Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Вот лишь самые невинные вопросы о Томе Крузе, на которые отвечает в своей сенсационной книге знаменитый биограф голливудских звезд Йен Джонстоун!




страница21/22
Дата08.01.2017
Размер2.92 Mb.
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22

Глава 20

Вместе со Спилбергом


Несмотря на строгую приверженность Круза философии Рона Хаббарда и сайентологической церкви, он все же оставался настолько влиятельным лицом в Голливуде и, безусловно, успешным продюсером, что его профессионализм ценили очень высоко все выдающиеся режиссеры и актеры. Джон Траволта, также считающийся сайентологом, в отличие от него настолько успешным не был. Выбрав для экранизации книгу Рона Хаббарда «Поле битвы — Земля», он фактически потерпел полное фиаско как актер и продюсер. Сюжет был очень прост — земляне проиграли битву с инопланетными захватчиками, и выжившее человечество впало в первобытный хаос, однако рождается талантливый мальчик, который получает необходимые знания от одного из инопланетян по имени Тирл (Траволта). Получивший знания герой тут же начинает призывать людей к тому, чтобы поднять восстание против захватчиков, и становится освободителем человечества.

На съемки фильма было потрачено пятьдесят миллионов долларов, но он не только не окупился в прокате, но и был раскритикован в пух и прах: «Ситуация в «Поле битвы» напоминает слепок с фильмов о заключенных тюрем строгого режима, но в гораздо более смехотворном варианте, чем все они, вместе взятые». Нарекания и насмешки вызвал и внешний вид героев, и их поведение, не всегда адекватное.

Экранизировать произведение основоположника идей сайентологической церкви было рискованным предприятием. Форрест Акерман, литературный агент Хаббарда, рассказал, что его клиент когда-то поделился с ним своими воспоминаниями о Второй мировой войне, в которой он принимал участие. Для Хаббарда его военный опыт стал величайшим откровением — тогда-то впервые он и стал искать ответы на вопросы об истории человечества и вселенной. Как зародилась жизнь? Существует ли Бог? Он утверждал, что его дух совершил межпланетное путешествие и вернулся в тело, чтобы зафиксировать полученную информацию. Свою книгу он назвал «Экскалибур» (из нее впоследствии были почерпнуты многие современные положения сайентологической церкви). Книгу отказались печатать все издатели в Нью-Йорке, поскольку, согласно заявлению Хаббарда, те, кто ее прочитал, совершали самоубийство, а именно — дочитав рукопись до конца, выпрыгивали в окно. Никто не мог доказать, что так оно и было и уж тем более что самоубийства вообще были связаны с чтением этого текста.

Том Круз был куда прозорливее, чем Траволта, и для экранизации научно-фантастического произведения выбрал рассказ Филиппа Дика. Ридли Скотт, снявший «Легенду», уже сделал фильм по фантастическому произведению этого писателя — «Бегущий по лезвию бритвы». Сценарий его был основан на романе Дика «Мечтают ли андроиды об электроовцах?». Другой фильм по роману Дика был снят с Арнольдом Шварценеггером в главной роли и назывался «Вспомнить все». Круз выбрал боевик «Особое мнение», действие которого происходит в 2050 году в Вашингтоне, в то время когда полиция уже научилась предотвращать преступления.

Парадоксально, но Круз проявил интерес к писателю, который совсем не соответствовал требованиям сайентологии и не вел здоровый образ жизни. Дик много экспериментировал с наркотиками и возбуждающими средствами, что обусловило его преждевременную смерть в возрасте пятидесяти трех лет. Тем не менее он успел написать двадцать пять романов и около сотни рассказов. «Знаете, от его сочинений остается такое ощущение, что автор жил в каком-то своем мире, — заметил Джо Коэн, который разрабатывал сценарий фильма. — Он даже для себя никак не мог решить, что реальность, а что нет». Сам Филипп определял реальность как «момент, в который вы начинаете верить в происходящее и больше уже не можете от него отмахнуться».

Такая тема позволяла внести в сценарий множество деталей, которые делали фильм более увлекательным и заставляли бы зрителя стремиться получить ответы на вопросы, возникавшие по ходу сюжета. Договор был заключен со студией «Двадцатый век Фокс», которая выступала также дистрибьютором фильма. Стивен Спилберг восхищался работой Круза в «Рискованном бизнесе» и пристально следил за его успехами. Когда актер и режиссер достигли вершин своей карьеры, они наконец решили взяться за совместный проект. «Мы дважды до этого пытались что-нибудь сделать вместе, — говорил Спилберг, — однако ничего не получилось. Вероятно, это были не те фильмы, которые стоило бы снимать. Предложения исходили от Тома, но я от них отказывался». Ни Круз, ни Спилберг не сожалели о несостоявшемся до поры до времени сотрудничестве, они оба ожидали более подходящего материала. «Теперь я дожил до того времени, когда меня интересуют эксперименты, — признавался Спилберг. — Я хочу делать нечто новое и неожиданное, что будоражило бы публику. Мне за пятьдесят, и я хочу открыть для себя новый путь».

