Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Вот лишь самые невинные вопросы о Томе Крузе, на которые отвечает в своей сенсационной книге знаменитый биограф голливудских звезд Йен Джонстоун!




страница13/22
Дата08.01.2017
Размер2.92 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   22

Глава 12

Два адвоката


Что делать знаменитому актеру, если фильм, в котором он сыграл романтического ирландца девятнадцатого века, не понравился публике? Вероятно, возвратиться к привычному репертуару. Кэрри Грант никогда не стремился выйти за рамки своего амплуа. Какая же роль больше всего подходит для того, чтобы сыграть самого себя? Пожалуй, это роль в фильме о судебном процессе. Во всяком случае, в профессии актера и адвоката есть нечто общее. Лорд Гардинер, ставший лордом-канцлером, однажды заявил, что он решил получить адвокатскую специальность в Оксфорде лишь потому, что это был наиболее подходящий способ реализовать актерские способности. Для служителей театрального искусства это оказались более чем лестные слова. Они могли с гордостью считать свое ремесло столь же почетным, как и миссия тех, кто заседал в залах суда.

Видимо, именно поэтому Том выбрал для себя в следующих своих двух фильмах — «Несколько хороших парней» (1992) и «Фирма» (1993) — роль адвоката. Оба проекта были застрахованы от провала уже тем, что являлись хитами благодаря бродвейским постановкам и книге Джона Гришэма. Круз не просчитался — оба фильма в прокате заработали больше трехсот миллионов долларов и превратили актера в звезду мировой величины, а роль лейтенанта Дэниела Кэффи в «Нескольких хороших парнях» была признана одной из самых замечательных работ Круза в кино.

Между тем Николь довольно болезненно переживала неудачу «Далеко-далеко»: «Со временем я поняла, что мне не следует стремиться постоянно работать с Томом. Лучше, если я стану сниматься самостоятельно. Конечно, совместный фильм с Томом — это замечательно, но все время находиться рядом с мужем — это было недальновидно». Руководствуясь такими принципами, она пробовалась на женские роли во многих фильмах — «Призрак», «Молчание ягнят», «Неспящие в Сиэтле», «Тельма и Луиза», однако все эти попытки были безуспешны.

За целый год ей не сделали ни одного предложения. «Вы даже представить себе не можете, как тяжело бывает актеру в таких ситуациях. Теряешь веру в себя. Мама поддерживала меня. Она часто звонила и советовала держаться и не унывать, хотя вокруг, наверное, многие считали, что я уже ни на что не гожусь, но я так никогда не думала».

Поскольку Николь сама дала свободу своему супругу, теперь он мог позволить себе сниматься в тех фильмах, которые ему больше нравились. Чтобы наилучшим образом вникнуть в особенности своей будущей роли, он посещал спектакли в Нью-Йорке, поставленные Аароном Соркином, где Том Хале играл лейтенанта Кэффи. Успех не всегда сопровождает голливудских актеров. Том Хале сыграл блестяще в фильме «Амадеус» и был номинирован на «Оскар», однако в предыдущие шесть лет он вообще не мог получить работу в кино и вынужден был оставаться в театре. Посмотрев пьесу, Том немедленно позвонил тому, кто посоветовал ему посетить театр, — режиссеру Робу Рейнеру, и сказал: «Да, это надо снимать». У Халса, как бы он ни был хорош на театральной сцене, не было шансов получить роль лейтенанта в будущей картине. «Это потрясающий герой, — говорил Круз, — молодой человек, который хочет проявить себя и доказать всем, что он вовсе не только тень своего знаменитого отца. Грандиозный характер. Это было как раз то, о чем я мечтал, и мне хотелось, чтобы этот фильм был снят Робом».

Еще одной гарантией успешности проекта стало то, что за помощью в решении коммерческих вопросов Роб Рейнер обратился в студию «Кастл-Рок», с которой сотрудничал его сын Карл, — он был там вместе с Мелом Бруксом и Вуди Алленом не только режиссером, но и сценаристом, и актером. Он играл Майкла Стивика в «Семейных узах» и прекрасно разбирался в вопросах режиссуры. Со студией неоднократно работал писатель-сценарист Уильям Голдман, и как раз он и посоветовал обратиться за разработкой сценария к Соркину. Голдман, будучи голливудским сценаристом, тяготел к построению серьезной философской и драматической системы в произведении в отличие от многих его коллег. Продюсером фильма согласился стать Эндрю Шайнмен, очень остроумный, прозорливый и предприимчивый человек.

