Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Я путешествую налегке




Скачать 161.69 Kb.
Дата25.06.2017
Размер161.69 Kb.
ТипГлава
Фейт ХантерОдержимаяГЛАВА 1Я путешествую налегкеЯ ехала на своем байке по Декатур-стрит, под урчание двигателя постепенно погружаясь в глубины Французского квартала. За спиной у меня висел дробовик «Бенелли М4 Супер 90», заряженный собранными вручную патронами со стреловидными серебряными пулями для охоты на вампиров. Кожаная куртка прикрывала набор серебряных крестов, засунутых за брючный ремень. Запас кольев держался в петлях на бедрах, обтянутых джинсами. Подседельные сумки мотоцикла были заполнены моими скудными пожитками: в одной лежала одежда, а в другую я сложила рабочий инструмент. Как профессиональный убийца вампиров, я путешествую налегке.Приспособления для охоты надо будет на время собеседования убрать с глаз долой. А то моя работодательница может и обидеться. Выйдет не очень хорошо, если вышеупомянутая дама выпустит клыки, протягивая мне очередной чек за выполненную работу.Парень, стоявший в дверях своего дома, этакий симпатяга Джо, повернул голову вслед за мной, когда я проехала мимо. Кожаные сапоги, куртка и джинсы — все как у меня, только его черные волосы были коротко подстрижены, а мои доставали до бедер, если бы я не заплетала тугие косы, чтобы волосы не мешали в драке. У порога хибары Джо стоял, опираясь на подножку, мотоцикл «кавасаки». Мне не понравился пристальный взгляд этого парня, однако он не пробудил во мне особого интереса — ни как у хищницы, ни как у охотницы за вампирами.Мой мотоцикл проехал по Сент-Луис-авеню, а потом по улице Дофина, лавируя между раздражительными на вид продавцами, спешащими к ужину домой, и уже появившимися в столь ранний час гуляками, которые вышли на поиски развлечений. В опускавшихся сумерках я разглядела адрес. «Девочки Кейти», старейший из постоянно действующих публичных домов Французского квартала, открылся в 1845 году и с тех пор не прекращал своей деятельности, хотя и переезжал с места на место в зависимости от ураганов, наводнений, стоимости аренды, благожелательности местных законов и сотрудников правоохранительных органов. Я припарковалась, опустила подножку и перекинула длинную ногу через спину своего железного друга.На свалке в местечке Шарлотта, штат Северная Каролина, я нашла два байка с проржавевшим железом и сгнившей резиной. Они были в никудышном состоянии. Однако Джейкоб, вышедший на пенсию механик-реставратор «харлеев», исповедующий священный культ дзен-харлея на берегах реки Катавба, где он жил, взял у меня деньги и починил один мотоцикл, использовав второй на запчасти и заказав недостающие детали через Интернет. На все про все у него ушло шесть месяцев.Все это время я охотилась для Джейкоба, снабжая его жену и четверых детей олениной, крольчатиной, мясом индейки (приносила все, что могла поймать в моем искалеченном состоянии), на отложенные деньги пополняла запасы из городских магазинов и лечила свое израненное тело. Я делала что могла в течение тех месяцев, которые понадобились на исцеление. Даже при высокой скорости выздоровления и возможности регулировать метаболизм мне потребовался довольно продолжительный период, чтобы полностью оправиться после того, как меня практически обезглавили.Теперь, восстановившись на все сто процентов, я нуждалась в работе. Лучшим предложением оказался заказ на уничтожение выродка-вампира, который терроризировал Новый Орлеан. Он убил трех туристов и наряд полицейских, которых нашли там, где он их бросил: они лежали с улыбками на лице и без капли крови. Ходили слухи, будто упырь не довольствовался одной только кровью, поговаривали, что он сжирал внутренности своих жертв. Похоже, он был старым, могущественным и беспощадным, в общем — обезумевшим кровопийцей. Свихнувшиеся вампиры всегда самые опасные.