Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Юрий Богданов. Это было строго секретно для всех нас. Часть вторая




страница14/38
Дата21.07.2017
Размер9.21 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   38

29. ВТОРАЯ ОПЕРАЦИЯ ПРИКРЫТИЯ
После победоносного завершения войны с фашистской Германией, в Москве на Красной Площади 24 июня 1945 года состоялся величайший военный парад в истории человечества. Однако Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза Иосиф Сталин, которому по статусу полагалось принимать этот парад, от своего права и обязанности выступать в данной роли отказался и присутствовал на таком грандиозном мероприятии просто как зритель и наблюдатель [Л.23, стр. 5,9]. Почему это произошло?

Ответ на этот всех волновавший, но не высказанный вслух вопрос обоснован и представлен в третьей части трилогии В.Суворова Последняя Республика [Л.23]. Всё дело заключалось в том, что стратегические замыслы Ленина-Сталина и всех марксистов оказались не реализованными, то есть Вторая мировая война, вопреки мечтам и теоретическим посылкам коммунистических вождей, не переросла в Мировую Революцию и не принесла на своих штыках свободу всем угнетённым народам Земли, собрав их вместе в Единую Социалистическую Республику. В этом плане Сталин со своими претензиями на Мировое господство потерпел поражение и потому торжественный марш на Красной Площади звучал лично для него похоронным маршем. Миллионы человеческих жертв, которые коммунистического лидера не слишком смущали, и гигантские организационные усилия, предпринимавшиеся в течение нескольких десятков лет, оказались напрасными, не принеся желанного покорения Мира. Вождь народов как-то по-детски обиделся на такой несправедливый результат своей широкомасштабной титанической деятельности и решил даже уйти на покой, отстранившись от дел. Об этом он объявил сразу после окончания Парада Победы в самом тесном кругу членов Политбюро и маршалов. Но соратники уговорили товарища Сталина не уходить, а чтобы задобрить своего Вождя и Учителя, присвоили ему звание Генералиссимуса Советского Союза и Героя Советского Союза, а также наградили орденом Победа [Л.23, стр.25].

Вождь всех народов на своём высочайшем посту остался (ибо и не собирался никуда уходить). Но что делать дальше? Чем заняться? Можно, конечно, используя свой бесценный опыт руководителя, наладить мирную жизнь в разорённой войной Стране Советов и обеспечить наконец измученным страданиями людям достойное благосостояние. Вот тогда весь Мир наверняка повернулся бы лицом к нашей стране, увидев, как хорошо и весело живёт советский народ.

Но это было скучно и не совпадало с главным предначертанием Ильича о победе Коммунизма на всём Земном Шаре и о полном крахе империализма. Заветную мечту, идею фикс воплотить на деле так и не удалось, что крайне уязвляло самолюбие верного ленинца И.Сталина.

Значит, оставался единственный путь, по которому вождь должен был повести Народы Мира: путь к Третьей мировой войне. Ясно, что путь этот являлся долгим и многотрудным, а движение по нему, как и раньше, должно было быть тайным. Затягивать с реализацией нового грандиозного замысла не представлялось возможным: к моменту окончания войны Иосифу Виссарионовичу уже исполнилось 65 лет. Сколько ещё Богом отпущено - кто знает? Если даже грузинский горец считал себя кавказским долгожителем, всё равно: летай иль ползай - конец известен.

Необходимо было самому, в собственном мозгу, не кладя на бумагу, вновь разработать стратегию замысла, подобрать верные кадры и союзников, подготовить материальную базу и, что крайне важно, придумать и провести ещё одну Операцию прикрытия, чтобы все люди поставленные перед ними задачи выполняли, но никто из них ни о чём не догадывался.

О стратегии того сталинского замысла (в отличие от подготовки ко Второй мировой войне) сейчас даже по телевизору рассказывают [Л.36]. Планировалось скрытно подготовить и провести превентивный удар по США с Дальневосточного плацдарма. При этом Советский Союз предоставлял свои базы, военную технику, боеприпасы и другое материальное обеспечение, а в качестве живой силы должны были использоваться китайские войска. Кроме того, и всё северное побережье Ледовитого океана активно исследовалось и осваивалось с точки зрения использования его в военных целях.

