Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Ю. Ершов, Д. Бевз Телевизионное производство новостей Томск 2000




страница7/16
Дата27.06.2017
Размер3.31 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   16

5. Ведущий новостной программы

В 50-е годы по телевидению повторяли радиовыпуски «Последних известий» без какого бы то ни было видеоряда. Из-за неразвитости кинопроизводства в новостях приходилось использовать дикторское чтение и фотографии. Телевизионный экран на ранних этапах развития телевещания был затоплен потоком речей, выступлений, лекций и бесед. Атрибутом передач того времени были трибуны и лекторские кафедры, столики и конторки. Потребовались десятилетия, чтобы работники телевидения пришли к пониманию того, что центром передачи должен быть человек, а не слова, которые он произносит.


5.1. Диктор и комментатор – рупор или якорь?
Первые дикторы на нашем телевидении были несостоявшимися актерами. Они закончили театральное училище, играли какое-то время на сцене, а потом прошли по конкурсу на должность телевизионного диктора. Их отличала прежде всего культура речи и хорошо поставленный голос. Однако долгое время считалось, что советскому телевидению звезды не нужны. Не нужны и индивидуальности, когда диктор – не более, чем ретранслятор партийных и првительственных решений. Если он – рупор, то всякая его непохожесть и необычность будут отвлекать от восприятия читаемого им текста. Поэтому на экране сплошь и рядом появлялись люди-манекены с совершенно стертой индивидуальностью, но умеющие интонировать текст, повысив голос в одном месте и добавив немного пафоса в другом. Только текст, вот беда, сплошь и рядом не доходил до аудитории, не воспринимался, потому что не был обращен к человеку. Когда фраза лишена диалогичности и не предполагает конкретного адресата, она проскальзывает мимо ушей.

И все-таки среди дикторов ЦТ советской эпохи было немало талантливейших профессионалов: Ангелина Вовк, Игорь Кириллов, Валентина Леонтьева, Светлана Жильцова, Анна Шатилова. Они воплощали в своем облике то время. Скромные, сдержанные, спокойные, полные внутреннего достоинства. Дикторы «застойных» времен, конечно, проигрывают нынешним в живости, улыбчивости, умении среагировать на сложную ситуацию в эфире. Но можно ли представить, чтобы Игорь Кириллов сказал «займ» вместо «заём». А А.Шатилова или С.Жильцова – «двухлетняя годовщина» вместо «двухлетия» или «второй годовщины»? Они были бы немедленно сняты с эфира. Сейчас за такую оплошность никто никого с программы не снимает. Потому что грубейшие отклонения от норм литературного языка даже не замечаются редакторами.

Что и говорить, прежнее поколение дикторов выступало носителем правильного русского языка, хранителем культурной речи. Но главное, что они умудрялись персонифицировать даже такую безличностную коммуникацию, как программа «Время». Персонифицировать своим внешним видом, своей телесностью и модуляциями своего голоса. А нужно ли больше? В информационных программах никакого личного мнения быть не должно. Так принято во всем мире. Диктор просто читает текст, который для него подготовили. И только. Это – говорящая голова. Что от нее требуется – говорить правильно и выглядеть хорошо. Люди смотрят новости, потому что нуждаются в точной информации обо всем, что происходит в мире. Диктор должен донести эту информацию без искажений, не заслоняя суть событий своей персоной.

Все это было неоспоримым, пока единственным человеком, представляющим на экране новости, был диктор. Однако уже в 60-е годы в информационной программе «Эстафета новостей», которая шла в прямом эфире, на первый план выходит личность журналиста, происходит персонификация сообщения. А с изменениями форматов новостных программ на рубеже 80-90-х годов в телевизионных службах новостей усилилась специализация и в разделении труда появились новые профессиональные роли: обозреватели, комментаторы, ведущие. Это журналисты, которые имеют собственную позицию по многим вопросам, которые считают себя вправе делиться перед телекамерой своими переживаниями и мыслями по ходу комментариев. Которые могут пошутить или посетовать по поводу только что сообщенной новости. Это, пожалуй, традиция нашей газетной и журнальной публицистики, возрожденная в новое время на телевидении.

