Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Вот лишь самые невинные вопросы о Томе Крузе, на которые отвечает в своей сенсационной книге знаменитый биограф голливудских звезд Йен Джонстоун!




страница1/22
Дата08.01.2017
Размер2.92 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
    Навигация по данной странице:
  • Пролог
Том Круз. Романтический кинокрасавец, разбивший тысячи и тысячи женских сердец, — и самый успешный делец Голливуда последних десятилетий…

Приверженец скандально известной сайентологической церкви — и великолепный актер, не боящийся самых дерзких творческих экспериментов…

Но прежде всего — любимый персонаж «желтой прессы», имя которого не сходит со страниц газет и журналов.

Почему репортеры сначала носили Тома Круза на руках, а потом возненавидели?

Подделка ли домашнее порно с его участием, распространенное в Интернете?

В чем причина его громких разводов?

Каковы условия его брачного контракта с Кэти Холмс?

Вот лишь самые невинные вопросы о Томе Крузе, на которые отвечает в своей сенсационной книге знаменитый биограф голливудских звезд Йен Джонстоун!
Йен Джонстоун

Том Круз: Весь мир — театр

Пролог



Весь мир — театр. В нем женщины, мужчины — все актеры.

У них свои есть выходы, уходы,

И каждый не одну играет роль.

Уильям Шекспир. «Как вам это понравится»,

акт II сцена 7
По случайному совпадению я был приглашен кинокритиком в лондонскую «Санди таймс» в 1983 году, то есть тогда же, когда Том Круз стал известным благодаря сыгранной им главной роли в фильме «Рискованный бизнес». Его незабываемая танцевальная импровизация в духе Мика Джаггера, целью которой было продемонстрировать футболку от известной американской фирмы «Фрут-оф-зе-Лум» (ему полагалось рекламировать ее в кадре) под замечательную гитарную композицию Боба Сигера «Рок-н-ролл былых времен», произвела на зрителей неизгладимое впечатление. Фильм получился одновременно и вполне коммерческим, и обличавшим меркантильность вкусов восьмидесятых. Несмотря на юный возраст (Тому не было и двадцати), уже тогда угадывался потенциал его будущих звездных ролей. Что и подтвердилось в дальнейшем. Сегодня Том Круз — один из самых популярных киноактеров в мире.

Все последующие двенадцать лет моей работы кинокритиком я постоянно возвращался к творческой деятельности и постепенному восхождению к вершинам славы этого красивого молодого человека с идеально правильными чертами лица, сияющими голубыми глазами и убийственно-обворожительной улыбкой. Когда публика впервые проявила к нему интерес после сыгранной им роли Маверика в фильме «Лучший стрелок», я предвидел, что Том рано или поздно захочет примерить королевскую мантию Харрисона Форда (который был старше его на двадцать лет), но хотелось надеяться, что харизма Круза поможет ему создать индивидуальный и неповторимый образ своего героя на экране, а не копировать уже канонизированные идеалы. Однако я совсем не ожидал, что в дальнейшем Круз проявит действительно недюжинный актерский талант самого широкого диапазона. В том же году он берется за роль благородного жулика Винсента Лориа в фильме «Цвет денег» — сиквеле «Мошенника», где Пол Ньюмен еще тридцать лет назад сыграл роль главного героя — Эдди Фелсона. По сути дела, именно Ньюмен предложил режиссеру Мартину Скорсезе Тома на роль молодого героя, и они единогласно решили, что никто другой им не подойдет. Остановив выбор на Томе Крузе, они руководствовались тем, что для фильма необходим актер настолько талантливый, чтобы образ Винсента не померк рядом с грандиозной фигурой Пола Ньюмена. Стоит заметить, однако, что Ньюмен достаточно критически оценивал возможности Круза еще в 1984 году, когда отказался дать ему дебютную роль в фильме «Гарри и сын». В «Цвете денег» Круз, уже, безусловно, испорченный сознанием своей привлекательности, привнес в ничем не примечательный образ начинающего игрока Винсента необычайную нервозность и легкомыслие, что сделало его роль намного более выразительной и яркой.