Европейский театр военных действий рассматривался как второе стратегическое направление боевых действий. Здесь новый освободительный поход должен был осуществляться вооруженными силами как Советского Союза, так и армиями стран социалистического лагеря.

Такой приблизительно общий план продвижения Коммунизма по Планете наметился в гениальной голове товарища Сталина - злого гения двадцатого столетия.

Надо сказать, что сложившееся после окончания Второй мировой войны международное положение Советского Союза способствовало разработке сталинского замысла. Действительно, Советские войска находились в Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европе, Северо-Восточном Китае, на Курильских островах и на Сахалине. В сферу советского влияния вошли Финляндия, Польша, Чехословакия, Румыния, Болгария, Венгрия. Серьёзным было влияние на Балканах - в Югославии и Албании. Советские войска стояли в Вене и Берлине. Повсеместно в Европе коммунизм наступал. Всё большее воздействие на внутриполитическое положение Италии и Франции оказывали местные коммунистические партии. На Азиатском континенте в Китае, Индокитае, Корее, Бирме, на Филиппинах, в Индонезии и Индии развернулось мощное движение за независимость. Советское влияние стремилось утвердиться на Ближнем Востоке и в Африке.

Никогда ещё в истории не пользовался СССР такой огромной популярностью, как после победы во Второй мировой войне. Союзники нашей страны по антигитлеровской коалиции были неспособны помешать укреплению международного положения Советского Союза [Л.26, т.2, стр. 11-13].

Вместе с тем, прежде чем вешать всех собак на Сталина, давайте посмотрим, как вёл себя в те годы наш вероятный противник. Между прочим, у военных так и полагается планировать войсковые операции: сначала анализируются предоставленные разведкой сведения о состоянии и намерениях противника, а затем, с учетом этих данных, разрабатывается собственная концепция ведения боевых действий.

Открытый вызов, означавший начало холодной войны против СССР, прозвучал 5 марта 1946 года в известной речи английского премьер-министра Уинстона Черчилля, которую он произнёс в Фултоне (США) в присутствии президента Соединённых Штатов Трумэна. Черчилль призвал создать братскую ассоциацию (точнее, военный блок) народов, говорящих на английском языке, и с его помощью применить силу против СССР, притом немедленно, пока Советский Союз ещё не заимел собственное атомное оружие. Тогда же прозвучало выражение железный занавес, который, опустившись, разделил между собою бывших союзников [Л.33, стр.38].

Вскоре по указанию Трумэна был разработан обширный доклад Американская политика в отношении Советского Союза, где излагались основные принципы и методы готовившейся войны. Соединённые Штаты хотели разговаривать с нашей страной исключительно языком силы, показав при этом, что они располагают достаточной мощью не только для отражения нападения, но и для быстрого сокрушения СССР. Специалисты советовали своему президенту, что США должны быть готовы вести атомную и бактереологическую войну. Для этого им нужна высокомеханизированная армия, перебрасываемая морем и по воздуху, способная захватывать и удерживать ключевые стратегические районы, которую должны поддерживать мощные морские и воздушные силы. Американские стратеги предсказывали, что война против СССР будет тотальной в куда более страшном смысле, чем любая прошедшая война [Л.33, стр.33].

В соответствии с этой концепцией стали, как ядовитые грибы, рождаться тщательно разработанные планы разгрома нашей страны. В одном рекомендовалось нанести первый удар по 20 советским городам. В другом считали более правильным сбросить 133 атомные бомбы на 70 городов, из них восемь на Москву и семь на Ленинград. Ещё лучше было бы кинуть 200 атомных бомб и 250 тысяч тонн обычных зарядов на 100 городов. Совсем прекрасно, если сбросить 300 атомных бомб и т.д. При этом скрупулёзно подсчитывалось, сколько миллионов людей погибнет после первого удара, второго, третьего... и как потом поступать с человеческими остатками [Л.33, стр. 33, 34]. Проводившиеся в наши дни бомбардировки Ирака, Югославии и Афганистана подтверждают реальность тех прежних планов главной империалистической державы.

