Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Ю. Ершов, Д. Бевз Телевизионное производство новостей Томск 2000




страница9/16
Дата27.06.2017
Размер3.31 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   16

Общий таймер: 25:19


Редактор вынужден принимать решения, которые вряд ли понравятся тем журналистам, чьи сюжеты были сняты с эфира. Взаимоотношения редактора и репортеров поэтому нельзя назвать ровными и безоблачными. Но такова специфика новостей, где все может измениться в последние минуты, когда потребуется мгновенно принять решение. Каким бы ни было это решение, удачным или не очень, невыполнение его может привести к срыву прямого эфира. Поэтому редактор должен брать на себя ответственность и принимать, возможно, и поспешные решения.

Это режим работы над одной программой. Однако на крупных телеканалах в течение дня выходит несколько новостных выпусков. В таком случае у каждого из выпусков может быть свой редактор. Руководит редакторами выпусков шеф-редактор. (На российских региональных телестанциях еще не выработалась единая терминология. Шеф-редактора так же называют продюсером, генеральным продюсером, режиссером и так далее). Шеф-редактор определяет информационную стратегию на день: какая новость станет основной и пройдет во всех или в большинстве выпусков, какие репортажи могут повторяться в нескольких выпусках, какие должны быть перемонтированы, а какие выйдут в эфир только один раз. Он может также изменить план программы.

Некоторые новостные выпуски имеют довольно сложную внутреннюю структуру. Помимо включения сюжетов и ведущего в кадре в программе может использоваться видеографика, прямые включения с мест событий, включения из других павильонов и так далее. Подобная программа требует не только тематического, но и структурного планирования. Должен быть человек, имеющий острый профессиональный взгляд и отвечающий за визуальную сторону выпуска. Эти функции обычно выполняет режиссер. Порой точка зрения режиссера на программу может не совпадать с точкой зрения редактора. Так, режиссер считает, допустим, что в первой части выпуска слишком много двухминутных репортажей. Их необходимо «разбавить» короткими сюжетами, использовать в первой части «устную инф-цию видео», «устную инф-ю графику», не в третьей, а во второй части сделать включение по телефону. Но редактор полагает, что от этого может пострадать содержательная сторона программы. В новостных выпусках последнее слово, как правило, остается за редактором, поскольку на уровне планирования основной считается все-таки содержательная текстовая, а не визуальная сторона.

7.2. Репортер - оператор

Оператор является автором сюжета в такой же степени, как и репортер. В США и Европе, как мы уже замечали, распространены съемочные группы из двух человек. Причем, жесткого разделения функций между членами группы не существует. В зависимости от ситуации каждый из них может работать как оператором, так и журналистом, а в случае необходимости они могут снимать событие с двух камер. Оба члена такой съемочной группы в равной степени владеют всем объемом информации: предысторией события, что может произойти на месте съемки, каким будет репортаж в программе, и так далее.

Несмотря на то, что в России более распространены съемочные группы с жестким разделением функций - репортер отвечает за содержательную сторону сюжета, а оператор - за визуальную, между ними должен осуществляться постоянный обмен информацией. Иначе может оказаться, что они, находясь в одном месте, работали над разными сюжетами. Если репортер для аудитории – рассказчик и интерпретатор, то оператор – это глаза и уши телезрителя. Операторы знают какие «картинки» и звуки можно получить, потому что мыслят планами и кадрами, визуальными образами.

В особенностях видеоряда обычный телезритель не разбирается, но у него есть общее впечатление от увиденных «картинок». Вряд ли он понимает, как выставлен свет или построен кадр – это видят только специалисты. Но на подсознательном уровне зритель принимает или не принимает изображение. В одних случаях кадр действует на зрительские эмоции, в другом – ни уму, ни сердцу ничего не дает. Так что оператору приходится решать целый комплекс проблем: и технических, и творческих, и организационных. И все это непростые вопросы, ведь конкурировать оператору телеслужбы новостей приходится с операторами голливудских боевиков и лучших кинокартин мира, стоящих в сетке передач сразу после информационной программы. Люди, наслаждающиеся красивыми киношными кадрами, не могут не заметить брака в операторской работе над событийным сюжетом теленовостей.

Работа над материалом может начинаться с обсуждения таймера будущего сюжета. Репортер рассказывает о предстоящем событии; о том, что может произойти на месте съемки; а также о том, каким он видит конечный продукт: либо это «устная информация видео», либо сюжет, либо расширенный репортаж. Оператор же в свою очередь, анализирует то действие, свидетелем которого он может стать на месте съемки, и, исходя из этого, принимает решение, какой видеоряд он сможет набрать, как можно будет потом смонтировать отснятый материал.

