Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Заимствованная лексика быта в произведениях Н. М. Карамзина




Скачать 105.99 Kb.
Дата24.06.2017
Размер105.99 Kb.


ОТЗЫВ

о выпускной квалификационной работе на соискание степени магистра лингвистики Катиной Елизаветы Викторовны на тему: Заимствованная лексика быта в произведениях Н.М. Карамзина




Заявленная тема выпускной квалификационной работы предполагает как минимум три круга проблем, в рамках которых ведется данное исследование: 1) проблемы заимствования как следствия межкультурных и межъязыковых контактов, 2) проблемы взаимодействия языка и культуры на материале конкретных тематических пластов лексики в словарном составе русского языка и, наконец, 3) проблемы функционирования обозначенных слов в художественном тексте с учетом языковой личности его автора.

Структура работы и ее содержание показывают, что именно вопросы, связанные с первым кругом проблем оказываются в центре внимания исследователя: об этом свидетельствуют и названия трех глав (Глава 1. Историко-культурные процессы XVIII века как причина иноязычных заимствований. Глава 2. Заимствованная лексика в русском языке XVIII века. Глава 3. Исследование заимствованной лексики в художественных произведениях Н.М. Карамзина), и названия разделов внутри глав, выделяющие отдельные самостоятельные аспекты исследования (см. Оглавление). Основной акцент в работе делается на самом процессе заимствования и именно в этой связи рассматриваются особенности функционирования бытовой лексики в произведениях Н.М. Карамзина (состав, происхождение, процессы адаптации и т.д.). Именно эта сторона исследования получает наиболее очевидное обоснование и во Введении. Этому подчинены и определение актуальностизаключается в системном описании заимствований с учетом временной ориентации и жанровых особенностей произведений», в обращении «к таким проблемам лингвистики, как взаимовлияние культуры и языка, экстралингвистические факторы развития лексики и развитие лексико-семантической системы языка», в возможности дополнить общую картину развития словарного состава языка — в связи с отставанием словарей от реального употребления — с помощью «изучения функционирования заимствованных слов в языке отдельных авторов») и связанной с ней теоретической значимости работы (см. об этом: с.с. 4-5).

(1-е замечание) Относительно той группы лексики в ряду многочисленных заимствований XVIII века, которая была взята за основу анализа, — лексики быта, — то о ней сказано совсем немного: Е.В. отмечает важность изучения данной тематической группы слов в связи с тем, что «именно бытовая лексика дает представление о материальной и духовной культуре предшествующих поколений», ссылаясь на работы филологов XIX века и труды современных лингвистов: Ф.И. Буслаева, Т.И. Вендиной (должны заметить, однако, что работ этого лингвиста мы не обнаружили в библиографическом списке), М.М. Громыко и др. С учетом того, что указанные авторы исследовали, в первую очередь, лексику традиционную (славянскую и собственно русскую по происхождению), мы ожидали бы более обстоятельного освещения истории вопроса, а именно: развития состава данной тематической группы слов с точки зрения эволюции идеи «домостроительства», нашедшей отражение в русских литературно-письменных источниках, начиная с XVI века и кончая первой третью века XIX -ого (конкретные части «Домостроя», творчество В.Ф. Одоевского — его статьи в «Отечественных записках» и знаменитые лекции доктора Пуфа). В работе есть некоторый намек на этот аспект исследования (например, ссылка на работу Пушкаревой Н.Л. «История повседневности …»), к сожалению, не получивший самостоятельного развития.



Итак, автор рецензируемой работы, говоря о том, что «бытовая лексика в литературном произведении рассматривается под углом зрения заимствованной лексики, что позволяет охарактеризовать определенные историко-культурные тенденции», и именно в этом видя новизну своего исследования, остается в рамках центральной проблематики.

(2-е замечание) Во Введении определены объект и предмет исследования, соответственно: «проза Н.М. Карамзина 1790-1802 гг.» (но: «Чувствительный и холодный» датировано 1803 (!) годом) и «заимствованная лексика в сфере частного и общественного быта». В качестве материала исследования указываются конкретные прозаические тексты, послужившие источником сбора лексического материала, то есть по сути речь идет о том же объекте исследования, лишь уточняется его объем.

