Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Ребёнок в повести Б. Л. Пастернака




страница4/5
Дата10.02.2020
Размер0.91 Mb.
1   2   3   4   5
Ребёнок в повести Б. Л. Пастернака Детство Люверс Мы знаем Бориса Леонидовича Пастернака прежде всего как поэта и писателя, автора романа Доктор Живаго, лауреата Нобелевской премии. Отец поэта, Леонид Осипович Пастернак, был академиком живописи, преподавателем Училища живописи, ваяния и зодчества, специализировался на портретной живописи, писал не только портреты многих известных людей, в том числе и Л. Н. Толстого, но был и известным художником-иллюстратором. Eго иллюстрации к роману Толстого Война и мир стали знаменитыми. Мать писателя, урождённая Роза Кауфман, была известной пианисткой. Бориса учили и музыке, и живописи.На квартире у Пастернаков бывали С. Рахманинов, А. Рубинштейн,А. Скрябин, М. Врубель, А. Васнецов, Н. Ге, П. Трубецкой, М. Горький и Лев Толстой, о котором спустя много лет Борис Пастернак сказал, что образ Толстого прошёл через всю его жизнь. Творчество А. Скрябина повлияло на решение Пастернака поступить в Московскую консерваторию, где он изучал теорию композиции, однако талантливому юноше для успешных занятий не хватило абсолютного слуха. В 1910 году он отказывается от мысли стать музыкантом, увлекается философией и религией, особенно Новым заветом в интерпретациии своей набожной православной няни и Льва Толстого, и , проучившись некоторое время на историко-философском факультете Московского университета, в возрасте 23-х лет едет в Марбургский унивесрситет, где в течение летнего семестра занимается у профессора Германа Когена, главы марбургской неокантианской школы. Но увлечение философией оказалось недолгим.После краткой поездки по Италии Пастернак зимой 1913 года вернулся в Москву. По возвращении в Москву будущий писатель устанавливает связи с видными представителями символизма и футуризма, знакомится с Владимиром Маяковским, одним из ведущих поэтов-футуристов, ставшим другом и литератутным соперником Пастернака. Хотя музыка, философия и религия не утратили для него своей важности, он понимал, что истинное его предназначение – это поэзия, и летом 1913 года, после сдачи университетских экзаменов , завершает первую книгу стихов Близнец в тучах (1914), а через три года – вторую - Поверх барьеров. Всем его существом завладела Поэзия. Атмосфера его жизни в России накануне первой мировой войны передана в Повести (1929), где с очевидностью обнаруживается родство прозы и стихотворной лирики Пастернака. Пастернак встречался с поэтами-символистами в московских кругах и кружках, знал Валерия Брюсова, Андрея Белого, Вячеслава Иванова. Он никогда не интересовался идеологией символизма.Однажды в коридоре Политехнического музея его представили Блоку. После смерти А. Блока Пастернак писал: „У Блока было всё, что создаёт великого поэта ... огонь, нежность, прониконовение, свой образ мира, свой дар особого, всё претворяющего прикосновения“1. Пастернак в совершенстве владел немецким, английским, французским языками. Он всегда чувствовал себя в неразрывной связи с общекультурной традицией. И по зову сердца, и из материальных соображений в трудные годы гонений, он переводил Гете, Шиллера, Шекспира, Байрона, Верлена, грузинских и армянских поэтов. Свой футуристический символ веры Пастернак выразил в декларации „Чёрный бокал“, опубликованной в двадцатом сборнике „Центрифуги“ (1916). Он искал новые поэтические формы и синтаксические связи. Эти искания Б. Пастернак и называл „высокой болезнью“. Пройденный путь Пастернак подытожил в одном из стихотворений 1950-х годов со всей чёткостью и страстью: _____________________________________________________________________ 1. В.И.Кулешов:История русской литературы X – XX века. Москва, 1989 . Во всём мне хочется дойти До самой сути. В работе, в поисках пути, сердечной смуте. ... Всё время схватывая нить Судеб, событий, Жить, думать, чувствовать,любить, Свершать открытья. Поэт часто иронизировал по поводу своей замкнутости, признавал за временем право воспитывать себя, он не чувствует в себе должного накала, чтобы идти в ногу с эпохой : „Напрасно в дни великого совета, Где высшей страсти отданы места, Оставлена вакансия поэта: Она опасна, если не пуста.