Нередко бывает, что репортер стремится рассказать о событии как можно более подробно. Но оператор придерживается иного мнения: с того мероприятия, на которое они выезжают, он не сможет набрать необходимый объем видеоряда. В данном случае существуют два пути решения проблемы. Либо репортер отказывается от своих планов и, например, вместо расширенного репортажа на 2 минуты 30 секунд, принимается решение делать информационный сюжет на 1 минуту 40 секунд; либо обсуждаются дополнительные места съемки.

Так, репортер считает, что начало реставрации Богоявленского собора - важное для города событие, которое требует достаточно детального освещения. В своем репортаже он планирует не только рассказать о самом факте начала реставрации, но и затронуть ряд проблем: какое значение этот собор играл в жизни города до революции, почему сегодня важно его восстановить, а также насколько реально в полном объеме профинансировать строительные работы. В ходе обсуждения оператор выясняет, что на месте события, скорее всего, они смогут подснять только планы, в которых епископ освящает строительную площадку и торжественную закладку первого кирпича, - строительных работ в этот день не будет.

По мнению оператора, такого видеоряда недостаточно для расширенного репортажа. Оператор предлагает ограничиться только констатацией факта: «Сегодня началась реставрация собора, Епископ благословил строителей...». Репортер же считает, что одна лишь констатация не отражает всей сути события. В итоге оператор и репортер определяют дополнительные места съемки. На ту часть репортажа, где речь пойдет о значении этого события для города решено подснять службу в действующей церкви: большое количество верующих, которых не может вместить маленький зал. Для исторического экскурса решено заснять материалы, хранящиеся в областном архиве. Экономическую же сторону вопроса решили проиллюстрировать кадрами самого разрушенного здания: показать тот объем работ, который предстоит выполнить.

При составлении графика работы репортер должен учитывать, сколько времени потребуется оператору на съемки того или иного видеоряда. На месте события оператор работает ровно столько, сколько длится действие: от начала до конца. Если же речь идет о несобытийных съемках или досъемке «обойных» кадров, то оператору требуется 40 минут - час на съемки 10 минут чернового материала. В дальнейшем 10 минут чернового материала позволит перекрыть 20-40 секунд закадрового текста в репортаже. Исходя из этого репортер составляет график съемок, который согласовывает с редактором. В дальнейшем, в зависимости от того дают ему необходимое съемочное время или нет, репортер вносит изменения в сценарий будущего репортажа. Как бы ни складывалась ситуация, репортер вынужден соблюдать принятый график. Непредвиденные задержки, временные накладки репортер будет решать в оперативном порядке во время съемки, либо изменяя сценарий будущего репортажа, либо дублируя несостоявшиеся съемки другими. Срывая свой график, не вернувшись вовремя в редакцию, репортер может нарушить план следующих съемок.

C проблемами визуального характера в наших примерах из текущей практики телеслужбы новостей столкнулась не только первая съемочная группа, но и другие. Так, в сюжете о предзабастовочной ситуации в лечебных учреждениях вроде бы не должно было возникнуть проблем с видеорядом. Но оператор посчитал, что съемки в больницах окажутся однотипными: палаты, больные, процедурные кабинеты. Более того, этот видеоряд будет скорее статичным, чем динамичным, - так называемым «обойным видеорядом». Необходимо чем-то разнообразить его.

Репортер обзванивает больницы, находящиеся в предзабастовочной ситуации, и выясняет, что в одном из хирургических отделений закончился шовный материал, больные вынуждены приобретать его на свои деньги. Таким образом, у репортера появляется факт, который он может использовать в своем сюжете, а с другой стороны, кадры хирургической операции позволят сделать видеоряд более динамичным и ярким. В более сложной ситуации находится съемочная группа, снимающая рейд налоговой полиции. В целях конспирации до последнего момента им так и не скажут, куда и с какой проверкой едут налоговые полицейские.

Решение, каким будет в конечном итоге сюжет, скорее всего придется принимать уже во время съемки - в зависимости от того, как будут разворачиваться события. Умение оперативно реагировать на происходящее требует и от репортера, и от оператора определенного опыта и профессиональной сноровки. Поэтому на такие съемки стараются посылать съемочные группы, знакомые с оперативно-розыскной деятельностью и работой силовых структур. Это один из немногих примеров специализации внутри новостей.

Уже в ходе самих съемок общение между репортером и оператором сведено к минимуму, особенно во время репортажных съемок. Если они о чем-то не успели договориться до выезда на место события, потом это будет сделать довольно проблематично. Так что главная задача оператора - отследить и зафиксировать всю последовательность действий. Во время съемок Богоявленского собора оператор снимает процесс разрезания ленточки и далее – ритуал освящения епископом строительной площадки. Движется следом за епископом, стараясь не только зафиксировать само действие как таковое, но и набрать максимальное количество кадров: общие планы, крупные, интершумовые фрагменты. Глаза у оператора в ходе съемок работают очень интересно: по разной траектории. Один глаз смотрит в видоискатель камеры, а другой следит боковым зрением за обстановкой, улавливает малейшие изменения, на которые надо моментально среагировать, причем не «промахнувшись» телекамерой.