Круз в полной мере стремился продемонстрировать свою захватывающую манеру игры на экране, противоречившую устоявшейся голливудской легенде предыдущих поколений. В «Цвете денег» он стал прекрасным партнером для Ньюмена, а затем не менее удачным компаньоном Дастина Хоффмана, уникально талантливого актера, с которым Круз работал на съемках фильма «Человек дождя» (1988). Хоффман прекрасно справился с ролью больного аутизмом гения Раймонда Бэббита. Но в роли Чарли, которая досталась Крузу, было больше динамизма, характер его героя претерпевал на протяжении всей картины колоссальные изменения — от безразличного и недовольного жизнью юнца до человека, в котором просыпается способность к сопереживанию и любви. Вне всякого сомнения, именно эта особенность фильма вообще и роль Чарли в частности вызвали такой восторг критиков Американской киноакадемии. «Человек дождя» и его актеры были обречены на успех.

Но Крузу не хотелось, чтобы публика видела в нем только блистательную внешность и обаяние молодости, что и подтолкнуло его к трагической роли ветерана вьетнамской войны Рона Ковика в автобиографической картине «Рожденный четвертого июля» (1989). Это было непросто: проблемной оказалась сама личность Ковика — человека, привыкшего бороться, сомневающегося, озлобленного, с вечным стремлением изжить горечь военных воспоминаний, да к тому же еще и с торчащими усами и длинными волосами в стиле хиппи. Ковик поначалу никак не давался Крузу, эта роль совсем не укладывалась в его амплуа. Но Том сумел перестроиться и проникнуться совершенно чуждым ему внутренним миром героя вьетнамской войны. Сам ветеран сомневался в том, что Круз сможет сыграть эту роль, до тех пор, пока однажды, посмотрев в окно своего дома, не увидел, как тот пересаживается из машины в инвалидное кресло, и тогда все сомнения в актерском таланте исполнителя у его прототипа исчезли.

Круз был еще очень молод, ему исполнилось только двадцать девять лет, когда его пригласили работать с таким признанным мэтром кинематографа, как пятидесятипятилетний Джек Николсон в фильме «Несколько хороших парней» (1992), где действие развивается на военной базе Гуантанамо-Бей, в то время уже начинавшей утрачивать статус цитадели военной справедливости. Актерская игра Джека в этой картине незабываема.

Энн Райс, вероятно, испытывала к Тому Крузу то же чувство недоверия, что поначалу и Рон Ковик, когда наотрез отказалась принимать его на роль одного из главных героев в экранизации романа «Интервью с вампиром». Среди сценаристов и режиссеров с быстротой эпидемии распространялось предубеждение, что присутствие в их фильмах восходящей голливудской звезды Тома Круза непременно все испортит. Надо полагать, что Райс смутил внешний вид Круза, никак не подходивший под описание ее героя Лестата де Лайонкура, который должен был выглядеть, по ее представлению, как Рутгер Хауэр — высокий блондин с классически правильными суровыми чертами. Но Крузу удалось преодолеть неприязнь Энн Райс, так же как в свое время Лоуренсу Оливье — критическое отношение к себе со стороны Дастина Хоффмана, когда готовился их совместный фильм «Марафонец». В обоих случаях все сомнения разрешила потрясающая актерская игра Круза и Оливье.

В 1994 году я оставил карьеру кинокритика, но продолжал следить за творчеством Тома Круза, предугадав, что его союз с Брэдом Питтом принесет грандиозный успех фильму «Интервью с вампиром», на который следовало обратить более пристальное внимание. Но в то время Джон Клиз, создатель популярных комедийных сериалов «Монти Пайтон» и «Фолти-Тауэрс», предложил мне вместе разработать сценарий фильма, который впоследствии вышел на экраны под названием «Рыбка по имени Ванда». Следующей его картиной в 1998 году стали «Свирепые создания», где нашли отражение две страсти Джона — любовь к маленьким пушистым зверушкам из зоопарка и отвращение к Руперту Мердоку, о котором он говорил: «Если бы у него была возможность скупить и испортить все существующие газеты и телевизионные каналы, он бы ею непременно воспользовался». К сожалению, мы, избравшие тогда эту тематику в качестве материала для фильма, не приняли во внимание, что не так уж много зрителей оценят нашу находчивость и заинтересуются волновавшими нас проблемами — большинству было просто не до Руперта Мердока. Конечно, мы допустили ошибку, и даже не одну, но все же и сегодня фильм заставляет зрителей смеяться. Мы работали над картиной на английской киностудии «Пайнвуд», находившейся в сорока километрах севернее в вечно дождливом графстве Бакингемшир. Там я впервые встретил Тома Круза.

