Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Заблуждения и безумства




страница8/25
Дата13.02.2018
Размер3.91 Mb.
ТипКнига
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   25
достиг отметки всего в четыреста фунтов. В письме г-на Брод- рика, члена парламента, лорд-канцлеру Мидлтону, датирован- Олдермен - член городского управления, член совета графства. Прим. перев. Глава судебного ведомства и верховный судья Англии, председатель Палаты лордов и одного из отделений верховного суда, хранитель печати. Прим. перев. 96 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИЙ ном 13 сентября и опубликованном в «Уолполе» Кокса, есть та- кие строчки: «Существуют различные предположения отно- сительно того, почему у директоров Компании южных морей так быстро возникли проблемы. Я никогда не сомневался, что так и будет, понимая, на что они делают ставку. Они увеличи- ли объем эмиссии акций настолько больше допустимой вели- чины, что металлических денег для поддержания их оборота оказалось недостаточно. Лидеры компании, страхуя себя за счет денег обманутых людей, затянули в свои сети огромное число беспечных, чей рассудок победили жадность и надежда сде- лать из мухи слона. Тысячи семей будут доведены до нищеты. Ужас людей невыразим, ярость их неописуема, и ситуация в целом настолько отчаянная, что я не знаю никакого плана или схемы хороших настолько, чтобы отвести от людей этот удар, и даже не могу предположить, что нужно делать дальше». Де- сять дней спустя, когда курс акций все еще падал, он писал: «Компания еще не пришла к какому бы то ни было решению, так как залезла в такие дебри, что не знает куда повернуть. Из разговоров нескольких недавно прибывших в город дворян я узнал, что к Компании южных морей относятся с растущим отвращением во всех провинциях. Очень многие ювелиры уже разорились, и еще больше разорятся в ближайшее время. Я за- даюсь вопросом, сможет ли хотя бы треть, нет, четверть их, выдержать все это. С самого начала я, глядя на всю эту затею, полагал очевидным, что всей находящейся в обращении на- личности не достаточно для того, чтобы обеспечить оборот акций, находящихся на рынке. Из этого я делаю вывод, сколь бы он ни был сомнителен, что данное обстоятельство явится причиной того, что величественное здание нашего государства неминуемо рухнет». 12 сентября по настойчивой просьбе г-на секретаря Крэггза было проведено несколько совещаний между директорами Компании южных морей и Английского банка. Распространи- лись слухи о том, что последние согласились на выпуск обли- гаций Компанией южных морей на сумму в шесть миллионов фунтов, что вызвало повышение курса акций до шестисот се- мидесяти фунтов, но после полудня, как только эти слухи ока- зались безосновательными, он опять упал до пятисот «МЫЛЬНЫЙ ПУЗЫРЬ» ЮЖНЫХ МОРЕЙ 97 восьмидесяти, на следующий день - до пятисот семидесяти, а в последующие дни плавно опустился до четырехсот. Кабинет министров был не на шутку встревожен таким по- ложением дел. Ни одно появление директоров компании на улицах города не обходилось без оскорблений, в любой момент могли начаться беспорядки. Находящемуся в Ганновере коро- лю были отправлены послания с призывами немедленно вер- нуться на родину. За г-ном Уолполом, находящимся в своем поместье, послали, чтобы он использовал свое влияние на ди- ректоров Английского банка и убедил их принять предложе- ние Компании южных морей о запуске в обращение некоторого числа ее облигаций. Банк очень не хотел оказаться замешанным в дела компа- нии; его директора боялись втягиваться в бедствия, которые они не могли предотвратить, и встречали все инициативы ком- пании с явной неохотой. Но вся страна в один голос призывала банк прийти ей на помощь. Всех выдающихся коммерсантов попросили предложить путь выхода из кризиса. В конце кон- цов за основу дальнейших переговоров был взят черновик до- говора, составленный г-ном Уолполом, и общественное смятение несколько улеглось. На следующий день, 20 сентября, в Мерчент-Тэйлорз-Холле состоялось общее собрание Компании южных морей, на кото- ром были приняты резолюции, дающие полномочия ее дирек- торам заключить соглашение с Английским банком или любыми другими лицами о запуске в обращение облигаций компании или любое другое соглашение с Английским банком, какое они сочтут нужным. Один из ораторов, некий г-н Палтни, сказал, что он в высшей степени удивлен той странной паникой, в которую В этот бедственный год Гей (поэт) получил в подарок от младшего Крэггза некоторое число акций Компании южных морей и однажды предположил, что у него есть двадцать тысяч фунтов. Друзья убеждали его продать эти ак- ции, но ему, грезившему о титуле и славе, была невыносима сама мысль о том, что что-то может помешать ему стать богатым. Тогда его стали настойчиво упрашивать продать акции на такую сумму, которой бы ему хватило на без- бедную жизнь, «чтобы», как сказал Фентон, «у тебя каждый день была чистая рубашка и баранья лопатка». Этот совет был отклонен, выгода и капитал утра- чены, а Гей очутился в столь бедственном положении, что его жизнь оказа- лась в опасности. — Джонсон, «Биографии поэтов». Прим. автора. 