Талантливый ведущий оказывает на аудиторию особое воздействие, которое можно сравнить с «флюидами», идущими от популярного актера; или с «излучением», исходящим от проповедника; или с гипнотическим взглядом психотерапевта. Хороший ведущий непременно внушает доверие и симпатию. Неуловимым образом ведущий заботится о том, чтобы зрители почувствовали себя неким сообществом: городским, областным, российским или даже мировым. Он сопереживает показанным сюжетам. Большинство телезрителей понимает, что не ведущий добывал новости. Но он так выстраивает и подает их, что у нас выстраивается информационная картина дня, а драма повседневной жизни не кажется безысходной (а может быть, и, напротив, кажется именно безысходной).

Если диктора можно сравнить с машинисткой, которая перепечатывает чужой текст без всякой правки, то комментатор оказывается редактором своей передачи и подстраивает авторские материалы под себя. Если диктор – просто глашатай или рупор, и более всего приспособлен в этой роли для чтения официальных сообщений, то комментатор – это всегда позиция, всегда собственное мнение по поводу самых разных проблем. Поэтому у профессиональных дикторов очень наблюдательные и острые на слух люди могут заметить некое небрежение к содержанию новости, выраженное инонацией и тембром голоса. А комментаторы славятся умением ставить вопросы, удивляться, сопереживать, при необходимости шутить, создавать атмосферу живого диалога, а главное – контакта с аудиторией.

Было бы совершенно некорректно ставить вопрос – кто телевидению более нужен: диктор или комментатор? – Оба нужны, но для разных программ. Если новости местная телекомпания выпускает в дикторском формате, то комментатор будет в таком выпуске так же красноречив, как муха в стакане молока. Он будет раздражать аудиторию навязчивостью своих оценок и мнений. Если телестанция готовит к эфиру информационно-аналитическую программу или обзор новостей за неделю, то диктор любого уровня профессионализма окажется в такой программе «белой вороной», потому как от него будут ждать комментариев, а без своего мнения, без выстраданной позиции ему хоть вешайся.

Заметим, что некоторые местные телекомпании практикуют закадровый формат выпуска новостей, в котором нет ни диктора, ни комментатора, а только лишь закадровый текст журналистов к видеоряду подготовленных ими сюжетов. Такой формат подходит для заполнения пауз, например, по утрам или как мостик между прайм-таймом и ночным фильмом, но для полноценного выпуска новостей он, пожалуй, не подходит. Закадровый формат лишает возможности использовать сообщения без видеоряда. Однако, некоторые важные сюжеты - особенно политические или экономические - часто не требуют никакого изображения, а порой не могут по тем или иным причинам сопровождаться видеорядом. Либо телестанции придется игнорировать такие материалы, либо подгонять изображение к тексту. В результате на экране появляются неожиданные картинки, неподходящие по смыслу к тексту, которые ничего не добавляют к содержанию сюжета. Такие материалы лучше читать диктору, а на фоне поместить фотографии. Переход к дикторскому формату позволит увеличить продолжительность новостей и сделать их более глубокими, так как это даст возможность использовать широкий спектр сюжетов. И потом, люди лучше воспринимают сообщения, если они видят того, кто им читает эту информацию. Того, кому они могут в той или иной степени доверять.





    1. облик и Образ ведущего новостей

Кого предпочтительнее выдвинуть на ответственную и почетную должность ведущего информационной программы телеканала? Как он должен выглядеть? В последние годы многие местные телестанции практикуют конкурсы, условием участия в которых ставят привлекательную внешность, возраст до 35 – 40 лет, высшее образование (порой и специальное журналистское образование). Что касается молодых и красивых, то это требование, пожалуй, иррационально. В наше время, в обстановке затяжного экономического кризиса телезритель больше всего хочет ощущения некой стабильности, надежности, спокойствия. Если молодой и симпатичный диктор может внушить своим видом эти чувства, пусть красуется на экране он. Однако, вероятнее, что не очень молодой, а повидавший кое-что в жизни, не очень красивый, а мужественный и харáктерный (возможно, убеленный сединой, изрезанный морщинами, с усталыми глазами) будет внушать большее доверие аудитории, нежели «юноша с обложки журнала мод».