Более пяти лет корректировались и менялись планы атомной войны против СССР, пока в США не пришли к выводу, что, во-первых, такую войну они могут не выиграть, а во-вторых, подобная всемирная человеческая бойня просто невозможна: в итоге погибнет всё живое на Земле. Что ж, надо отдать должное сообразительности нашего вероятного противника. Сверхмощное оружие оказалось причиной, сдерживавшей Мировую войну.

Поскольку к 1950 году американским политикам стало ясно, что военными действиями разгромить СССР не удастся, то у них родился новый план разрушения Советского Союза, который был рассчитан на длительное время и состоял из двух основных разделов. Первый предполагал ведение массированной, широкомасштабной холодной войны, направленной на подрыв строя с целью развала СССР мирным путём. Второй заключался в максимальном наращивании новейших видов оружия с задачей втягивания Советского Союза в непосильную гонку вооружений и экономического его истощения [Л.33, стр.35].

Надо честно признать, в этой холодной войне мы потерпели серьёзное поражение: Союз Советских Социалистических Республик исчез с карты Мира. Но поражение, если из него сделать правильные выводы, должно учить уму-разуму лучше, чем блестящая победа. Только выводы надо сделать, а их пока что не видно...

Конечно, если бы товарищ Сталин тоже своевременно перестроился и занялся долгой и напряженной работой по действительному подъёму экономики страны, то... Но История не любит сослагательного наклонения, поэтому вернёмся к анализу известных нам фактов.
С какого же момента началась конкретная реализация новых сталинских замыслов по подготовке к Третьей мировой войне? Наверное, за официальную точку отсчёта можно принять 9 февраля 1946 года, когда И.Сталин выступил на собрании избирателей. В своей речи вождь ни разу не упомянул ни о социализме, ни о коммунизме, а доминантом его высказываний явились государство, советский общественный строй, величие Родины [Л.26, т.2, стр.47]. Спустя несколько месяцев после предвыборного выступления вождя началась кампания за очищение советского общества от антипатриотов, ознаменовавшая собой приведение в действие второй Операции прикрытия. Железный занавес, который, по мнению английского премьер-министра Черчилля, опустился от Балтики и до Адриатического моря, как раз и являлся необходимым условием для резкого ограничения связей с Западом и начала скрытой подготовки к очередной освободительной войне.

Для того, чтобы вновь успешно провести Операцию прикрытия требовалась свежая идея, которая могла бы загрузить всех советских людей и заставить их ограничить сферу собственной любознательности, особенно связанной с интересом к зарубежным странам. В 1937-1938 годах в этом плане успешно сыграл свою роль призыв к повышению бдительности, вылившийся в шпиономанию, затмившую все другие проблемы. Теперь Сталин решил использовать особенности еврейской национальности. Известно, что во все времена и во всём мире евреев, мягко говоря, не очень обожают, о чём свидетельствуют известные из истории гонения на лиц этой национальности, черносотенные еврейские погромы, и тем более уничтожение миллионов евреев в нацистской Германии. Такое отношение к древнейшему народу выработало в его среде подкреплённый веками инстинкт самосохранения, выражающийся в том, что как только кто-то трогает еврея, так этого самого агрессора тут же обвиняют в антисемитизме. Спинным мозгом чувствую, что и против меня уже поднялись руки, готовые бросить в мою сторону камень, как только увидели в данном писании еврейскую тему. Но не спешите швырять в автора булыжниками - их уже достаточно разбросано вокруг. Давно настало время вместе их собирать. Я совершенно не хочу никого оскорбить или грубо задеть тонкие национальные чувства. Моя цель иная - попытаться разобраться в не совсем понятной исторической коллизии.