Если Клиз взял на себя функции продюсера, сценариста, режиссера, директора и автора идеи фильма, то мне досталась совсем скромная роль его ближайшего помощника. Поэтому в душный июньский день, когда на нещадно палившем солнце клетки с несчастными животными раскалились до предела, я вынужден был прятаться вместе с «группой работников зоопарка» в тени зонтика у небольшого пруда. Мои коллеги отнюдь не являлись людьми незаметными — Ронни Корбетт, Роберт Линдсей, Кэри Лоуэлл (блондинка, которая впоследствии вышла замуж за Ричарда Гира), Дерек Гриффитс и дочь Джона — Синтия. Ситуация была такова, что наш директор, вполне успешно зарекомендовавший себя в постановках теледрам, пребывал в полной растерянности, когда пришлось снимать комедию в голливудском стиле. Я чувствовал, что не только не могу согласиться с происходящим, но даже не знаю, как лучше себя вести, поэтому смалодушничал и попросту сбежал, воспользовавшись приглашением Пэт, ухаживавшей за животными. Она жила вместе с питомцами в коттедже номер тринадцать.

Это был настоящий храм покоя, где можно было забыть о проблемах, рай, где обитали коалы, лемуры, мангусты, росли лимонные и эвкалиптовые деревья. А царицей в этом волшебном мире была Пэт, которая, подобно мисс Дулитл, умела очаровывать мужчин одной лишь интонацией, приятным мягким голосом. Но на этот раз Пэт оказалась не одна, в гостях у нее были мужчина, женщина и дети. Пэт встретила меня очень тепло и представила гостям:

— Это Йен, партнер Джона Клиза… Вы знакомы с Сарой и Томом?

Вообще-то я их, конечно, знал, но не лично. Я видел по телевизору церемонию бракосочетания Сары [Сара Фергюсон, герцогиня Йоркская, — прим. Ред.] с принцем Эндрю, ну а Тома Круза я знал по его фильмам. Мы обменялись приветствиями и любезностями.

— Как продвигается работа над «Свирепыми созданиями»? — спросил Том.

— Из рук вон плохо, — честно признался я. — А как дела с «Миссией»?

— Просто кошмар. — Он рассмеялся, но этот смех относился не к проблемам с картиной, которая собрала полмиллиарда долларов в прокате, а к бесконечным дискуссиям и разногласиям Тома, бывшего продюсером фильма, с директором Брайаном Де Пальмой.

— Хотите посмотреть наш зоопарк? — предложил я Крузу, сильно сомневаясь, что его это заинтересует.

— О, это любопытно, — заявила Сара.

Том усадил ее, Пэт, детей и меня в электрокар, на которых актеры и сотрудники разъезжают по территории студии, и все мы поехали туда, где маялась от жары разношерстная компания моих друзей. Разумеется, все узнали герцогиню Йоркскую, поскольку ее роскошные рыжие волосы не поддавались никакой маскировке, но они не узнали кинозвезду в нашем темноволосом шофере в бейсболке. Все интересовались только Сарой, к которой уже тогда у британской публики было неоднозначное отношение. Никто не обращал внимания на незнакомца, пока он не улыбнулся. Синтия Клиз потеряла дар речи, когда поняла, кто перед ней. Прохладнее от этого в тот жаркий и душный день, конечно, не стало, но, безусловно, появление Круза мгновенно подняло всем настроение.

Очаровательная Сара и Круз, один из самых популярных актеров в мире, тут же оказались в центре всеобщего внимания. Я почувствовал к нему симпатию почти сразу же. Мы все направились к съемочной площадке, где Джон о чем-то уже давно спорил с Майклом Папином. Все устали и требовали перерыва, который был немедленно объявлен, после чего завязалась дружеская беседа и Том рассказал, что они с Николь приобрели дом в западной части Лондона в Холланд-парке и по случаю приезда хотели устроить барбекю в саду. Из-за этого звездного вторжения мы в тот день уже так и не смогли нормально работать. Но зато после полудня Сара любезно прислала нам целую цистерну чая со льдом.