Американские телекомпании одно время делали ставку на молодых, но потом вернулись к среднему и старшему возрасту – тут зрители видят более надежный «якорь». Самым высокооплачиваемым ведущим национальных каналов США – Тому Брокау, Питеру Дженнингсу и Дэну Разеру – за 50 лет. У нас дело осложняется тем, что ведущие новостей кооптируются чаще всё же из журналистской среды, а творческие коллективы местных станций (особенно негосударственных) состоят из молодежи. К тому же дикторы старших возрастов ассоциируются у части населения с телевещанием партийно-советской эпохи. Хотя это может быть уже и не так плохо, если бы человек с внешностью Алексея Каплера и с его же мудростью преподносил нам новости и комментарии к ним.

Что касается образования и специальной подготовки, то ведущий, безусловно, должен не только понимать всю специфику репортерского труда, но и сам быть в состоянии подготовить сюжет для вечернего выпуска. Аудитория видит ведущего в качестве интервьюера и понимает, что перед ней не кукла, механически говорящая, а один из команды журналистов теленовостей – наверное один из лучших в этой команде, раз ему доверили представлять все сообщения. В крупнейших телекомпаниях США существует традиция командировать ведущих за рубеж для освещения событий мирового значения или в американскую глубинку для того, чтобы они «не отрывались от жизни», чтобы они демонстрировали как «держат руку на пульсе».

Находится ли ведущий на улице или он сидит в студии под светом мощных ламп, он должен иметь при себе гримерную сумку, чтобы хорошо выглядеть. Нормальная человеческая кожа содержит определенное количество жира. В ярком свете студийных юпитеров, в жаре студии, переполненной электрическими приборами, в напряженной суете съёмок кожа лица начинает «лосниться» от капелек выступающего пота. Проявляемый блеск кончика носа, выступающих скул и лба выглядит на телеэкране не слишком привлекательно. Следовательно, нужно замаскировать этот неестественный блеск пудрой. Рассказывают, что ведущие новостных шоу никогда не расстаются с пудреницей. Для ведущих-женщин не менее актуальна подводка глаз и губ. Возьмем для примера бледно-розовую перламутровую помаду. От нее у женщин-ведущих на экране совершенно нездоровый вид. Перламутр превращает губы в неаккуратное шевелящееся пятно. Губы смотрятся в этом случае ненатурально, и складывается вречатление, что ведущая вот-вот упадет в обморок. А должна производить впечатление пышущей здоровьем женщины. Телевидение можно назвать не только информационным, но и косметическим бизнесом.

Тоновый крем и пудру используют и по другой причине. Нормальная человеческая кожа при естественном освещении приобретает в числе других и зеленые, и лиловые оттенки, что нетренированному глазу в общем-то незаметно. Эти цвета усиливаются при съёмках некоторыми типами телекамер, особенно при использовании флуоресцентных осветительных приборов. Чтобы ведущий не предстал в образе графа Дракулы, ему необходимо наложить соответствующий макияж на кожу лица. Кроме того, телевизионная техника может усиливать тени в области глаз, носа и подбородка. Эти участки лица обычно «высветляют». У мужчин-брюнетов свежевыбритый подбородок приобретает синеву, которую так же необходимо высветлить.

Элементарный грим накладывается профессиональным визажистом в студии мужчинам-ведущим от 3-х до 10 минут, а женщинам-ведущим – от 5 до 20 минут. Назначение элементарного грима – ничего не меняя в облике участника передачи, так распределить светотень на лице, чтобы добиться в изображении нужного баланса тонов. Корректировочный грим используется для того, чтобы скрыть недостатки лица, выгодно подчеркнуть его привлекательные стороны. Существует также характерный грим, предназначенный для создания типажа и артистического образа. Однако, характерный грим в создании теленовостей не используется, поскольку преображать ведущего программы до неузнаваемости нет необходимости. Общим правилом телевизионных визажистов является соблюдение чувства меры: «Лучше наложить несколько меньше грима на лицо, чем несколько больше, чем нужно». Должно быть и ощущение времени суток: с утра размалеванное лицо выглядит смешным, хотя вечером оно, возможно, и сошло бы…