Переходя к актуальности работы, уже более последовательно и не отступая от логики, автор (Е.В. Катина) формулирует цель («выявить, описать и изучить иноязычные заимствования в области бытовой сферы в литературных произведениях Н.М. Карамзина с точки зрения ее происхождения, семантики и функционирования») и основные задачи исследования (определить понятие «лексика бытовой сферы» и «провести выборку соответствующих единиц из … произведений Н.М. Карамзина»; «систематизировать материал с точки зрения происхождения»; «составить тематическую классификацию заимствований»; «изучить функции выбранных заимствований»), определяет основные методы анализа и описания языкового материала: метод сплошной выборки, описательный метод, элементы историко-лексикологического и функционально-стилистического, а также семантического анализа (с.с. 5-6).

На с.с. 7-24 работы изложены методологические основы предпринятого исследования, сформулированы ее теоретические положения, базируемые на анализе научной литературы по теме диссертации.

В первой из двух теоретических глав работы ее автор, Е.В. Катина, отталкиваясь от важной мысли академика В.В. Виноградова о том, что изучение «языка литературного произведения должно быть одновременно и социально-лингвистическим, и литературно-стилистическим», рассматривает круг вопросов, связанных с изучением иноязычных заимствований как неотъемлемой составляющей историко-культурных процессов XVIII века, существенным фактором эволюции лексико-семантической системы языка-реципиента; фокусирует внимание на актуальности изучения именно бытовой лексики в связи с повышением интереса исследователей к повседневной стороне жизни людей (работы Смолиной К.П., исследования Лотмана Ю.М., Пушкаревой Н.Л.).

В этой части работы дана характеристика содержанию историко-культурных процессов в XVIII веке, которые протекают в два этапа: Петровская эпоха, ознаменовавшая курс на «европеизацию» и вторая половина XVIII века с ее «галломанией» в области языка и эстетических пристрастий. В оценке характера протекания процессов заимствования в данный период истории русского литературного языка автор рецензируемой работы опирается на авторитетные, фундаментальные исследования зарубежных и отечественных лингвистов (работы Г. Хютль-Ворт, монография Е.Э. Биржаковой, Л.Л. Кутиной, Л.Л. Воиновой – см. на с. 12). В кратком обзоре творческого пути Н.М. Карамзина Е.В. Катина приводит важный факт из биографии писателя — данную им оценку поэмы М.М. Хераскова «Кадм и Гармония», когда рецензент (Карамзин), оценив достоинства поэмы, отмечает и ее главное несовершенство — отсутствие верности в изображении эпохи. Это замечание Карамзина объясняет во многом его внимание к деталям в описании действительности, к тому, что делает художественный текст сугубо личным, субъективным переживанием с живым и интересным изложением фактических материалов. Автор работы, характеризуя свой выбор объекта исследования, обращает внимание на еще одну важную задачу, которую ставил перед собой Карамзин как человек XVIII века — просветительскую («чужой быт, чужие нравы, новый круг понятий — все это имело большое познавательное значение, «Письма» не просто развлекали, а наводили на сравнения, сопоставления, размышления»).

(3-е замечание) Должны заметить, что, к сожалению, автору не удается использовать отмеченные важные штрихи творческой биографии Карамзина использовать для более глубоких обобщений по вопросам, связанным с анализом конкретного лексического материала (функционирование заимствований в текстах писателя).