98 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИЙ впал народ. Люди носились туда-сюда в смятении и ужасе, их воображение рисовало картину большой беды, о форме и раз- мерах которой никто не имел представления: «Black it stood as night - Fierce as ten furies - terrible as hell.» На общем собрании Английского банка, состоявшемся два дня спустя, управляющий сообщил присутствующим о несколь- ких заседаниях, связанных с деятельностью Компании южных морей, и добавил, что директора еще не пришли к какому-либо решению по данному вопросу. Затем была предложена и еди- ногласно принята резолюция, дающая полномочия директорам банка заключить соглашение с директорами Компании южных морей о запуске в обращение ее облигаций на ту сумму, на тех условиях и на тот срок, какие они считают нужными. Таким образом, обе стороны теперь могли свободно пред- принимать действия, максимально, с их точки зрения, выгод- ные обществу. Банк объявил подписку на облигации на сумму в три миллиона фунтов для поддержания национальной кредит- ной системы. Условия были обычными: задаток— 15 фунтов на сотню, надбавка-3 фунта на сотню, доход-5 фунтов. Ранним утром собралось так много людей, которым не терпелось вло- жить свои деньги, что подписка, казалось, должна была растя- нуться на весь день, но к полудню поток желающих иссяк. Несмотря на все принятые меры, курс ценных бумаг Компании южных морей быстро падал. Ее акции и облигации обесцени- лись настолько, что среди виднейших ювелиров и банкиров на- чалась паника; некоторые из них, ранее ссудив огромные суммы под залог ценных бумаг Компании южных морей, были вынуждены закрыть свои лавки и конторы и скрыться. Ком- пания-изготовитель клинков, которая до сих пор была глав- ным кассиром Компании южных морей, приостановила платежи. Это событие, расцененное как начало катастрофы, повлекло за собой массовое изъятие вкладов из Английского банка, который теперь был вынужден выплачивать деньги го- раздо быстрее, чем они поступали по утренней подписке. Сле- Она была черна, как ночь, свирепа, как десять фурий, ужасна, как ад. Прим. перев. «МЫЛЬНЫЙ ПУЗЫРЬ» ЮЖНЫХ МОРЕЙ 99 дующий день (29 сентября) был выходным, и банк получил небольшую передышку. Он поплыл против ветра, но его пре- жний конкурент, Компания южных морей, при этом потер- пела крушение. Котировка ее акций упала до ста пятидесяти фунтов и постепенно, после ряда колебаний, снизилась до ста тридцати пяти. Директора банка, решив, что им не под силу вернуть дове- рие народа и предотвратить крах, не подвергая себя риску быть потянутыми за собой теми, кого они намеревались спасти, от- казались выполнять соглашение, участниками которого явля- лись. Они сложили с себя всякую ответственность за его дальнейшее выполнение, заявив, что так называемый договор - не более чем черновик соглашения, в котором есть несколь- ко серьезных пробелов и которое не предусматривает никако- го наказания за выход из него Английского банка. «Таким образом, - гласит «История парламента», - за восемь месяцев мы были свидетелями взлета, прогресса и падения этого могу- щественного сооружения, которое, будучи вознесенным неки- ми тайными мотивами до заоблачных высот, приковало к себе взгляды и ожидания всей Европы, но фундамент которого, бу- дучи замешанным на обмане, иллюзии, легковерии и безрас- судстве, рухнул, как только вскрылись ухищрения его директоров». В самом разгаре активности компании, на пике этого опасного заблуждения, нравы народа заметно упали. Парламентское рассле- дование, начатое для выявления виновных, вскрыло позорные эпи- зоды, в равной степени пятнающие как мораль самих правонарушителей, так и интеллект людей, среди которых они по- явились. Изучение всех тех зол, что явились результатом описыва- емой автором аферы, очень интересно. Нации, как и отдельные индивидуумы, не могут становиться безрассудными аферистами безнаказанно: рано или поздно их постигнет кара. Один знаме- нитый писатель совершенно не прав, утверждая, что «эпоха, по- добная этой, самая неприятная для историка; никакого читателя, обладающего чувствительностью и воображением, нельзя развлечь или заинтересовать детальным описанием подобных сделок, не Смоллетт. Прим. автора. 