Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Вторая неканонические ветви




страница1/4
Дата30.03.2017
Размер0.79 Mb.
  1   2   3   4
ЧАСТЬ  ВТОРАЯ

НЕКАНОНИЧЕСКИЕ  ВЕТВИ

Кто не пребудет во Мне, извергнется вон,


как ветвь, и засохнет;
а такие ветви собирают
и бросают в огонь, и они сгорают

Ин. 15, 6
Епископ” Гурий (Павлов)

Российский Экзархат ИПЦ Греции юрисдикции Синода
Архиеп. Авксентия Афинского


До конца 1980 х гг. иеромонах Гурий (Павлов), в общем-то, не выпадал из рамок “андреевской” ветви Катакомбной Церкви, хотя имел некоторые проблемы со своей иерархией дисциплинарного характера, о чем будет сказано ниже. С получением “епископства” от незаконных греческих архиереев его положение по понятным причинам изменилось, посему, даже при всем уважении к нему, к каноническим “катакомбам” его отнести никак нельзя. Тем не менее, можно согласиться с Р. Яшунским, который пишет в своей статье: “Владыка Гурий – живая история и, можно сказать, реликвия катакомбного движения”. Биографические данные о еп. Гурии, собранные нами из нескольких источников1), в основном совпадают.



“Епископ” Гурий Казанский. В миру Павлов Семен Павлович, род. в 1906 г. в с. Средне-Кибече Цивильского уезда Казанской губ., в крестьянской семье православных чувашей. Дедушка по отцовской линии был сельским священником. В 1916 г. С. Павлов окончил церковно-приходскую школу в родном селе, затем 2 года учился в с. Яндиково Казанской губ. В 1920 г., в возрасте 14 лет убежав из дома, ушел в Св.-Александровский чувашский монастырь, где подвизался и учился в монастырской гимназии. После его закрытия и разрушения перешел в Макарьевский монастырь Казанской губ. После закрытия и разрушения Макарьевского монастыря подвизался в Раифском монастыре, а после разорения последнего поселился в Одигитринском монастыре Уфимской епархии. Когда же был закрыт и Одигитринский монастырь, переехал в Уфу. По просьбе группы православных чувашей, не признававших митр. Сергия, и по благословению архиеп. Андрея Уфимского послушник Семен был определен кандидатом в священство. 11 октября (ст. ст.) 1928 г. в Симеоновской церкви в Уфе он был пострижен в мантию с именем Гурий еп. Аввакумом (Боровковым) и им же, 13 октября, рукоположен в иеродиакона. 19 октября 1928 г. еп. Уфимский Вениамин (Троицкий) хиротонисал его в иеромонаха. После этого о. Гурий выехал в Казань, где сблизился с еп. Нектарием (Трезвинским). Весной 1929 г. служил в с. Шутнеево Казанской губ. Летом 1929 г. – арест, бежал из камеры предварительного заключения через перепиленную ночью двумя сокамерниками решетку. Перешел на нелегальное положение. Зимой 1931 г. арестован в с. Езобакино Симбирской губ., этапирован в Симбирск, освобожден. Проживал у духовных чад в Симбирске, скрываясь в соломе. 1931 г. – арест в Симбирске, в заключении в Елабужской, Чистопольской и Казанской тюрьмах. В январе 1932 г. освобожден, вновь служил в с. Шутнеево. В Великий Пост 1932 г. арест, этапирован в Чебоксарскую тюрьму. В дек. 1933 г. приговорен к 3 годам ИТЛ, этапирован в Свирьлаг. Бежал, вернулся в Чувашию. До 1947 г. (в течение 15-ти лет!) жил в конюшне, служил в сарайчике, где была устроена тайная церковь. Совершать требы выходил исключительно ночью в буран или дождь, устроил несколько подземных церквей. В 1947 г. – арест в с. Средне-Кибече, бежал на следующий день, выпрыгнув из окна больницы, где временно содержался под стражей. В 1948 г. новый арест в г. Цивильске. Полтора года содержался в Чебоксарской тюрьме, в 1949 г. этапирован в лагеря. Подвергался жестоким избиениям от тюремного начальства, за отказ работать в церковные праздники и воскресные дни постоянно заключался в карцер. В 1956 г. освобожден по амнистии и состоянию здоровья, выйдя практически инвалидом. Вновь перешел на нелегальное положение, паспорта не имел, служил тайно в Поволжье. Лично встречался с Антонием (Лобовым), Антонием (Голынским) и Геннадием (Секачем), но отверг их как неканонических иерархов. С 1963 г. разыскивался прочими “андреевцами”, но на контакт с теми не выходил. В 1981 г. правящий епископ ИПЦ Владимир (фон Штромберг) незадолго перед своей смертью составил список катакомбных архиереев и клириков, кои живя анархически, постоянно уклонялись от послушания церковной власти и подлежали за это каноническим прещениям. Список был утвержден Собориком ИПЦ 1981 г. В нем значился и иеромонах Гурий (Павлов).