Как раз на прошлой неделе Кэтрин, или Кейти Фонтено, хозяйка борделя, чье имя стояло в названии заведения, отправила мне письмо по электронной почте. Судя по всему, она заглянула на мой веб-сайт, где сообщалось о том, как я благополучно уничтожила целую семью вампиров в горах возле Эшвилла. Верно. На сайте не было никакого вранья, не было его и в прессе. По крайней мере, явного вранья. А правда заключалась в том, что я чуть не умерла. Конечно, я выполнила свою работу, создала себе репутацию, а потом — как говорилось на сайте — на несколько месяцев отошла от трудов, чтобы инвестировать законно заработанные деньги. Или чтобы вылечиться. Однако правильный пиар — залог успеха. «Продолжительный отпуск» звучит гораздо привлекательнее, чем медицинская сводка об увечьях.Я сняла шлем, расстегнула заколку для волос и вытащила косы из-под воротника. Они упали поверх куртки, звякнув бусинками. Затем выбрала несколько предметов из моего рабочего инструмента: один ясеневый кол с серебряным наконечником, крошечный пистолет и крест. Все это упрятала в косы и поправила прическу, так чтобы волосы лежали ровно и ничего из них не торчало бы и не выпирало. Потом сделала несколько глубоких вдохов, стараясь успокоиться и тем самым обеспечить собственную безопасность во время собеседования. Я нервничала, а нервничать в обществе вампира — непростительная глупость.Садившееся солнце залило горизонт багрянцем и выкрасило старинные здания, оконные ставни и кованые балконы в цвет фуксии. Чисто с человеческой точки зрения это было красиво. Я вдохнула полной грудью и позволила Пантере оценить окружающий мир. Ей понравилось то, как здесь пахнет, и захотелось отправиться на охоту. «Позже», — пообещала я. Хищники обычно рычат, если их рассердить. «Скоро». Она выпустила невидимые когти и принялась перебирать лапами, впиваясь в мою сердцевину. Не очень приятно, но острие когтей помогало быть начеку, что и требовалось для собеседования. Я ни разу не встречалась с цивилизованными вампирами и уж тем более не вела с ними дел. Насколько я знала, вампиры и скинуокеры вообще никогда не сталкивались. И вот теперь я собиралась изменить ход вещей. Это могло быть интересно.Я прицепила солнечные очки на воротник и осмотрела заколдованные замки на подседельных сумках. Удовлетворившись проверкой, я направилась к узкой красной двери и нажала кнопку звонка. Мне открыл лысый мужчина — определенно человек. Однако он был таким здоровым, что мог оказаться кем угодно: профессиональным борцом, накачанным стероидами бодибилдером или троллем. А может, и всем сразу. От этой мысли я улыбнулась. Он встал в дверях, загородив вход. Руки его расслабленно свисали, но было видно, что Тролль готов к любым неожиданностям.— Я тебя рассмешил? — спросил он голосом, напоминающим скрежет лошадиного копыта о камень мостовой.— Да нет. Скажи Кейти, что пришла Джейн Йеллоурок. — При первой встрече всегда лучше показать себя крутой девчонкой. Ничего, что у меня при этом дрожали коленки.— Визитка? — потребовал Тролль. Немногословный парень. Он мне уже нравился. Мой новый друг. Двумя пальцами обтянутой перчаткой руки я расстегнула молнию на кожаной куртке, выудила из внутреннего кармана карточку и протянула ему. На ней было написано: «Джейн Йеллоурок. Посылает кол в нужном направлении». Убийство вампиров — жестокий бизнес. Я обнаружила, что немного юмора может сделать его гораздо приятнее.Тролль взял визитку и захлопнул дверь перед моим носом. Я могла бы поучить своего нового приятеля хорошим манерам. Впрочем, совершенно очевидно, это касалось всех моих знакомых мужчин.В двух кварталах от дома Кейти я услышала шум мотоцикла. Это был не «харлей». Возможно, «кавасаки» вроде той ярко-красной ракеты под седлом, что я недавно видела. Я не удивилась, когда в поле зрения появился байк и сидящий на нем Джо с Декатур-стрит. Он притормозил возле моего мотоцикла, выключил зажигание и остался сидеть, пряча глаза за солнцезащитными очками. Губами он сжимал зубочистку, которая дернулась, когда Джо стянул шлем и очки.Джо был красавчиком. Немного выше моих ста восьмидесяти трех сантиметров. Оливковая кожа, черные волосы, черные брови. Черные куртка и джинсы. Черные сапоги. Отчасти перебор с черным, однако, обхватив своими мускулистыми ногами красный мотоцикл, эффект производил потрясающий.