Тут же ему приходится менять место съемки и фиксировать торжественную закладку первого кирпича. Отвлекать его в процессе этой работы не стоит, так как он может потерять цепочку действия и в дальнейшем, при монтаже, восстановить это будет уже невозможно. Обмен информацией может происходить разве что во время записи официальных выступлений с трибуны, кафедры и т.д. Во время таких съемок общение голосом не всегда бывает возможным, поэтому необходимо предварительно договориться о системе знаков: в нужный момент репортер подает знак рукой, согласно которому оператор начинает снимать выступление, и следующий сигнал, когда следует прекратить съемку. Аналогичная система оповещения может существовать и для работы над интершумовыми фрагментами.

Все значительно усложняется, если на съемки приходится выезжать в экстренном порядке. Так, съемочная группа, работавшая на Богоявленском соборе, получает сигнал, что на Шпалопропиточном заводе произошло возгорание. Репортеру и оператору предлагается снять по минимуму официальную часть в соборе и в срочном порядке выезжать на место пожара. Получить какую-либо дополнительную информацию о происшествии и согласовать свои действия не представляется возможным. Съемочной группе придется ориентироваться по ходу событий.

Пока оператор снимает адресный и общие планы, репортер пытается собрать как можно больше информации: в какой части здания произошло возгорание, какие пожарные машины должны подъехать, когда, будут ли пожарные входить внутрь здания и т.д. Тут же он договаривается об интервью по окончанию съемки. Репортеру необходимо определить, какое из действий будет наиболее динамичным и визуально выигрышным, какое действие наиболее значимо для ликвидации очага возгорания. На обсуждение того, что и когда снимать, как правило, времени уже не остается, поэтому необходимо в экстренном порядке принять решение о последовательности съемок и далее уже следовать этому плану. Демократичные взаимоотношения внутри съемочной группы, к сожалению, не всегда возможны. Бывает, что репортер обращается к оператору по принципу «мне надо – ты должен…».

В дальнейшем репортеру следует находиться рядом с оператором. Во время съемки оператор часто наблюдает лишь за тем пространством, которое ограничено визором его камеры. Бывает, он увлекается и не замечает боковым зрением то, что происходит слева или справа от него. В этот момент он наиболее уязвим. За всем этим должен следить репортер. Он предупреждает оператора об опасности или об изменениях в обстановке: подтянули дополнительные части, установили лестницы, начали сбивать двери с петель... Надо еще иметь в виду, что телекамера весит около 8 килограммов. Ведя съемку не со штатива надо следить за тем, чтобы камера не шелохнулась, не дёрнулась.

В непростой ситуации оказалась и съемочная группа, снимающая ледяной затор у коммунального моста. Лишь выехав на место события, съемочная группа определилась с объемом работы. Оператор сообщил репортеру, что ни с одной из имеющихся точек на местности он не в состоянии снять общий план, и потому зритель не сможет получить представление о масштабах затора. Однако репортеру удается выяснить, что специалисты ГО и ЧС планируют совершить облет излучины реки. Журналист пытается договориться о том, чтобы оператора тоже взяли на борт вертолета.

В крупных телекомпаниях подобные вопросы обычно решает продюсер съемочной группы. В небольших региональных телекомпаниях такая штатная единица обычно отсутствует, поэтому функции продюсера перекладываются на репортера. Самому репортеру необязательно находиться на борту вертолета. Пока оператор будет совершать облет, журналист сможет определиться в главном вопросе: будет ли взорван затор и, таким образом, ликвидирована опасность затопления прибрежных районов города. Репортер выясняет, кто должен принять окончательное решение. Связывается с этим человеком и уточняет, от чего зависит то или иное решение. Договаривается об интервью и о дальнейшем обмене информацией.

Репортер также узнает куда, на какую площадку, должны прибыть саперы, где будут выгружать взрывчатку и устанавливать заряды. Таким образом, к возвращению оператора у журналиста складывается предварительный план съемок. В дальнейшем этот план может претерпеть изменения. Но журналист поддерживает связь с официальными лицами, ответственными за ликвидацию данной чрезвычайной ситуации, и своевременно информирует оператора об изменениях. Во время съемок подрыва льда, как и в случае с пожаром, репортер находится рядом с оператором и страхует его в случае возможной опасности для жизни.