Итак, по нашему мнению, чтобы исказить картину, напустить туману и взбаламутить воду, в которой легче ловить нужную рыбку, товарищ Сталин решил, как и раньше, обратиться в общем-то к низменным чувствам людей. В ином варианте, то есть здравым умом, его идею о завоевании мирового господства за счёт развёртывания новой войны понять и поддержать было просто невозможно.

Одним из первых сигналов в этом плане явилось упоминавшееся нами ранее постановление ЦК ВКП(б) от 14 августа 1946 года, остро критиковавшее журнал Звезда и Ленинград. За ним последовали выступления занимавшегося разработкой важнейших вопросов марксистско-ленинской теории Жданова А.А., который вскрыл ошибки и недостатки на литературном фронте, подверг беспощадной критике писателей, тянувших советскую литературу в болото безыдейности, беспринципности, формализма, низкопоклонства перед гниющей, упадочной буржуазной культурой [Л.6, т.15, стр.605]. Так началась борьба с космополитизмом, в значительной мере задевшая щитом своего бульдозера деятелей культуры еврейской национальности. Потом под обстрел были взяты все без исключения области творчества, образования, науки. Народ запугивали угрозой империалистической агрессии. Кстати, с сегодняшних исторических высот теперь видно, что в этом отношении товарищ Сталин единственно был прав. (Когда в результате бездарности нашего партийного руководства и предательства “демократов” Советский Союз в конце двадцатого столетия был развален и Мир стал однополярным, мы наглядно рассмотрели, наконец, агрессивную сущность американского империализма. Но во всём этом Истории ещё предстоит разобраться. – Ю.Б.) Газеты зашумели о необходимости противостоять наступлению западных держав, которые хотят лишить советский народ плодов его победы над гитлеризмом. В качестве агентуры этого врага, с которым необходимо вести беспощадную борьбу, был представлен интеллигент-космополит с еврейской фамилией [Л.26, т.2, стр.41]. Защищая свою честь и жизнь, евреи объявляли любые действия Советской власти антисемитскими, что только подливало масла в огонь. С подачи Сталина, межнациональная борьба разгорелась нешуточная и позволила затмить собой все другие проблемы, которые шли теперь как бы вторым планом. Это как раз и требовалось от Операции прикрытия.



На самом же деле задача у Сталина решалась прежняя: необходимо было оборвать все возможные каналы связи с Западом, по которым туда могли просочиться сведения о ходе подготовки к новой войне. А таких международных связей в еврейской среде имелось предостаточно, что и являлось крайне опасным при реализации тайной стратегической задачи.

Не буду перечислять всё творившееся в то время в отношении евреев постыдные дела, поскольку об этом сейчас достаточно много написано в исторической литературе. Нам представляется, что полезно было бы перечитать эти источники, проанализировав изложенные в них события с точки зрения нашей версии об очередном принятии Сталиным бесчеловечных, драконовских мер, направленных исключительно на пресечение возможности утечки малейшей информации.

Кстати, с 1946 года развернулось также повсеместное преследование троцкистов, которое никем не трактовалось как какое-то антисемитское деяние. Сам Лев Давыдович был убит ещё в 1940 году по указанию Сталина, но, вполне возможно, что вождь и здесь опасался наличия каких-либо скрытых каналов связи с Западом, оставшихся после гибели лидера, по которым могли утекать нежелательные сведения. Ведь просачивался же в страну каким-то нелегальным путём издававшийся во Франции мизерным тиражом троцкистский Бюллетень оппозиции [Л.18, стр.193]. Указание о депортации троцкистов пришло из ЦК партии, а выполнять его обязали органы госбезопасности [Л.33, стр.103].