Никакого серебра в поле зрения. Ружья нет, но на правом боку подозрительная выпуклость. Значит, левша. Что-то блеснуло сзади на шее из-под воротника. Рукоятка ножа, спрятанного в ножнах на спине. Может, даже с несколькими лезвиями. Потертости на сапогах (он, как и я, носил ковбойские, а не харлеевские, только у него были «фрайсы», а у меня «луккисы» из страусиной кожи). И потянула носом, мои ноздри расширились. Его сапоги пахли конским навозом, причем свежим. Значит, местный парнишка. Или, по крайней мере, приехал сюда достаточно давно и успел покататься верхом. Я чувствовала запах лошадиного пота и сена — простая смесь ароматов. А еще я унюхала сигару. Именно из-за нее Джо понравился мне. Примесь запахов стали, оружейной смазки и серебра заставила меня влюбиться в него. Ну, типа того. Пантера внутри меня решила, что он вроде как клевый и, возможно, достаточно крут, чтобы мы могли снизойти до него. И все-таки шел от него какой-то душок, скрытый под слоем очевидных запахов, который настораживал меня.Молчание длилось дольше, чем предполагалось. Поскольку это он ко мне подкатил, я просто стояла и смотрела, и затянувшаяся пауза беспокоила Джо, но абсолютно не волновала меня. Я слегка изогнула губы в намеке на улыбку. Он улыбнулся в ответ и слез с мотоцикла. За моей спиной, в доме Кейти, послышались шаги. Я развернулась, так чтобы держать в поле зрения и дверь, и парня. Естественно, нельзя было не вызвать подозрение таким маневром, поэтому я пожала плечами, дабы показать, что ничего не имею против Джо. Просто никогда не теряю бдительности. Даже с симпатичными парнями.Тролль открыл дверь и дернул головой. Я приняла этот жест за приглашение и вошла.— Интересных ты выбираешь друзей, — сказал великан, закрыв дверь перед Джо.— Никогда его раньше не видела. Куда положить оружие?Всегда лучше самой предложить, чем дожидаться, когда тебя обыщут. Демонстрация силы эффектна в любом своем проявлении.Тролль открыл старинный шкаф. Я отстегнула кобуру с дробовиком и положила на полку. Потом принялась вытаскивать серебряные кресты из-под куртки, снимать их с ремня и бедер, пока не получилась приличная кучка. Тринадцать крестов — непомерное количество, но они отвлекали внимание людей от моего оружейного резерва. Затем наступила очередь деревянных и серебряных кольев. По тринадцать тех и других. Напоследок достала серебряный флакончик святой воды. Один-единственный. Если бы я носила с собой тринадцать, то булькала бы при каждом шаге.Я повесила кожаную куртку на плечики, засунув во внутренний карман очки и мобильный телефон, закрыла дверцу шкафа и приняла соответствующую позу, чтобы Тролль мог меня обыскать. Он фыркнул, словно бы удивленный, но одновременно и польщенный, и тщательным образом выполнил свою работу. Надо отдать ему должное, непохоже было, чтобы он наслаждался больше, чем следует. Великан задействовал только тыльную сторону ладоней, пальцы в ход не пускал, не задерживался и не поглаживал там, где не следует. Дыхание его не участилось, пульс бился ровно — я чувствую подобные вещи, если не мешают посторонние звуки. После основательного ощупывания внутренней стороны голенищ моих сапог Тролль произнес: — Сюда.Я последовала за ним вдоль узкого коридора, который, ведя вглубь дома, делал два крутых поворота. Пол устилали старинные персидские ковры, а на стенах висели акварели и картины маслом, написанные знаменитыми и не столь знаменитыми художниками. Освещали коридор бра цветного стекла от Рене Лалик — похоже, не копии, а настоящие. Я не знала, можно ли так искусно имитировать старину. Стены были выкрашены в мягкий желтый цвет, который создавал удачный фон для картин, подсвеченных бра. Изысканное убранство для публичного дома. Живущая во мне школьница из христианского приюта была одновременно шокирована и заинтригована.