Момент подрыва тонн льда на реке – это, конечно же, зрелищная съемка. Но оператору часто приходится ломать голову над тем, с чего начинать и чем закончить видеоряд. Начальные кадры сюжета и сопутствующий им текст – это своего рода драматургическая приманка, которую рассказчик подбрасывает зрителю, намекая на дальнейшее развитие событий и привлекая его внимание. Эти кадры не должны выходить за рамки контекста сюжета, кроме того, их следует развить в продолжение материала. По законам логики, показав работников ГО и ЧС, обсуждающих план подрыва ледяного затора, следует в конце сюжета показать, как тонны льда взлетают в воздух. Один из возможных вариантов окончания такого сюжета – панорама освободившейся ото льда реки с высоты птичьего полета.

Первый кадр должен цеплять зрительское внимание и потому от него требуется нестандартность. А далее операторский взгляд чаще всего ведёт нас от общего к частному. Классическая последовательность смены планов в новостном сюжете: дальний (общий установочный план) – средний план – крупный план. Считается особо эффектным завершить видеоряд новости укрупненным планом с акцентом на какой-то детали, которая в некоторых случаях может стать и видеометафорой, и в качестве таковой запасть в душу телезрителю. Метафора – это образное выражение понятия. Например, репортаж с большого пожара, где не обошлось без человеческих жертв, завершается панорамой пепелища и оплавленной обгоревшей куклой очень крупным планом или закопченным лицом девочки, вынесенной из горящего дома. Это должен быть значимый символичный кадр – как точка в конце рассказа. Метафора – орудие поэта, которое с успехом может быть использовано в тележурналистике.

Разумеется, у операторов телеслужбы новостей вырабатываются свои профессиональные правила и установки относительно съемки событий и людей. Например, «Закон одной трети», по которому человек в кадре не должен оказываться ближе, чем на одну треть к краю кадра. Интеллигентным можно признать кадр, если над головой заснятого персонажа остается треть пространства кадра как воздух. В противном случае вы давите рамкой кадра интервьюируемого. Самой обычной расстановкой участников интервью является та, когда объект интервью стоит напротив репортера, а за спиной журналиста (чуть левее или правее) – оператор. Один план – поясной (интервьюируемый снят от пояса и выше). Иногда на переднем плане можно показать затылок репортера (за рубежом это называют “выстрел в затылок”, так как “shot” означает и кадр, и выстрел). Вторым стандартным решением является крупный план лица интервьюируемого (снимаемого от плеча и выше). Планы съемки должны быть разными, чтобы у монтажера была возможность склеивать их напрямую, один за другим без резких переходов - дрыжков (jump-cuts). Выбирая план съемки, надо помнить о том, что где-то внизу кадра должно остаться место для титров с обозначением собеседника.

Кадры, показывающие репортера, слушающего ответы интервьюируемого, должны быть настолько нейтральными, насколько это возможно, чтобы выражение лица журналиста не воспринималось как негласный комментарий редакции к содержанию интервью. Интервью, записанное на две камеры, проще монтировать, при условии, что оба оператора синхронизовали свои камеры. Аксиомой для телеоператора на месте события является съемка журналиста в кадре без головного убора. Даже когда стэнд-ап пишется при тридцатиградусном морозе, минутку съемки можно и потерпеть – уши не отвалятся. Так же оператор попросит интервьюируемого снять солнцезащитные очки, потому что глаза должны быть видны и внушать доверие. Есть и другие нормы операторской работы, но нашей задачей является не обозрение этих правил, а анализ взаимодействия оператора с репортером.

Идеальный вариант – тот, при котором состав съемочной группы не меняется. Репортер постоянно работает с одним и тем же оператором. Со временем у них накапливается опыт совместной работы, вырабатывается язык жестов - они начинают понимать друг друга с полуслова. Но далеко не все телестанции могут позволить себе такую роскошь. У нас в стране почти нет учебных заведений, которые готовили бы телевизионных операторов, поэтому брать людей приходится едва ли не с улицы, чтобы воспитать и образовать оператора в условиях практической деятельности. Средняя нагрузка на одного репортера - один-два сюжета в день, оператор же снимает три-пять сюжетов ежедневно. В новостях чаще всего встречается соотношение: один к трем, то есть один оператор ежедневно работает с тремя репортерами. Работать же оператору приходится в разных условиях (иногда в экстремальных) и порой в очень напряженном режиме.

При этом оператор должен держать под контролем исправность и работоспособность всей съемочной техники, отвечать за качество отснятого материала и за сохранность аппаратуры. Бывало, что оператор брал с собой на съемки разряженную батарею, но не заказывал дополнительного света, который был крайне необходим на съемке; не проверял до выезда на объект работу микрофона и не записывал на месте события звук, ронял камеру стоимостью $25000 в угольный штрек. Когда из предельно тяжелой и дорогостоящей командировки в одну из “горячих точек” привезли сплошь бракованный по техническим причинам видеоматериал, оператора в телекомпании были готовы растерзать за непрофессионализм.