В большинстве местных телекомпаний по договору работают и парикмахеры, которые подправляют прически ведущим перед выходом в эфир. Основное требование к волосам – чистые и ухоженные! Без начесов, наворотов и локонов. Волосы ведущих должны быть в порядке, но они не должны выглядеть так, будто диктор только что вышел из «Салона красоты». Телезрители должны видеть перед собой красивую женщину – ведущую выпуск новостей, а не средства, при помощи которых достигается эффект. Все попытки поручить представление новостей победительницам конкурсов красоты, профессиональным фотомоделям и манекенщицам закончились провалом. Ведущий новостей не должен быть слишком молод, слишком красив, слишком непохож на обычных горожан.



Ведущие одеваются скромно, как государственные служащие или бизнесмены средней руки: их внешний вид должен отражать середину вкусов в моде и политике. В 1982 году знаменитый ведущий телекомпании CBS Дэн Разер решил появиться на телеэкране в свитере. Аудитории это показалось странным: то, что позволено президенту США, не позволено ведущему новостей. Бороду и усы в Америке можно видеть на каждом шагу, но не в новостях. Относительно подбора гардероба ведущего существует несколько простых правил:

  • Избегайте в одежде белого, ярко желтого и тех цветов, которые отражают свыше 80 процентов света. Постарайтесь не надевать белоснежные сорочки и блузки. К ним очень сложно подобрать соответствующее освещение, к тому же эти цвета придают неестественные оттенки лицу. Если гость студии явился на передачу в белом костюме, инженер эфира сможет добавить направленной на гостя камере значений тона, чтобы решить эту цветовую проблему.

  • Черная одежда (особенно на фоне темного задника) может неестественно высветлить кожу лица так, что возникнет ощущение «говорящей головы», которая свободно парит в воздухе. Черный пиджак нередко выглядит на экране темным пятном. Ярко-красные и ярко-синие одежды тоже не очень подходят для телевидения. Подходят спокойные и приглушенные тона коричневого, серого, песочного, беж и т.п.

  • Ткань в полоску – особенно в контрастные близко расположенные полосы – приводит к ряби, к переливанию цветов, что совершенно ненужным образом отвлекает внимание телезрителя (кстати заметить, это же относится и к расположению на заднем плане кадра мониторов компьютера, которые в телевизионном изображении начинают мерцать и так же отвлекать зрителя от происходящего на первом плане).

  • Очень яркие узоры в одежде (аппликации, вышивки, отчетливый орнамент) также носят отвлекающий характер и неуместны в новостной передаче так же, как воланы и рюши.

  • Все блестящие элементы одежды – ткань «металлика», блёстки, золотые и серебряные украшения – в обычной обстановке могут выглядеть эффектно, но в телестудии производят впечатление экстравагантности (особено при жестком освещении ведущего программы). Помимо того, что всё это даёт отвлекающие блики и аберрации, металлические аксессуары и бижутерия могут издавать звон и побрякиванье, что будет кошмарно усилено микрофоном-петличкой.

  • Появиться на телеэкране в блузке – плохой стиль. К блузке необходим жакет или пиджак. Ведущая в блузке выглядит полуодетой, как мужчина, снявший в обществе пиджак. Вдобавок ко всему из-под блузки может просвечивать бельё, а это уже отвлекает от главного – от сообщаемой информации.

Какие качества нужны, чтобы стать ведущим? Этот вопрос часто задают начинающие журналисты. Кроме физических данных – хорошей внешности, приятного голоса и правильного произношения – ведущему нужны широкое образование; жизненный опыт; ум и находчивость; чувство юмора; энтузиазм; способность работать в коллективе. Важно и отсутствие таких качеств, которые вызывают неприязнь у зрителя: цинизм, манерность, заторможенность. Телеэкран неизбежно обнажает нехватку общей культуры и отсутствие доброжелательности, высокомерие или, наоборот, заискивание перед сильными мира сего. В отношении личностных качеств особое значение имеет контактность, быстрота реакций, правдивость, доверительность.

