Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Вот лишь самые невинные вопросы о Томе Крузе, на которые отвечает в своей сенсационной книге знаменитый биограф голливудских звезд Йен Джонстоун!




страница10/22
Дата08.01.2017
Размер2.92 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   22

Глава 9

Путешествие с Дастином


Наверное, «Человека дождя» можно считать самым ярким примером того, как на самом деле работает пресловутая голливудская система кинопроизводства — а работает она дотошно, педантично, не жалея ни средств, ни сил, ни времени на то, чтобы опытным путем в процессе поиска определить тот единственный вариант, который и превратит фильм в безусловный хит. Все начиналось с оригинальной идеи и откровенно слабого сценария. Дальше над ними надо было работать, вовлекая в эту деятельность все больше и больше действующих лиц — продюсеров, режиссеров, актеров, амплуа которых нужно было тоже учитывать, чтобы подобрать идеальный состав и в итоге получить фильм, удостоившийся восьми номинаций на «Оскар», завоевавший премии по четырем из них и собравший в прокате сто семьдесят два миллиона долларов, что само по себе было исключительным в истории кинематографа США случаем. Кроме того, трудно назвать фильм подобной тематики, который бы с таким успехом прошел по всему миру.

Этого никогда не случилось бы, если бы не семилетний Билл Сактер, попавший в 1920 году в Миннесоте в школу для умственно отсталых и больных эпилепсией детей. Там он пребывал вплоть до своих сорока пяти лет, находясь на попечении администрации штата. Молодой студент Барри Морроу и его жена попросили передать им опеку над больным Сактером. Барри в то время работал при университете в штате Айова, Билл находился там же. Затем Барри завел маленькую кофейню, где и обретался Билл. Благодаря предприимчивости Морроу заведение стало невероятно популярным среди студентов и университетских сотрудников. Морроу умер в 1983 году в возрасте семидесяти лет, но заведение до сих пор работает. А в 1981 году Билл стал знаменитостью, после того как Микки Руни снялся в фильме «Билл», рассказывающем историю Билла Сактера по сценарию Морроу. Фильм получил две награды «Эмми» — за лучшую роль и лучший сценарий.

Морроу стал знаменит тем, что открыл еще ряд кофейных заведений, в которых стали работать умственно неполноценные люди. Его пригласили в Техас — в организацию, занимающуюся реабилитацией таких больных. Там он и познакомился с Кимом Пиком. К удивлению Морроу, он мог назвать ему автора любой книги из университетской библиотеки, а также ее шифр и подробное описание. Вот откуда появился образ «Человека дождя».

Морроу пришла в голову идея о двух братьях — Чарли Бэббите, молодом бизнесмене из Лос-Анджелеса, и Раймонде Бэббите, слабоумном пациенте психиатрической клиники, которые знакомятся друг с другом только после смерти их отца. За эту книгу автор получил премию «Эмми», и ему было предложено сделать телепередачу на эту тему. Президенту компании «Губер — Питерс продакшн» Роджеру Бирнбауму идея понравилась, и он решил, что из нее получится интересный фильм.

Позднее Питер Губер возглавил компанию «Сони» и потерял желание заниматься проектом «Человек дождя», но Бирнбаум не отступился и вместе с Морроу рассказал о нем «Уорнер бразерс» как раз в то время, когда проходили съемки «Форреста Гампа». Студия отказалась запускать новый проект. Неунывающий Роджер Бирнбаум обратился к Роберту Лоуренсу, президенту Гильдии киноактеров США. Тот заинтересовался предложением и согласился купить идею.

После того как был написан сценарий, в течение восьми месяцев Бирнбаум и Майкл Овитц решили все проблемы, связанные с началом съемок фильма. Барри Морроу был приглашен на обед, на котором присутствовали Дастин Хоффман и режиссер фильма «Полицейский из Беверли-Хиллз» Мартин Брест. В самом конце встречи Хоффман заметил: «Надеюсь, мы будем вместе работать над этим фильмом и создадим настоящий шедевр». Однако когда Хоффман сказал «над этим», он имел в виду переработанный и сокращенный вариант сценария, который представили Ричард Прайс и Майкл Бортман.