Когда Тролль остановился возле красной двери в конце коридора, я споткнулась, зацепившись ногой за ковер. Гигант подхватил меня одной рукой, и на мгновение, перед тем как снова твердо встать на ноги, я прижалась к нему. Мне удалось изобразить смущение. Тролль покачал головой и постучал в дверь. Собравшись с духом, я сжала в руке крест, который проворонил великан. И крошеный двухзарядный пистолет. И то и другое было припрятано у меня на макушке под косами. Мужчины никогда в жизни не ощупывали голову. Не то что сапоги, куда они постоянно запускали свои пальцы. Тролль открыл дверь и шагнул в сторону. Я вошла.Комната была обставлена аскетично, однако дорого, а вся мебель походила на испанскую. Старинную испанскую. Что-то вроде эпохи Колумба и королевы Изабеллы. Стоявшая возле стола женщина, в голубовато-зеленом платье и мягких шлепанцах, выглядела лет на двадцать, если не смотреть ей в глаза, судя по которым она могла сойти за старшую сестру вышеупомянутой королевы. Глаза старого, очень старого человека. Она приветливо шагнула мне навстречу. И вдруг уловила мой запах.И в то же мгновение глаза ее налились кровью, зрачки почернели и расширились, а клыки высунулись наружу. Она прыгнула. Увернувшись, я вытащила крест и пистолет и отскочила к дальней стене. Я вытянула перед собой руки с оружием, нацелив крест на вампиршу, а пистолет на Тролля. Хозяйка дома зашипела на меня, полностью обнажив клыки. Ее пятисантиметровые когти были белы, как кость. Тролль достал пистолет. Большой пистолет. Вечно эти мужчины с их идиотским соперничеством. Дерьмо! Хотя бы раз случилось так, что пистолет есть только у меня. Но разве они позволят!— Хищник, — прошипела хозяйка. — На моей территории. — В воздухе разлились феромоны ярости вампирши, горькие как полынь.— Я не человек, — ответила я, и голос мой был тверд. — Вот что ты учуяла.Я ничего не могла поделать с бешеным биением своего сердца, и я знала: это еще больше сводит ее с ума. Я животное. Биологические факторы всегда вносят свою лепту. Вот и попробуй тут сохранять хладнокровие. Крест у меня в руке сиял белым холодным светом, и Кейти, если, конечно, ее на самом деле так звали, отвернулась, защищая глаза. Она не набросилась на меня, а это означало, что она думала. Хороший знак.— Кейти? — Тролль вопросительно посмотрел на хозяйку.— Я не человек, — повторила я. — Мне, правда, очень не хочется стрелять в твоего тролля прямо здесь и заливать кровью ковры, но я сделаю это.— Тролля? — переспросила Кейти и застыла. Тело ее приобрело нечеловеческую неподвижность, которая свойственна вампирам в те моменты, когда они думают, отдыхают или занимаются любыми другими делами в свободное от охоты, еды и убийств время. Плечи ее опустились, а клыки убрались в глубину рта, который неожиданно изобразил что-то типа усмешки. Вампиры не могут смеяться и кидаться на жертву в одно и то же время. Они бывают двух типов: часть из них по-прежнему сохраняют человеческую природу, а остальные представляют собой фанатичных убийц. Выходит, что Кейти оказалась первым, так сказать, цивилизованным вампиром в моей жизни. Все остальные, с которыми мне пришлось встретиться лично, были ненормальными извращенцами-убийцами. А потом еще и мертвецами. Настоящими мертвецами.Тролль прищурился, целясь в меня из сорок пятого калибра. Наверное, верзиле не понравилось, что его сравнивают с плохим парнем из детской сказки. Драки мне всегда удавались, однако сейчас переговоры показались более мудрым решением.— Скажи ему, пусть отойдет. Дай мне договорить. — Я слегка добавила стали в голос. — Или я тебя прикончу, а твой дружок так и не сумеет выпустить пулю. — Если он так и не обратил внимания на то, что я поставила его пушку на предохранитель, когда споткнулась. А потом мне придется застрелить его. Я бы не стала утверждать наверняка, что мой двадцать второй остановит гиганта, — только в случае точного попадания в глаз. На выстрел в грудь он вряд ли среагирует. Скорее, разозлится еще больше.