Том, как выяснилось, был на дружеской ноге с принцессой Дианой. На следующий день жара спала, и нам позвонила сопродюсер Тома Пола Вагнер, которая сообщила, что они вместе с Томом и Дианой завтракают в студии и вскоре собираются приехать навестить нас. Разумеется, снова произошло нечто, выбившее всех из колеи, — золотоволосая Диана была великолепна в джинсах и коротком приталенном пиджаке из дизайнерской коллекции класса «люкс». На ее фоне принц Уильям в простом костюме с галстуком выглядел как школьник.

Стивен Спилберг был также знаком с Дианой, и она даже сказала, что непременно будет на лондонской премьере его фильма и хочет с ним сфотографироваться. Она приехала, как и обещала, на просмотр фильма «Индиана Джонс и Храм Судьбы», и Стивену пришлось громко кашлять, чтобы заглушить слово «дерьмо», произносимое несколько раз с экрана.

Когда Диана погибла, он позвонил Тони Блэру и попросил разрешения присутствовать на траурной церемонии ему самому, Тому Хэнксу и чете Круз. Спилберг был знаком с Блэрами — их дети вместе играли в футбол в Чекерсе. Хотя в новостях сообщалось, что четверо знаменитых американцев прилетели специально, чтобы проститься с Дианой, фактически они и так уже находились в Лондоне. Том и Николь тогда работали со Стэнли Кубриком над фильмом «С широко закрытыми глазами», а Том Хэнкс со Стивеном Спилбергом снимали «Спасение рядового Райана». После того как прощание в Вестминстерском аббатстве завершилось и гроб с телом принцессы Дианы, усыпанный цветами, отправился в поместье Спенсеров в графстве Нортгемптоншир, Сара Фергюсон пригласила гостей отужинать в доме принца Чарлза. Том Хэнкс позже сказал мне, что это был один из самых печальных ужинов в его жизни, который закончился тем, что Крис де Бург пел песню, аккомпанируя на фортепьяно, а Сара с бокалом вина одна танцевала в огромном каминном зале.

Фильм «С широко закрытыми глазами» скорее оказал влияние на семейные отношения Тома Круза с Николь Кидман, нежели на карьеру Круза. Он был менее успешным по сравнению с фильмом «Миссия невыполнима», который Том сам продюсировал и в котором сыграл главную роль. Но, так или иначе, оба фильма в итоге принесли более миллиарда долларов. А ведь были еще в тот период «Джерри Магуайер» (1996) и «Магнолия» (1999) с его участием.

Мы долгое время не виделись с Томом — до тех пор, пока я вторично не был представлен ему Стивеном Спилбергом летом 2001 года. Спилберг всегда имел очень зоркий глаз в отношении молодых актеров. Он еще восемнадцать лет назад написал Крузу, как ему понравилась его игра в «Рискованном бизнесе». Неудивительно, что в 2001 году они уже работали вместе над фильмом «Особое мнение». До этого со Спилбергом я встречался лишь однажды, когда мне довелось брать у него интервью в 1974 году в связи с выходом на экраны фильма «Челюсти». С тех пор я подготовил около десяти телепрограмм, посвященных его фильмам, включая и те два, в которых снимался Том, — о полиции будущего «Особое мнение» и экранизации романа Герберта Уэллса «Война миров».

В «Особом мнении» (2002) Том сыграл детектива Джона Андертона. Действие фильма происходит в недалеком будущем, в 2054 году. «Ясновидящие» предсказывают совершение преступления, которое должно быть предотвращено полицией до того, как злоумышленник приведет свой замысел в исполнение. Я остановился тогда в отеле в штате Виргиния, очень романтичном месте, напоминавшем Старый Свет, где и проходили съемки фильма. Спилберга пригласили в Японию на премьеру «Искусственного разума», но поскольку он был слишком занят новым проектом, то Японии пришлось самой пожаловать к нему. Неподалеку от места съемок в отеле установили спутниковые антенны и экран, по которому транслировали, как толпа журналистов заполняет театр в центре Токио. Сотни телекамер следили за происходящим. Когда появился Стив, все они обратились к нему. Он прибыл к началу пресс-конференции сразу после обеда и занял свое место под громкие аплодисменты — японцы оказались более эмоциональными, нежели американцы и британцы.