Доктор Даролд Трефферт, профессор психиатрии из госпиталя Святой Агнессы, штат Висконсин, специалист по проблемам синдрома умственной отсталости, приглашенный на должность консультанта, был немало удивлен. «Синдром аутизма проявляется в уходе человека в свой внутренний мир, — заметил он. — Его ни к чему приукрашивать и представлять как нечто необыкновенное. В этом сценарии сплошные голливудские ошибки-штампы — мафиози и гангстеры, тайное бегство, погони… Чарли и Раймонд уезжают на мотоцикле, обнаружение у Раймонда способностей гениального автомеханика…» Но еще больше недовольства вызвал конец истории. В первоначальном варианте конец был счастливый: Раймонд так сильно изменился, что теперь у него не было необходимости жить в клинике. Он оставался с братом, они были счастливы, вместе играли в футбол. Но и это тоже было совершенно нереалистично.

Овитц предложил роль Чарли Бэббита Тому Крузу. Актер принял предложение охотно и в сентябре 1987 года присоединился к Хоффману, сценаристу и режиссеру в доме на пляже в Малибу, чтобы окончательно доработать сюжет фильма. Но теперь сценаристом был Рональд Басе, а режиссером — Стивен Спилберг. У Хоффмана возникли разногласия с Мартином Брестом. По одной из версий, Бресту хотелось, чтобы герой Хоффмана появился буквально в самом первом кадре. На что Хоффман возразил, что Круз, с которого, собственно говоря, все и начинается, достаточно знаменит, чтобы удержать внимание публики и заинтриговать ее.

К съемкам подключились эксперты. Хоффман встретился с Кимом Пиком и его отцом, и мальчик действительно продемонстрировал свои феноменальные способности — он помнил множество фактов из области бейсбола, цитаты из Библии, династии британских монархов и т. д. Это был гений абсолютной памяти. К сожалению, Ким страдал врожденным энцефалитом, вызвавшим обширные поражения головного мозга. Но команда, собиравшаяся снимать фильм, категорически не хотела создавать некий вариант «Человека-слона», поэтому все приняли идею Хоффмана изобразить главного героя нормальным человеком, но с некоторым психическим отклонением, похожим на аутизм.

Спилберг как-то сказал Тому: «Это фильм о любви. И это должно быть очевидно не только нам, но и зрителям. Раймонд не должен казаться просто слабоумным — он всего лишь замкнут, недоверчив, никому не позволяет к себе приблизиться». Спилберг не ошибся относительно основной идеи фильма, но ему оказалось не под силу справиться с этим проектом, поскольку он уже был занят съемками «Индианы Джонса и последнего Крестового похода». Пришлось искать третьего режиссера. Овитц решил, что Сидни Поллак будет идеальной заменой, но тот почему-то не хотел работать с Хоффманом, несмотря на то что их творческий союз в «Тутси» принес две номинации на «Оскар». К тому же Поллак предпочитал собственных сценаристов, он предложил заменить Рональда Басса на Карла Людтке и Дэвида Рэйфиля, а те, в свою очередь, решили переделать сценарий и превратить его в любовную историю между героем Тома Круза и его подругой. Эта версия не понравилась ни актерам, ни студии, поэтому Поллак ушел из проекта — снимать свой не слишком удачный фильм «Гавана».

Овитц, к сожалению, не принадлежал к самым могущественным и влиятельным фигурам в Голливуде, поэтому ему пришлось нелегко. И без того критическое положение усугублялось еще и тем, что Барри Левинсон, один из самых блестящих сценаристов и режиссеров, дебютировавший фильмом «Кафе», режиссировавший «Нормального» с Робертом Редфордом, «Человеку дождя» предпочел фильм «Доброе утро, Вьетнам» с Робертом Уильямсом. Овитцу понадобилось приложить немало усилий, чтобы убедить его не отказываться от проекта. Через семь недель Левинсон согласился работать в команде с Рональдом Бассом.

Хоффман и Круз тем временем не сидели сложа руки. Они старались познакомиться с как можно большим числом больных, страдающих слабоумием и аутизмом. Так они встретились с Джозефом Салливаном в Виргинии, способным в уме умножить, например, 341 на 927. Можете проверить, получится 316 107. Джозеф с этой задачей справлялся за пятнадцать секунд. Именно у него Хоффман позаимствовал манеру поведения психически ненормального человека, которая выглядела так реалистично на экране. Кроме того, Хоффман воспользовался еще одной способностью Салливана — умением запоминать телефонные и лицензионные номера, и даже эпизод с пожарной сигнализацией был взят из жизни Джозефа. И многие смешные моменты Хоффман смог сыграть благодаря этому человеку. Сцена, где Раймонд точно знает, сколько зубочисток рассыпалось на полу (246), была, конечно же, выдумкой актера, хотя гипотетически вполне вероятно, что Джозеф был тоже способен на такое.