Ни один из них не бросился на меня, и я продолжила:— Я здесь не для того, чтобы убить тебя. Меня зовут Джейн Йеллоурок. Я пришла на собеседование. Надеюсь получить работу. Хочу уничтожить выродка-вампира, которого ваш собственный Совет объявил вне закона. Но я не пахну человеком, поэтому принимаю меры предосторожности. Один крест, один кол, один небольшой двухзарядный пистолет. — Слово «кол» не ускользнуло от Кейти. И от Тролля тоже. Он не заметил трех опасных предметов. Не видать ему рождественской премии.— Кто ты такая? — спросила меня хозяйка дома.— Скажи мне, где ты спишь днем, и я скажу, кто я такая. Лучше мы обсудим дела, или я ухожу.О местоположении дневного укрытия, места, где вампир спит, сообщают только возлюбленным, близким друзьям и родственникам. Кейти хмыкнула. Она издала тот бархатистый смешок, который присущ представительницам ее вида, низкий и эротичный, словно сексуальный стон. Моя Пантера заурчала. Звук ей понравился.— Хочешь на время стать моей игрушкой, загадочная особа нечеловеческого рода? — Не услышав ответа, Кейти подошла поближе, невзирая на сияющий крест. — Интересная. Высокая, стройная, молодая. — Она наклонилась и вдохнула мой запах. — Или не очень молодая. Кто ты? — настаивала она полным очарования голосом.Глаза Кейти вновь обрели свой естественный цвет, серовато-карий, но румянец все еще окрашивал ее щеки, поэтому я понимала, что она по-прежнему жаждет крови. То есть моей смерти.— Скрытная, — прошелестела хозяйка дома. И голос ее приобрел тот особенный тон, которым пытаются очаровать и поработить. Низкий вибрирующий звук, казалось, задевал самые потаенные струны. — Соблазнительный аромат. И вкус, скорее всего, приятный. Возможно, ради твоей крови стоит пожертвовать делом. Ты бы легла ко мне в постель, если бы я предложила?— Нет, — ответила я.Мой голос был лишен каких-либо эмоций. Ни интереса, ни отвращения, ни раздражения — ничего. Ничего, что могло бы вывести из себя хозяйку или ее прислужника.— Жаль. Положи пистолет, Том. И принеси нашей гостье чего-нибудь выпить.Не дожидаясь, когда Томми Тролль опустит пушку, я выпустила из руки свою. Пантера не слишком обрадовалась, но поняла. Я вторглась на территорию Кейти, и если уж не могла выказать покорности, то была в состоянии продемонстрировать хорошие манеры. Том опустил пистолет, тут же расслабившись. Он направился к отлично укомплектованному бару, по пути засовывая оружие в кобуру.— Том! — окликнула я его. — Сними с предохранителя. — Он остановился на полпути. — Я поставила твою пушку на предохранитель, когда упала на тебя в коридоре.— Не может быть, — не поверил он.— Я довольно ловкая особа. Именно поэтому твоя работодательница пригласила меня на собеседование.Великан обследовал свой сорок пятый и кивнул хозяйке. Как можно носить в кобуре не поставленный на предохранитель пистолет сорок пятого калибра? Это было выше моего понимания. Попахивает либо глупостью, либо тихим отчаянием, а Кейти жила на свете слишком долго, чтобы быть дурочкой. Наверное, этот вампир-выродок сделал ее очень подозрительной. Я засунула крест в маленький, выложенный изнутри свинцовой фольгой кармашек, который был прилажен на кожаном ремне, вдернутом в мои «левисы». Туда же отправила пистолет и застегнула карман. На моем пистолете тоже имелся предохранитель, но такую крошечную игрушку я без труда могла привести в боевую готовность легким прикосновением руки.— Это там ты прячешь оружие? — спросила Кейти. Я лишь взглянула на нее, и она пожала плечами, будто мой ответ не имел значения. — Впечатляет. Ты впечатляешь.Кейти была темно-пепельной блондинкой. Ее прямые длинные волосы рассыпались по голубовато-зеленому шелку платья, которое облегало тело, словно вторая кожа, и шелестели при каждом движении — такие они были густые. Ростом она не выделялась: всего метр пятьдесят с хвостиком, однако сила вампиров не в росте. Она могла двигаться так же быстро, как и я, и убивать в считаные секунды. У нее были короткие отполированные ногти, когда она выходила из режима охоты, и бледная кожа. Глаза она красила в экзотическом египетском стиле: черпая подводка, а поверх — блестки. У меня для такого макияжа всегда была кишка тонка. Мне проще с гризли встретиться, чем попробовать нарисовать себе шикарное лицо.