Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Встречи с лениным




страница1/15
Дата26.01.2017
Размер3.59 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
OCR – Nina & Leon Dotan (05.2002)

ldn-knigi.narod.ru ldnleon@yandex.ru



{Х} - № страниц Наши примечания - шрифт меньше, курсив

H. ВАЛЕНТИНОВ

ВСТРЕЧИ С ЛЕНИНЫМ


ИЗДАТЕЛЬСТВО ИМЕНИ ЧЕХОВА


Нью-Йорк

1953



ОГЛАВЛЕНИЕ
Предисловие М. Карповича ............................................................. 5

«Конфидансы» предисловия ............................................................ 11

Переход через границу. Катя Рерих ................................................ 19

Встреча с Лениным. Мой большевизм ............................................ 33

Попытки узнать Ленина .................................................................... 71

Ленин спортсмен. История с ручной повозкой ............................ 120

Два признания .................................................................................. 142

Ленин пишет «Шаг вперед — два шага назад».

Гнев Крупской ................................................................................. 164

Семен Петрович и профессор С. Н. Булгаков .............................. 215

Столкновение с Плехановым.

Первая стычка с Ле­ниным .............................................................. 236

Н. Нилов в руках Ленина ................................................................ 263

Бурное столкновение с Лениным.

Я взбунтовался ................................................................................. 283

Две встречи. Полный разрыв с Лениным ...................................... 306

Заключение ................................................................................... .. 335


{5}

ПРЕДИСЛОВИЕ

Почти полстолетия тому назад, когда автор этих воспоминаний был еще совсем молодым человеком, судь­ба свела его на некоторое время с Лениным и притом в таких условиях, которые позволили ему наблюдать бу­дущего вождя русской революции и творца советского режима изо дня в день и в атмосфере близкого общения.

Николай Владиславович Вольский (Валентинов), уроженец города Моршанска, Тамбовской губернии, тогда еще студент, стал революционером в 1898 году, когда ему было 24 года. То было время идеологической борьбы между народничеством и недавно появившимся на русской сцене марксизмом, и вместе со значительной частью тогдашней русской молодежи Н. В. примкнул к последнему. В своих воспоминаниях он очень хорошо вскрывает те психологические мотивы, которые привели его и его сверстников к марксизму, а некоторых из них, включая самого Н.В., позднее — и к большевизму (это было непосредственно после раскола социал-демократи­ческой партии на съезде 1903 года). В 1904 г. Н. В., ко­торому угрожал арест, бежал заграницу, где и произо­шла его встреча с жившим в эмиграции Лениным. При­ехал он в Женеву убежденным «ленинцем», но после года общения с Лениным навсегда порвал и с ним лично, и с большевизмом. Рассказ его об этом разрыве столь же интересен и поучителен, как и то, что он говорит о своем обращении в большевистскую веру.

Н. В. Валентинов ушел от Ленина и от большеви­ков задолго до того, как большевики показали свое {6} подлинное лицо, — ушел потому, что не мог примирить­ся с их идейной нетерпимостью и с их отрицанием объективной правды. В этом сказалась одна из харак­терных его черт: духовная независимость и связанная с нею неспособность подчинить себя какой бы то ни было партийной «линии», если она расходится с объ­ективной правдой, как он эту правду понимает. Вер­нувшись в Россию, Н. В. примкнул к меньшевикам, но, по его собственному признанию, меньшевиком он был «плохим». Опыт 1905 года сделал из него «ревизиони­ста», т. е. заставил его предпринять критический пере­смотр многих из основных положений марксизма. В течение этих предреволюционных лет, Н. В. Валенти­нов занимался, главным образом, публицистической работой и печатался в целом ряде периодических изда­ний, включая такие крупные по масштабам того време­ни газеты, как «Русское слово» и «Киевская мысль». Здесь нужно отметить еще одну характерную особен­ность Н. В. Валентинова: широкий диапазон его ум­ственных интересов. Он много писал по экономическим вопросам, и экономика стала его профессиональной специальностью. Но он в такой же мере интересовался и вопросами текущей политики, и проблемами социоло­гического характера.

Кроме того, он серьезно занимал­ся философией, а перед самой революцией начал писать широко задуманную работу по истории русской куль­туры. Готовясь к этой работе, он не только погрузил­ся в изучение печатных источников, но, в силу своей любви к конкретности, предпринял еще ряд «исследовательских поездок» по России. Написанные части этой книги, к сожалению, погибли в революционные годы.

Летом 1917 года Н. В. Валентинов ушел из мень­шевистской организации и с тех пор больше ни в какую политическую партию не входил. Сейчас его можно охарактеризовать как беспартийного демократа и умеренного (эволюционного) социалиста, но для {7} полной точности и то и другое определение требовало бы дальнейших пояснений, так как Н. В. Валентинов прежде всего человек своеобразный. Чтобы закончить свою биографическую о нем справку, скажу еще, что после октябрьского переворота он провел в России больше десяти лет, и в эпоху НЭПа, в течение семи лет, был редактором «Торгово-промышленной газеты», ор­гана Высшего Совета Народного Хозяйства. В тот сравнительно либеральный период советского режима такие вещи были еще возможны. Работа в газете, в постоянном контакте с ВСНХ, дала ему такое основа­тельное знакомство с советской экономикой, какого он, по собственному своему заявлению, ни из каких книг получить не мог бы.