Производство новостей похоже на конвейер, но человеческие, профессиональные взаимоотношения нельзя поставить на поток. Только осознание общей цели, совместной ответственности за конечный результат позволит избежать психологических срывов в работе, взаимных обвинений: «... это оператор плохо снял; нет, это журналист не смог сориентироваться в ситуации...». Неслучайно в репортаже, который выходит в эфир, указывают две фамилии - журналиста и оператора. Личные амбиции и неумение работать в коллективе, как правило, сказываются не только и не столько на атмосфере внутри съемочной группы, сколько на конечном продукте. Репортаж, над котором оператор работал сам по себе, а журналист сам по себе, не производит впечатления чего-то целостного, завершенного. Скорее он похож на видео, притянутое за уши к тексту, или наоборот.


7.3. Репортер - инженер монтажа
Завершающая стадия - монтаж сюжета. Монтаж является итогом всей проделанной работы. На монтаже можно «вытянуть» до кондиции некоторые не очень качественные видеоматериалы, но можно и свести на нет операторские и репортерские удачи и находки. Это один из самых ответственных этапов работы, на который, как правило, у репортера уже не остается сил. Неудивительно, что на некоторых телестанциях монтажом занимается либо оператор, снимавший данный сюжет, либо видеоинженер. Также практикуется совместный выезд на съемки оператора и режиссера, последний в дальнейшем будет принимать непосредственное участие в монтаже. Уже во время съемки он может подсказать, какие действия «клеятся» друг к другу, какие - нет; какие кадры надо подснять, чтобы при монтаже можно было «перейти» от одного плана к другому.

Это оптимальная форма работы, позволяющая сохранить логику действия и использовать при этом наиболее яркие кадры. К сожалению, многие региональные телекомпании не могут позволить себе такого разделения труда. Если репортер ежедневно делает один-два сюжета, оператор снимает три-пять, то монтажер новостийной программы монтирует ежедневно восемь и более сюжетов. Один за другим монтируются репортажи о хоккейном матче, о рейде налоговой полиции, об аварии на водоводе и так далее. Монтажеру не так то просто перестроиться с одного события на другое.

Современный универсализм требует от репортера серьезной подготовки к монтажу. По сути дела, эта подготовка начинается еще во время съемки. Наиболее распространенный пример, когда после записи интервью, снимают «перебивки»: общие планы, на которых видно говорящего человека, но невозможно понять, что именно он говорит; либо же крупные планы, на которых не видно лица говорящего, а даны, например, руки, предметы на письменном столе. Другой пример: видеоряд для одного сюжета нередко приходится снимать в нескольких местах. При монтаже сюжета мы не можем просто так перенестись с одного места на другое, в таком случае мы просто запутаем зрителей. Чтобы избежать этого, также подснимают «перебивочные планы» - характерные детали той или иной обстановки: таблички, вывески, флаги и т.д.: что в дальнейшем позволит «перейти» со съемок в помещении на улицу или от одного места съемки к другому. Для того, чтобы зрителю проще было сориентироваться, куда «перенеслось» действие в сюжете, снимаются «адресные» планы - узнаваемые картинки: фасады зданий, площади, памятники и т.д. Это примеры стандартного решения монтажных проблем, репортер и оператор могут найти и другое - более творческое решение. Но для этого нужно уже во время съемки думать о том, каким будет в конечном итоге сюжет и как его можно будет смонтировать.

О непосредственной подготовке репортера к монтажу подробно рассказывалось в предыдущих главах. Напомним, что вернувшись со съемок, журналист отсматривает видеоматериал, таймирует его, отмечая точный таймер каждого кадра, и пишет текст, связывая его с теми фрагментами видео, которые планирует использовать в сюжете. При этом, журналист должен учитывать некоторые основные правила монтажа, чтобы потом не пришлось переделывать всю работу заново. Так, например, будущий видеоряд не может состоять из одноплановых кадров: общие планы должны чередоваться со средними, средние с крупными. Причем, общие планы используются реже, чем средние и крупные.