— Что налить, мисс Йеллоурок? — спросил Том.— Кола подойдет. Обычная, не диетическая.Великан откупорил бутылку и вылил колу в стакан со льдом, который при соприкосновении с жидкостью зафыркал и затрещал, потом нацепил на край стакана ломтик лайма и вручил мне напиток. Хозяйка дома получила высокий граненый фужер какой-то молочной смеси с резким запахом, отдающим алкоголем. По крайней мере, это была не кровь со льдом. Бррр!— Спасибо, что приехали так издалека, — начала разговор Кейти, взяв одно из двух кресел и указав мне на второе. Оба кресла стояли спинками к двери, что мне совсем не понравилось, однако я села, а она продолжила: — Мы так и не представились друг другу должным образом, а Ин-тер-нет, — Кейти произнесла последнее слово по слогам, словно термин звучал для нее необычно, — не может заменить процедуры официального знакомства. Меня зовут Кэтрин Фонтено. — Она протянула мне кончики пальцев. Мгновение я подержала их в своей руке и выпустила.— Джейн Йеллоурок, — назвалась я, считая, что все это слегка чересчур. Кейти отхлебнула из бокала. Я тоже пригубила из своего и решила: с церемониями пора покончить. — Так у меня есть работа?Кейти словно пропустила мимо ушей мой дерзкий вопрос.— Мне нравится иметь представление о людях, с которыми я сотрудничаю. Расскажи о себе.Вот те на! Солнце садилось. А мне надо было прошвырнуться по городу, обследовать и понюхать местечко и еще кое-что сделать: снять квартиру, найти камни, купить мясо.— Вы заходили на мой сайт, наверняка читали биографию. Там все изложено черным по белому. — Вообще-то, посредством цветной графики, но тем не менее.Кейти вежливо приподняла брови:— Твоя биография скучна и бессмысленна. Например, там нет упоминания о том, что в возрасте двенадцати лет ты вышла из леса диким ребенком, взращенным волками, и не владела даже элементарными навыками человеческого поведения. Что тебя поместили в приют, где ты провела последующие шесть лет. А потом снова исчезла, а два года назад объявилась вновь и принялась убивать мне подобных.Волоски у меня на спине начали вставать дыбом, но я взяла себя в руки. Меня травила орава девчонок-тинейджеров, когда я еще даже по-английски говорить не научилась. После этого ничто не могло меня сильно расстроить. Усмехнувшись, я закинула ногу на ручку кресла, чем ошеломила Кейти с ее изящными манерами.— Волки меня не воспитывали. По крайней мере, я так не думаю. В любом случае у меня не возникает желания повыть на луну. Я ничего не помню о первых двенадцати годах своей жизни, поэтому не могу рассказать тебе о том времени. Мне кажется, я из племени чироки.— В качестве доказательства я показала сначала на свои черные волосы, а потом на золотисто-коричневую кожу лица и индейский нос. — Потом я жила в христианском приюте в горах Южной Каролины, вышла оттуда, когда мне исполнилось восемнадцать. Немного попутешествовала. Затем — два года обучения в фирме по обеспечению безопасности. По окончании начала частную практику и в результате занялась охотой на вампиров. А вы? Вы собираетесь поделиться своими сокровенными тайнами, Кейти, владелица «Девочек Кейти»? Известная миру как Кэтрин Фонтено, или же Кэтрин Луиза Дюпре, Кэтрин Перл Дуплантис, Кэтрин Вилльмонт. И это только часть имен, мной обнаруженных. Та, которая возобновила в феврале лицензию на спиртные напитки; является зарегистрированной республиканкой; добросовестно ходит на выборы, как на мессу, прошу прощения за такое сравнение; заседает в местном Совете вампиров; имеет многочисленные офшорные счета на разные имена, половинную долю в двух местных отелях, три ресторана, несколько баров и столько денег, что могла бы при желании купить весь город.— Я вижу, мы обе провели расследование.