“1 Революцию Пастернак принял как закономерное явление русской истории. Он сам рассказывает, с каким напряжением на каждом шагу прислушивался к голосу толпы на площадях. В годы культа Сталина всё тяжелее и тяжелее было жить Пастренаку. И не ему одному: и А. Ахматовой, и О. Мандельштаму, и М. Цветаевой, и всему народу. Пастернак был вынужден оставаться замкнутым. Трудно было быть человеком большой культуры, имеющим свои убеждения и мнения, поэтом высокой одарённости, и не подчиняться „чиновникам от искусства“. Всю свою творческую жизнь Пастернак стремился к простоте, вернее, к отсутствию литературности. Его поэзия устремлялась к прозе, как и проза к поэзии. Тяготение поэзии к прозе вело Пастернака к романному жанру в стихах, а прозу направляло к лирике: Охранная грамота, Детство Люверс и всё остальное. Человек понимает и любит поэзию и прозу лишь тогда, когда он видит мир вокруг себя не только свежим и полным _____________________________________________________________________ 1 В.И.Кулешов:История русской лит.Москва.,Русский язык,1989,c.632. красок, звуков и ритмов, но и богатым, полным смысла и значения. Поэт и прозаик умеет зафиксировать полноту и красочность мира, которые до нас доходят через его творчество,становясь частью нашего сознания. Мы начинаем видеть мир так, как видит его сам поэт, писатель. Поэзия и проза Пастернака близка живописи. Часто в центре его внимания стоит пейзажная природа, вернее, то непосредственное впечатление от природы, которое роднит его с цветовой живописью импрессионистов. К ранней прозе Пастернака отнесём прежде всего повесть Детство Люверс. Она была началом некогда написанного романа, потом автор её забраковал и уничтожил. Николаю Вильмонту, который ещё не читал этот роман, Пастернак сказал: „Это мой злополучный роман. Жизнеспособными оказалаись лишь две начальные главы, где Женя Люверс ещё только девочка. Вересаеву они понравились. Недаром он их напечатал в своем альманахе Наши дни. Чем роман кончился Годами, когда я его писал, - в конце восемнадцатого, но в основном в девятнадцатом году. “1 В Детстве Люверс мы приближаемся к другой теме Пастернака, сближающей его с символистами: её условно можно обозначить андрогонизм. Это проявилось и в стихотворении „И был ребёнком я . Когда закат ... “, заканчивающимся : „Ах, я умел так странно сострадать. Ступням скрещённым девушек в цистерне.“2 Этот же мотив присутствует и в ранней прозе.(приводим диалог): „- Откуда ты знаешь, что я настолько не мужчина и не мальчик, что не пойму тебя - Да, правда, грусть – это что-то женское.“3 Из приведённого диалога вырастет Детство Люверс, повесть которая ____________________________________________________________________ 1 Н.Вильмонт:О Борисе Пастернаке.Воспоминания и мысли.Москва.,cов.писатель.1989.c.191. 2 Борис Пастернак. Избранное в двух томах. Т.II. Проза.Стихотворения.Москва., Худож.лит.1985.c.334. 3 Олег Клинг: Борис Пастернак и символизм. Журн.Вопросы литературы №2, 2002., http:magazines.russ.ruvoplit20022kl.html не случайно так высоко будет оценена за проникновение в пограничное состояние андрогина – подростка Михаилом Кузминым. Прозу Пастернака надо читать как поэзию. Когда читаешь прозу Бориса Пастернака, то начинаешь понимать его стихи, переполненные чувством. Как отмечает критик и литературовед Дмитрий Сергеевич Лихачёв, „это как бы отпечаток монеты в гипсе: гипс – сознание Пастернака, монета – окружающий его мир ... её отпечаток живёт в душе автора и поражает своею точностью и невесомостью.“2 Однако сам Пастернак считал, что „проза требовательнее стихов и что стихи – набросок в прозе.“3 Пожалуй, самая характерная проза Пастернака Детство Люверс. Ибо это детство, возраст, когда душа ещё не сложилась, мягкая и с необыкновенной точностью принимающая в себя окружающий мир, со всеми его „мельчайшими зазубринками, острыми краями, царапинами, даже попавшими монетой и гипсом пылинками.