В 1928 году Н. В. удалось выехать в Париж, где он и проживает в настоящее время. За последние 25 лет Н. В. напечатал большое количе­ство статей в различных русских эмигрантских изда­ниях (обычно под псевдонимом «Н. Валентинов» или «Е. Юрьевский»), а также сотрудничал во французской прессе.
***

О Ленине, как известно, существует огромная ли­тература, но лишь сравнительно незначительная ее часть носит биографический характер. Изучались пре­имущественно его идеи и деятельность, а личность это­го человека, сыгравшего такую роковую роль в истории России, оставляли в тени. Не только в официальной и официозной советской литературе, но и в книгах или статьях, написанных вне России, облик Ленина, за ред­кими исключениями (укажу, например, на вышедшую на английском языке биографию Ленина, написанную Д. Н. Шубом), оставался лишенным конкретных инди­видуальных черт. Воспоминания Н. В. Валентинова восполняют этот пробел в гораздо большей мере, чем {8} какая-нибудь другая книга о Ленине, появившаяся до сих пор. Автор прав, когда говорит, что может сооб­щить о Ленине то, о чем никто другой не писал. Это объясняется как обстоятельствами, при которых про­изошла его встреча с Лениным, так и особенностями личного его подхода к Ленину. Случилось так, что ему был открыт вход в такие «уголки ленинской жизни», куда многим другим последователям Ленина доступа не было. К Ленину Н. В. Валентинов в то время отно­сился с огромным интересом и из его воспоминаний вид­но, с какой жадностью он к нему присматривался. Ленин занимал его не только как политический деятель, но и как человек. Вместе с тем, при всем своем (перво­начальном) увлечении Лениным, он всё-таки не утратил духовной независимости, не стал слепым поклонником Ленина и сохранял способность зоркого наблюдения со стороны. Вот почему со страниц его книги Ленин встает перед нами таким живым.

Читая воспоминания Н. В. Валентинова, мы ясно видим и наружность Ленина, видим, как в выражении его лица отражается та или иная эмоция, видим его характерные жесты, как видим и обстановку его ком­наты. Мы узнаем подробности о распорядке его дня, о его интересе к спорту и физическим упражнениям. Перед нами возникает непривычный образ Ленина «гимнаста» и «альпиниста», неутомимого ходока по горам. В более «духовном» плане — мы узнаем об эстетических вкусах Ленина, о том, что он любил в русской музыке и в русской классической литературе.

Особый интерес имеют воспроизведенные Н. В. Ва­лентиновым автобиографические признания Ленина, Укажу для примера тот разговор, в котором Ленин, защищая Н. В. Валентинова от упреков в дворянском происхождении, сказал, что он и сам «помещичье ди­тя», и не без ностальгического чувства вспоминал о «красоте старых липовых аллей». Или ценное по своей {9} точности показание Ленина, что он «начал делаться марксистом» в январе 1889 г. Или, наконец, подобный, рассказ Ленина, тогда же записанный по свежей памя­ти Воровским, но потом так и не напечатанный, о том решающем влиянии, которое оказало на формиро­вание его революционных взглядов чтение Черны­шевского.

Много интересного рассказывает Н. В. Валентинов и о методах работы Ленина. Я имею в виду те страни­цы, где он говорит о том, как Ленин писал свой анти­меньшевистский памфлет «Шаг вперед, — два шага назад», или о том, как Ленин в два с половиной дня «ознакомился» с философией эмпириокритицизма пу­тем «перелистывания» принесенных ему Н. В. Вален­тиновым объемистых томов.

Отмечает Н. В. Валенти­нов и ряд существенных психологических черт Ленина — его непоколебимую уверенность (уже в то отдален­ное время!) в своем неоспоримом праве на «дирижер­скую палочку», ту ярость, которую он проявлял в спорах даже на отвлеченные философские темы; и, в особенности характерные для него, циклы перехода от крайнего нервного напряжения (ленинского «ража», по определению Н. В. Валентинова) к более или менее длительной депрессии. Восстанавливая образ Ленина, Н. В. Валентинов его при этом не идеализирует. Если Ленин становится для нас живым, то от этого он не делается более привлекательным. В каком-то смысле фигура его начинает казаться еще более жуткой.

Н. В. Валентинов подробно передает содержание многих своих бесед с Лениным, причем делает это в форме диалогов. Как бы предупреждая возможные сомнения насчет точности такой передачи разговоров, происходивших почти пятьдесят лет тому назад, автор указывает, что всё, что ему тогда говорил Ленин, как и всё, что он высказал Ленину, резко запечатлелось в его памяти. Если принять во внимание крайнюю {10} напряженность тех переживаний, которые вызывало в нем общение с Лениным, то этому заявлению легко можно поверить. Конечно, и сам Н. В. Валентинов не станет настаивать на стенографической точности своих ретро­спективных записей. Я убежден, однако, что не только дух и общее содержание этих бесед, но и оттенки мысли обоих собеседников, и даже характерные для каждого из них обороты речи, переданы им достаточно точно. Сама же разговорная форма узаконена многовековым ее употреблением в мемуарной литературе. Н. В. Ва­лентинов пользуется ею с большим искусством: все приводимые им тирады и реплики Ленина звучат дей­ствительно «по-ленински». Это придает рассказу Н. В. Валентинова необычайную живость, не лишая его вме­сте с тем характера достоверного и крайне ценного свидетельства.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15