Телеведущий – это и журналист, и чтец, и артист-шоумен. В качестве журналиста-репортера ведущий сообщает факты, интервьюирует. В роли чтеца ведущий демонстрирует свое умение держаться перед камерой, говорить выразительно и убедительно, привлекать своей внешностью, манерами. Как артист ведущий воздействует на аудиторию своими эмоциями, мимикой и жестикуляцией. Он обладает способностью перевоплощаться на экране. Он, можно сказать, расцветает при свете телевизионных софитов. Есть еще нечто неуловимое и неподдающееся словесному описанию – обаятельная улыбка, блеск глаз, привлекающий аудиторию. Если Сванидзе часто убеждает логикой рассуждений, то Доренко берет артистизмом, эмоциональностью, ораторскими приемами. «Это нервозный тон, взвинченная стилистика, суждения наотмашь. (А.Вартанов)». Оно и понятно, «Зеркало» ориентировано на вдумчивую аудиторию, от которой требуется осмысление увиденого в эфире. «Время с Доренко» - это новостное шоу для самой массовой аудитории, которая клюет на сенсацию, на эпатаж, на хлёсткость. Замечено, что длительное отсутствие ведущего ведет к сокращению аудитории: не видя привычного лица, зритель начинает смотреть новости конкурентов. «Когда программу ведет не Миткова, а кто-то другой, - заметила Татьяна Агашкина, многолетний ведущий «Часа пик» ТВ-2, - исчезает расцвеченность красками, что ли…».

Продуманный имидж – самый эффективный способ работы с массовой аудиторией. Образ отражает те ключевые позиции, на которые безошибочно реагирует публика. Это попытка перевода массового сознания на автоматические реакции. В имидже телеведущего можно выделить несколько аспектов: портретный (облик, вербальный и кинетический имидж, поведенческий имидж), профессиональный (журналистская компетентность, способности интервьюера) и социальный (способность взять на себя роль, которую от него ожидает телеаудитория, способность вызывать доверие). Понятно, что все эти аспекты только относительно автономны, но в реальности взаимопроникают и наслаиваются друг на друга, порождая или не порождая харизму личности телеведущего. Можно допустить, что конкретный ведущий даже не обладает необходимым для формируемого им имиджа набором характеристик. Например, Евгений Киселев, возможно, не так основателен, не так проницателен, не так невозмутим, как хотел бы казаться. Не беда, в условиях невнимательности и разорванности телевизионного восприятия массовое сознание все равно допишет в его образ желаемые характеристики.

5.3. Культура телевизионной речи


Культурная речь – это речь, в которой соблюдаются литературные нормы языка. Такая речь выбирает из существующих вариантов наиболее выразительный и ситуативно уместный в смысловом отношении. Высокая культура речи предполагает высокую общую культуру говорящего, культуру его мышления и любовь к языку. Язык теленовостей надо рассматривать с позиций специфики устной речи, потому что, выступая перед телекамерой, следует говорить - рассказывать, комментировать, а не читать, хотя с этим не все согласятся. Выбор стилистических, лексических, синтаксических и интонационных средств должен быть ориентирован на свободное изложение подготовленного журналистом материала. Роль информационных программ на телевидении состоит в том, чтобы передавать новости, разъяснять случившееся, комментировать события, убеждать в правильности того или иного мнения, воздействовать на эмоциональную сферу телезрителей, побуждать их к определенным действиям, формировать общественное мнение. Таким образом, выделяются две основные функции телевизионной речи: сообщение и воздействие.

Выступающему в кадре или за кадром журналисту должно быть интересно то, о чем он рассказывает. Только через личную заинтересованность в теме можно вызвать необходимый интерес у аудитории, которая, конечно, чувствует и наигрыш, и ложный пафос и равнодушие. Манера говорения не терпит шаблона или подражания. Тем не менее можно сформулировать некоторые общие правила языкового и графического оформления теленовостей.


5.3.1. Объём фраз. Интонация

Предложения в теленовостях должны быть по возможности краткими. Это значит, что 8 – 12-ти фонетических, или ударяемых, слов будет достаточно для нормального восприятия. На 14-15-м слове, по данным психолингвистических исследований, может наступить «порог внимания», когда телезритель попросту отключается от активного процесса слушания. Исключение из этого правила может быть сделано только для тех словосочетаний, которые, составляя на письме единую фразу (даже до 50 фонетических слов), легко расчленяются при помощи интонационных средств.

