Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Восточный портал, проект Андрея Ланькова




страница1/22
Дата26.06.2017
Размер3.78 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
Первоисточник и авторство текста: Восточный портал, проект Андрея Ланькова

1.1 Сеул - город немаленький

Когда меня спрашивают, что я же могу сказать о Сеуле, я всегда отвечаю: "Сеул – очень большой город. Ну очень большой!" Сеул, действительно огромен. Огромно и его значение в жизни Кореи – страны до предела централизованной.

Начну, наверное, с физических размеров города и его населения. Сейчас оно достигло 10 с половиной миллионов человек (точнее, на конец 2000 года – 10.373.234 человека). Это означает, что в Сеуле живёт каждый четвёртый кореец. Вдобавок, говоря о населении Сеула, следует принять во внимание и сеульские пригороды, которые с административной точки зрения частью Сеула не считаются, но фактически входят в тот же гигантский мегаполис. Сами корейцы часто говорят не столько о Сеуле, сколько о так называемой "столичной зоне", которая включает все многочисленные пригороды и города-спутники корейской столицы. Эту зону можно упрощённо представить в виде огромного круга, радиусом около 70-80 километров, и с центром где-то на южной окраине столицы. Вся "столичная зона" буквально пронизана линиями электрички и метро, и значительная часть её населения работает или учится в Сеуле (или же, наоборот, живёт в Сеуле, а работает в одном из городов-спутников). Население "столичной зоны" сейчас составляет 19 миллионов человек, или, иначе говоря, примерно 40% всего населения страны. Для сравнения, все москвичи – это только 1/15 населения России. В мире вообще мало стран со столь высокой концентрацией населения в столице и ее округе. Жители Лондона, например, составляет только 13% населения Англии, жители Токио – 10% населения Японии, жители Парижа – 4% населения Франции.

Даже по мировым масштабам Сеул довольно заметен, сейчас в городе живёт каждый 500-й житель нашей планеты (а если опять говорить о "столичной зоне", то и вообще – каждый 250-й землянин). Надо сказать, что стремительный рост населения Сеула начался только в нашем веке, вскоре после захвата Кореи Японией. До этого на протяжении почти 5 столетий население корейской столицы оставалось сравнительно постоянным и колебалось на уровне 100-150 тысяч человек. В 1936 г. оно уже составило 727 тысяч, в 1945 г. (первый год корейской независимости) – 901 тысячу, а всего через пару лет перевалило за миллионный рубеж. В 1960 г. в городе было уже полтора миллиона жителей, в 1975 г. – 5 с половиной миллионов.

Площадь города равняется сейчас 605 квадратным километрам, что чуть больше площади Токио, и заметно больше площади Парижа. Впрочем, площадь – понятие условное, ведь настоящий город куда больше своих формальных границ, не менявшихся уже четверть века. Сеул по плотности населения оставляет далеко позади большинство крупных городов мира, ведь плотность застройки в корейской столице исключительная, дома жмутся друг к другу, оставляя место лишь для узких, извилистых переулков, на которых порой не могут разъехаться и две встречные машины. Не удивительно, что в административном отношении Сеул является сейчас так называемым "специальным городом", по правам приравненным к провинции (хотя на практике его политическое значение куда больше, чем у любой корейской провинции). В то же время, только 40% населения города является коренными сеульцами, то есть родились в корейской столице. Тех же, у кого в Сеуле родились и отцы, вообще всего лишь 7%. Сеульцы в своём большинстве прекрасно помнят, откуда они сами или их родители пришли в этот город. Поэтому всякие проблемы региональной политики, конфликты между провинциями (а в Корее такие конфликты очень сильны) – всё это отражается и в Сеуле.

Пусть и с некоторой долей преувеличения, но можно сказать, что Корея является своего рода городом-государством, ибо в Сеуле не только сосредоточена почти половина населения страны, но и протекает почти вся политическая, деловая и культурная жизнь Кореи. Это началось не вчера и даже не полвека назад. Высочайшая централизация всегда была характерна для Кореи. Так, двести лет назад, в конце XVIII века, из примерно двух с половиной тысяч чиновников страны, примерно 2 тысячи было сосредоточено в Сеуле, и только несколько сотен работали за пределами столицы. Сохраняется эта традиция и в наши дни. Официальный корейский Институт проблем градостроительства лет пять назад опубликовал свои подсчёты удельного веса Сеула в различных областях жизни страны. Как уж они там считали и как получили столько удивительно точные результаты – не знаю, и просто сообщу Вам их цифры. Итак, в соответствии с их подсчётами, в Сеуле сосредоточено 76% всего экономического потенциала страны, 92% внешнеполитического потенциала, 62% всех финансовых возможностей. В Сеуле обучается 26% всех корейских студентов, работает 41% всех корейских докторов.