В 1988 г., через клирика РПЦЗ прот. Виктора Потапова из Вашингтона, который приехал в СССР на празднование Тысячелетия Крещения Руси, иером. Гурий связался с Арх. Синодом РПЦЗ, представив просьбу катакомбных общин о поставлении его в епископы для ИПЦ. В 1990 г. выехал в США и был возведен в сан архимандрита митр. Виталием, но на требование последнего, чтобы в его архиерейской хиротонии участвовал Лазарь (Журбенко), ответил, что “от такого нечестивца рукополагаться не станет и главенства его в России никогда не признает”, притом назвав Журбенко “сатаной”. По возвращении из США, часть паствы Гурия отошла от него по причине получения им паспорта.2) Вскоре его представители, через англичанина В. Мосса, вошли в контакт с греко-старостильным Синодом архиеп. Хризостома Афинского на тот же предмет3) и получили в целом положительный ответ. Однако, некоторое время спустя выяснилось, что с Хризостомом по телефону связался архиеп. Сиракузско-Троицкий Лавр и поставил ультиматум: рукоположите Гурия – отношения с РПЦЗ окончательно испортятся (тогда эта старостильная юрисдикция была сильно заинтересована в объединении с РПЦЗ) и совместная финансовая деятельность прекратится, а в феврале 1991 г. от “хризостомовского” Синода был получен ответ, в котором греческие иерархи заявили, что вопрос о поставлении Гурия “потребует тщательного изучения и времени”.4) В результате дело застопорилось и, хотя сам Гурий был не против рукоположения, его окружение стало искать других возможностей для епископской хиротонии. Вскоре на него, через десятые руки, анонимно вышел еп. Григорий (Граббе), стремившийся создать в России сильную альтернативу РПЦЗ. Люди Граббе и подсказали представителям Гурия о греческом Бостонском Преображенском монастыре, находившемся ранее в ведении РПЦЗ, но в 1986 г. ушедшем из нее и присоединившемся к другому греческому старостильному Синоду, возглавляемому архиеп. Авксентием Афинским.5) В марте 1991 г. Авксентию было направлено прошение от паствы Гурия о приеме в общение.6) Между тем, летом 1991 г. с Гурием пытался связаться схимонах Епифаний (Чернов), как раз в это время вместе с “матфеевцами” искавший подходящего кандидата в епископы для Катакомбной Церкви. Однако, окружение Гурия, пытавшееся манипулировать им, помешало этой встрече. Тогда же Гурий один, в возрасте 85 лет, вновь отправляется в Америку и 15/28 июля 1991 г. рукополагается в г. Вустер (близ Бостона) в епископа Казанского митр. Максимом Кефалонийским, еп. Ефремом Бостонским и еп. Макарием Торонтским (архиеп. Авксентий отказался участвовать в хиротонии по причине болезни).

В мае 1992 г. к Гурию приезжал монах Амвросий (Сиверс), который рассказывал ему о катакомбных Отцах и убеждал его снова вступить в общение с “андреевцами”. Целью этой встречи были переговоры о возможном возстановлении (разумеется на определенных условиях) через Гурия катакомбной иерархии5), однако из этого ничего не вышло. Но начиная с 1993 г. сам Гурий ни с кем из представителей “авксентьевцев” на связь не выходил и никаких приглашений от тех не принимал. По архиерейскому чину, как выяснилось, не служил, всех кандидатов в клир, к нему подводимых, отвергал как недостойных.8) Видимо, под конец он вообще стал сомневаться в каноничности “авксентьевской” юрисдикции. Освященный Собор Катакомбной Церкви ИПХ 1995 г. направил Гурию увещательное послание, которое было передано ему лично в руки, однако никакого ответа на него от Гурия не последовало. Скончался на Рождество Христово 7 января 1996 г., похоронен в Чувашии. Сведения о том, что Гурий перед самой своей смертью был принят обратно в РПЦЗ в сане архимандрита, неверны.

В настоящее время бывш. паства еп. Гурия составляет ок. 5 тыс. чел. В ней есть не только русские, но и немцы, а также чуваши, мордва, татары, якуты, ханты, манси и др. народы Севера и Поволжья. Имеются общины в Воронеже, Тамбове, Липецке, Нижнем Новгороде, Харькове, Пензе, Уфе, Новосибирске, Кемерове, Волгограде, Белгороде, Вятке, Элисте, Ташкенте, Казани, Ставрополе, на Алтае, в Хакасии и Мордве. В 1996 г. часть общин была присоединена к “андреевской” иерархии еп. Саткинским Паисием (Рогожиным). От “авксентьевского” Синода в Москве действует “Подворье ИПЦ Греции” и при нем “Свято-Серафимовская община”. Экзархом в Россию греками был назначен (еще при жизни Гурия) прот. Виктор Мелехов из г. Вустер. Регулярно, два раза в год, он посещает Россию, устраивая катакомбные общины в разных местах страны. Московское Подворье, финансируемое Бостоном, издает информационный бюллетень “Воздвижение”. От бостонской группировки в России действуют несколько “священников”. Из них известны: Георгий Манухин из Евпатории, по кличке “дядя Жора”, бывш. сотрудник заповедного хозяйства КГБ при ЦК КПСС, он же – бывший алтарник сергианского митр. Филарета (Денисенко); Олег Урюпин, до этого побывавший в группировке Лазаря Каширского, а в 1995 г. арестованный в Киеве за хранение боеприпасов и оружия у себя на квартире и посаженный за это в тюрьму на 4 года9); и Николай Патрин из Дивеево – бывший офицер, проходивший службу на ядерном полигоне в Казахстане, впоследствии рукоположенный сергианами в “священство”, затем принятый в “сущем сане” РПЦЗ, а весной 1997 г. перерукоположенный “авксентьевцами” в Бостоне. По последним сведениям от “авксентьевцев” он уже отошел и теперь примкнул к “хризостомовцам” (недавно его видели служившим у Валентина Суздальского). Бывшая же паства еп. Гурия ни с Мелеховым, ни с Московской общиной сейчас практически никак не контактирует.


Пафнутианский” раскол

Происходит от “климентовского” еп. Хвалынского Пафнутия. Достоверных данных о нем нет, мирское имя неизвестно. Родился ок. 1918 г. в Поволжье (по др. источникам – на Урале) в старообрядческой семье. Кем пострижен в иночество, неизвестно. Ок. 1936 г. рукоположен в диакона еп. Виктором (Прокошиным), в 1950 х гг. – в священника еп. Феодором (Роговым). В епископа, на место умершего еп. Феодора, поставлен в 1963 г. епископами Климентом (Сдобиным) и Лукой (Чудновым). Известно, что еп. Филипп (Зайцев) признал его неспособным к архиерейству и наотрез отказался принять участие в хиротонии. Его опасения вскоре оправдались. В 1972 г. еп. Пафнутий устроил весьма сильную смуту и раскол, причины коего до конца не ясны, и уехал со своей кафедры на Урал, где поставил, как минимум, еще 5 архиереев. Раскол охватил не только Урал, но и Поволжье, а также к нему примкнули какие-то анархические общины бывш. “неокружников”10), коих когда-то окормлял еп. Виктор. Умер Пафнутий в конце 1995 г. на Урале. Некоторые последователи “пафнутиан” ныне проживают также в Сибири и на Дальнем Востоке. Все – на нелегальном положении.