«Искусственный разум» и «Особое мнение» были экспериментом, но экспериментом хорошо продуманным. Они представляли мир будущего, в котором люди могли бы использовать еще неизведанные возможности и способности. Такой фильм нуждался не только в увлекательной идее, но и в хорошем дизайне и отличном экшне. Но ни Круз, ни Спилберг не хотели делать еще один фильм в жанре научной фантастики, где упор делается на научно-технический прогресс и демонстрацию компьютерной мощи будущего человечества. Для работы над фильмом были приглашены шестнадцать самых высококлассных экспертов, специалистов из различных областей науки: Джерон Ланье — человек, который фактически и придумал виртуальную реальность; Стюарт Бранд, который создал проект, предопределивший появление Интернета; Шон Джонс — гений биомедицины; Нил Гершенфельд — профессионал в области нанотехнологий. Конечно, не всеми предложениями сразу удалось воспользоваться при работе над фильмом, но многие оказались более чем полезны — в частности, версия, что округ Вашингтон может оказаться под водой к 2004 году вследствие глобального потепления. Пришлось также продумать внешний вид города, в котором скорее всего должны были бы доминировать гигантские небоскребы. Иными, чем сегодня, должны были стать и средства передвижения.

Технические достижения будущего представлены в фильме, например, в виде системы, которая распознает и идентифицирует личность прохожего по радужке глаза, после чего рекламное сообщение оказывается обращенным персонально к каждому человеку.

Круз преклонялся перед Спилбергом: «С тех пор как я посмотрел «Челюсти», когда мне было тринадцать, я так и не мог забыть жуткого ощущения, охватившего меня во время просмотра: будто я сижу в лодке, в которой пробита дыра, и где-то плавает гигантская акула. Он удивительный режиссер, который не может оставить зрителя равнодушным, и замечательный человек — с ним все хотят работать. Я сам мечтал об этом очень долгое время».

Несмотря на восемнадцатилетнюю разницу в возрасте, Круз и Спилберг стали друзьями — разумеется, дружба почти сошла на нет после того, как случился инцидент с прыжками на диване накануне премьеры «Войны миров». Спилберг был не слишком доволен тем, что промоушен Круз устроил не фильму, а Кэти Холмс. Но в период работы над «Особым мнением» их отношения складывались прекрасно. У них было много общего — оба достигли необычайно высокого положения в Голливуде и оба были трудоголиками, упрямыми и дотошными в работе. Обоим им приходилось мириться с тем, что к ним постоянно приковано всеобщее внимание. Кроме того, им обоим были присущи черты Питера Пена — мальчишеский задор и готовность смотреть на мир широко распахнутыми глазами при почти полном отсутствии цинизма. В Стивене это было даже больше заметно, поскольку у него и возраст был солиднее — пятьдесят лет. Вероятно, Спилберг разглядел в Томе потенциального героя своих будущих фильмов «Звездные войны» и «Индиана Джонс».

«С Томом очень приятно работать. Он профессионал и знает, что и как надо делать, — считает Спилберг. — Он справляется со своей задачей всегда на пять с плюсом, и из хорошей идеи получается отличная. Он может настолько преобразить изначальный замысел, что фильм станет на порядок интереснее и динамичнее».

Том тоже был доволен их сотрудничеством: «Успех фильма во многом зависит от режиссера, а у Стивена всегда есть в запасе гениальные идеи, которых нет ни у кого другого. Я очень счастлив, что мы с ним наконец оказались «на одной сцене».

Фильм привлекал Круза тем, что участие в нем требовало определенного риска: «Я всегда ищу что-то новое. На съемки я оправляюсь как в путешествие, чтобы сделать то, чего раньше никогда не делал. Мне нравится меняться и принимать вызов любой степени сложности». Нельзя сказать, что характер полицейского Джона Андертона, который страдал от кошмарных воспоминаний, так уж был близок Крузу. Сюжет можно поделить на две неравные части. Первая дает ответ на вопрос, убьет ли Андертон неизвестного ему человека и если да, то каковы мотивы. Получив на него ответ примерно на втором часу фильма, герой начинает искать истинного виновника случившегося.

«Это потрясающая идея, и довольно новая, — заметил Том. — Мы же часто слышим о том, что ученые стараются разработать методы прогнозирования человеческого поведения на основе причинно-следственных связей. Это делается в целях более эффективной борьбы с преступностью и повышения уровня безопасности в обществе. Прежде всего такие методы приостановили бы опасность терроризма. Если бы люди научились предупреждать преступления, можно было бы спасти немало жизней».