100 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИЙ допускающим ни эмоций, ни колорита, ни приукрашивания - описанием, демонстрирующим лишь скучную картину безвкус- ного порока и низменного вырождения». Напротив (и Смоллетт мог бы это обнаружить, если бы захотел), эта тема способна выз- вать настолько большой интерес, что за нее с радостью ухватил- ся бы даже какой-нибудь писатель-романист. Разве нет эмоций в отчаянии ограбленных людей, нет жизни и живости в картине несчастий сотен доведенных до нищеты и разоренных семей; в том, как вчерашние богачи сегодня становятся нищими, как мо- гущественные и влиятельные превращаются в отверженных и изгоев, как самопорицания и проклятия звучат в каждом уголке страны Разве скучна или непоучительна картина того, как це- лый народ внезапно стряхивает с себя оковы здравого смысла и без оглядки гонится за золотым миражом, упрямо отказываясь поверить в его призрачность до тех пор, пока, словно введен- ный в заблуждение, крестьянин, бегущий за блуждающим огонь- ком, не оказывается в болоте Но в таком ключе история писалась слишком часто. Летописи содержат пространные описания ин- триг недостойных придворных с целью добиться благосклон- ности еще более недостойных королей или нескончаемые рассказы о кровопролитных баталиях и осадах, красноречивые и захватывающие, в то время как обстоятельства, оказавшие ре- шающее влияние на моральное состояние и благоденствие лю- дей, описываются лишь мельком, как скучные и неинтересные, не заслуживающие ни эмоций, ни колорита. Во время расцвета этого знаменитого «мыльного пузыря» Англия показала остальному миру необычный спектакль. Об- щественное сознание пребывало в состоянии нездорового воз- буждения. Людей больше не удовлетворяли медленно растущие, но гарантированные доходы от вкладов. Упование на получе- ние несметного богатства завтра делало их глупыми и сумасб- родными сегодня. Тяга к доселе неслыханной роскоши влекла за собой неизбежную размытость моральных устоев. Повели- тельное высокомерие невежд, внезапно разбогатевших в резуль- тате удачных спекуляций, заставляло людей действительно утонченных и воспитанных краснеть от того, что обладание золотом позволяло недостойным подниматься по социальной лестнице. Надменность некоторых этих «счетоводов-белору- «МЫЛЬНЫЙ ПУЗЫРЬ» ЮЖНЫХ МОРЕЙ 101 чек», как их называл сэр Ричард Стал, вышла им боком в их черные дни. В результате парламентского расследования мно- гие директора больше пострадали за свое оскорбительное вы- сокомерие, чем за казнокрадство. Один из них, возгордившийся богатый невежда, однажды заявивший, что он будет кормить свою лошадь золотом, был посажен чуть ли не на хлеб и воду ему припомнили каждый высокомерный взгляд, каждую над- менную речь и стократно отплатили бедностью и унижением. Положение дел в стране было настолько тревожным, что Ге- орг I сократил свое запланированное пребывание в Ганновере и со всей поспешностью вернулся в Англию. Он прибыл 11 но- ября, и на 8 декабря было назначено заседание парламента. Тем временем во всех больших городах империи прошли обще- ственные митинги, на которых были приняты петиции, при- зывавшие законодательную власть отомстить директорам Компании южных морей, которые своей мошеннической дея- тельностью поставили страну на грань разорения. Никто, каза- лось, не понимал, что сам народ виновен в случившемся в той же степени, что и Компания южных морей. Никто не обвинял людей в легковерии и алчности, в низменной жажде наживы, поглотившей все лучшие качества национального характера, или в безрассудстве, заставившем толпу бежать с неистовым рвением в сеть, расставленную для нее расчетливыми прожек- терами. Об этом никогда не упоминалось. Те, кто попался в эту сеть, были простыми, честными, работящими людьми, разо- ренными шайкой грабителей, которых следовало повесить, вы- потрошить и четвертовать без всякой жалости. Это мнение разделяла почти вся страна. Обе палаты парла- мента не являлись исключением. Вина директоров Компании южных морей еще не была установлена, а парламентарии уже жаждали их крови. Король в своей тронной речи выразил на- дежду, что они вспомнят о благоразумии, успокоятся и выне- сут необходимую резолюцию о поиске и