“4 Состояние детства для Бориса Леонидовича Пастернака, постоянное, не меняющееся. Пастернак – это большой ребёнок, который по-детски впитывает в себя все впечатления от окружаещего мира. Борис Пастернак всегда в себе развивал впечатлительность и верность воспоминаниям детства.Он воспринимал окружающий мир с какой-то особой детскостью, которую и Анна Ахматова отмечала в своих разговорах о Пастернаке с Дмитрием Лихачёвым. И эту свою детскую, праздничную отзывчивость на все выражения действительности неоднократно отмечал в себе сам Борис Пастернак. ___________________________________________________________________ 1 Д.С.Лихачёв:Вступительная статья. „Борис Леонидович Пастернак“. В кн. Борис Пастернак. Собрание соч. в 5 томах. Том I.Стихотворения и поэмы.1912-1931.Москва.Худ.лит.,1989. 2 Там же.c.25. 3 Там же.c.25. Он писал : „... единственное, что в нашей власти, это суметь не исказить голоса жизни, звучащего в нас.“1 Прозу Бориса Пастернака следует читать медленно. Причём читать и перечитывать, потому что читатель не сразу воспринимает неожиданность его впечатлений. Читатель как будто впервые видит мир. В первый раз видит его вместе с читателем и Пастернак. Все впечатления его необыкновенно свежие. Повесть Детство Люверс вышла в 1922 году. Следует сразу отметить, что Детство Люверс Пастернака отличается в первую очередь от повестей Детские годы... С. Т. Аксакова, Детство и Отрочество Л. Н. Толстого и Котика Летаева Андрея Белого тем, что в ней повествование не ведётся от имени главной героини – Жени Люверс. О ней мы узнаём, что родилась и выросла в Перми.К моменту знакомства читателя с героиней, ей исполнилось уже тринадцать лет. Это девочка- подросток , которая впервые столкнулась с необъяснимым „явлением“, произошедшим с нею. „ В это утро она (Женя) вышла из того младенчества, в котором находилась ещё ночью. Она в певый раз за свои годы заподозрила явление в чём-то таком, что явление либо оставляет про себя, либо если и откроет кому, то тем только людям, которые умеют кричать и наказывать, курят и запирают двери на задвижку. Она впервые ... сказала не всё, что подумала и самое существенное, нужное и беспокойное скрыла про себя. “2 Особенно волнует читателя эпизод, где девочка „путаясь в словах“, рассказывает матери „про это“. Её (мать) „поразило то, сколько души вложил ребёнок в это сообщение...Мать слушала, радуясь, любя и изнывая от нежности к этому худенькому тельцу...Она успокаивала девочку, что не ____________________________________________________________________ 1Б.Пастернак:Несколько положений.,1919. 2Б.Пастернак:Детство Люверс.В кн. Воздушные пути.Проза разных лет.Москва.,сов.писат.1983.Гл.I. с.57-58. надо бояться, что „это“ будеть не раз ещё.“1 Повесть написана удивительным языком и сразу привлекает внимание читателя впечатлениями от окружаещего мира, в который он попадает вместе с автором-рассказчиком и Женей и Серёжей. Вот мы читаем почти так же увлечённо, как Женичка Люверс: „ Женя воротилась к себе и взялась за ­­­­­– Сказки. Она прочла повесть и принялась за другую, затая дыхание. Она увлеклась и не слыхала, как укладывался брат.Странная игра овладела её лицом. Она её не сознавала. То оно у ней расплывалось по-рыбьему, она вешала губу, и помертвелые зрачки, прикованные ужасом к странице, отказывались подняться, боясь найти это самое за комодом. Tо вдруг принималась она кивать печати, сочувственно, словно одобряя её, как одобряют поступок и как радуются обороту дел. Она замедляла чтение над описаниями озёр и бросалась сломя голову в гущу ночных сцен с куском обгорающего бенгальского огня, от которого зависело их освещение. В одном месте заблудившийся кричал с перерывами, вслушиваясь, не будет ли отклика, и слышал отклик-эхо. Жене пришлось откашляться с немого надсада гортани.