Спустя двадцать минут двери нашей гостиной открылись, и вошли Том Круз и Колин Фаррелл — ирландский актер, тоже снимавшийся в «Особом мнении». Их появление стало сюрпризом. Оба пребывали в приподнятом настроении — Фаррелл, вероятно, благодаря спиртному, а Том — исключительно адреналину. Они встали за спиной Спилберга, и, перед тем как Том заговорил, весь токийский театр сотрясла буря восторга. Он еще не успел произнести «Здравствуйте!», а японские журналисты вскочили со своих мест и принялись аплодировать. Вот как он был популярен в их стране. Том поблагодарил за теплый прием и пообещал, что приедет в Японию по окончании съемок «Особого мнения». Зал снова взорвался аплодисментами. Вероятно, причиной этого ликования было и то, что многие уже знали о его намерении сняться в фильме «Последний самурай».

Ребята быстро ушли, и Спилберг, все еще не опомнившийся от изумления, начал отвечать на вопросы. Но тут внезапно в гостиную ворвался Том. Стивен закончил свое интервью, которое должно было идти в записи, и попросил вырезать фрагменты с Крузом.

Впоследствии, познакомившись с Томом поближе, я узнал, что ему свойственна эта не столь уж редкая для актеров-мужчин черта, — выход к публике действовал на него опьяняюще. Вероятно, это можно понять и простить, ведь не всех принимают с таким восторгом, как приветствовали разве что императоров Рима.

Можно ли назвать это недостатком? Пожалуй, нет, точно так же, как нельзя считать недостатком веру Круза в то, что его оберегает ангел-хранитель. Эта вера, похоже, заразительна, потому что на съемках у переправы бурной реки, где съемочную группу и Круза ожидали три вертолета, произошел весьма забавный случай. Один молодой человек, помощник оператора, попросился в вертолет, где находились Круз и директор студии. Когда они поднялись в воздух, директор студии спросил его, почему он не сел в вертолет, предназначенный для съемочной группы, и услышал в ответ:

— Потому что с вертолетом, в котором летит Том Круз, ничего не может случиться.

Это происшествие подводит нас к основной мысли моей книги: есть ли взаимосвязь между фильмами, в которых снимался Круз, и его жизнью и не является ли для него сценой весь мир. Круз всегда самостоятельно, без страховки исполнял трюки. Он скачет на лошади, носится на мотоцикле, прыгает с парашютом и профессионально управляет гоночным автомобилем. Кроме того, он сам пилотирует небольшие самолеты и вертолеты. Мне особенно запомнился один случай. Мы находились на острове, от которого до материка, был час пути на поезде или на машине, а на вертолете — десять минут, и Том знал это, однако Спилберг вовсе не был настолько же уверен в собственной безопасности, как Круз, и поэтому куда больше доверял наземному транспорту. Круз принялся уговаривать его, приводя в качестве аргумента целый лишний час для работы.

Стивен никогда не скрывал от меня своего страха перед физической опасностью, поскольку я и сам не могу похвастаться безрассудной смелостью. Он требовал, чтобы Кейт Кэпшоу, которая позже стала его женой, шла по мосту над пропастью во время съемок фильма «Индиана Джонс и Храм Судьбы», но сам отказался последовать за ней и Харрисоном Фордом по хлипкой конструкции. И хотя во время съемок «Парка Юрского периода» были соблюдены все правила безопасности, он сам признался мне, что все же не рискнул сесть в лодку, которая по сценарию тонула посреди озера.

Фактически в тот тихий сентябрьский день на острове мы все чувствовали себя так же, как на съемках «Парка Юрского периода». Вокруг было множество палаток, где не торговали, а угощали кофе, булочками, мороженым и конфетами. Дети бегали и играли в футбол или прислушивались к командам помощников директора съемочной площадки. Конечно, для фильма обстановка была не совсем обычная, но ведь и фильм был необычный. Спилберг и Круз прятались от толпы, собравшейся на них поглазеть. Кейт Спилберг сидела под миндальным деревом, увлеченная вышиванием, приглядывая за детьми, которых у них со Стивеном было семеро. Там же находились и мать Тома и три его сестры. Они не спускали глаз с его детей — восьмилетней Изабеллы и шестилетнего Коннора, усыновленных Томом и Николь еще в самом начале их семейной жизни. И тут я подумал, что мир этой ослепительной кинозвезды сосредоточен почти целиком и полностью вокруг семьи и работы. Тот день был одним из самых счастливых в жизни Тома — ежедневной бешеной гонке, в которую ему постоянно приходилось погружаться с головой.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

  • Пролог