Принимались и другие меры, подчинённые всё той же единой цели по наведению порядка в стране. С 15 марта 1946 года, после преобразования Наркоматов в Министерства, во многих ведомствах стали постепенно вводить форму для служащих. Теперь не только военные, милиция, государственная безопасность и железнодорожные служащие, но все водники, дипломаты, связисты, работники суда и прокуратуры начали носить одинаковую по покрою и цвету одежду и получили к этому ещё гражданские звания разных рангов и классов. Как известно, форма дисциплинирует и обязывает к соблюдению определённых правил, а звания устанавливают строгую субординацию.

В 1947 году приняли закон, запрещавший заключение браков советских граждан с иностранцами. Подоплека была вроде благородная, забота о том, чтобы после войны улучшить демографическую обстановку в собственной стране. А на самом деле задача состояла в пресечении связей с зарубежьем, по которым легко могла происходить утечка информации. В этом плане предпринимались также усилия, направленные на укрепление советской семьи, которая резко снижала возможность побочных контактов. (Как известно из анекдотов, англичанка удерживала своего мужа изяществом, француженка - туалетом, а советская женщина - партбилетом.)

После войны, в 1949 году, из Прибалтики, Молдавии, западных областей Украины и Белоруссии проводилась ещё одна депортация политически неблагонадёжных и классово-чуждых элементов, которые были враждебно настроены к советской власти и безусловно могли передать за рубеж любую информацию.

Чтобы научить молчать своих новых союзников, в социалистических странах Восточной Европы Операция прикрытия, проводившаяся впервые, шла по сценарию десятилетней давности. Там осуществили грандиозную чистку наподобие массовых репрессий 1937–1938 годов. Аресты и судебные процессы были связаны с обвинениями в шпионаже в пользу Запада и участии в заговорах.

В нашей стране в 1948 году арестовали членов Еврейского антифашистского комитета. С одной стороны, они обвинялись в стремлении создать в обезлюдевшем после депортации татар Крыму Еврейскую автономную республику, которая безусловно явилась бы мощным очагом утечки информации. С другой стороны, в этом же году возникло государство Израиль, образованию которого активно содействовал Сталин. Возможно, вождь рассчитывал на то, что разогнанные войной и нацистскими преследованиями евреи осядут на Земле обетованной и перестанут быть перевозчиками запретных сведений. Но потом, видимо, увидев, что идея не удалась, отец народов охладел к дружественной стране и ликвидировал упомянутый Комитет, чтобы обрубить нежелательные связи. Но к этому вопросу мы ещё вернёмся несколько позднее.

В начале 1949 года война против космополитов была в самом разгаре. Вероятно с перспективой на будущее 12 января 1950 года негласно по некоторым статьям Уголовного кодекса восстановили даже смертную казнь, официально отменённую в 1947 году. Вот в этих условиях и понадобился Сталину в Москве его верный ставленник Хрущев Н.С. По воспоминаниям прибывшего из Киева этого главного коммуниста Украины, Сталин сказал ему: Вы нам нужны здесь. Раскрыты заговоры. Вы должны руководить московской партийной организацией таким образом, чтобы Центральный Комитет мог положиться на поддержку членов партийной организации в борьбе против заговорщиков. Пока что мы раскрыли заговор в Ленинграде. Москва тоже засорена антипартийными элементами. Мы должны превратить город в бастион Центрального Комитета [Л.26, т.2, стр.63,64].

В соответствии с указанием вождя в период правления Хрущева в Москве был обнаружен заговор на автомобильном заводе имени Сталина (ныне Лихачева), где группа работников-евреев была обвинена во вредительстве по заданию сионистов и США. На 30-ом авиационном заводе был устроен антисемитский погром [Л.26, т.2, стр.64]. Так что Никита Сергеевич, позднее громогласно обвинявший Сталина в открытых антисемитских высказываниях, делавшихся вождём на заседаниях Политбюро, сам был причастен к этим неблаговидным событиям.

Представляют интерес дела об арестах жён высших руководителей партии и правительства, напрямую связанные, по нашему мнению, с Операциями прикрытия. В замечательной книге Ларисы Васильевой “Кремлёвские жёны” весьма подробно рассказывается о жизни, деятельности и быте главных женщин Страны Советов [Л.32].