“2 Николай Вильмонт тоже вспоминал о потрясающем впечатлении, которое произвело на него чтение Детства Люверс : „Так я читал Детства Люверс, с тою существенной разницей, что ясно сознавал, что со мною творится, проверяя по тому, как сотрясалась моя душа, и по пробегающим по спине мурашкам, каких высот искусства достигал автор повести.“3 Автор выше упомянутой статьи восторженно писал : „Ограничусь признанием, что его (Патернака) повесть обдала меня брызгами той же свежести и творческой смелости, как и Сестра моя жизнь. Сила и объём его таланта меня наполняли безмерной радостью и гордостью за него.“4 _____________________________________________________________________ 1 Б.Пастернак:Детство Люверс.В кн. Воздушные пути.Проза разных лет.Москва.,сов.писат.1983.Гл.I.c.63. 2 Там же.c.97. 3 Н.Вильмонт:О Борисе Пастернаке.Воспоминания и мысли.Москва.,сов.писат.1989.с. 97. 4 Там же .с.98. Читателю навсегда запомнится картина Урала, открывшаяся из окна вагона глазам Жени: „То, что она увидела, не поддаётся описанию. Шумный орешник, в который вливался, змеясь, их поезд, стал морем, миром, чем угодно, всем, и измельчав, сгустившись и замглясь, круто обрывался, совсем уже чёрный. А то, что высилось там, по ту сторону срыва, походило на громадную какую-то, всю в кудрях и в колечках, зелёно-палевую грозовую тучу, задумавшуюся и остолбеневшую. Женя затаила дыхание и сразу же ощутила быстроту этого безбрежного, забывшегося воздуха, и сразу же поняла, что та грозовая туча – какой-то край, какая-то местность, что у ней есть громкое горное имя, раскатившееся кругом, с камнями и песком сброшенное вниз, в долину; что орешник только и знает, что шепчет и шепчет его; тут и там, и та-а-ам вон; только его . - Это – Урал Спросила она у всего купе, перевесясь.“1 Героиня Пастернака, Женя Люверс, смотрит на открывающийся ей мир широко открытыми глазами, эта маленькая девочка-подросток получает уроки жизни чаще от чужих людей, нежели от родителей и гувернанток. С родителями у Жени и её брата Серёжи сложились самые странные отношения. Отец вечно был в разъездах, мать тоже не часто баловала детей своим присутствием. Присутствие родителей в редкие часы скорее „сбивало с толку“ детей. Отец, редко бывающий дома, казался им совершенно чужим, мать же „смущала их обоих“, когда вдруг „она осыпала их ласками, и задаривала, и проводила с ними целые часы тогда, когда им менее всего этого хотелось; когда это подавляло их детскую совесть своей незаслуженностью и они не узнавали себя в тех ласкательних прозвищах, которыми взбалмошно сыпал её инстинкт. И часто, когда в их душах наступал на редкость ясный покой и они не _____________________________________________________________________ 1 Б.Пастернак:Детство Люверс.В кн. Воздушные пути.Проза разных лет.Москва.,сов.писат.1983.Гл.I.с.68. 2 Там же. с. 59. чувствовали преступников в себе... они видели мать отчуждённой, сторонящейся их и без поводу вспыльчивой... Женя и Серёжа тяжело переживали, иногда плакали, а с течением лет это перешло у них в укоренившуюся неприязнь. “1 Писатель очень правдиво изображает, как формируется ребёнок, когда он предоставлен самому себе. Достаточно привести следующий пример: „Жизнь посвящает очень немногих в то, что она делает с ними, ...если доверить дереву заботу о его собственном росте, дерево всё сплошь пойдёт проростью, или уйдёт целиком в корень, или расточится на один лист, потому что оно забудет о вселенной, с которой надо брать пример...“2 Или обратимся за примером к другому эпизоду из повести, где „бельгиец но, во французском подданстве“, Негарат стал объяснять Жене, „и виду не показывая, какая у него цель, чтобы не задеть её самолюбия, - чтó эта воинская повинность за штука ... И вдруг наступила минута, когда ей стало жалко всех тех, что давно когда-то или ещё недавно были Негаратами в разных далёких местах и потом, распростясь, пустились в неожиданный, с неба свалившийся путь сюда, чтобы стать солдатами тут , в чуждом им Екатеринбурге. Так хорошо разъяснял девочке всё этот человек. Так не растолковывал ей ещё никто. Налёт бездушья, потрясающий, налёт наглядности, сошёл с картины белых палаток; роты потускнели и стали собранием отдельных людей в солдатском платье, которых стало жалко в ту самую минуту, как введённый в них смысл одушевил их, возвысил, сделал близкими и обесцветил.