Вторая глава работы, посвященная иноязычным заимствованиям как собственно лингвистической проблеме, содержит анализ литературы, касающейся общих теоретических вопросов (работы Л.П. Крысина), задач изучения языка произведений русских писателей данной эпохи в связи с их ролью в развитии литературного языка (В.В. Виноградов, А.И. Горшков). Останавливаясь на проблеме адаптации лексических заимствований, различных этапов этого процесса, Е.В., делая ссылку на Н.А. Мещерского (с. 19-20), совершенно уместно указывает на личный вклад Карамзина: «вводит в моду вносить в русский текст литературных произведений отдельные слова или целые фразы на иностранном языке в нетранслитерированной форме». Вопрос о влиянии авторитета конкретного писателя на формирование норм словоупотребления затрагивается в связи с отражением у Карамзина завершающего этапа адаптации заимствований (современный вариант написания и грамматического оформления, наличие формальных и семантических дериватов). Отдельное внимание в этой главе уделено проблеме разграничения терминов, обозначающих разные типы заимствований или разные этапы освоения иноязычных слов, их особую функцию в русском тексте (варваризм, макаронизм, экзотизм и некоторые др. – см. с.с. 22-23).

В конце теоретической части работы делаются важные выводы, определяющие методологию предпринятого соискательницей исследования, представленного в третьей главе и основанного на анализе заимствованной лексики, отобранной из сочинений Н.М. Карамзина по тематическому принципу (лексика сферы быта).

Предложенная автором выпускной работы тематическая классификация лексических заимствований опирается на выделение групп бытовой лексики, предложенной Г.П. Князьковой (в отношении народно-разговорной лексики в составе одного текста XVIII века — !), с добавлением двух новых групп — «Наименования денежных единиц» и «Наименования реалий повседневной жизни»; всего выделено 7 групп лексики. (4-е замечание) Не указывая общего количества анализируемых лексем, Е.В. Катина все же отмечает следующую закономерность в их функционировании — неравномерность распределения заимствований в сочинениях Карамзина, разных по жанру и содержанию («Письма русского путешественника» — 74 единицы, «Наталья, боярская дочь» — 5 лексем). Следует отметить, что новации XVIII века подтверждены данными «Словаря русского языка XVIII века». Однако неология ряда слов никак не документирована (ростбиф, салат, суп; сироп; помада, пудра, туалет, фрак, шаль; портрет, ротонда, софа, фонтан, эстамп; спектакль; гинея, луидор, пенс, су, талер, франк, фунт, шиллинг; почта, тротуар); на наш взгляд, логично было бы сопроводить их ссылкой на индекс слов к известной монографии (исследование Биржаковой Е.Э., Воиновой Л.А., Кутиной Л.Л.) или же указанием на справочный отдел ССРЛЯ (БАС-1), дающий к тому же первую лексикографическую фиксацию (н-р, ростбиф – Нов. Словотолков. Н.Яновского 1806 года). Ссылки в вопросе датировки даже на такие авторитетные источники, как «Кулинарный словарь» В.В. Похлебкина (М., 2006) или «Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства (XVIII – начало XIX века)» Ю.М. Лотмана (СПб, 2008) не исключают обращения к толковым словарям, но лишь дополняют сведения о конкретных словах лингво-культурологической информацией.

Вся отобранная лексика в работе дифференцирована также с точки зрения языка-источника, из которого слово попадало в русский язык. На основе этого критерия было выделено 7 групп, последние две из которых образуют слова восточного происхождения (диван, кофе, сироп, софа, шаль) и слова, путь которых в русский язык нельзя определить достоверно или он был непрямым (банк, ваз, галерея, зал, кабинет, кальсоны, карусель, лампа, магазин, маскарад, мебель).

Специальный параграф в практической главе посвящен анализу заимствований в текстах Карамзина с точки зрения их формальной и семантической адаптации; затрагивается проблема вариантности. Так, на с. 35 рецензируемой работы утверждается с опорой на данные других исследователей следующий тезис: «для периода XVIII в., когда существовала взаимозаменяемость вариантов, т. е. они были функционально-тождественными (что доказывается употреблением их в одном тексте одного автора), этот показатель освоения не был релевантным. Более значимой являлась функциональная адаптация… недостаточное фонетическое освоение и поливариантность не мешали словам быть функционально освоенными». И действительно, это подтверждается приведенными примерами употребления форм зал и зала из разных сочинений Карамзина (с. 36). В качестве удачного комментария можно привести также пример с употреблением слова тротуар (ПРП), семантика которого «вскрывается» писателем с помощью русского эквивалента намост (см. на с. 42 об экзотизмах; см. там же о пояснении воксал через вечернее гульбище)

Вообще, эта часть работы является наиболее удачной с точки зрения умения автора подойти к анализу языкового материала комплексно, с учетом взаимосвязанности всех аспектов исследования; мы встречаем немало интересных комментариев.