В начале 1994 г. в Москве активизировалась деятельность нескольких “пафнутианских” епископов:Виктора (Зенина) (род. ок. 1942 г.), Василия (Орлова) (род. ок. 1950 г.) и некоего Пансофия (род. ок. 1923 г.), поставленного Пафнутием и скрывавшегося под видом бомжа. В январе 1998 г. прошел слух, что еп. Пансофий скончался. Однако, вскоре выяснилось, что на самом деле он был зверски избит бомжами, попал в больницу, но потихоньку оклемался и еще продолжает действовать. Канонические “климентовские” епископы и “андреевцы” “пафнутиан” в общение не принимают. Последние количество своей паствы исчисляют в 5 000 чел., среди коих до 100 монашествующих.11)

“Пафнутиане” распространяют собственную версию происхождения “климентовской” иерархии. По их данным ее начало было положено еп. Климентом (Логгиновым) в 1925 г., когда он вступил в переговоры с “беловодскими” епископами, из коих двоих, Михаила и Феодора, он согласился принять через полное перерукоположение, что и было осуществлено совместно с архиеп. Мелетием (Картушиным). Михаил же, в свою очередь, поставил еп.Иоанна (Кашина) и т. д. В то же время ок. 1932 г. архиеп. Андрей (Ухтомский) и архиеп.Мелетий хиротонисали еще еп. Василия (†1963), от которого затем свое рукоположение попучили еп. Виктор (Прокошин) и другие.12)


Евсевианский” раскол

Этот раскол13), гораздо более сильный, чем “пафнутианский”, организовал “климентовский” еп. Хвалынский Евсевий, поставленный на место сбежавшего еп. Пафнутия в 1973 г. епископами Кирилом Еманжелинским и Климентом Нижнеудинским. В 1978 г. еп. Евсевий также покинул свою кафедру и уехал в Приамурье, уведя за собой часть “климентовских” общин по всей стране. Вероятно, совершил новые архиерейские хиротонии, возглавив собственную иерархию. Причины этого раскола доподлинно неизвестны. Общее число последователей – более 5 000 чел. Нелегальные общины в основном располагаются в Поволжье, Семипалатинске, Приамурье, Новосибирской и Иркутской областях.


Архиепископ” Антоний (Голынский-Михайловский)

Биографические данные об этом катакомбном архиерее достаточно смутны и противоречивы. Они известны в нескольких вариантах, соединить которые в одно сколько-нибудь соответствующее целое практически невозможно. Из существующих сведений в нашем распоряжении имеются материалы, собранные схимонахом Епифанием (А. Черновым), версии самого архиеп.Антония, а также документы из 3-го Новоселовского Архива.



Схим. Епифаний впервые об архиеп. Антонии (Голынском) услышал от Ф. И. Журбенко, с которым отбывал срок заключения в одном лагере в начале 1950 х гг. До своего ареста Журбенко был лично знаком с Голынским, считая его своим епископом, и пересказывал А. Чернову то, что слышал из его собственных уст. После своего освобождения в 1955 г., о. Епифаний предпринял разыскание о Голынском, собирая информацию о нем от лично его знавших, а в 1957 г. от одной близкой его родственницы получил многие сведения о жизни и деятельности сего самозванца и провокатора. Несколько раз А. Чернов пытался лично встретиться с архиеп.Антонием, но тот уклонился от неугодного просителя. В итоге о. Епифаний собрал и распространил о нем в 1968-72 гг. целый архив документов. Итак, биография Голынского в версии о. Епифания14) выглядит следующим образом.




“Архиепископ” Антоний. В миру Голынский (или Галынский)15) Тихон Иванович, родился в Брянске в 1888 г. в семье евангельских христиан-баптистов. Окончил в Брянске Реальное училище, работал преподавателем в гимназии, а затем инспектором. Окончил офицерскую пехотную школу и в 1915 г. был призван в качестве офицера в действующую армию. Назначение получил на Турецкий фронт, где в 1918 г. был ранен в ногу и попал на лечение в Москву. При демобилизации имел офицерское звание штабс-капитана. По убеждениям являлся тайным большевиком-коммунистом, находился на высоком посту в нелегально существующей компартии. В госпитале впервые увидел Патр. Тихона, который посещал больных, но – по воспоминаниям очевидцев – не подошел к нему под благословение, как сделали другие офицеры. После выздоровления оказался в Кремле и работал в техническом отделе секретариата Ленина. Был введен в состав ЦК Партии Большевиков III-го Созыва. В 1921 г. Ленин поручает ему начать подрывную антирелигиозную деятельность и выдает справку: “Прошу оказывать содействие во всем предъявителю сего Голынскому Т. И.” Покинув секретариат Ленина, Т. И. Голынский активно выступает в публичных диспутах (тогда разрешенных) в защиту религии как баптистский проповедник, затем в 1922 г. “принимает” православие вместе с семьей. В том же 1922 г. женится на православной и в 1923 г. рукополагается в иерея Патр. Тихоном. Назначение получает в с. Фошня Жуковского района Брянской обл. Здесь о.Тихон прожил при многих очевидцах и свидетелях до 1936 г. В 1923 г. у него родилась дочь Ольга, в 1925 г. – сын Алексий, в 1929 г. – еще одна дочь Мария. В 1934 г. умирает от туберкулеза его супруга и в 1935 г. о. Тихон принимает постриг в мантию с именем Антония от Оптинского старца архим. Исаакия, проживавшего в то время в г. Белеве Тульской обл. (что подтверждал еп. Игнатий (Садковский) (брат еп. Агафангела), видевший документ о постриге). В 1935 г. – арест, вольная ссылка в Архангельскую обл. Проживал в г. Пинега. В 1938 г. – арест, отправлен по этапу в лагерь. В 1943 г. освободился по инвалидности и до 1946 г. срок заключения продолжил отбывать в ссылке. Вернулся в Брянск и начал жить по чужому паспорту, как Михайловский Иван Ильич, примерно 1885 г. рождения. С 1943 г. стал выдавать себя за “епископа”, а потом и за “архиепископа”. В 1950 г. – новый арест. На следствии признался, что он не епископ, а простой иеромонах, ложно выдающий себя за “епископа”, что было отмечено в протоколе допроса за личной подписью Голынского. Впоследствии утверждал, что “обманул суд”. До 1956 г. отбывал срок в лагерях Мордовской АССР. По освобождении под именем Т. И. Голынского был прописан и проживал в г. Хоста около Сочи в семье Ремизовых, работал в Чайсовхозе. Все версии о рукоположении Голынского в епископский сан о. Епифаний отвергает как ложные.