Круз также прорабатывал характер своего героя. По сценарию Морроу он был намного старше. Хоффману было пятьдесят, Крузу — двадцать пять, но такая разница между братьями была недопустима для фильма. Пришлось сделать Раймонда моложе. Спилберг продолжал косвенно участвовать в подготовке к съемкам и считал, что в герое Круза многое нужно изменить. Он поделился своими соображениями с Левинсоном. «И тогда он попросил меня предоставить ему все мои наброски, объяснить, как я себе это представляю, — рассказывал Спилберг. — Я так и сделал. Барри мог использовать мои записи на свое усмотрение. Последнее, что я ему пожелал, — чтобы фильм побил рекорд сборов в сто миллионов долларов». Спилберг ошибся: фильм собрал четыреста миллионов долларов!

Чарли Бэббит по сценарию Морроу был всего лишь упрямым и грубоватым боссом в юридической фирме, не особенно эмоциональным. Но Левинсон решил, что образу нужно придать драматизма, например сделать Чарли должником, торговавшим автомобилями, что само по себе содержит прямую аллюзию на Кролика Джона Апдайка (персонаж книги «Кролик, беги!» о жизни типичного представителя провинциального городка), занимавшегося тем же. Проблема Чарли заключалась в том, что он был априори враждебно настроен по отношению ко всем, включая и собственного брата, эгоистичен и одинок. Том знал, что ему нелегко будет сыграть такую роль. «Мне доставляло удовольствие настраиваться на своего героя. Я чувствовал, что оказался в ситуации, немного схожей с моей — я тоже освободился от семейного давления, которое особенно ощутимо в юном возрасте. В такой период человек сильно меняется. Наверное, я не смог бы проникнуться его проблемами, если бы у меня совсем не было жизненного опыта. Совершенно не получалось отдохнуть, надо было двигаться вперед, постоянно совершенствоваться, непрерывно работать, чтобы сыграть свою роль безупречно».

Необходимо обладать огромным талантом и хорошим актерским чутьем, чтобы заставить зрителей полюбить своего героя, даже если он поначалу открывается им с не слишком привлекательной стороны. Вряд ли публика прониклась бы симпатией к хладнокровному юристу, поэтому Рональд Басе решил изменить не только род занятий героя, но и его эмоциональный облик. Так у него появилась подруга. Становилось понятно, что Чарли не чужды человеческие чувства. Девушка должна была быть иностранкой, итальянкой, реагировавшей бурным недовольством на бесчувственное и холодное отношение Чарли к брату. Неаполитанка Валерия Голино идеально подходила на эту роль, учитывая ее блестящую игру в фильме «Коротышка — большая шишка». Валерия гармонично вписывалась в команду актеров, ее очень любили зрители.

Поначалу фильм назывался не «Человек дождя», а «Человек-никто». Смысл названия заключался в том, что Чарли сначала даже и не подозревал о существовании своего брата, да и довольно долго уже после знакомства с ним относился к нему как к пустому месту. Название никому не нравилось, и пришлось подыскать другой, оказавшийся более удачным вариант.

После четырехчасового обсуждения шестеро писателей и четверо режиссеров наконец решили, что внесли в историю все необходимые коррективы. Том вспоминал: «После того как эти ребята несколько часов просовещались, стало ясно, что благодаря этой застольной беседе получится стопроцентный хит».

Чарли ушел из дома еще подростком и с тех пор не видел отца до самой его смерти. Все, что досталось ему по наследству, это несколько кустов роз и старый автомобиль с откидным верхом 1949 года выпуска. Три миллиона долларов были завещаны на содержание его брата Раймонда, о существовании которого он и не подозревал. Тогда Чарли задумал забрать брата из лечебницы, куда переводились деньги. Раймонд, страдавший аутизмом, боялся поездов, самолетов и путешествий на машинах. Благодаря знакомству друг с другом братья меняются. Поначалу Чарли обрадовался, что некоторые таланты Раймонда помогут ему решить денежные проблемы, но потом он проникается к нему дружеской симпатией. Он хочет, чтобы Раймонд жил с ним, но это неосуществимо — такой больной не может адаптироваться к привычному для нас миру. Раймонд вынужден вновь вернуться в клинику, где отныне Чарли будет навещать его.

Круз относился с восхищением к таланту Хоффмана: «Я всегда спрашивал себя, каково это — работать с таким человеком? Я был рад, что наконец мне повезло — настолько, что я имел возможность учиться у актера, которого безмерно уважал, я и представить себе не мог, что и Хоффман, и Ньюмен — очень открытые люди и с ними так легко найти общий язык». Хоффман — высокопрофессиональный актер. Круз справедливо опасался, что играть с ним — большой риск, но собственный талант его не подвел.