Идея пьесы принадлежит сестре Соркина — Деборе. Она получила юридическое образование и захотела попрактиковаться, что и привело ее в департамент Военно-морского флота. Она и сама не ожидала, что ее отправят на базу Гуантанамо-Бей на Кубе, которая пользовалась весьма дурной репутацией из-за инцидента, связанного с так называемым «красным кодом», — насилия над солдатом со стороны его же сослуживцев. Соркин предложил изменить не только имена и названия, но и сами обстоятельства происшествия и детали судебного разбирательства, чтобы случившаяся трагедия не стала достоянием широкой публики. Тем более что основной акцент планировалось сделать на моральной стороне произошедшего — важно было показать, с какими внутренними и внешними этическими проблемами сталкивается Кэффи (Круз). Сюжет был утвержден в следующем виде: двоих служащих Военно-морского флота обвиняют в гибели третьего — того, к кому был применен «красный код». Однако выясняется, что рядовые исполнители этого преступления действовали по приказу сверху. Кэффи должен найти истинного виновника и разоблачить его.

В главной роли Рейнер видел исключительно Джека Николсона. Никакой другой актер не казался ему убедительным в столь напряженной и сложной интриге, и хотя его роль занимала всего пятнадцать минут экранного времени, она была одной из ключевых. Николсон, прочитав сценарий, был потрясен. Кевин Бэйкон, сыгравший судебного обвинителя, рассказывал: «Джек сразу же проникся этим проектом. Как правило, киноактеры еще какое-то время думают, прочитав сценарий, но здесь реакция была мгновенной. Это была действительно его роль».

Как Рейнер и надеялся, «Николсон предопределил весь остальной кастинг, вполне логично соответствовавший очень высокому уровню его мастерства». Том попал в замечательную компанию и был счастлив работать с Николсоном.

Фильм, насыщенный диалогами, был полон и драматизма. Рейнер был потрясен игрой Круза: «Он очень много работал, стремясь во всем достичь совершенства. Ни на минуту не мог успокоиться — даже во время перерыва. Например, предлагая переделать монолог, улучшить его, исправить пару моментов, чтобы все было безупречно. Он потрясающий, блестящий актер. Думаю, этот фильм будет для него одним из самых успешных».

Том, в свою очередь, был доволен Рейнером: «Роб разрешает актерам играть героев такими, какими они их сами представляют». Кифер Сазерленд, сыгравший изворотливого командира взвода, говорил: «Том настолько тщательно подходит к работе и отдает ей столько сил, что рядом с ним просто стыдно не выкладываться полностью».

Круз выскакивал из своего огромного, роскошно оборудованного трейлера по первому же зову помощника режиссера. Кевин Поллак, игравший конгрессмена, воспринимал это с удивлением — он не привык торопиться и не видел ничего страшного в опозданиях. Рейнер вспоминал, что иногда в шутку Кевин даже устраивал «ложный вызов», и Том всегда попадался на эту удочку.

Примерно такой же дисциплинированностью и собранностью отличалась и Деми Мур, все еще считавшаяся звездой, несмотря на то что снятый двумя годами раньше фильм «Призрак» с ее участием не имел успеха. Роль в фильме Рейнера Мур получила благодаря своему агенту Поле Вагнер, обойдя других претенденток — Линду Гамильтон, Элизабет Перкинс и Хелен Хант.

Вместе с Поллаком они были идеальными партнерами Круза в самой запоминающейся сцене фильма: они ожидали его дома, дела в суде шли плохо, один из свидетелей изменил свои показания и сказал, что приказ применить «красный код» исходил от капрала, а не от лейтенанта, которого они очень надеялись привлечь к ответу. Том явился к ним пьяным и расстроенным.

Легче всего сыграть пьяного, пошатываясь и бормоча что-нибудь нечленораздельное, но это было бы слишком просто, а в данном случае нужно было передать душевное состояние человека, пытавшегося найти утешение в спиртном. Зритель должен был понять, что герой нетрезв, не по неадекватному поведению, а увидев у него в кармане полупустую бутылку коньяка. В состоянии опьянения человек говорит то, что он скорее всего скрыл бы будучи трезвым. Когда героиня Деми Мур упоминает полковника Джессепа, Кэффи (Том) отвечает с сарказмом: «Как вы не понимаете, что мы имеем дело с военным судом? Здесь всякий правдолюбец рискует закончить перспективную карьеру адвоката в качестве последнего клерка». С этими словами он схватил со стола стопку бумаги и швырнул ее на пол и бросился вон из комнаты.

