не построили,—

мы

построим!


8
Слушайте!

Это мы


говорим.

Мертвые.


Мы.

Слушайте!

Это мы

говорим.


Оттуда.

Из тьмы.


Слушайте!

Распахните глаза.

Слушайте до конца.

Это мы


говорим,

мертвые.


Стучимся

в ваши


сердца...
Не пугайтесь!

Однажды


мы вас потревожим во сне.

Над полями

свои голоса пронесем в тишине.

Мы забыли,

как пахнут цветы.

Как шумят тополя.

Мы и землю

забыли.


Какой она стала,

земля?


Как там птицы?

Поют на земле

без нас?

Как черешни?

Цветут на земле

без нас?


Как светлеет

река?


И летят облака

над нами?

Без нас.
Мы забыли траву.

Мы забыли деревья давно.

Нам

шагать по земле



не дано.

Никогда не дано!

Никого не разбудит

оркестра


печальная

медь...


Только самое страшное,—

даже страшнее,

чем смерть:

знать,


что птицы

поют на земле

без нас!

Что черешни

цветут на земле

без нас!


Что светлеет

река.


И летят облака

над нами.

Без нас.
Продолжается жизнь.

И опять


начинается день.

Продолжается жизнь.

Приближается

время дождей.

Нарастающий ветер

колышет


большие хлеба.

Это —


ваша судьба.

Это —


общая наша

судьба...

Так же птицы

поют на земле

без нас.

И черешни

цветут на земле

без нас.


И светлеет

река.


И летят облака

над нами.

Без нас...
9
Я

не смогу.

Я

не умру...


Если

умру —


стану

травой.


Стану

листвой.


Дымом костра.

Вешней землей.

Ранней звездой.
Стану волной,

пенной


волной!

Сердце


свое

вдаль


унесу.

Стану


росой,

первой грозой,

смехом

детей,


эхом

в лесу...

Будут в степях

травы


шуметь.

Будет стучать

в берег

волна...
Только б



допеть!

Только б


успеть!

Только б


испить

чашу


до дна!

Только б


в ночи

пела


труба!
Только б

в полях


зрели

хлеба!..


Дай мне

ясной жизни,

судьба!

Дай мне


гордой смерти,

судьба!
10


Помните!

Через века,

через года,—

помните!


О тех,

кто уже не придет

никогда,—

помните!
Не плачьте!

В горле

сдержите стоны,



горькие стоны.

Памяти


павших

будьте


достойны!

Вечно


достойны!
Хлебом и песней,

Мечтой и стихами,

жизнью

просторной,



каждой секундой,

каждым дыханьем

будьте

достойны!


Люди!

Покуда сердца

стучатся,—

помните!


Какою

ценой


завоевано счастье,—

пожалуйста,

помните!
Песню свою

отправляя в полет,—

помните!

О тех,


кто уже никогда

не споет,—

помните!
Детям своим

расскажите о них,

чтоб

запомнили!



Детям

детей


расскажите о них,

чтобы тоже

запомнили!

Во все времена

бессмертной

Земли


помните!

К мерцающим звездам

ведя корабли,—

о погибших

помните!
Встречайте

трепетную весну,

люди Земли.

Убейте


войну,

прокляните

войну,

люди Земли!


Мечту пронесите

через года

и жизнью

наполните!..

Но о тех,

кто уже не придет

никогда,—

заклинаю,—

помните!

1962


ТЕОФИЛЬ ГОТЬЕ

(1811-1872)


О ЧЕМ ЩЕБЕЧУТ ЛАСТОЧКИ


(Осенняя песня)

Летят желтеющие листья,


Весь сад усыпали они;
Свежее ветер, зори мглистей…
Увы! Весны промчались дни!

Как солнца дар, хранят куртины


Цветов последних лепестки:
В пунцовых звездах георгины,
В червонных шляпках ноготки.

Дождь льется, наводя дремоту


Подернул рябью гладь пруда.
И ласточки спешат к отлету:
Вот-вот зима и холода!

Уселись стайкой на тесинах


Замшелой крыши - не сочтешь!
Одна щебечет: "Как в Афинах
Вал старой крепости хорош!

В резных карнизах Парфенона


Селюсь я там, заткнув гнездом
Дыру сквозную у фронтона,
Давно пробитую ядром".

Другая: "В Смирне, над кофейной.


Мое жилье. Там в час зари
Хаджи сидят благоговейно,
Считая четок янтари.

Знаком мне трубок запах резкий


И дыма сизого туман -
Коснусь, влетая, алой фески,
Задену шелковый тюрбан".

И эта: "Мне в Бальбеке любо,


В триглифе храма, над окном
Кормить птенцов ширококлювых,
За гвоздь цепляясь коготком".

И та: "Мой адрес неизменен -


Вот: замок рыцарский, Родос.
Мой дом в колонне, средь расщелин,
На капители черных роз".

Вот пятая: "Нет, я - на Мальту:


Старею - труден мне полет...
Спущусь там на уступ базальта,
Меж синевой небес и вод".

Шестая: "Как хорош в Каире


С резною вышкой минарет!
Изгиб орнамента - ив мире
Жилья к зиме уютней нет".
1   2   3   4

  • Реквием (Вечная слава героям...)