В Сеуле делаются почти все карьеры, почти все состояния страны. Даже если заводы находятся где-то на периферии, штаб-квартира любой компании обязательно располагается в Сеуле. Биографии большинства генералов корейской индустрии, корейских "олигархов", очень схожи: родившись обычно где-то в провинции, все они в молодые годы приходили в Сеул делать славу и деньги, и в итоге добивались своего. Понятно, что миллионы других людей тоже приходили в Сеул, мечтая о славе и деньгах, и в итоге оставались ни с чем, но для нашей истории важно, что реализовать свои мечты будущие автомобильные короли и стальные бароны могли только в Сеуле.

Хорошо это или плохо, но Сеул – это Корея, и, скорее всего, такое положение сохранится ещё надолго.



1.2 Корейские монеты

Относится к деньгам можно по-разному, но нельзя не признать, что они относятся к числу самых интересных и важных изобретений человечества. Идея денег кажется нам столь очевидной, что даже странно подумать о том, что некоторые великие цивилизации (древнеегипетская, например) преблагополучно обходились без привычной нам монеты – и строить пирамиды отсутствие денег совершенно не мешало! И, тем не менее, деньги были изобретены несколько раз, в разные эпохи и в разных странах, причём, скорее всего, независимо друг от друга.

Одним из главных центров денежной экономики с древнейших времён был Китай, страна, которая на протяжении тысячелетий оказывала на Корею огромное влияние. Монеты в Китае появились в середине I тыс. до н.э., и не удивительно, что и в Корее вскоре после её превращения в централизованное государство попытались воспользоваться китайским опытом и создать свою собственную монету. В Китае существовали и бумажные деньги, но этот опыт на Корею особого влияния не оказал (впрочем, сегодня у нас речь идёт только о монетах, бумажные купюры – это отдельная тема.

Первая попытка ввести в Корее монетное обращение была предпринята почти ровно тысячу лет назад, в 996-998 годах, в начале правления династии Корё. Именно тогда отчеканили первые корейские монеты. Впрочем, это слово не совсем точно, ведь на Дальнем Востоке монеты в старину, строго говоря, не чеканили, а отливали в специальных формах. Материалом для монет служил медный сплав. Любопытно, что в те времена на Дальнем Востоке у монет не было номинальной стоимости, они стоили ровно столько, сколько стоила та меди, из которой они были изготовлены, то есть очень немного. Попытки внедрить идею номинальной стоимости предпринимались, но без особого успеха – основная масса потребителей всё равно предпочитала оценивать монеты на вес. Монеты на Дальнем Востоке использовались в основном в мелких сделках – крупные суммы проплачивались серебряными слитками, которые принимались на вес. Несмотря на отдельные эксперименты, ни серебряные, ни золотые монет на Дальнем Востоке не прижились до конца XIX века.

Внешний вид первых корейских монет вполне соответствовал тогдашним дальневосточным традициям (традиции эти зародились в древнем Китае). Это были маленькие круглые монетки с квадратным отверстием посредине. Отверстие было необходимо потому, что монеты использовались обычно в связках, и через отверстие пропускали шнурок, на который они и нанизывались. Это было вызвано тем, что каждая отдельная монетка была очень дешёвой, и на одну монетку можно было, в лучшем случае купить чашку чая. При покупке товара подороже счёт шёл на сотни и даже тысячи монет. Как и современные им монеты китайской династии Сун, весили они 3,75 г каждая. Как и на других монетах стран средневекового Дальнего Востока, на первых корейских деньгах не было рисунков, а только короткая надпись китайскими иероглифами (обычно – только 4 знака). Надпись эта указывала, при каком короле или императоре была изготовлена монета. Впрочем, иногда вместо имени (точнее – девиза правления) императора на корейских монетах указывалось место их изготовления – "Восточная страна" ("Тонгук" в корейском чтении) или же "Приморская страна" ("Хэгук"), то есть Корея.