Когда вспышка гнева наконец гаснет, Кэффи берет себя в руки и спрашивает своего помощника (Поллака), может ли его отец гордиться им. Вопрос, конечно же, гораздо шире — он, скорее, адресован самому себе. Герой мучается им с тех пор, как умер его отец.

Том Круз передает эту закомплексованность на отце как одну из самых противоречивых и болезненных черт Кэффи: «Если отец заслужил много почетных наград, сын должен быть достойным его памяти. Но он не хочет быть лишь тенью отца, а стремится быть самим собой и тем не менее никак не может принять себя таким, каков он есть, поскольку все время думает о том, что его отец был бы им недоволен теперь».

У самого Круза, конечно, были не настолько напряженные отношения с отцом, но найти общий язык с ним он тоже не смог. «Разумеется, у Кэффи отношения с отцом более сложные, и к тому же переживал он их более остро, чем я когда-то. Я просто не мог общаться с отцом, но он никогда и не был для меня таким примером и такой значимой фигурой, как для Кэффи, и все же я его любил, хотя он был неудачником. С Кэффи все иначе — его отец успешнее, чем он. Это становится причиной душевного разлада, герой переживает, что так никогда и не станет достойным своего отца».

Кэффи старается не задумываться о том, как поступил бы на его месте его отец. Он решается пойти на крайние меры и прижать к стенке полковника, как предлагает героиня Деми Мур, считая его причастным к преступлению уже потому, что такой ответственный человек, как он, никогда не допустил бы, чтобы у него под носом кто-то другой отдавал приказы без его ведома. «Возможно, он и не приказывал, но и не запретил», — замечает Кэффи. Он должен восстановить справедливость. По дороге в суд Джоэнн Гэллоуэй (Деми Мур) предупреждает его, что если он не сделает это, то у него будут крупные неприятности. Шантаж, между нами говоря, — типичный для женщины способ добиться своего.

И он сделал это. Финальная сцена произвела на зрителей, наверное, самое сильное впечатление. Это заключительная «ария» уже арестованного Джека, которая звучит как страшная угроза лейтенанту: «Придет время, когда я буду мочиться на твой труп». Несомненно, теперь и у Кэффи появляется опасный и беспощадный враг, который не простит ему случившегося.

Все актеры, снимавшиеся в этом фильме, могут считать его одним из своих самых блестящих достижений. Рейнер поднял планку так высоко, что каждому из них пришлось выложиться по полной программе. Тому не досталась награда Академии, поскольку номинирован был Джек Николсон, но в качестве компенсации он все же получил приз Эм-ти-ви за лучшую мужскую роль, а также награду в номинации «Самый желанный мужчина».

Конечно, нельзя не признать, что Николсон является не просто звездой, но и символом определенного этапа развития кинематографа. Несмотря на то что он присутствовал на съемках лишь десять дней, все еще очень долго оставались под впечатлением от работы с ним.

Фильм снимался, конечно же, не на Гуантанамо-Бей. На настоящей базе находится сотня истребителей «Фантом». Каждый день ее ворота открываются для служащих — местных кубинцев, которых США охотно нанимают на работу. И само собой разумеется, что подобное судебное разбирательство никогда не вышло бы за эти ворота. Но Рейнер стремился не столько к правдоподобию, сколько к тому, чтобы поставить судебную драму в добрых старых традициях, которые уже давно полюбились зрителю.

Хотя Круз был очень молод, он уже прекрасно знал о своих слабых и сильных сторонах и мог заранее предугадать, в каких фильмах может достичь наибольшего успеха. А поскольку к тому времени он заработал уже достаточно денег, можно было создать собственную компанию и нанять людей, чтобы они искали и разрабатывали проекты специально для него, а также писали сценарии. Именно так он и поступил, учредив «Круз — Вагнер продакшн». С этого момента он получил возможность лично решать, какие фильмы снимать и как сделать их наиболее коммерчески выгодными. Студия стала не только офисом, но и в некотором роде пристанищем для тех, кто там работал. Процесс шел непрерывно — просматривались, отбирались и дорабатывались сценарии, принимались к рассмотрению различные идеи и выбирались книги, подходящие для экранизации. Фактически студия была неким подобием «золотого прииска», хозяевами которого стали Том и Пола.

Клинт Иствуд, например, также владел небольшой компанией — «Маль Пазо продакшн». Располагалась она в скромном здании и поддерживала дружеские отношения с «Уорнер бразерс». Клинт приезжал туда на работу чуть ли не ежедневно. Стивен Спилберг после успеха «Инопланетянина» в 1982 году построил себе роскошное представительство за три миллиона долларов. Там же располагается и его студия, где он работает и сегодня. Лью Вассерман и Сид Шейнберг надеялись, что Спилберг снимет еще много фильмов для них, и он действительно это сделал.