«Как-то ночью Том постучался ко мне: «Можно мне попросить совета?» Я рассказал ему, как вижу его роль, как ее можно сыграть наилучшим образом, хотя был уверен, что он сам смог бы сыграть Раймонда не хуже, чем я, но совсем иначе, — вспоминал Хоффман. — Сначала я действительно выступал для него в качестве наставника, но потом мы скорее поддерживали друг друга. Мы достигли редкого взаимопонимания — он в чем-то помогал мне, а я ему. Можно сказать, что он — актер, руководствующийся интуицией. Он не продумывает заранее роль, чтобы потом делать все по плану. Играть с ним — это все равно что играть в пинг-понг — всегда надо быть начеку и уметь вовремя реагировать. Он актер внезапных озарений и вспышек». Стоит добавить, что у Круза есть фильмы, «Лучший стрелок» например, в которых он демонстрирует не меньшее мастерство, чем Хоффман. «Самое забавное, что, если нам случалось отправиться куда-нибудь вместе, никто не узнавал меня, зато все узнавали его и кричали: «Том!» Это был просто кошмар какой-то», — добродушно рассказывал Хоффман.

Рональд Басе хотел закончить сценарий фильма как можно скорее. Последние страницы он отдал Левинсону едва ли не в состоянии черновика, но дорабатывать его и подключать к проекту кого-либо еще уже не было времени, поэтому конец фильма вызвал немало споров о том, почему братья не летят назад в Лос-Анджелес. Раймонд боялся летать на самолетах, и тогда Левинсон вспомнил о том, что с самолетами австралийской авиакомпании «Квантас» никогда не случалось катастроф.

Чарли: Рэй, послушай, с самолетом любой авиакомпании может случиться катастрофа, от этого никуда не денешься.

Раймонд: «Квантас». У «Квантас» никогда не случаются.

Чарли: «Квантас»?

Раймонд: Никогда не случаются.

Чарли: О Господи, это нам не подходит — у «Квантас» нет рейсов в Лос-Анджелес, только в Мельбурн! Понимаешь, надо сначала попасть в Мельбурн, чтобы уже оттуда лететь в Лос-Анджелес!

На самом деле у «Квантас» тоже было несколько катастроф, но очень-очень давно, а до 23 сентября 1999 года, когда упал их самолет, пролетавший над Бангкоком, ничего подобного не случалось. Причиной несчастья послужило то, что самолеты этой компании стали участвовать во всех международных перелетах.

Невозможно сказать, кто из актеров сыграл роль лучше. Хоффман, который усвоил и точно скопировал походку аутистов, их жесты и манеру говорить, сделав в то же самое время характер своего героя таким неповторимым, или Круз, представивший сложный путь эмоциональной эволюции своего героя. Кинокритик Полина Каэль в «Нью-Йоркере» назвала фильм «скучным и бессмысленным». Вероятно, она рассчитывала на выздоровление Раймонда в конце и была разочарована, но с аутистами, увы, такого не случается.

Чарли, как считал Барри Морроу, не только «вел машину, но и фактически вел весь сюжет». Он направлял ход событий вне зависимости оттого, мешала ли ему инертность брата, или нет. Он был противоположностью Раймонда, и Круз смог передать это с необычайной силой и энергией. Героиня Валерии Голино, Сьюзан, далась Рональду Бассу очень тяжело. Ее положение между двумя братьями вызывало ощущение дисгармонии. Она вообще казалась ему препятствием к развитию их отношений. Но благодаря ей удалось передать, насколько чужими друг другу были братья вначале, ибо для итальянки такие холодные отношения между близкими родственниками абсолютный нонсенс. Таким образом, и ее роль также имела немаловажное значение. К тому же на фоне Круза она смотрелась просто великолепно. «Несмотря на то что он очень энергичный и деятельный, он все же еще очень молод. Ему не хватает опыта, он несколько наивен. A eгo глаза нравились мне больше всего — не их цвет, а их выражение, то, как он смотрел на мир». В каждом фильме есть кульминационная точка, после чего в сюжете должен происходить перелом или хотя бы значимая перемена. Такой точкой в «Человеке дождя» стал эпизод в Лас-Вегасе, городе неистощимого оптимизма. Барри Морроу придумал его, чтобы продемонстрировать способность аутистов запоминать различные комбинации чисел, карт и прочие детали, как Ким Пик, например. Морроу сам азартными играми не увлекался, но для того, чтобы понять их правила, купил книгу об играх. Он принялся объяснять Киму технические подробности, но мальчик прервал его: «Я знаю, как это делается». Морроу не поверил, тогда Ким пересказал ему книгу — девяносто семь страниц — почти наизусть. Морроу был поражен. Но Ким, несмотря на это, в карты играть отказывался, потому что считал, что нечестно играть, когда ты точно знаешь, что выиграешь. Когда его уговорили подойти к игровому автомату, он с первой же попытки выиграл восемьдесят долларов. «Видимо, есть какой-то ключ к абсолютному выигрышу, — заметил Мор-роу, — но я так и не смог понять, как он это делал».