Так, в репортаже о забастовке в психиатрической больнице дважды используется общий план и один раз панорама: репортаж начинается с адресного плана больницы, в дальнейшем используется общий план конференц-зала, где собрались медики и заканчивается панорамой поселка Сосновый бор. Все остальное - это либо крупные, либо средние планы. Кроме чередования журналист должен учитывать и «правило оптической линии». Во время съемок собрания медиков, оператор устанавливает камеру в противоположном от трибуны углу зала. Линия между камерой и трибуной и является оптической, она делит зал на две части. Оператор во время съемок не должен менять её направления, иначе те, кто сидит в президиуме и те, кто сидит в зале, будут смотреть в одну сторону, а зритель запутается в том, что же все-таки происходит. Если же по каким-то объективным причинам оператор вынужден был нарушить оптическую линию, то при монтаже возникнут те же проблемы, что при «входе» и «выходе» из помещения или при «переходе» с одного места съемки на другое. В таком случае журналист должен решить проблему «перехода» через перебивочные планы. Если таковых нет или их недостаточное количество, то тогда лучше отказаться от такого видеоряда. Проще сделать это сразу, чем потом переделывать весь сюжет.

С проблемами визуального порядка столкнулся репортер, вернувшийся из рейда с налоговой полицией. В ходе рейда было проверено несколько адресов. По одному из них удалось обнаружить несколько ящиков водки с поддельными акцизными марками, в двух торговых точках на вино-водочную продукцию была предъявлена подложная фактура. И еще по одному из адресов был обнаружен подпольный цех по розливу водки. Основная цель репортажа - рассказать зрителям не об отдельном факте, а обо всем пути «левой» водки: от производителя до торговой точки. Во время монтажа журналисту трижды придется «переходить» с одного места на другое. Оператор отснял несколько завершенных действий: изъятие водки со склада, проверка документов в торговой точке, взлом дверей и проникновение на территорию подпольного цеха. Все эти цепочки действий в дальнейшем лягут в основу будущего видеоряда. Некоторые из них довольно продолжительны по времени, поэтому их придется «подрезать», оставив начало и конец действия, а возникшую склейку «перекрыть» крупными планами. Эти крупные планы журналист должен найти и оттаймировать до начала монтажа.

Некоторые отснятые цепочки действия, наоборот, слишком короткие. Репортер при монтаже может использовать либо несколько таких действий, либо дополнить одно крупными планами, в таком случае так же надо найти и оттаймировать нужные планы. Кроме этого репортер должен решить проблему «перехода» с одного места съемки на другое. Предвидя сложности, которые неизбежно возникнут, во время съемок был записан стэнд-ап, теперь при монтаже он позволит «перейти» от подпольного цеха к водке с поддельными акцизными марками. Во время проверки торговой точки была обнаружена водка, аналогичная той, что изъяли со склада. Оператор снял крупный план бутылки, в ходе отсмотра материала репортер нашел средний план с бутылками этой же водки, но на складе. «Переход» со склада в киоск можно будет осуществить через эти планы: сначала средний, а потом крупный.

Таким образом, перед монтажом у репортера должны быть: закадровый текст, написанный в соответствии с будущим видеорядом; оттаймированные фрагменты интервью, - синхроны; тайм-лист с расписанным видеорядом; а также план будущего репортажа. Общая схема репортажа будет выглядеть примерно так: взлом двери и проникновение на территорию цеха, интервью с хозяином цеха, стэнд-ап, адресный план склада, осмотр обнаруженной водки, интервью с оперативным работником, изъятие водки, прилавки киоска, интершумовой фрагмент - общение оперативников с хозяином киоска, итоговое интервью со следователем, проверка документов, закрытие и опечатывание торговой точки. В дальнейшем монтажер может внести изменения в предлагаемый план видеоряда. Но, если репортер не допустил серьезных ошибок, изменения эти будут незначительными.

Уже перед самим монтажом, лучше всего выкроить несколько минут и ознакомить монтажера с написанным текстом и предлагаемой визуальной последовательностью. Отсмотреть фрагменты действия, которые войдут в репортаж, и ключевые кадры: первый, последний и перебивочные. По времени это займет не более 10 минут, зато позволит сразу же избежать возможных ошибок. Дальнейший монтаж будет осуществляться согласно правилам и традициям телестанции. На некоторых станциях сначала «клеится» весь видеоряд, а потом под него подкладывается звук: закадровый текст, интершум. На других наоборот: сначала весь звук - потом видео. У каждого из этих вариантов последовательности свои «плюсы» и «минусы». Первичность видеоряда позволяет говорить со зрителем языком кадров, но текст иногда при этом начинает играть служебную и подчиненную роль. Приоритет текста, определяющего монтажный план, усиливает воздействие журналистского слова, но нередко низводит видеоряд до простых иллюстраций.

Все же более распространен последовательный монтаж: сначала прописывается звук первого фрагмента, например, оперативные действия на территории подпольного цеха, потом смонтированный звук перекрывается видеорядом и так далее. Последовательный метод удобен еще и потому, что довольно часто при монтаже возникают сложности с интершумовыми переходами, интершум же обычно используется на стыке таких фрагментов. Последовательный монтаж также позволяет решить проблему с перебивочными планами. Впрочем, даже на региональных телекомпаниях все большее распространение получает нелинейный, компьютерный монтаж. В таком случае порядок склеивания фрагментов видео-аудиоряда репортажа уже непринципиален. Монтажер имеет возможность вернуться к любой части сюжета и внести в него коррективы, не нарушая при этом уже смонтированного материала.