Например, одно из сообщений местных теленовостей открывалось такой длинной фразой, которая была разбита на ряд синтагм за счет естественного интонирования конструкции: «Сегодня нам стала известна реакция руководства Восточной нефтяной компании / на вчерашнее заявление мэра Томска Александра Макарова / о возможном введении в Томске чрезвычайного положения и аресте ресурсов горючего на всех автозаправочных станциях города, / который в критической ситуации, возможно, / будет необходим для обеспечения бензином муниципального транспорта».

Надо избегать громоздких цитат, заменяя их пересказом в тех случаях, когда стиль цитируемого автора очень уж отклоняется от норм устной речи. Следует избегать также скопления фраз одинакового объема. Длину предложений лучше варьировать, чередуя длинные и короткие фразы. В противном случае возникает монотонность речи. Если же мы произнесем сначала длинную фразу, а непосредственно за ней используем короткую, возникнет эффект разрядки: сначала нагнетается некоторое напряжение, а затем телезритель получает своеобразную передышку. Эмоциональный подъём, который требуется от речи ведущего теленовостей, достигается, с одной стороны, акцентной насыщенностью фраз (то есть интонационным выделением ключевых, а значит, ударяемых слов), а с другой стороны, сокращением объёма фраз с перестановкой и заменой определенных слов, изменением падежных форм и т.д.

Интонация, темп речи, тембр – все это воспринимается телезрителем как выражение внутреннего состояния говорящего, его настроения, искренности или фальши. Профессиональные ведущие в развитых европейских и американских странах, как правило, проходят специальную подготовку по технике речи в эфире. Их учат держать правильное дыхание во время чтения, регулировать силу звучания, интонировать текст. Один из лучших российских ведущих Евгений Киселев либо хорошо обучен ритмике и орфоэпии, либо владеет интонационными законами интуитивно. Кажется, дать ему даже кулинарный рецепт, он и из него, интонируя, сделает политический текст, если потребуется.

Техника речи, мы полагаем, должна стать одной из основных дисциплин в профессиональном обучении журналистов радио и телевидения. В основном же наши дикторы работают в манере, напоминающей мёртвую зыбь: подъём – спад, подъём – спад. От точки до точки. Ну, и восприятие соответствующее. Как при лёгком ветерке, не трогающем глубинных слоев.


5.3.2. Грамматические формы.

К синтаксической структуре текстов теленовостей предъявляются общие требования простоты, прозрачности и удобообозримости. Какой же текст в изложении (диктора) ведущего мы считаем чересчур сложным и тёмным?



  • Текст с нагромождением придаточных предложений, причастных и деепричастных оборотов. (Например, «Возвращаемся ко вчерашнему скандалу, разразившемуся между «Томскэнерго» и мэрией, и по довольно странному стечению обстоятельств совпавшему с днем юбилея генерального директора «Томскэнерго…» или «Скорее всего останутся на своих местах управляющий делами Мордвинов, Нелли Кречетова, возглавляющая департамент по информационной политике и относительно недавно назначенный начальник департамента по общественной безопасности Виктор Петрушев»).

  • Текст, в котором используются страдательные обороты и отглагольные существительные (то есть заведомо книжные конструкции). Так, скажем, вместо бюрократически-канцелярского оборота «Все операции финансового оборота должны быть записываемы в день их проведения» вполне можно сказать «Все финансовые операции должны фиксироваться в день их проведения».

  • Текст с нагромождением существительных, поставленных в зависимость одно от другого и используемых к тому же в одной падежной форме (например, «… специалисты, а затем и общественность осознает значение развития энергосберегающих технологий для становления режима экономии электро - и теплоэнергии». Тогда как ту же фразу можно отредактировать: «… осознает, что в интересах экономии надо развивать энергосберегающие технологии»).