У Раймонда не было таких моральных предубеждений против игры, как у Кима. Он не только считал карты для Чарли в казино (пока это не заметили и не запретили им приходить туда), но и встретился с проституткой, причем не потому, что сам хотел этого, а только потому, что обещал это Чарли. Один из трогательных моментов в фильме, который тоже можно считать переломным в отношениях между героями, это когда Раймонд согласился поучиться танцевать.

То, что Раймонд стал более открытым и доверчивым, продемонстрировал эпизод в лифте, когда он поцеловался со Сьюзан. «И вам понравилось?» — спросил у него адвокат, решавший, может ли Раймонд остаться с братом или ему лучше вернуться в клинику. «Было мокро», — ответил Раймонд. Адвоката играл сам Левинсон, поскольку актер, которого утвердили на эту роль, не смог в силу обстоятельств приступить к съемкам, и Хоффман предложил сняться Барри Левинсону. И этот эпизод тоже по достоинству оценили зрители. Левинсон, как режиссер фильма, лучше, чем кто бы то ни было, представлял себе, какой должна стать эта сцена, — пожалуй, только он мог импровизировать, снимаясь вместе с Хоффманом и Крузом. Том как бы становится подсудимым в этом разбирательстве, Левинсон намеренно задает наиболее провокационные вопросы, но именно такой ход был единственно верным.

В конце фильма, когда Раймонд уходит, чтобы вернуться в клинику, становится очевидно, как кардинально изменились отношения между братьями. Герой Круза понял, что стремление заполучить деньги любой ценой и дурное обращение с людьми не лучший путь в жизни, ему открывается ценность любви, дружбы и доверия. «Чарли научился любить жизнь и относиться к другим с любовью благодаря Раймонду, — говорил Том. — И это прекрасно».

На предварительном просмотре в студии фильм встретили с недоумением. Такова была первоначальная реакция. Левинсону предложили сделать хеппи-энд с двумя братьями, играющими в бейсбол в Лос-Анджелесе. Такой финал вполне укладывался в голливудские стандарты. Но режиссер следовать им категорически отказался. Он слишком хорошо изучил проблему аутизма и знал, что возвращение к полноценной жизни в социуме для страдающих аутизмом нереально. Но многим фильм все-таки понравился, и благожелательных отзывов о нем было немало.

Критика отнеслась к нему по-доброму: девяносто процентов кинообзоров хвалили его, и хотя название казалось странным, к нему постепенно привыкали. В кино не так уж и много примеров, когда дуэт двух актеров становится настолько органичным и совершенным, что входит в легенду, а между тем зрители любят фильмы, где герои от полного отчуждения приходят к полному взаимопониманию. «Человек дождя» стал именно такой картиной.

Он принес Хоффману «Оскар». Академия традиционно награждает актеров, прекрасно исполнивших роль человека с психическими отклонениями, как было с Джоном Миллзом в «Дочери Райана», Клиффом Робертсоном в «Чарли» и Джеффри Рашем в «Блеске». Кроме того, «Человек дождя» победил в номинациях «Лучший фильм» и «Лучший сценарий» (последняя награда досталась за работу Рональда Басса и Барри Морроу).

Том получил огромное количество поздравлений от поклонников и коллег. Барри Левинсон также удостоился награды в номинации «Лучший режиссер». Ему пришлось объяснять, почему ничего не получил Том: «Тому не повезло — у него настолько симпатичное лицо, что, вероятно, зрители и судьи проглядели его великолепную игру, к тому же на этот раз он не был ни бунтовщиком, ни хулиганом, а только такие образы ассоциируются с выдающимися актерами».

Но все было гораздо проще: «Оскар» в номинации «Лучший актер» никогда не давали ни одному человеку моложе тридцати, зато на стороне Тома были талант и время.

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   22