Спилберг придерживался немного менее оптимистичной точки зрения в отношении применения столь фантастических технологий в реальности: «Я верю в развитие технологий и в то, что со временем мы действительно научимся использовать их для спасения человеческих жизней, поэтому и выбрал такой сюжет для фильма. Но для меня эта картина все-таки больше мечта и фантастика, которая, я надеюсь, заставит зрителей отвлечься от повседневности и задуматься, хотя бы из любопытства, каким будет наш мир через полвека».

В отличие от «Искусственного разума» «Особое мнение» ожидал успех: почти девяносто процентов рецензий были положительными, фильм собрал в мировом прокате триста пятьдесят миллионов долларов. Том Круз и Спилберг решили и дальше работать вместе. И случилось это гораздо раньше, чем они предполагали. Как и Том, Спилберг ежедневно просматривал кипы сценариев, которые присылали в его студию. При выборе он, по его собственному признанию, чаще руководствовался интуицией, а не логикой, поскольку на логические размышления у него просто не было времени. Шестое чувство подсказывало ему, что со съемками четвертого фильма об Индиане Джонсе надо подождать. В то же время Том очень сильно сомневался в успешности сценария третьей «Миссии». Зато у Спилберга была давняя мечта снять фильм по роману Уэллса «Война миров», написанному в 1897 году, о вторжении марсиан на Землю. Дэвид Копп, на которого Спилберг возлагал надежду как на сценариста «Миссии» и «Парка Юрского периода», отказался в одиночку работать над этим проектом. Том приостановил начало съемок «Миссии» и решил заняться «Войной миров» в августе 2004 года.

Том родился как раз тогда, когда Орсон Уэллс сделал свой знаменитый ремейк радиопостановки «Войны миров» 1938 года. Впервые он услышал о «Войне миров» по радио: «Я тогда предпочитал слушать радио, а не смотреть телевизор, особенно когда моя мама ложилась отдохнуть. Я тихо спускался вниз и включал радио, чтобы послушать пьесы. Книгу я прочитал лишь пару лет назад. И она произвела на меня сильное впечатление. Но в 1938 году в это произведение вкладывали другой смысл, поскольку все знали, что близится война в Европе».

Уэллс в свое время тоже подразумевал не столько марсианское вторжение на Землю, сколько образное воплощение колониальной агрессии Британской империи. Писатель вкладывал гуманистический смысл в свое произведение, стремясь напомнить людям, что они не должны воевать друг с другом, поскольку им, возможно, придется когда-нибудь защищаться от более серьезной внешней опасности. Всякий раз интерес к роману Уэллса возникал в моменты, когда где-то начинали сгущаться тучи в преддверии военного конфликта. В 1938 году постановка пьесы почти совпала с известием о еврейских погромах в нацистской Германии, так называемой «хрустальной ночи». Спустя три года Германия объявила войну США.

марта 2003 года американские войска вторглись на территорию Ирака. Связывал ли каким-то образом Спилберг свой замысел с этими событиями? «Вообще-то я не делаю политически направленные фильмы, — заметил он. — Я и не думал своим фильмом выступать против этого военного конфликта, не имел в виду никакого осуждения колониальной политики, поскольку существуют гораздо более эффективные формы протеста, нежели фантастическое кино, но все-таки считаю, что Америка последние пять лет явно преследует империалистические цели. Политика нынешнего правительства у многих вызывает недовольство».

Том постарался избежать политических высказываний и обратился к сайентологии, которая осуждала всякую агрессию одних людей против других. Однако его трактовка идеи фильма носила скорее социальный характер: «Люди во все времена воевали за расширение своих территорий. Из-за различий в вере или по каким-либо иным причинам борьба за власть никогда не прекращалась. Но у общества есть не только внешние враги. Худшее зло — внутри его. Это наркотики, нетерпимость и аморальное отношение друг к другу. Эти вещи приносят нередко еще больше вреда, чем война. Я много путешествовал, мне довелось побывать в разных странах, и везде есть эти отталкивающие черты — в каждой культуре у каждого народа. Они представляют собой реальную и очень серьезную опасность». На вопрос, верит ли он в возможность вторжения инопланетян на Землю, он ответил, что слишком претенциозно считать себя единственными обитателями Вселенной — возможно, у людей есть опыт жизни на других планетах, и они даже могут его вспомнить.

Даже Спилберг, создатель фильмов об инопланетянах, был ошарашен таким заявлением Круза: «Верю ли я в появление инопланетян? Я не исключаю, что во Вселенной существуют иные цивилизации, населенные разумными существами. Но в то, что мы можем с ними встретиться, я верю сегодня гораздо меньше, чем когда мне было двадцать пять. Не знаю, смогут ли люди когда-нибудь построить корабли, на которых действительно можно было бы совершать космические полеты на далекие планеты. Вряд ли к нам когда-нибудь заявятся гости из космоса. Могу лишь добавить, что у меня было немало знакомых, которые утверждали, что «лично их инопланетяне точно навещали»».