  • Текст, включающий перечисления, выходящие за пределы трех кратких пунктов (например, «При анализе ситуации в сфере ЖКХ можно выделить несколько основных причин кризисного положения в этом секторе. Во-первых, низкая экономическая эффективность жилищно-коммунального хозяйства связана с отсутствием рынка жилищно-коммунальных услуг и доминированием естественных монополий. Во-вторых, сказывается и слабая техническая оснащенность, огромные потери в трубопроводах. В-третьих, система функционирования ЖКХ в большой степени поражена коррупцией и отмечена печатью массовых злоупотреблений, как это, впрочем, происходит везде, где бесконтрольно вращаются государственные деньги. В-четвертых, регулярные задержки с выплатами заработной платы и перебои с пенсиями не могли не сказаться на сборе платежей в сфере ЖКХ…»). Чрезмерно обширный перечень делает речь затрудненной для понимания и запоминания сказанного.

Фразы более сложного синтаксического строения, примеры которых приведены выше, надо чередовать с предложениями простейшей структуры. Это требование вытекает из принципа разнообразия языкового оформления теленовостей. Принцип разнообразия предполагает также сочетание элементов разных стилей речи. Например, «Самый же богатый железный клад Томской области лежит на юге, в 30 километрах от Томска, - там, где раскинулись знаменитые залежи Туганского месторождения циркон-ильменита (высокий стиль). По последним исследованиям геологов, здесь лежит миллион тонн тантала, скандия, гафния и редкоземельных металлов самария, церия, неодима (научный стиль). Лежит почти на поверхности, приходи и бери! (разговорный стиль).


      1. Фразеология теленовостей

Если мы не задумываемся над тем, насколько точно прозвучит подобранное нами слово, мы ослабляем воздействие текста на аудиторию. В отношении словаря текстов теленовостей можно сформулировать ряд специфических требований и ограничений.

  • Не используйте слова служебного характера, сообщающие тексту канцелярский или архаичный оттенок (дабы, кои, ибо, поскольку, вследствие того что и т.п.).

  • Следите за проникновением в текст сообщений или комментариев слов-паразитов вроде навязшего в зубах словосочетания «как бы» («как бы власть и как бы управляет, как бы платят и как бы спрашивают, как бы жизнь…»).

  • Не надо пользоваться не объясненными в тексте специальными терминами, кроме тех, которые заведомо известны телезрителям (Например, «Как правило, после того, как комиссия по топонимике что-нибудь порекомендует муниципалитету, мэр города принимает решение что-нибудь переименовать». Эту фразу можно было бы допустить в телевизионном эфире, если бы ведущий до того, как произнести её, объяснил, что комиссия по топонимике – это комиссия по названиям улиц и площадей. Правда, и муниципалитет – тоже словечко понятное далеко не каждому. Лучше сказать «городская администрация»).

  • Не следует употреблять выражения и обороты, внушающие подозрение, что ведущий читает текст по бумажке или телесуфлеру; и при том читает текст, оформленный по правилам письменной речи. (Например, «Как было отмечено выше… О чем будет сказано ниже и т.п.». Корректным способом изложения в информационной программе будет «Я уже говорил… Об этом я скажу чуть позже». Для телезрителя не существует пространства листа с текстом подводок или протяженности бегущей строки на телесуфлере – аудитория воспринимает сказанное в категориях времени.

  • Чрезвычайно умеренно в теленовостях надо пользоваться цифровым материалом. Вот пример неудачного построения фразы, в которой журналист загружает телезрителя цифрами, затрудняя понимание текста: «Как сообщил Анатолий Титов, эти требования, если и можно кому-то адресовать, то только не мэрии - свои финансовые обязательства городская власть выполняет почти на 80 процентов. А вот долги населения сегодня составляют 45 миллионов рублей. Причем, долги в несколько тысяч, как показывает проведенный анализ, имеют далеко не бедные граждане… У этой проблемы есть и другой аспект: в нашем полумиллионном городе 118 тысяч жителей имеют коммунальные льготы, которые федеральным и областным бюджетом возмещаются крайне плохо. Решение проблем работников ЖКХ заместитель мэра видит в приведении нынешней величины квартплаты к более реальной, причем, доля средств коммунальщиков в квартплате должна составлять не 10-15 процентов, а гораздо больше.» Когда в пяти фразах сообщается 6 цифр, можно поручиться, что если не на третьем, то на четвертом числе самый внимательный телезритель собьется с числовых сопоставлений, утратит способность сравнивать и делать выводы. Приводя статистический материал, надо по возможности округлять большие числа (45 миллионов вместо 44 миллионов 987 тысяч рублей); заменять десятичные дроби простыми (1/2 вместо 0,5) а еще лучше существительными «половина», «треть», «четверть». Абстрактным цифрам следует придать конкретное содержание. Многие ли зрители имеют представление о том, что такое 120 гектар земли? Сколько саженцев можно было бы посадить на такой территории? Сколько времени займет эта работа, если ее выполняют три человека? Что такое миллион долларов и какую площадь можно было бы озеленить на эти деньги? Чем больше величины, тем они абстрактнее для людей.