Но нас в данном случае интересует лишь один вопрос: почему некоторые из высокопоставленных жён попали за тюремную решётку, а другие - нет? Автор упомянутой книги анализирует эту загадку с различных направлений, по большей части чисто эмоциональных. Но, на наш взгляд, определяющей в этом деле являлась всё та же возможность утечки строго секретной информации с самых правительственных верхов через жён за рубеж. В связи с этим прежде всего представляется важным определить, кто из ближайших соратников Сталина, кремлёвских мужей, был посвящен в тайные замыслы вождя по подготовке к Мировым войнам. Нам кажется, что в этот узкий круг безусловно входили Молотов, Жданов, Берия, Каганович, возможно Маленков. В военном плане полностью был посвящен Жуков. Частично в курсе дела находились возможно Ворошилов, Калинин, Микоян, Буденный. Возможно, к этому вопросу был допущен Хрущев, в котором Сталин не видел претендента на высшие посты, но использовал его как ревностного исполнителя своей воли.

Теперь отметим, что описывавшиеся в упомянутой книге кремлевские жёны, здравствовавшие в конце тридцатых годов, подразделялись на две категории: одни вели активную общественную жизнь, другие являлись скромными домашними хозяйками. Сразу выделим тех, чьё общение было ограничено в основном семейным кругом и потому опасности для утечки информации не представляло. Сюда безо всяких натяжек можно отнести третью жену Буденного Мария Васильевну, Нину Теймуразовну Берия, Ашхен Лазаревну Микоян, Нину Петровну Кухарчук (жену Хрущева). В подтверждение нашей версии приведём из книги такую цитату, рисующую обобщающий образ этих женщин: Ашхен Микоян - подчёркнуто домашняя женщина, нарожала пятерых сыновей, с юности не работала, занималась домом, управляла прислугой, детьми, невестками и внуками, муж надёжно защищал гнездо своим всенародно известным, сверхуживчивым характером, благодаря которому в сталинские времена с семьёй ничего плохого не случилось [Л.32, стр.434].

Какая тут может быть утечка информации? Но, думаю, что, если бы на горизонте вдруг появились какие-нибудь иностранцы, вряд ли Анастасу Ивановичу удалось бы защитить собственную жену даже своей сверхуживчивостью.

К этим жёнам вплотную примыкали более активные в общественной жизни Екатерина Давидовна Ворошилова не совсем “парттётя”, не совсем толстуха в трофейном халате [Л.32, стр.237], и Мария Марковна Каганович, не имевшие, как следует из представленных скучных жизнеописаний, никаких зарубежных контактов.

Другое дело вторая жена Буденного Ольга Стефановна Михайлова, обладавшая сильным голосом контральто. После окончания консерватории она стала солисткой Большого театра. Беда её поджидала совершенно не в том, что, вопреки пожеланиям мужа, она не хотела портить фигуру и функция самки её не устраивала [Л.32, стр.255]. Порок был в тех контактах и связях, которые у неё образовались. Вместе с другими высокопоставленными жёнами Бубновой и Егоровой Ольга Стефановна посещала иностранные посольства - итальянское, японское, польское, причём на даче японского посольства они пробыли до трёх часов ночи. Установленная за легкомысленной женщиной слежка выявила её интимную связь со своим коллегой артистом Алексеевым [Л.32, стр.265], что никакого отношения к главному вопросу не имело, но давало в руки преследователей определённый эмоциональный козырь. Тем более что ходили слухи, будто в 1937 году у Буденной-Михайловой был роман с иностранцем [Л.32, стр.256]. В беседе с Буденным С.М. нарком Ежов Н.И. сказал тогда: Сталина И.В. беспокоит вопрос о том, что её затянули или могут затянуть в свои сети иностранцы [Л.32, стр.265]. Куда ж больше? Случайные слова неверной жены своему любовнику, например, о том, что они могут встретиться, так как Семён Михайлович уехал формировать какую-то армию,

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   38