Однако первый блин вышел комом. Первые корейские монеты особой популярностью не пользовались, и продержались в обращении они недолго. Примерно через полвека произошёл полный возврат к натуральному обмену. При этом основной "валютой" служили рис и свитки ткани, а для особо крупных платежей изредка использовались слитки серебра (из-за своеобразной формы их часто называли "серебряные бутылки"). Впоследствии корейские власти предприняли ещё несколько попыток ввести монеты в обращение, но и эти попытки окончились неудачей. По причинам, о которых до сих пор довольно горячо, но безуспешно спорят историки, натуральный обмен оставался в Корее главной (и, по сути, единственной) формой торговли необычайно долго, вплоть до конца XVII столетия.

Постоянная чеканка монеты началась в Корее поздно, только в середине XVII века. В 1633 монеты были изготовлены в порядке эксперимента, а с 1679 года их отливка стала производиться регулярно. На этот раз монеты вошли в повседневный быт и стали постепенно вытеснять из обращения рис и свитки ткани. Внешний вид этих монет мало отличался от первых "экспериментальных" медных денег, выпущенных в обращение почти семью столетиями раньше: небольшие медные монетки круглой формы с квадратным отверстием посредине. В этом, впрочем, нет ничего удивительного, ведь традиция монетного дела в Восточной Азии в XVII веке была в общем и целом той же, что и в X веке.

Ситуация изменилась только в конце XIX столетия, после того, как на Дальнем Востоке появились европейские колонизаторы. Они принесли с собой не только много плохого, но и немало хорошего, в том числе и новые технологии, новые идеи и знания. На смену китайской традиции монетного дела на всем Дальнем Востоке (в том числе и в Корее, да и в самом Китае) пришла традиция западная.

Новые веяния в оформлении корейских денег начинают ощущаться уже в 1880-е годы. Сначала исчезло отверстие в центре монеты, так как монеты перестали нанизываться связками на веревку. Окончательно утвердилось понятие нарицательной стоимости, то есть принцип, когда монета оценивается не по стоимости материала, из которого она изготовлена, а по указанному на ней номиналу. В конце восьмидесятых годов прошлого века была отчеканена (уже действительно отчеканена, а не отлита) и первая корейская серебряная монета, которая по своему внешнему виду была похожа на западные серебряные монеты тех времен. На ней мы видим уже и чётко обозначенный номинал, и качественные пространные надписи, и орнамент (на традиционных восточноазиатских монетах орнамента не было, а надпись отличалась краткостью – обычно всего лишь четыре иероглифа).

Однако в целом конец XIX века был временем полного хаоса в корейском денежном обращении, как и в корейской политике вообще. Корейское правительство несколько раз меняло денежную систему, менялись и названия денежных единиц. В стране, вдобавок, наряду с корейскими, обращались и японские, и китайские, и даже... мексиканские монеты. Только в начале нашего века система была более или менее упорядочена. Однако захват Кореи Японией в 1910 году означал и ликвидацию её финансовой системы. Возрождение её произошло только после 1945 года.

В колониальные времена в Корее, естественно, существовала денежная система, скопированная с японской. Главной денежной единицей тогда были иена. Сейчас иена – маленькая монетка, меньше американского цента, и в безумно дорогой Японии она практически не употребляется. Однако в тридцатые годы одна иена была вполне солидной монетой, она даже состояла из более маленьких денежных единиц – сен.

После формального провозглашения независимой Республики в августе 1948 года, Корея в течение некоторого времени продолжала использовать монеты, оставшиеся в наследство от колониального периода. Собственно корейские деньги были впервые введены в обращение во время Корейской войны, но свирепствовавшая в стране неистовая инфляция сделала их очень недолговечными. Поэтому сразу после войны, в 1953 году, была проведена новая денежная реформа. Название денежной единицы сменили на хвану (вместо воны) и отчеканили первые монеты достоинством в 10, 50 и 100 хван, с надписями на английском и корейском языке (корейскими буквами, а не китайскими иероглифами, которые использовались на всех более ранних корейских монетах). Любопытно, кстати, что на монете достоинством 100 хван был изображён тогдашний президент (фактически – диктатор) Южной Кореи Ли Сын Ман. За всю историю Кореи это был единственный случай, когда изображение здравствующего руководителя попало на денежные знаки или монеты. В старой Корее королей, как вы помните, на монетах никогда не изображали.