Если репортер в полном объеме подготовился к монтажу, то во время самого монтажа единственной его задачей остается начитать закадровый текст. Если же репортером были допущены ошибки: неверно отметил начало или конец действия, внес в план кадры, которые нельзя использовать и т.д.: то может возникнуть такая ситуация, что уже во время монтажа придется вносить изменения в текст. Чаще всего приходится сокращать текст. Или же вносить некоторые изменения в содержание. Последнее происходит, когда слова не вполне совпадают с видеорядом. Правда, можно, не переписывая текст, перемонтировать видеоряд. Что более уместно в той или иной ситуации - лучше решать совместно монтажеру и репортеру.

Подобные накладки возникают чаще, чем может показаться на первый взгляд. Дело в том, что репортер отсматривает видеоматериал, как правило, в реальном времени, при монтаже же материал отсматривается по кадрам. Те детали, микрофрагменты, которые могут остаться незамечеными при отсмотре репортером, неизбежно «вылезут» при монтаже. Такие детали могут оказаться и незначительными, но порой несколько кадров могут изменить весь видеоряд. Например, репортеру показалось, что оператор зафиксировал все действие с самого начала. Но при покадровом отсмотре выясняется, что самое начало как раз и не снято. Действие получилось оборванным. Журналист же планировал перекрыть именно этим видеорядом около 10 секунд своего текста. Вот в такой ситуации и приходится принимать совместное решение, либо переделывать текст, либо искать замену этому видеоряду.

Так, в репортаже про рейд налоговой полиции видеоряд изъятия водки оказался оборванным. Однако при изменении текста нарушается вся содержательная логика репортажа. Данный фрагмент можно заменить другим, на котором оперативники пересчитывают ящики обнаруженной водки. От такой замены видеоряд проиграет, но удастся сохранить без купюр содержание сюжета. Что лучше? Что хуже? Это вопросы, с которыми неизбежно сталкивается репортер. К тому моменту, когда идет монтаж, уже много сил целой команды вложено в этот сюжет, что накладывает на репортера большую ответственность. То или иное решение все же лучше принимать коллегиально: в данном случае - совместно с монтажером. Если есть такая возможность, следует пригласить к обсуждению оператора или редактора. Каждый из них видит будущий сюжет со своей точки зрения: с визуальной, технической, в контексте программы. Только такой всесторонний подход позволяет найти единственное верное решение.

Неудивительно, что в одиночку монтажеру будет сложно решить тот или иной вопрос. Практика, когда репортер только начитывает текст и уходит из тон-ателье, а всю остальную работу делает монтажер, нередко дает сбои. Хоть и увеличивается производительность репортера, но неизбежно снижается качество сюжета. Впрочем, иногда репортера на монтаже заменяет режиссер - человек, чьей профессией и является умение решать визуальные проблемы. К сожалению, на сегодняшний день в регионах режиссер - одна из самых дефицитных профессий. В случае отсутствия на телестанции профессионального режиссера, репортеру лучше всего не покидать монтаж пока не будет «приклеен» последний кадр сюжета и прописано «черное поле».

Нередко подготовку репортажа полностью приписывают одному журналисту. На самом деле, зритель видит событие глазами оператора, визуальную последовательность в конечном счете выстраивает монтажер, общий таймер сюжета определяет редактор, свои интонационные нотки вносит ведущий и так далее. Порой, увидев свой сюжет в эфире, думаешь, неужели это мой репортаж!? - Я же делал совсем другой, говорил иначе... Но, как ни странно, именно такие коллективные сюжеты, как правило, оказываются лучшими. Умение свести творческие находки и удачи всех членов команды к одному знаменателю - это тоже искусство.


    1. Репортер и другие

Поскольку производство новостей – работа коллективная, необходимо рассмотреть и основные правила взаимодействия с коллегами-репортерами. Выполняя свое репортерское задание – разовое или постоянное – тележурналист не может не соотносить его с тем, что делают партнеры по редакции. В информационном отделе как и в других структурных подразделениях телекомпании существует внутренняя конкуренция или, если хотите, творческое соревнование сотрудников между собой. Именитые журналисты стремятся закрепить свои авторитетные позиции в коллективе, а новички стараются завоевать себе громкое имя, поэтому каждый озабочен и объемом выполняемой им работы, и её квалификацией, и, конечно же, её оценкой в профессиональном цехе репортеров. Но какого бы накала ни достигала творческая состязательность, она не должна мешать выполнению миссии телекомпании, общих целей и задач. Поэтому определяющими моментами во внутрицеховой жизни репортеров является взаимовыручка и взаимопонимание.