“3 После отъезда Негарата Женя заболела корью и провела две недели в жару. Интересно описание автором состояния Жени после болезни:„Теперь она выздоравливала. Чувство слабости сказывалось во всём ... Чувство __________________________________________________________________ 1 Б.Пастернак:Детство Люверс.В кн. Воздушные пути.Проза разных лет.Москва.,сов.писат.1983.Гл.I. с.84. 2 Там же. с. 90. 3 Там же. с. 90. слабости, например, передавалось на свой риск и страх, какой-то странной своей геометрии. От неё слегка кружило и поташнивало.“1 То, как далее автор описывает выздоровление Жени Люверс и то, что с нею происходило в это время, весьма ярко напоминает нам описание болезни и выздоровления (во всяком случае много общего) с описаниями болезни, бредового состояния Котика Летаева, из одноимённой повести Андрея Белого.Обратимся к тексту „...чувство слабости принималось наслаивать...ряды постепенно росших пустот, скоро становившихся неимоверными в стремлении сумерек принять форму площади, ложащейся в основанье этого помешательства пространства. Или, отделясь от узора на обоях, оно, полосу к полосе, прогоняло перед девочкой широты, ... оно мучило больную глубинами, которые спускались без конца, выдав с самого же начала, с первой штуки в паркете, свою бездонность и пускало кровать ко дну тихо-тихо, и с кроватью – девочку. Её голова попадала в положение куска сахара, брошенного в пучину пресного, потрясающе пустого хаоса, и растворялась, и расструивалась в нём .“2 Мы не имеем право судить, но нам кажется, что именно такие усложнённые описания были причиной того, что широкому читателю и многим критикам не пришёлся по вкусу изощрённый стиль Детства Люверс. Но это описание связано с состоянием Жени после болезни. Что же касается повести в целом и особенно, когда мы читаем внимательно каждое слово, предложение, то не можем не восхищаться высоким художественным мастерством Бориса Пастернака. Удивительно тонко автор изображает перемену в Жене Люверс, которая произошла с нею после болезни. Вот она слышит за портьерой хохот Лизы, которой она так восхищалась раньше. И вдруг Женя совершенно меняет своё отношение к подруге: „Женя поразилась, как _____________________________________________________________________ 1 Б.Пастернак:Детство Люверс.В кн. Воздушные пути.Проза разных лет.Москва.,сов.писат.1983.Гл.I.с.90-91. 2Там же.с.101. могла она раньше думать, что любит девочку, смех которой раздаётся рядом и так далёк, так не нужен ей. И что-то в ней перевернулось, дав волю слезам в тот самый миг, как мать вышла у ней в воспоминаниях: страдающей, оставшейся стоять в веренице вчерашних фактов, как в толпе провожающих, и крутимой там, позади, поездом времени, уносящим Женю.“1 Но особенно волнует читателя описание Пастернаком взросления Жени, становления девочки-подростка – женщиной : „ Женя стояла у окна и плакала... Внезапная мысль осенила её . Она вдруг почувствовала, что страшно похожа на маму ... Чувство это было пронизывающее, острое до стона. Это было ощущение женщины, изнутри или внутренне видящей свою внешность и прелесть.“2 В своё время в ленинградской „Литературной газете“ была напечатана статья Михаила Алексеевича Кузмина, в которой он писал: „Интерес к повести Пастернака не вдетской, пожалуй, психологии, а в огромной волне любви, теплоты и прямодушия и какой-то целомудренной откровенности, эмоциональных восприятий автора. За последние три-четыре года Детства Люверс самая замечательная и свежая русская проза. Я нисколько не забыл, что за это время выходила Эпопея Белого, книги Ремизова и А. Толстого.“3 И – в другой статье, того же Михаила Кузмина, читаем: „Как это современно по жизненности, как ново и интересно тут преломляются Гёте и Толстой!И как далека от протокольности при всей своей подробности описательная часть этой повести ! “4 „Пастернак был восхищён тонкой и умной статьёй М. Кузмина,
1   2   3   4   5