«Парамаунт», находящаяся на другой стороне Голливуд-Хиллз, была не столь успешной студией. В ноябре 1992 года при подведении итогов за год выяснилось, что за одиннадцать месяцев сделан только один фильм. Глава компании с редким именем Брэндон Тартикофф ушел в отставку. Его место занял Стэнли Джаффе, продюсировавший «Отбой». Он предложил «Круз — Вагнер продакшн» сотрудничать с «Парамаунт».

И первой ласточкой стал сценарий по роману Джона Гришэма «Фирма». Его дебютный роман «Пора убивать» получил положительные отзывы критиков, но бестселлером так и не стал. Однако «Парамаунт» оценила следующую книгу этого автора, и расчет оказался верным. Роман «Фирма» стал хитом. Том тоже не ошибся, выбрав для себя роль Митча Макдира, молодого юриста, устроившегося на работу в фирму, пронизанную коррупцией и связями с мафией. Джон Голдвин, президент «Парамаунт», отмечал: «Мы не могли взять на эту роль просто хорошего актера, нам нужен был лучший, если не самый лучший актер. Именно такой, как Круз. Благодаря Поле Вагнер между нами установилась дружеская связь, и мы планировали очень серьезную работу над этим проектом».

Круз оправдал оказанное ему доверие. Хотя его понимание роли и точка зрения «Парамаунт» не всегда совпадали — студия находилась в тяжелой ситуации, ее прежние связи с другими компаниями постепенно утрачивались, хорошие актеры уходили в более престижные проекты, и Крузу предстояло заработать за год для студии более миллиарда долларов. Журнал «Варьете» писал по этому поводу: «Парамаунт» надеялась, что Том станет для них своего рода Клинтом Иствудом. Их надежды оправдались — Том, будучи звездой, поднял продукцию и престиж студии на такую высоту, на какую мог поднять их только Клинт Иствуд».

В то же время Николь, уже пережив неуспех «Далеко-далеко», заканчивала съемки в фильме «Готова на все», режиссером которого был Гарольд Беккер, снимавший «Отбой», а сценарий написал Аарон Соркин. В фильме также принимал участие Алек Болдуин, сыгравший хирурга, который снимает жилье у супружеской пары (Билла Пуллмана и Николь). Действие разворачивается в американском городке, где в больнице появляется талантливый хирург — как раз в то время, когда происходит серия убийств школьниц. Этот прекрасно снятый и отлично продуманный триллер с захватывающей интригой понравился любителям детективов, но ничего примечательного в нем нет — зло скрывается под маской добра, хорошие герои на первый взгляд скучны и занудны, Николь очень сексуальна, свою роль сыграла великолепно, несмотря на то что сюжет слишком уж лихо закручен. Критикам фильм не понравился, но зато он пришелся по вкусу публике, которой наконец представилась возможность разглядеть в Николь высокопрофессиональную актрису.

Этот фильм был лишь незначительным эпизодом в карьере Аарона Соркина, почти сразу же после его завершения продолжившего работу со студией «Кастл-Рок» и Робом Рейнером, начав снимать фильм «Президент Америки». Роль президента, влюбленного в очаровательную лоббистку (Аннет Бенинг), сыграл Майкл Дуглас. Эта политическая комедия очень понравилась критикам и тем не менее была прохладно принята публикой. Мистер Соркин так рассказывал об идее создания этой картины: «Зачем выдумывать сложные интриги? Когда снимаешь фильм о политике, не проще ли воспользоваться тем материалом, который ежедневно поставляет нам Белый дом?» Роль помощника президента досталась Мартину Шину. Четырьмя года позднее Соркин снял на ту же тему сериал для «Уорнер бразерс» — «Западное крыло», в котором представлена жизнь обитателей и сотрудников Белого дома, будни американского президента и его команды, принимающей важные государственные решения, их каждодневный труд, далеко не всегда приносящий положительные результаты. Успешные кампании и серьезные поражения выносятся авторами сериала на всеобщее обозрение.