Тем не менее вера в существование инопланетян в Америке очень сильна. Огромное количество людей уверяют, что они были похищены инопланетными существами или подверглись сексуальному насилию с их стороны. Сценарист Дэвид Копп высказался по этому поводу довольно скептически: «Я думаю, что если они настолько развиты, что в состоянии построить корабли, на которых можно свободно путешествовать в космосе, то им совершенно ни к чему сперма недалеких землян. Все это следствие эгоцентрического человеческого представления о себе и о мире, доходящее до абсурдных предположений о том, что даже суперинтеллектуальным созданиям могут быть интересны наши задницы и гениталии». Копп, начав писать сценарий «Войны миров», перенес место действия из Англии девятнадцатого века в современный Нью-Джерси, чтобы сделать историю Уэллса ближе американским зрителям. Но главный герой, Рэй Феррье, был сохранен. Круз приложил немало усилий, чтобы сделать фильм захватывающим: «Я хотел, чтобы это был не просто блокбастер. Мне надо было показать, что это еще и история отдельной семьи — об отношениях близких людей, о доверии и любви детей и родителей. Чтобы люди задумались над вопросом о том, все ли средства хороши, чтобы, например, спасти своего ребенка».

Интересы Круза и Спилберга совпали, потому что последний крайне. нуждался в том, чтобы роль главного героя досталась настоящей звезде. Но еще больше ему нужен был хороший актер, достаточно талантливый для того, чтобы заставить людей поверить в фантастические и ужасные события, происходящие на экране. Вряд ли кто-либо мог заменить здесь Тома. Но был и еще один аргумент в его пользу — нужен был не просто хороший актер, а обожаемый публикой. «Я старался сделать все, чтобы Том Круз смотрелся в картине органично, — вспоминал он. — Обычный парень, не герой, простой рабочий из Нью-Джерси, не слишком удачливый в жизни. Он должен был так же бояться, как и все остальные, так же переживать и метаться в поисках выхода, иначе зрители не поверили бы в происходящее».

Том полностью оправдал его ожидания. Сыграл он просто превосходно. Многие критики объясняли это тем, что Круз в это время был сильно влюблен. Но скорее всего причина была еще и в симпатии к маленькой актрисе. Между ними установилось полное взаимопонимание. Они ходили, держась за руки, играли вместе. Он давал ей послушать свою любимую музыку, а она вязала ему шарф. Звали ее Дакота Фаннинг, ей было десять лет. В фильме она сыграла его дочь.

Талант Дакоты Фаннинг Спилберг заметил, когда ей было восемь лет. Она уже тогда снялась в телесериале «Похищенный» и стала одной из самых успешных юных актрис. Круз был очень доволен ею, уверяя, что только благодаря ее таланту он смог сыграть так естественно. В одном из эпизодов ему предстояло прыгнуть вниз с четырнадцатифутовой высоты, прижимая к себе Дакоту. Прыгать нужно было в бассейн, из которого они потом выныривали, при этом Дакота держалась за его шею. Том вспоминал: «Я боялся, что с ней что-нибудь случится, к тому же надо было всплыть очень быстро, несмотря на вес Дакоты, тянувший меня вниз. Я очень старался и на всякий случай даже предупредил ее — если что-то будет не так, пусть она мне скажет. И тогда она сказала: «А можно сделать так, чтобы мы выплывали чуточку быстрее, Том?» Ведь мы не дышали под водой». Рассказывая, он искренне восхищался ее стойкостью и вежливостью.

Эпизоды бегства и паники удались на славу. Наиболее напряженные моменты — это заслуга соавтора сценария, Дэвида Коппа, который привнес в фильм свое видение героев. Фильм стал хитом, в результате даже президент «Юниверсал» Рон Майер по просьбе Круза, его пресс-агента сестры Ли Энн Деветт и Стивена Спилберга дал разрешение на то, чтобы на съемочной площадке был установлен тент, рекламирующий сайентологическую церковь, что вообще-то было очень рискованным шагом, если учитывать ее весьма сомнительную репутацию. Условие было поставлено только одно — не использовать тент для агитационных целей и пропаганды. Но неприятностей все-таки не удалось избежать: каждый приходивший на съемочную площадку журналист неизбежно начинал задавать вопросы относительно тента. Иногда это выливалось в не совсем мирные дискуссии. Можно только добавить, что со стороны сестры Круза излишнее сайентологическое рвение явно стало ошибочным пиар-ходом.


1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22