Теперь рассмотрим версии, которые распространял о себе сам “архиепископ” Антоний.16)



   

В миру Иван Ильич Михайловский, родился в 1887 г. в Иеросалиме во время паломнической поездки туда его матери. С трехлетнего возраста жил и воспитывался вместе с отцом в монастыре. Окончил Семинарию и Духовную Академию, знал шесть или восемь иностранных языков. 30 января 1913 г. рукоположен в иеромонаха митр. Владимиром (Богоявленским) в Московском Богоявленском соборе.17) Служил полковым священником, был назначен миссионером в составе православной миссии, работавшей в Турции. Все миссионеры, в количестве 50-ти чел., погибли при нападении всадников в пустыне, кроме иером. Антония, который успел скрыться в какой-то впадине, благодаря чему чудом остался в живых. 29 июня (или апреля?) 1922 г. хиротонисан в епископа Патр.Тихоном, митрополитами Борисом(?), Арсением (Стадницким?), архиепископами Амвросием (Смирновым), Серафимом (Остроумовым) и др. в церкви св. муч. Трифона в Москве. По другой версии, распространяемой им с 1950-го года в Гудаутах, хиротония состоялась в 1923 г. В Кисловодске и Пятигорске он говорил верующим, что рукоположен в 1924 г., после убийства келейника Патриарха – Иакова Полозова. Выдавал себя за ближайшее лицо к Патр. Тихону, будучи его “секретарем”, называл себя “Патриаршим Местоблюстителем” и говорил, что рукоположен в епископский сан без назначения на какую-либо кафедру.18) Еще одна версия Голынского гласила, что в епископа он был рукоположен в 1936 г. в ссылке собором 12-ти епископов. Сия хиротония якобы состоялась в г. Пинеге с участием архиепископов Вассиана (Пятницкого), Ювеналия (Мошковского) и Агафангела (Садковского) (последний на самом деле был расстрелян еще в 1932 г.), некоего еп. Гавриила(?), который в 1950 г. был еще жив и будто подтвердил следствию факт рукоположения, и другие. Голынским также называлась иная дата и место хиротонии: 29 июля 1937 г. в Коми АССР, в местечке Княжеский Погост в княжеской часовне, причем, кроме поименованных иерархов, в поставлении якобы участвовал митр. Анатолий (Грисюк), который на самом деле с 1936 по 1938 гг. постоянно находился в лагере. В данном случае, по утверждению Голынского, имело место возведение его в сан архиепископа. Два последних варианта он распространял, начиная с 1943 по 1950 гг. Позднее, своему духовному сыну о. Рафаилу, Голынский поведал, что на самом деле рукоположен в лагере, в период с 1938 по 1943 г., двумя заключенными епископами – Сергием(?) и Амфилохием(?) – то ли в 1941, то ли в 1942 году. Также Голынский рассказывал, что во время войны имел личную аудиенцию со Сталиным, который якобы вопрошал его об исходе войны. Интерес представляет свидетельство архиеп.Антония о том, каким образом из И. И. Михайловского он превратился в Т. И. Голынского. История началась, когда еп.Антоний был на свободе и обратил в православие баптистского проповедника Тихона Голынского. В 1938 г. они встретились в тюрьме. И. И. Михайловского, т. е. еп. Антония, приговорили к расстрелу, но по вызову вместо него пошел Т. И. Голынский, отдав ему свой паспорт. В той ситуации сие было возможно, ибо личность человека удостоверялась по документу, в котором не было фотографии. Перед смертью Голынский взял слово с архиеп. Антония, что тот, если выйдет на волю, позаботится о его семье – жене с двумя дочерьми. Архиеп. Антоний выполнил это обещание и рассказал жене о кончине ее мужа. Она приютила архиепископа у себя в доме, а тот переписал на свой паспорт ее детей. Голынский также утверждал, что получил признание от катакомбного еп. Сергия (Кудрявцева), который перед своей смертью в 1955 г. в лагерях Мордовии благословил через одну послушницу завещать архиеп. Антонию свою митру, что она и исполнила, разыскав его в Киеве.

Приведем, наконец, данные 3-го Новоселовского Архива, используя при этом и некоторые другие источники.19) Заметим, что нижеследующая версия наиболее точна.



     



Епископ Антоний, вик. Брянский. В миру Иван Ильич Михайловский, родился ок. 1900 г. (возможно – в 1889 г. в с. Семеновка Карачевского уезда Орловской губ.). До революции работал преподавателем. В иерея рукоположен ок. 1916 г. В 1921 г. постриг в мантию с именем Антоний в Оптиной пустыни. В 1923 г. хиротонисан в епископа Орловского(?), викария Брянской епархии, епископами Вассианом (Пятницким), Агафангелом (Садковским) и Ювеналием (Масловским) в Орле. Ок. 1924 г. отпал в обновленчество, ок. 1925 г. покаялся. Арестован, выслан в Вятку. Митр. Сергия не признал, в дек. 1927 г. принят в общение еп. Виктором (Островидовым). В 1928 г. отпал в сергианство. Арест, выслан в Красноярск. Покаялся, принят в общение еп. Амфилохием (Скворцовым), о чем предъявлял документ. В 1932 г. перешел в “григорианство”. В 1933 г. снял сан. Ок. 1933 г. арест, отправлен в ссылку. В 1938 г. – арест, приговорен к 10 годам ИТЛ, этапирован в Ухтижемлаг. Освобожден в 1946 г., после чего перешел на нелегальное положение. Проживал в г. Балашове Саратовской обл. Возможно, автор 10 “Писем катакомбного епископа А. к Ф. М.”, которые были написаны в период, примерно с 1947 по 1949 гг. с целью войти в каноническое общение с другими катакомбными епископами.20) Чирчикский Собор ИПЦ 1948 г. специально рассматривал его дело и вынес решение: “Мы воздерживаемся от общения с епископом Брянским Антонием, во-первых, потому, что сомневаемся в искренности его обращения; во-вторых, потому, что его собственная паства не принимает его и требует суда над ним. Кто вступит с вышереченным Антонием в общение, то да будет отлучен”. Еп. Антоний, в частности, обвинялся в многочисленных предательствах, а также в том, что он – подложное лицо, ибо его паства после его освобождения в 1940 х гг. из заключения не опознала в нем своего епископа. Из этого можно предполагать, что в 1938 г. был расстрелян, по всей видимости, настоящий еп. Антоний (Михайловский), а выпущен секретный сотрудник Т. И. Голынский, который и стал выдавать себя за “архиепископа Антония”. Этим объясняется вся разница в биографиях сих двух лиц и путаница в рассказах о самом себе подложного Антония, т. к. последний настоящей истории своего подлинника как следует не знал, отчего и приходилось нередко импровизировать. Интересен и тот факт, что, начиная с 1950 х гг., подложный “архиепископ Антоний” ни сам никогда не посещал, ни отправлял своих священников в те районы, где когда-то действовал настоящий (Брянская обл., Орловщина, Вятка, Красноярск), а в основном проживал на Кавказе и Украине. Самозванный Антоний имел справку от Московской Патриархии, которую предъявлял в МВД и КГБ.21) 10 февраля 1950 г. арест в г. Балашове по делу “ИПЦ”. 13 января 1951 г. приговорен к 25 годам ИТЛ, этапирован в Карлаг. Освобожден ок. 1956 г. на поруки к духовным чадам, поселился в г. Сочи. В 1958 г. переехал в Киев. Принял под свой омофор множество катакомбных общин по всему СССР, рукоположил всего ок. 25 священников и иеромонахов. Ф. И. Журбенко рукополагать отказался. Благодатность “таинств” МП признавал, сергиан принимал в общение посредством покаяния, но тех из них, кои имели обливательное крещение, крестил заново. Его последователи приписывали ему дары прозорливости и изгнания бесов. Никольский Собор ИПЦ 1961 г. вновь отказал Голынскому в общении, однако из канонических катакомбных архиереев связь с ним поддерживал еп. Иоанн Зарайский, который за это от Отцев Собора получил порицание. Известно также, что к Голынскому благосклонно относился и еп. Роман (Руперт), который еще в 1948 г. защищал его от обвинений на Соборе и лично расследовал его дело. Соборик ИПЦ 1974 г. подтвердил решение Соборов 1948 и 1961 гг. в отношении Голынского. Скончался 31 марта 1976 г. в Киеве. Похоронен в местечке Бучи недалеко от Киева. Известно его предсмертное Завещание, в котором он заповедует своим чадам после его смерти идти окормляться в МП, что многие и сделали.22)