Однако эти монеты просуществовали не очень-то долго. В 1962 году, через год после того, как Ли Сын Ман был свергнут народным восстанием, новое правительство провело денежную реформу, и установило ту систему, которая, в общем и целом, действует и в наши дни. В результате реформы, в частности, возродилось традиционное название корейской денежной единицы – вона. Сейчас в Корее существуют монеты достоинством в 1, 5, 10, 50, 100 и 500 вон. Самые маленькие монеты в 1 и 5 вон сначала изготовляли из меди, а потом – из лёгкого алюминиевого сплава. На одновоновой монетке изображён символ Кореи – роза Шарона (один из видов дикой розы, в изобилии встречающийся в корейских горах). На 5-воновой монетке изображён знаменитый корабль-черепаха, первое в мире бронированный боевой корабль, который отличился в войне с японцами в конце XVI века. Однако из-за инфляции со временем обе эти монеты (и одновоновая, и пятивоновая) вышли из употребления, ведь по нынешнему курсу 1 вона – это примерно 1/10 американского цента. Тем не менее, эти монетки в минимальных количествах чеканят и сейчас, и некоторые банки по закону обязаны их иметь. Я сам этим иногда пользуюсь: прихожу в банк и прошу обменять мне 50 вон одновоновыми монетами. Девушки операторы, давясь от смеха, проводят эту операцию, а пока они отсчитывают мне все эти деньги, я объясняю им, в чём, собственно, дело. Эти монетки – замечательные сувениры для России!

Сейчас реально в обращении находятся монеты в 10, 50, 100 и 500 вон, хотя, похоже, и 10-воновая монетка потихоньку выходит из употребления. Инфляция... 10-воновая монета – медная, остальные – из никелевого сплава. На 10-воновой монете изображено самое старое сохранившееся архитектурное сооружение Кореи – пагода храма Пульгукса (построена в седьмом веке). На 100-воновой монетке можно увидеть изображение знаменитого полководца Ли Сун Сина, а на 500-воновой красуется летящий в небе журавль.

Форма монеток не оставалась неизменной. В начале восьмидесятых их внешний вид слегка изменился. В частности, с них исчезли надписи на английском, что, наверное, правильно. Иностранец разберётся и с помощью одних цифр, а писать название национального банка на иностранном языке – несколько странно. Изменился и их дизайн в целом, но не очень значительно. Старые монетки с надписями на английском языке изредка попадаются и сейчас, ведь из обращения их специально не изымали.

И в заключение, не удержусь и скажу пару слов о банкнотах – но только о современных. Бумажные деньги представлены сейчас в Корее купюрами достоинством в 1.000, 5.000 и 10.000 вон. В своё время, в начале 1960-х гг., когда эта структура номиналов была установлена впервые, 10.000 вон были весьма крупной денежной единицей, однако теперь при расчётах на большие суммы десятитысячные бумажки переходят из рук в руки толстенными пачками. Чтобы в таких случаях несколько упростить платежи, широко используют банковские чеки на предъявителя (на 100, 500 тысяч или 1 миллион вон), которые широко применяются при крупных платежах. Замечу, что ни доллар, ни иена, ни какая-либо иная валюта на территории Кореи хождения не имеет. Доллары и иены, правда, принимают в тех местах, где бывает много иностранцев – ­рядом с американскими базами или на крупных рынках, где часто появляются иностранные туристы, а также российские, польские и китайские "челноки". Однако попытка расплатиться долларами в обычном магазине будет отвергнута с возмущением.

Кстати сказать, не так давно исполнилась тысяча лет с момента первого выпуска корейских монет, состоявшегося в 996-998 годах. Корейским монетам – тысяча лет.

1.3 Корейская семья и корейская экономика

Среди многих факторов, которые сделали возможным "корейское экономическое чудо", не следует забывать об одном – о корейской семье. Действительно, корейская семья сыграла огромную роль в превращении одной из самых отсталых стран нашей планеты в великую индустриальную державу. Когда экономисты и историки говорят о причинах экономического рывка, совершённого Кореей и её соседями в последние два-три десятилетия, они предпочитают рассуждать о правильно выбранной стратегии, оценивать роль щедрых иностранных кредитов и влияние международного окружения. Конечно, они правы, но – только отчасти. Я уверен, что своими успехами Корея в большой степени обязана своим традициям, которые формировались тысячелетиями. Среди этих традиций немалую роль играют и те, которые определяют корейский семейный уклад.

Надо сказать, что корейская семья во многом отличается как от западной, так и от российской. В Корее, как и в других государствах Дальнего Востока, традиционная патриархальная семья, исчезнувшая на Западе более столетия назад, благополучно сохранилась до наших дней.

В Корее в брак люди вступают раз и навсегда. Развод редок, и чаще всего воспринимается как позор – достаточно сказать, что по количеству разводов Корея уступает США или бывшему СССР примерно в три раза.