Трудно адаптироваться в редакционном коллективе новичку. Но неизбежный период профессионального взросления можно сократить и сделать не таким болезненным, если к начинающему репортеру прикрепить опытного журналиста, показывающего на личном примере как нужно работать в этой службе новостей. Когда студенты или стажеры впервые приходят в редакцию, их лучше всего отправить на место события в паре с квалифицированным тележурналистом, чтобы начинающие могли в полевых условиях понаблюдать за системой профессиональных действий и творческих решений. У нас, к сожалению, не редкость ситуации, в которых новичку в редакции не уделяют никакого внимания. Говорят, приходи, когда найдешь интересную тему, а так не путайся здесь под ногами. Многое зависит, конечно, от волевых качеств начинающего журналиста, от умения поставить себя в незнакомой обстановке, расположить к себе будущих коллег.

Больше всего отравляет рабочую атмосферу в редакции грубость, высокомерие и чванство в отношениях с коллегами. Никто – даже самый именитый журналист – не может быть так заносчив, чтобы отказываться от редакторского задания и устанавливать в коллективе свои принципы разделения труда. Журналист – рабочий сцены, а не прима-балерина. Он транслирует информацию о событиях, а не создает события. Независимо от разделения сотрудников на творческих и технических работников, журналист стремится наладить ровные профессиональные отношения с каждым работником телекомпании. Как бы ты ни был занят, позови к телефону коллегу, которому звонят сейчас или переадресуй телефонный звонок. Проконсультируй коллегу по предстоящему заданию, если тебе приходилось выполнять подобное задание и ты имеешь представление о том, как его лучше сделать. Замалчивание источников информации или адресов темы есть признак нечестной конкуренции.

Если у тебя есть адрес новостной темы, но ты выполняешь другое ответственное задание и физически не можешь подговить одновременно тот и другой сюжет, отдай найденный адрес более свободному коллеге. В другой раз он подбросит тебе тему репортажа. Не принято «перебегать дорогу» журналисту, специализирующемуся на какой-то теме, если вам вдруг открылась возможность подготовить сюжет по данной теме. Готовить такой сюжет к эфиру можно в том случае, если журналист этой тематической специализации не возражает против вашего включения в тему, либо он, не дай бог, заболел (находится в командировке, в отпуске), короче говоря, физически не может заняться разработкой сюжета. Такие вопросы взаимозамены обычно держит под контролем шеф-редактор новостей.

Если в вашей службе новостей проводят еженедельный «разбор полетов» или так называемые летучки, то надо понимать, что в производственном цикле победы неизбежно соседствуют с поражениями. Смысл производственных совещаний и планерок в спокойном анализе просчетов и достижений. Поэтому комплиментарность («кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку») не приносит пользу делу. Но так же неполезны неконструктивные нападки на какого-то журналиста, особенно если они имеют субъективный характер (например, за то, что в прошлый раз этот журналист позволил себе критику в мой адрес). Это так же обязанность шеф-редактора - следить за взвешенностью оценок, беспристрастностью критики.

Журналист должен поддержать своего коллегу, который подвергся преследованиям со стороны органов власти или бизнес-структур за свои убеждения, за свои критические выступления. Если ты равнодушно взираешь на то, как страдает за свои принципы собрат по журналистскому цеху, завтра никто не вступится за тебя. Так же, как существует корпоративная солидарность, не позволяющая в уничижительном тоне высказываться о своих коллегах по телевизионной службе новостей, должна быть и общежурналистская солидарность, не допускающая, что в телеэфире прозвучат характеристики, оскорбляющие человеческие чувства и профессиональное достоинство коллег из других СМИ. Если между двумя телекомпаниями возникает конфликт, недопустимо выносить полемику на телеэкран, вовлекая зрительскую аудиторию в ваши споры. Конфликтную ситуацию пусть разрешит областное правление организации Союза журналистов или суд, если иные средства погашения конфликта исчерпаны.


Каталог: download -> version
version -> I " Больной, проснитесь примите снотворное"
version -> 1. Историко-географические знания в школьном курсе географии на примере некоторых географических открытиях
version -> Нурсултан Аби́шевич Назарба́ев
version -> Биография Мухтар Кабулович Аблязов родился 16 мая 1963 в селе Галкино Ленинского района Южно-Казахстанской области
version -> Рабочая программа по русскому языку 58 1 класс (обучение грамоте) 58 Рабочая программа по литературному чтению 107
version -> Степанов Александр Михайлович Большой словарь эзотерических терминов
version -> Внеклассное мероприятие литературная гостиная Сгорая пламенем любви
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   16