У меня было такое чувство, что Кейти считает меня забавной. Наверное, непросто прожить на свете несколько веков и обнаружить себя в современном мире, где каждый знает, кто ты такой, и либо сходит по тебе с ума, либо боится до безумия. Я не испытывала ни того ни другого, и Кейти это нравилось, если, конечно, легкая улыбка на ее губах означала именно симпатию.— Итак, у меня есть работа? — повторила я свой вопрос.Кейти задумалась на мгновение, словно оценивая мои ответы и мое отношение к делу.— Да, — сказала она. — Я организовала тебе маленький домик, согласно требованиям на твоем веб-как-его-там в Ин-тер-не-те.Брови мои поползли вверх сами собой. Значит, она была практически уверена в том, что даст мне работу.— Он с той стороны особняка. — Кейти неопределенно махнула в глубину комнаты. Там есть небольшой садик в форме буквы «Г». Он тянется позади дома, а также вдоль его бока и окружен кирпичной стеной. Камни, которые ты требуешь, привезли два дня назад.Ладно. Теперь я была потрясена. На моем веб-сайте говорится, что я должна жить в непосредственной близости от камней или альпинария и что я не возьмусь за работу, если это условие не будет выполнено. И эта женщина, вампирша, сделала все возможное, не дав мне ни единого повода отказаться. Интересно, как бы она повела себя, если бы я сказала «нет»?Кейти бросила взгляд на Тр... Тома, и тот вступил в разговор:— У садовника была истерика, но он нашел выход: притащил валуны с помощью крана, а потом вписал их в ландшафт. Поворчал, конечно, но сейчас все готово.— Ты не поделишься, зачем тебе гора камней? — спросила Кейти.— Для медитации. — (Она посмотрела на меня непонимающе). — Я использую камни для медитации. Помогает настроиться на охоту. — Я знала, что она понятия не имеет, о чем я говорю. Объяснение даже мне показалось весьма неубедительным, а ведь я сама придумала эту ложь. Придется над ней поработать.Хозяйка дома встала, и я поднялась вслед за ней, отставив колу. Кейти осушила бокал со своей вонючей выпивкой. Дыхание ее теперь слегка отдавало лакрицей.— Том передаст тебе контракт и необходимую информацию: улики на выродка, собранные полицией и нашими людьми. Сегодня можешь отдохнуть или заняться чем там тебе нравится. Завтра принесешь подписанный контракт, а потом ты приглашена на ужин с моими девочками, перед тем как начнется работа. Они отправятся на частную вечеринку, поэтому ужин накроют в семь ввечеру. Меня не будет, так что они смогут говорить свободно. И ты сможешь узнать какие-нибудь важные детали.— (Странный способ сказать «в семь вечера» и еще более странная просьба с места в карьер начать опрашивать сотрудников, однако я никак не отреагировала. Возможно, кто-нибудь из них знал что-то об упыре. И возможно, Кейти была в курсе.) — А после ужина принимайся за свое расследование. Предложение о вознаграждении остается в силе. Дополнительные двадцать процентов, если ты уничтожишь выродка в течение десяти дней и пресса не выкажет пристального интереса к нам. — (Последнее слово она произнесла с особенным выражением, дабы дать мне понять, что под «нами» подразумевались не мы с ней. Кейти имела в виду вампиров.) — Внимание человеческой прессы... тяжело нам давалось в последнее время. А способ питания выродка вызвал напряжение в Совете вампиров. Это важно, — добавила она.Я кивнула. Конечно, а как же. Я хочу, чтобы мне заплатили, поэтому стремлюсь угодить. Но вслух я этого не произнесла.Кейти протянула мне папку, и я засунула ее под мышку.— Полицейские фотографии сцен преступлений, которые ты просила. Три кусочка окровавленной ткани с воротников последних жертв. Их шеи были тщательно вытерты, чтобы собрать слюну, — объяснила она.«Слюна вампира, — подумала я. — Запах вампира. Пригодится для охоты».— На карточке контактный номер моего человека в НОПД. Это женщина. Она ждет от тебя звонка. Сообщи Тому, если тебе понадобится что-нибудь еще. — Кейти холодно посмотрела на меня, совершенно очевидно давая понять: разговор закончен. Ее голова была занята уже чем-то другим. Например, ужином? Точно. Щеки Кейти снова побледнели, и неожиданно голодный блеск замерцал в ее взгляде. Ее глаза скользнули по моей шее. Пора было уходить.