Соборик ИПЦ 1976 г. отказал в перерукоположении 5 клирикам умершего архиеп. Антония, но Соборик 1978 г. принял 6-7 его клириков через мvропо-мазание. После смерти Голынского под его омофором оставались 14 иереев и иеромонахов, которые через Афон передали письменное прошение в Синод РПЦЗ с просьбой принять их в духовное общение. Прошение это было удовлетворено Синодом 24 ноября/7 декабря 1977 г. под председательством митр. Филарета. Соборик ИПЦ 1978 г. опротестовал сие решение.

В настоящее время существует небольшое количество последователей Антония (Голынского) в разных местах России. Видимо, большая их часть сейчас состоит под омофором Валентина Суздальского. Из оставшихся в живых его иерейских ставленников сегодня известны: глава “секачевской” иерархии митр. Епифаний (Каминский), свящ. Валентин Аристов (принятый еп. Валентином Суздальским в “сущем сане”), который окормляет общину в Кидекше под Йошкар-Олой; и архим. Кирилл из г. Козлова. Архиерейский Синод РПЦЗ с августа 1990 г. отказывал последователям архиеп.Антония в каноничности, изменив под влиянием Ф. И. Журбенко свое решение 1977 г. Однако, Архиерейское Совещание российских епископов РПЦЗ, проходившее 12-13 января 1997 г. в Киеве, на основании новых показаний того же Журбенко, переменило позицию, признав каноничность Голынского и решив начать с остатками его паствы переговоры о объединении.

Григориане”

До сих пор в церковно-исторической литературе не дана объективная оценка т. н. “григорианству” – группе иерархов, объединившихся вокруг митр. Екатеринбургского Григория (Яцковского) (†1932). Исключение составляет лишь неизвестный автор-катакомбник, написавший книгу “В объятиях семиглавого змия”23), в которой “григорианство” если и не оправдывается полностью, то, по крайней мере, огульно не поносится, но наоборот – показываются положительные стороны сего движения. В каноническом отношении “григориане” не были так уж беззаконны, как это пытаются представить некоторые изследователи. Ни митр. Петру, ни митр. Сергию они в каноничности нисколько не уступали, но скорее превосходили, пытаясь управлять Церковью на соборных, а не папистских началах. Большею частью руководители “григориан” были оклеветаны митр. Сергием, стремившимся любыми средствами удержать за собою власть в Церкви, не гнушаясь даже откровенной лжи. Не следует забывать, что “григориане” в первых рядах выступили против сего злодея, а впоследствии и против поддержавшего его митр. Петра, в чем можно найти полное созвучие с позицией “андреевцев” и “даниловцев”. Впрочем, ИПЦ “григориан” в общение не принимала не столько по причине их “неканоничности”, сколько из-за их сомнительных сношений с большевиками. Многие в них видели тогда как бы “запасных сергиан”, которых Тучков держал наготове на случай неблагонадежности Сергия. Политика власти по отношению к Церкви была всем ясна: большевики стремились ее расколоть, идя на поддержку как можно большего числа противоборствующих группировок. Ошибка “григориан” состояла в том, что они польстились на “блага” регистрации своего центра и легального его существования (к чему, кстати, усиленно стремился и митр. Петр). Но при этом нельзя не заметить, что сколь бы соблазнительными не казались их переговоры с властями, тем не менее в деятельности “григориан” мы не наблюдаем ничего подобного сергиевскому предательству. Напротив, начиная с 1927 г. идеология “григорианского” движения приобретает резко антисергианские тона, и именно по причине неприятия Декларации митр. Сергия. Имеются даже сведения о том, что “григориане” анафематствовали митр. Сергия.24) Впрочем, не стоит отрицать тот всем очевидный факт, что в рядах “григориан” действовали, и порою на первых ролях, откровенные провокаторы и сотрудники ГПУ-НКВД.