  • Если же ситуация все же требует использования большого количества чисел и при этом некорректно их округлять, то в таком случае используется видеографика. Графические картинки могут быть как статичными, так и динамичными. По продолжительности они таковы, чтобы зритель успел в спокойной обстановке прочитать весь текст или ознакомиться с таблицами и диаграммами. Графикой же, титрами, передается информация об интервьюируемом: его имя, фамилия и должность (встречаются такие должности, которые не то что запомнить, а и выговорить-то сложно). Поэтому в закадровом тексте репортер лишь в редких случаях представляет респондента.

  • Особо внимательно в эфире надо отнестись к цитированию, ведь телезритель не видит кавычек. Использование прямой речи обозначается при помощи формул по словам N, как заявил N, цитирую N и т.п. Разумеется, следует обозначить и завершение цитирования, как словами “конец цитаты”, так и интонационно.


5.3.4.Графическое оформление текста сюжета

В выпусках новостей на телевидении не всегда написанный журналистом текст читает

сам автор. Отсюда особое значение приобретает графическое оформление текста в твердой копии или в компьютерном варианте для телесуфлера. Правильное оформление облегчает считывание фраз и перевод их в выразительную звучащую речь. Когда ведущий смотрит почти безотрывно в объектив камеры, не теряя надолго зрительного контакта с аудиторией, а в его речи возникают моменты, изобличающие ориентировку диктора на шпаргалку, можно догадываться о неправильном оформлении текста. Для устранения такого рода ошибок текст подводок и выводок (обвязок сюжетов), комментариев и переходов к другим темам должен отвечать следующим требованиям:


  • Не надо вносить в текст сокращения, которые не предназначены для раскрытия при чтении перед телекамерой. Поэтому не следует писать А.И.Солженицын – пишите либо Александр Исаевич Солженицын, либо Александр Солженицын, либо Солженицын (без всяких инициалов).

  • Сокращенные написания и т.д., и т.п., и др., т.е., вполне приемлемые в письменном тексте, оказываются непригодными во фразе, предназначнной для произнесения вслух. Либо выписывайте сокращение полностью, либо заменяйте эти слова другим оборотом. Например, «Вчера губернатор посетил Сбербанк и побеседовал с его управляющим, сегодня нанес визит в Промстройбанк, СБС-АГРО, Нефтеэнергобанк и др.». Исправленная редакция может выглядеть так: «…нанес визит в … Нефтеэнергобанк и другие финансовые учреждения города».

  • Разбивка фраз и выделение в них определенных частей требует постановки более сильного пунктуационного знака (например, тире) в ряде случаев, где в письменной речи можно поставить запятую. А иногда бывает нужно поставить знак препинания там, где в письменной речи можно обойтись без всякого знака.


Каталог: download -> version
version -> I " Больной, проснитесь примите снотворное"
version -> 1. Историко-географические знания в школьном курсе географии на примере некоторых географических открытиях
version -> Нурсултан Аби́шевич Назарба́ев
version -> Биография Мухтар Кабулович Аблязов родился 16 мая 1963 в селе Галкино Ленинского района Южно-Казахстанской области
version -> Рабочая программа по русскому языку 58 1 класс (обучение грамоте) 58 Рабочая программа по литературному чтению 107
version -> Степанов Александр Михайлович Большой словарь эзотерических терминов
version -> Внеклассное мероприятие литературная гостиная Сгорая пламенем любви
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   16