принятии должных мер для нормализации обстановки. В ответных прениях не- которые ораторы не скупились на самые яростные выпады в адрес директоров компании. Особенно неистовствовал лорд Моулсуорт. Некоторые говорили, что нет такого закона, со- гласно которому можно было бы наказать директоров Ком- 102 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИЙ пании южных морей, коих справедливо считают виновника- ми сегодняшних бед государства. По его мнению, это был тот случай, когда следовало бы взять пример с древних римлян, которые, не имея закона против отцеубийства из-за того, что их законодатели полагали, что ни один сын не может быть столь противоестественно злобен, чтобы обагрить руки кро- вью отца, ввели закон, предусматривающий наказание за это гнусное преступление сразу же по его совершении. Признан- ного виновным негодяя зашивали в мешок и живьем бросали в Тибр. Моулсуорт считал авторов и исполнителей злодейс- кого плана «южных морей» отцеубийцами своей страны и сказал, что с удовольствием посмотрел бы на то, как их по- добным же образом завяжут в мешок и бросят в Темзу. Дру- гие парламентарии высказывались столь же запальчиво и неблагоразумно. Г-н Уолпол был более сдержанным. Он по- советовал парламентариям в первую очередь позаботиться о возрождении национальной кредитной системы: «Если бы город Лондон горел, все умные люди, прежде чем искать под- жигателей, бросились бы помогать тушить пожар и предотв- ращать распространение огня. Национальная кредитная система получила серьезную рану и лежит, истекая кровью, и им следует оказать ей неотложную медицинскую помощь. С наказанием убийцы можно и подождать». Девятого декабря на основании одного из обращений в ответ на речь его величества было достигнуто соглашение о том, что Палата общин продол- жает решительно настаивать на том, чтобы не только избавить страну от бед, но и покарать их инициаторов. Расследование шло быстро. Директорам было приказано представить Палате общин полный отчет об их деятельности. Были приняты резолюции, содержание которых сводилось к тому, что основной причиной бедствия были низменные ухищ- рения биржевых спекулянтов, и что восстановлению нацио- нальной кредитной системы более всего способствовало бы принятие закона, не допускающего подобную позорную прак- тику. Тогда г-н Уолпол встал и сказал, что, как заявлял ранее, он затратил некоторое время на разработку плана возрожде- ния национальной кредитной системы, но, так как его выпол- «МЫЛЬНЫЙ ПУЗЫРЬ» ЮЖНЫХ МОРЕЙ 103 нение зависит от позиции, которая будет принята за основу, он, прежде чем изложить свой план, счел бы целесообразным узнать, может ли полагаться на эту основу. Он хотел бы знать, останется ли принятие на себя государственных долгов и обя- зательств с обеспечением имуществом, приобретение ценных бумаг по подписке и другие контракты, заключенные с Компа- нией южных морей, в своем нынешнем виде. Этот вопрос выз- вал оживленные дебаты. В конце концов 259 голосами против 117 было решено, что все эти контракты останутся в силе до тех пор, пока не будут изменены с целью оказания помощи пайщикам общим собранием Компании южных морей или аннулированы в законном порядке. На следующий день г-н Уолпол представил на заседании парламентского комитета свой план возрождения национальной кредитной системы, суть ко- торого заключалась в передаче на определенных условиях де- вяти миллионов акционерного капитала Компании южных морей Английскому банкуй такой же суммы Ост-Индской ком- пании. План был благосклонно принят Палатой общин. Пос- ле немногочисленных возражений было предписано принять соответствующие постановления. Обе компании были нерас- положены оказывать свои услуги, и план встретил активное, но бесплодное противодействие на их общих собраниях, со- званных для его обсуждения. Их тем не менее полностью уст- роили условия, на которых им предлагалось согласиться ввести в обращение облигации Компании южных морей, и они пред- ставили комитету свой отчет, после чего под контролем г-на Уолпола был внесен законопроект, который был благополучно принят обеими палатами парламента. Одновременно был внесен законопроект о запрещении ди- ректорам, управляющему, помощнику управляющего, казна- чею, кассиру и клеркам Компании южных морей покидать королевство в течение года, об описи их движимого и недви- жимого имущества и предотвращении его перевозки или от- чуждения. Все наиболее влиятельные члены Палаты общин поддержали законопроект. Существовавшая в 1600-1858 гг. компания английских купцов, созданная в основном для торговли с Ост-Индией. Прим. перев. 