В 1930 е гг. “григорианское” движение приобрело широкий размах по всей стране. Так, согласно статистике25), в разное время в нем было задействовано не менее 55 епископов, причем 21 из них являлись ставленниками самих “григориан”. В конце 1930 х – начале 1940 х гг. движение в основном было разгромлено, часть архиереев вернулась к сергианам или перешла в обновленчество. Но состав “григорианской” иерархии не был однороден. К движению присоединялось и множество честных людей, убежденных в правоте своего дела, представлявших лучшую и достойную часть “григориан”. Между прочим, И. Снычев в своей книге о церковных расколах свидетельствует, что не все “григорианские” епископы на закате движения присоединились к сергианам, но “часть признала за лучшее скрыться от взора людей и под одеждой простолюдина доживать где-либо в укромном местечке остатки дней своей жизни”.26) Читающему между строк ясно, что речь идет об уходе части “григориан” в “катакомбы”.

Факт сей не подлежит сомнению, ибо известно, что в послевоенный период нелегально действовало несколько “григорианских” архиереев. Прежде всего необходимо назвать еп.Иринарха. Вот его биографические данные27):

Еп. Иринарх Владивостокский. Его фамилия Павлов, мирское имя неизвестно. В 1925 г. рукоположен в еп.Златоустовского архиеп. Андреем (Ухтомским). Участвовал в “Кочующем” Соборе ИПЦ 1928 г. в составе “андреевской” оппозиции. Подписал его каноны через еп. Руфина (Брехова). В 1928 г. – арест, приговорен к 2 годам ИТЛ. 1928-29 гг. – в заключении в Белбалтлаг. С 1929 г. – в ссылке в Сибири. В 1929 г. присоединился к “григорианам”. 1929-33 гг. – еп.Владивостокский. 1933 г. – арест, приговорен к 10(?) годам ИТЛ. В 1945 г. освобожден из лагеря, приговорен к безсрочной ссылке в Красноярский край. В 1953 г. арестован в ссылке. Дальнейшая судьба неизвестна.

Тайный Никольский Собор ИПЦ 1961 г. рассматривал возможность принятия в каноническое общение катакомбных епископов предположительно “григорианского” поставления: Антония, Филарета и Евлогия.28)



Еп.Антоний.Его фамилия Лобов, родился в 1890 х гг. Рукоположен “григорианами” в 1930 х гг. в еп. Симбирского. Действовал в Поволжье. Никольский Собор 1961 г. ему в общении отказал. Скончался в 1977 г. в Татарии.

Еп. Филарет. Его фамилия, возможно, Х. Т. Волокитин. Имел судимость за к/р деятельность, бежал из концлагеря. В 1941 г. выслан из Москвы. В 1943 г. действовал в Пензенской обл. якобы от имени митр. Сергия. Предположительно, поставлен “григорианами” в 1938 г. в еп. Можайского. Никольским Собором в общение не принят. Год смерти неизвестен.

Еп. Евлогий. Рукоположен “григорианами” в конце 1930 х гг. в еп. Воронежского. Никольским Собором в общение принят (хотя не исключено, что речь шла о другом еп.Евлогии). Других данных о нем нет.

Возможно, помимо названных епископов, после войны в катакомбах действовало еще несколько из числа “григориан”, т. к. в конце 1930 х гг. ими было предпринято немалое число новых архиерейских хиротоний, скорее всего – тайных. Так, в списке их ставленников значатся: еп. Анатолий Алма-Атинский, еп. Димитриан Можайский, еп. Иероним (Борецкий) Томский, еп. Ювеналий (Зиберт) Омский, еп. Николай Череповецкий, еп. Серафим (Поляков) Волгоградский. Их судьба остается неизвестной. Неизвестно также, предпринимали ли “григориане” новые рукоположения в послевоенное время, каково число их последователей и существуют ли они сейчас.


Серафимо-Геннадиевская” ветвь
(“Секачевцы”)

Одно из самых многочисленных и представительных на сегодняшний день течений в “катакомбах”. Духовными основателями, по имени коих названа эта ветвь, считаются – еп. Серафим (Поздеев) и его преемник “схимитрополит” Геннадий (Секач).



В нашем распоряжении несколько вариантов биографических данных о еп. Серафиме, которые между собой плохо сходятся. С одной стороны, это материалы, собранные о нем и распространяемые в “секачевских” катакомбах; с другой – сведения, найденные в архивах Катакомбной Церкви еп. Евагрием (Дрентельном), а также данные Оренбургского УМБ. Рассмотрим сначала первый вариант.29)

Еп. Серафим, викарий Смоленский. В миру Поздеев Михаил Александрович, родился в 1874 г.,




происходит из древнего аристократического (будто бы даже княжеского) рода. После революции отказался эмигрировать, сблизился с Патр. Тихоном. По его благословению принял иночество. 5 апреля 1925 г. (н. ст.) тайно рукоположен Патр. Тихоном в викария Смоленской епархии, что как будто подтвердили документы из архива Смоленского КГБ. По другим данным – поставлен на Новосибирскую кафедру (викарием?). Еще одна версия гласит, что хиротония состоялась за 2 или 3 месяца до кончины Патриарха. Спустя 2-3 месяца после рукоположения, так и не доехав до места служения, арестован. С тех пор до 1946 г. непрерывно отбывал заключение в лагерях: сначала в Кемеровской тюрьме, где находился до 1939 г., потом переведен в Гомельскую тюрьму в камеру смертников, спустя неделю отправлен в Москву в Бутырскую тюрьму, где чекисты пытались его завербовать, а оттуда заключен в Кемеровские лагеря. Одна из легенд гласит, что в конце 1930 х гг. еп. Серафим находился в Соловецком лагере, где епископы-узники дали обет: кто выйдет на свободу, тому воля Божия возглавить Истинно-Православную Церковь, что будто и исполнилось на еп. Серафиме. В 1935 г. ему в горячке явился ангел и сообщил, что он будет “выпущен из темницы и много сделает для Церкви”. С 1946 г. – в ссылке в Оренбургской обл. В 1946-47 году к еп. Серафиму приехал еп. Оренбургский и Бузулукский Мануил (Лемишевский) (МП), известный противник и гонитель ИПХ, и около суток беседовал с ним наедине. Еп. Серафим остался весьма доволен исходом встречи, т. к. Мануил разрешил ему официально служить и совершать требы в пределах своей епархии. Такое разрешение от советского архиерея приравнивалось тогда по значению к административному разрешению советской власти, без чего еп. Серафиму постоянно угрожал арест. Можно предполагать, что при этом имело место тайное принятие еп. Серафима в клир МП.30) На это указывает тот факт, что послушница Людмила Садаева ездила в Оренбург и получала ежемесячно деньги в местном епархиальном управлении, которые ей выдавали по благословению еп. Мануила на имя “архимандрита” Серафима. Называл себя “Архиепископом”.31) По свидетельствам очевидцев, пьянствовал, но духовные чада объясняли, что делал он это “в целях конспирации”. Его духовные чада приписывали ему дар прозорливости и исцелений. В 1952 г. арест, срок 25 лет ИТЛ. Заключение отбывал в одной из тюрем в Ср. Азии. По заключению был знаком с еп. Гавриилом Чимкентским и еп. Александ ром Пружанским. В 1956 г. освобожден по состоянию здоровья, чему некоторые из духовных чад не хотели верить, обвиняя его в предательствах и утверждая, что выпущен он на условиях сотрудничества с КГБ. Проживал в Бузулуке в доме Василия и Ольги Димитриевых. К нему приезжал Ф.И. Журбенко, прося рукоположить его в священный сан, но еп. Серафим обличил его в тайном содомском грехе и изгнал ночью со скандалом. Иногда помогал служить в местном храме знакомому сергианскому попу. Скончался 3/16 мая 1971 г. Похоронен на кладбище в Бузулуке. Перед смертью принял схиму с именем Антоний.