«Парамаунт» хотела, чтобы Кевин Рейнолдс, снявший фильм «Робин Гуд — принц воров», режиссировал фильм «Фирма», но он запросил слишком большой гонорар. Тогда выбор пал на Сидни Поллака. Хотя Том Круз был не слишком доволен им во время работы над «Человеком дождя», он не стал возражать против его кандидатуры. Поллак хотя и имел репутацию наиболее сговорчивого режиссера Голливуда, но был склонен к внезапным метаниям из одной крайности в другую. Получив «Оскар» за фильм «Из Африки», он снял весьма посредственную «Гавану», которая заработала в прокате США менее десяти миллионов долларов. Роль главной героини получила в нем шведская актриса Лина Олин, и для нее Поллак кардинально переделал сценарий. И зря! Фильм получился сильно затянутым — два с половиной часа экранного времени. Однако следует напомнить, что и «Из Африки» — фильм достаточно длинный, тоже два с половиной часа, а в «Фирме» Поллак и вовсе побил все временные рекорды — два часа тридцать четыре минуты.

На роль жены героя Тома планировали пригласить Робин Райт Пенн. Но эту роль в фильме сыграла Джин Трипплхорн, которую все называли Триппи, так как Робин ждала ребенка в тот момент.

После фильма «Несколько хороших парней» Тома наконец перестали ценить только за привлекательную внешность и признали, что неизменный успех актеру все же приносит в первую очередь его талант. По сюжету молодой и честолюбивый выпускник Гарварда (Круз), женатый на богатой красавице, поступает на работу в юридическую фирму, где ему предложили очень хорошие условия. Расплата за это оказывается очень суровой — фирма обслуживала самые влиятельные мафиозные кланы Чикаго, и все ее сотрудники становились заложниками, не имеющими более права распоряжаться собой и своей жизнью. Тех, кто пытался уйти, убивали. Том оказывается между двух огней: с одной стороны на него давит ФБР, с другой — его ждет верная смерть от рук убийц. Захватывающий фильм, согласно роману Гришэма, должен был закончиться бегством героя на Карибы, но такой финал не устраивал Голливуд.

Сюжет получился довольно запутанный, но увлекательный, однако было две проблемы. Круз, заключив контракт, разрешил использовать в рекламных роликах и на постерах только свое имя. Но Джин отнеслась к этому требованию без особого пиетета и настояла, чтобы там фигурировало и ее имя. Кроме того, актриса Карина Ломбард, снимавшаяся в фильме «Коктейль», в это время как раз пожаловалась в одном из интервью, что Круз не обсуждал с ней любовную сцену перед съемкой. Последняя была права — сцена получилась одной из самых неудачных в истории кино. Карина возмущалась тем, что Николь Кидман постоянно присутствовала на съемках. Впрочем, эти неприятности не уронили авторитет Тома в глазах публики и не помешали стать «Фирме» четвертым фильмом в ряду самых успешных за 1993 год после «Парка Юрского периода», «Миссис Даутфайр» и «Беглеца».

Том, никогда не учившийся в университете, получил признание престижнейшего вуза Америки — Гарварда. В 1975 году группа из двадцати одного выпускника учредила общество «Хэйсти пудинг клаб» — весьма уважаемое театральное объединение, продолжавшее традиции старейшего американского «Кембридж футлайтс». Среди тех, кто когда-то был объявлен клубом человеком года, были Боб Хоуп, Джеймс Стюарт, Клинт Иствуд. Чтобы оказаться в их числе, у претендента должно быть отменное чувство юмора и он должен нравиться студентам с очень высокими интеллектуальными запросами. Том был польщен успехом, целовался со всеми, кто находился на сцене, и обязан был надеть розовые тапочки и красный бюстгальтер, на каждой чашечке которого красовалась эмблема Гарварда. Зато он честно заявил: «Я понимаю, что завоевал ваши симпатии лишь потому, что дважды сыграл выпускника Гарварда».

Карина, поначалу возмущавшаяся присутствием Николь на съемках, в конце концов с этим смирилась. Можно предположить, что в то время Крузы не расставались, поскольку планировали завести ребенка, однако безрезультатно. Во время рождественских каникул Том и Николь уехали во Флориду, где они купили дом годом раньше. Обычно там жили мать и отчим Тома, но иногда и молодые супруги присоединялись к ним. Там Николь и Том приняли решение об опекунстве, а затем об усыновлении ребенка, который должен был родиться у женщины, уже имевшей двоих детей. 22 декабря 1992 года родилась Изабелла Джейн Кидман Круз, которую и удочерили Том и Николь.

«Мне было двадцать пять, когда мы удочерили ее, — вспоминала Николь. — Мы думали целую неделю. Я ужасно переживала, не знала, что делать и как я буду жить, взяв на себя ответственность за такую крошку. Но вскоре все это прошло, она оказалась чудесным ребенком».

1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   22