104 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИИ Г-н Шиппен, видя, что г-н секретарь Крэггз присутствует на заседании, и веря слухам о руководящей роли этого министра в деятельности Компании южных морей, решил задеть его за жи- вое. Он сказал, что рад видеть, как британская Палата общин об- ретает былую силу и дух и столь единодушно действует на благо общества. «Необходимо, - продолжал он, - арестовать самих ди- ректоров компании, ее служащих и их имущество, но, - добавил он, пристально глядя на г-на Крэггза, - есть и другие высокопос- тавленные чиновники, которых я не побоялся бы назвать винов- ными не менее директоров компании». Разгневанный г-н Крэггз встал и сказал, что если эти инсинуации направлены против него, то он готов принять вызов любого или в стенах палаты, или за ее пределами. Немедленно отовсюду раздались громкие призывы к порядку. Посреди этой суматохи встал лорд Моул- суорт и выразил удивление дерзостью г-на Крэггза, бросивше- го вызов всей Палате общин. Хотя лорд Моулсуорт был довольно пожилым человеком (ему было за шестьдесят), он заявил, что ответил бы г-ну Крэггзу в стенах палаты независи- мо от того, что ему пришлось бы при этом сказать, и он верил, что найдется немало молодых людей, которые не побоятся встретиться с г-ном Крэггзом лицом к лицу снаружи. Призы- вы к порядку прозвучали вновь, парламентарии одновременно встали и, казалось, заголосили все разом. Спикер тщетно при- зывал их к порядку. Замешательство длилось несколько минут, в течение которых лорд Моулсуорт и г-н Крэггз были едва ли не единственными членами палаты, сидящими на своих мес- тах. Наконец призывы, обращенные к г-ну Крэггзу, стали на- столько требовательными, что он счел нужным подчиниться всеобщему настроению палаты и объяснить свое непарламен- тское выражение. Он сказал, что принимая вызов тех, кто ста- вит под сомнение его деятельность в этой палате, он имел в виду не дуэль, а лишь желание отчитаться о своих действиях. На этом инцидент был исчерпан, и палата продолжила обсужде- ние того, следует ли ей вести расследование деятельности Компа- нии южных морей в виде большого или особого комитета. В конечном счете был назначен тайный комитет из тринадцати че- ловек, уполномоченный посылать за людьми, документами и за- писями. «МЫЛЬНЫЙ ПУЗЫРЬ» ЮЖНЫХ МОРЕЙ 105 Палата лордов была столь же рьяной и резкой в своих суж- дениях, что и Палата общин. Герцог Уортонский заявил, что палате не следует выказывать никакого уважения к виновным и что он со своей стороны отвернулся бы от лучшего друга, окажись тот вовлеченным в эту аферу. Он добавил, что нация была ограблена самым позорным и вопиющим образом и что он, как и любой на его месте, не остановился бы перед самым суровым наказанием негодяев. Лорд Стэнхоуп сказал, что каж- дый фартинг, принадлежащий преступникам, будь они дирек- торами или нет, следует конфисковать для возмещения понесенных народом убытков. Все это время общественное возбуждение находилось на пределе. Из «Уолпола» Кокса мы узнаем, что само по себе имя кого-либо из директоров Компании южных морей считалось синонимом всякого рода обмана и злодейства. Из графств, боль- ших и малых городов по всей территории королевства шли пе- тиции, умоляющие о свершении правосудия по отношению к подлым расхитителям от имени оскорбленной нации. Тех сдер- жанных людей, которые не приветствовали крайность ни в чем, даже в наказании виновных, обвиняли в соучастии преступле- нию, всячески оскорбляли и сулили им как в анонимных пись- мах, так и публично скорую месть униженного народа. Обвинения против г-на Айлэби, канцлера казначейства, и г-на Крэггза, еще одного члена кабинета министров, звучали столь громко, что Палата лордов приняла решение провести в отно- шении них расследование. 21 января всем брокерам, участво- вавшим в предприятии «южных морей», было приказано представить палате отчет по подписанным акциям, купленным или проданным ими для кого-либо из чиновников казначей- ства либо их доверенных лиц, начиная с Михайлова дня 1719 г. Когда данный отчет был представлен, выяснилось, что боль- шое количество ценных бумаг было переведено на г-на Айлэ- би. Было приказано заключить в тюрьму пятерых директоров Компании южных морей, включая г-на Эдварда Гиббона, деда знаменитого историка. По предложению графа Стэнхоупа было единогласно решено, что предоставление кредита на покупку 29 сентября. Прим. перев.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   25