(5-е замечание) Однако и есть и такие, которые производят впечатление некоторой поверхностности, недостаточной глубины анализа и требует более осторожного и более обстоятельного рассмотрения (пример на с. 36, касающийся слова булеварбульвар’) (ср. также рассуждения о нем как об экзотизме на с. 41): Карамзин употребляет данное слово как раз в той форме, которая была наиболее распространена и получила лексикографическую фиксацию в словаре иностранных слов (Яновский, 1803; см. – в СРЯ XVIII это основной инвариант), в тоже время писатель поступает как лингвист, комментируя образование слова и раскрывая его «внутреннюю форму» (через дефисное написание), тем самым способствуя его семантизации. Оправданным нормой является и варьирование разновременных по первой фиксации форм клуб (ПРП) и клоб (НБ) у Карамзина (ср. варианты: Яновский, 1805); в исторической повести употреблен более ранний вариант. Практически варваризмом остается отель (нет у Ян.), которое в том же тексте (ПРП) Карамзин дает нетранслитерированное Hôtel, а грамматическую вариантность скорее следует объяснить влиянием русского эквивалента (гостиница), а не влиянием со стороны существительных ж.р. 3-го скл. (с.37).

Значительный интерес представляет материал, касающийся дериватов, в особенности — относительных прилагательных, образованных от заимствований на русской почве (с. 40), комментарий относительно их особенностей их функционирования (с. 50) в текстах Карамзина.

Отдельный параграф главы посвящен употреблению заимствованной лексики Н.М. Карамзиным (сс. 43-54), анализ которого направлен на выявление семантики заимствованного слова в контексте авторского употребления в сопоставлении с узусом того времени (по данным СРЯ XVIII). Методика анализа, его результаты в целом не вызывают возражения.

(6-е замечание) Тем не менее отдельные выводы автора требуют уточнения: прежде всего, это касается слова кабинет (с. 45-46). Думается, что выделяемые соискательницей значения ‘просто любое помещение в доме’ и ‘коллекция, собрание чего-либо’ (цитаты на с.46) вполне укладываются в границы тех значений, которые выделены в СРЯ XVIII (1-2) соответственно как расширительное (к ‘специально оборудованное помещение’) и метонимию (к ‘помещение для собирания и хранения редких и дорогих вещей, научных коллекций’).

Помимо высказанных по ходу рецензии соображений и замечаний позволим отметить также несколько мелких недочетов и высказать в связи с этим ряд конкретных пожеланий по работе:


  • в тексте сочинения не в полной мере отражена работа с научным аппаратом исследования (см. список литературы, особенно работы последних 10-15 лет);

  • цитаты из сочинений Н.М. Карамзина не атрибутированы (в соответствии с использованным изданием);

  • отсутствующий словоуказатель (Приложение) был бы уместен и полезен

при комплексном подходе к анализу языкового материала.

Оценивая выпускную квалификационную работу Е.В. Катиной в целом, можно отметить такие ее качества, как основательность, тщательность и добротность исследования, проявившиеся в хорошем знании научной литературы по всем аспектам, связанным с анализом материала, в выборе методологии исследования, во владении профессиональными навыками филологического анализа текста, в умении использовать научный и справочный аппарат исследования.

Характеризуя рецензируемую работу как вполне самостоятельное и законченное исследование. Выводы, представленные в работе, отвечают поставленным задачам и свидетельствуют о достижении цели исследования.

Работа написана хорошим литературным языком, автор демонстрирует владение научным стилем изложения.

Квалификационная выпускная работа на соискание степени магистра лингвистики Катиной Елизаветы Викторовны на тему «Заимствованная лексика быта в произведениях Н.М. Карамзина» заслуживает положительной оценки, а соискатель — искомой степени.
10.06.2014

Доцент кафедры русского языка,



кандидат филолог. наук Калиновская В.Н.