Вышеприведенные данные (до 1946 г.) носят большею частью легендарный характер, чем отражают реальные факты. Более правдоподобны два других варианта его биографии, которые, впрочем, по многим моментам также не совпадают между собой. Вначале приведем сведения, собранные еп.Евагрием.32)

В миру Поздеев Михаил Александрович, родился в 1885 г. в Подмосковье. В 1919 г. принял иночество в г. Арзамасе и там же рукоположен в иеромонаха. В 1922-25 гг. – настоятель монастыря под г. Кашира. Весной 1925 г. Патр. Тихоном и еще кем-то тайно хиротонисан в Москве в викария Смоленской епархии. В мае 1925 г. арест, ссылка в Сибирь. Проживал в Новосибирске (откуда, очевидно, упоминание о поставлении его на Новосибирскую кафедру). Отношения к Декларации митр. Сергия 1927 г. не выявил, в “Кочующем” Соборе 1928 г. не участвовал. В 1932 г. признал Сергия и Декларацию и вновь служил в Московской обл. (как архимандрит?). В 1937-44 гг. в заключении. Благодатность “таинств” МП признавал. Еп. Гавриил Чимкентский представил на рассмотрение Никольского Собора ИПЦ 1961 г. информацию о еп. Серафиме, но Собор постановил отказать ему в общении.

Согласно Справке УМБ по Оренбургской обл.33), биографические данные еп. Серафима, записанные следствием в 1952 г. с его слов и заверенные его подписью, выглядят так:

В миру Поздеев Михаил, но не Александрович, а Алексеевич, родился в 1887 г. в с. Дебесы в Удмуртии. Родители умерли от тифа, когда ему было 5 лет, после чего проживал на иждивении бабушки в родном селе. Там же закончил 4 класса начальной школы. В 1904-09 гг. подвизался послушником в монастыре у г. Оса Пермской обл. С 1909 г. проживал у дяди в дер. Посад Оханского района Пермской обл., служил псаломщиком при часовне. Осенью 1928 г. арест в г. Кунгуре, срок 5 лет ИТЛ. По освобождении в 1932 г. приехал в г. Каширу, где работал в городской церкви помощником архимандрита. В 1936 г. арест в г. Кашира за антисоветскую агитацию, срок 3 года ИТЛ. В 1939-40 гг. проживал в Киеве, служил псаломщиком в Покровском соборе. В 1940 г. арест в Киеве, срок 8 лет ИТЛ. В 1944 г. досрочно освобожден, поселился в пос. Луговский Джамбульской обл., где проводил тайные богослужения на частных квартирах. В конце 1944 г. переехал в г.Соль-Илецк, где установил связь с ИПХ. Не будучи рукоположен, выдавал себя за “архиепископа”, устраивал тайные собрания и проводил богослужения. 6 мая 1952 г. арест в Бузулуке, приговорен к 2 годам ИТЛ.

Исходя из сопоставления двух последних вариантов, архиеп. Амвросий (Сиверс), ссылаясь на данные еп. Евагрия, не исключает, что настоящий еп. Серафим погиб в лагерях в 1940 е гг., а позже появился засланный под видом еп. Серафима агент КГБ. Возможно также, что еп. Серафим на следствии давал ложные показания.



Фактическим же основателем “секачевской” иерархии стал преемник еп. Серафима “схимитрополит” Геннадий (Секач). Его биографические данные34), собранные преимущественно от его последователей, таковы:

“Схимитрополит” Геннадий. В миру Секач Григорий Яковлевич, родился в 1897 г. (по др. данным ок. 1902 г.) в с. Акулино в Белоруссии, в купеческой семье. Отец умер, когда Григорию было 3 года. Его дядя, Анфим, служил иеромонахом в одном из монастырей. После смерти матери в семье осталось 8 детей. Григория взяла на воспитание тётя – игумения Павла, в монастыре которой он жил до 20 лет. В 11 лет заболел костным туберкулезом правой ноги, девять дет пролежал в постели. Вылечившись, в 1917 г. посетил Почаевскую Лавру, где какой-то старец якобы предсказал ему епископство и даже более того. Странствовал. В 1924 г. в подвале своего дома скрывал опального еп. Симеона Мозырского, бежавшего от обновленцев, и еще несколько монашествующих. В 1929 г. арест, срок 10 лет ИТЛ. Этапирован в СЛОН, затем переведен в лагерь в г. Кировск Мурманской обл. на строительство электростанции. Ок. 1938 г. бежал. Вернулся в Белоруссию, перешел на нелегальное положение. Посетил в Киеве схиархиеп. Антония (Абашидзе), получив от него благословение на брак. Женился на р. Б. Анне, от которой имел 3 детей. В 1939 г. арест, заключен в Гомельскую тюрьму, где впервые познакомился с еп. Серафимом (Поздеевым). Отпущен. В годы войны оказался на оккупированных немцами территориях, вошел в состав Украинской Автономной Церкви. В 1943 г. рукоположен в диакона, и в том же году 7 апреля на Благовещение – в священника еп. Житомирским Леонтием (Филипповичем) в г. Мозыре. После войны открыто служил в действующем храме в с. Новоропск Брянской обл. Состоял в юрисдикции патриархийного митр. Минского и Слуцкого Питирима (Свиридова) (†1963). В 1958 г. лишен регистрации и изгнан из МП за религиозное воспитание детей. Отправился в Чернигов, где посетил старца-схиархимандрита Лаврентия (Проскуру)35), который посоветовал ему принять иночество (и, видимо, сам постриг его). В г. Щорсе Черниговской обл. организовал небольшой монастырь (ок. 30 иночествующих) и построил домашнюю церковь. В 1962 г. уехал в Новый Афон, организовал в его районе несколько тайных мужских и женских монастырей в горах. В г. Ткварчели устроил несколько домовых церквей в нарочно купленных для этого небольших частных домах, открыл нелегальную богословскую школу. Со своими сотрудниками, о. Григорием и о. Феодосием, ездил по всему СССР, повсюду собирая молодежь и послушниками привозя их в Абхазию. Однако катакомбными монашествующими Кавказа в общение не принимался как самозванец и еретик. По сообщению очевидцев, ок. 1962-65 гг. действовал в Батуми, где с разрешения местного грузинского архиерея собирал пожертвования как “викарий Батумской епархии!” В 1967 г. арест, заключен в тюрьму, но вскоре отпущен по амнистии. Вернулся в Новый Афон. В 1969 г. был изгнан оттуда властями, перебрался в Ткварчели. В мае 1971 г. приехал в Бузулук к еп. Серафиму (Поздееву). По версии Секача, 13 мая вл. Серафимом, за три дня до его смерти, был на смертном одре единолично рукоположен во епископа (без указания кафедры). Однако последний ныне здравствующий очевидец их встречи – матушка Вера Шабельник-Калюжная, утверждает, что “о. Геннадий от Поздеева Владыки Серафима Смоленского хиротонию не получал, т. к. Владыко был уже в схиме Антония, литургию по старости и по болезни не совершал... Владыко лежал в постели тяжело больным с бриллиантовой панагией. Увидев о. Геннадия, он снял с себя панагию и одел на о. Геннадия, и сказал: “будешь епископ”, и тут же снял с него панагию и одел опять на себя. Как таковой, хиротонии во епископа о. Геннадия со стороны Владыки Серафима не было...”36) На следующий день Геннадий отъехал, но через несколько дней самолетом возвратился уже на похороны еп. Серафима.37) Последователи Геннадия утверждают, что ему “по почте” удалось получить подтвердительные граматы от епископов Александра Пружанского, Гермогена (Голубева), Алфея Барнаульского и будто бы Гавриила Чимкентского, однако ни одна из них не сохранилась. Вернувшись в Абхазию, Геннадий продолжил устраивать тайные общины и монастыри. В 1970 х гг. основал 3 монастыря на Украине, 4 в Белоруссии, 2 на Кубани. Совместно с Алфеем Барнаульским (который также выдавал себя за ставленника еп. Серафима) предпринял первые епископские хиротонии. Всего с участием Геннадия было поставлено 12 “архиереев”. Служил почти открыто, откупаясь от преследования властей взятками (см. по этому поводу 12 правило св. Петра Александрийского). Всюду разъезжал в рясе, чего не могли себе позволить даже патриархийные попы. Везде возил с собою гроб. В 1975 г. арест, срок 4 года тюремного заключения. Отправлен в Тюремную больницу г. Тбилиси. По делу проходил как “архимандрит”(!). Переведен в тюрьму в г. Кутаиси. В октябре 1977 г. выпущен, вернулся на Кавказ. С 1978 г. поселился в г. Элиста. По возвращении из тюрьмы стал распространять легенду о том, что на Пасху 1977 г. был возведен через “вторичную хиротонию” в сан “митрополита” в тюрьме митр. Кутаисским Малхасом38), племянником еп. Симеона Мозырского, которого Секач некогда прятал в своем доме, и еще двумя архиереями якобы Грузинской Катакомбной Церкви, которые отбывали заключение уже более 30 лет, причем этому поставлению непосредственно содействовал сам начальник тюрьмы, будто бы тайный верующий.39) В 1978 г. арест в Элисте, отпущен. Переехал в Белоруссию. В 1979-80 г. принял схиму. Посещал храмы МП с целью привлечения людей под свой омофор. Благодатность “таинств” МП признавал. Его паства приписывает ему многочисленные чудотворения и исцеления, но в то же время известны и обвинения его в содомии. В Белоруссии был лично знаком с митр. Минским и Слуцким Филаретом (Вахромеевым), до самой смерти получал пенсию в Минском епархиальном управлении как клирик МП. Также имел знакомство с “патриархом” Пименом и даже пользовался уважением последнего. Очевидцы рассказывают, что когда Геннадий бывал на патриарших службах, то Пимен приказывал специально для него вынести на клирос кресло. Существуют данные, что Геннадий постриг в монашество мать Пимена. Вместе со своими ставленниками – “митрополитами” Григорием и Феодосием – создал т. н. “Мобильный Синод”, в котором Геннадий обладал правом решающего голоса. Тайные Соборики ИПЦ 1974 и 1978 гг. отказывали Геннадию и его последователям в общении, обвиняя их в провокаторстве. В последние годы, будучи тяжело болен болезнью ног, проживал вместе с “митрополитами” Григорием и Феодосием на Сев. Кавказе, в ветхой хижине в станице Мостовая Краснодарского края, откуда они управляли своей церковью и где совершали новые поставления. Рассказывают, что будучи вынуждены обрабатывать для своего пропитания огород, старцы делали это в подрясниках “в цветочек” или “в горошек” и, завязав головы и бороды платками, изображая таким образом старух, скрывались от советского правосудия. Скончался “схимитрополит” Геннадий 19 апреля / 2 мая 1987 г.


Феодосий (Гуменников) и Геннадий (Секач)

  1   2   3   4

  • “Епископ” Гурий Казанский.
  • Пафнутианский” раскол
  • Василия
  • Евсевианский” раскол
  • Архиепископ” Антоний (Голынский-Михайловский)
  • Епископ Антоний, вик. Брянский.
  • Григориане”
  • Еп. Иринарх Владивостокский.
  • Серафимо-Геннадиевская” ветвь (“Секачевцы”)
  • Еп. Серафим, викарий Смоленский.
  • “Схимитрополит” Геннадий.
  • Феодосий (Гуменников) и Геннадий (Секач)