В чём причина того, что разводов в Корее так мало? Ну, во-первых, к разводу крайне негативно относится общественное мнение. Разводясь, супруги обрекают себя не только на косые взгляды, но и на серьёзные неприятности. Разведённому мужчине трудно, а женщине – почти невозможно вступить в новый брак. Развод во многих случаях служит препятствием в карьерном продвижении, ибо во многих крупных фирмах и государственных организациях не раз подумают, прежде чем назначить на ответственную должность человека, который в прошлом "не смог сохранить семью" (помните это выражение советских времен?). Развод в состоянии существенно, если не безнадёжно, испортить карьеру государственного чиновника, политического деятеля и даже, как это ни покажется странным российскому слушателю, артиста или эстрадной звезды.

Дети в Корее живут со своими родителями по крайней мере до того, как сами женятся или выйдут замуж, причём кто-то из детей (обычно – старший сын) остаётся с родителями и после того, как вступит в брак. Его задача – заботиться о родителях. Дети воспитываются в духе абсолютного повиновения родителям, отцовское или материнское слово остаётся для них законом на всю жизнь. На детей возлагается и обязанность содержать престарелых родителей.

Казалось бы, какое отношение имеют все эти обычаи к экономическому росту? Самое прямое. Начнём с того, что если сравнивать Корею с другими государствами примерно такого же экономического уровня, то в этой стране на государство ложится куда меньшее бремя разнообразных социальных выплат – пенсий, стипендий, пособий. Иностранцам, особенно приехавшим с Запада, бросается в глаза, насколько низок в Корее уровень налогов. В странах Европы или Америки в последние десятилетия стало нормой, что в налоги у среднего гражданина уходит от 35 до 50 процентов зарплаты! Поскольку налоговая шкала сейчас везде прогрессивная, то более обеспеченным приходиться платить ещё больше, и порою они вынуждены расставаться с 70-80% всех своих доходов. Понятно, что при таких налогах зачастую нет смысла особо напрягаться – сколько не работай, всё отберёт налоговое управление. Куда же уходят эти огромные налоги? Не на армию, как часто думают в России, и не на государственный аппарат. Давно уже прошли те времена, когда вооружённые силы или полиция были главными потребителями государственных денег на Западе. В наши дни основная часть отобранных в виде налогов средств идёт на социальную сферу, и, в первую очередь, на всяческие пособия. Поскольку в странах Запада много разводов и, как результат, одиноких женщин с детьми – им приходиться платить немалые суммы в качестве пособий. Поскольку на Западе принято, что дети не только не живут с родителями, но и не оказывают им никакой помощи – правительствам приходиться выделять немало средств на выплату пенсий или содержание домов престарелых (а в той же Америке старость в доме престарелых – давно уже не просто частая, но обычная ситуация!). Поскольку на Западе дети обычно уходят их дома в 18-19 лет и более не могут рассчитывать на поддержку со стороны родителей, государству приходиться выдумывать всякие финансовые схемы, чтобы дать им возможность получить образование.

В Корее такой необходимости нет. Корея вынуждена содержать огромную (для страны с таким населением) армию и весьма серьёзные спецслужбы. Однако, несмотря на это, она отличается очень низким уровнем налогов: обычный кореец отдает в качестве налогов 15-20 процентов своих доходов, богачи платят немного больше. Крепкая семья снимает с государства немало забот, позволяя ему сосредоточиться на самом главном: обороне, развитии внешних связей, создании экономической инфраструктуры. Разумеется, особенности семейной жизни в Корее – это только одна из причин её экономических успехов (причём далеко не главная), но забывать о ней нельзя.

Хотелось бы закончить эту программу на этакой оптимистической ноте (мол, "сейчас всё хорошо, а дальше будет совсем замечательно"!), однако, увы, это не получается. К сожалению, старая патриархальная семейная структура распадается и в Корее (в немалой степени из-за западного влияния, но далеко не только из-за него). Процесс этот идёт медленно, но всё-таки идёт. Есть у него, конечно, и хорошие стороны, но уже ясно, что рано или поздно и Корея в своей социальной политике столкнётся с теми проблемами, которые сейчас приходиться решать западным странам. Однако до этого пока ещё довольно далеко.

1.4 Кое-что о почте

Этот очерк – о корейской почте. Наверное, начать надо с того, что корейская почта работает хорошо (как, впрочем, и большинство корейских учреждений). Письма почти никогда не пропадают и доходят до адресата очень быстро. Внутри Кореи, например, обычное письмо идёт не более 3-4 дней. Есть и срочные письма, которые стоят существенно дороже, но которые доставят адресату в любую точку страны не позднее, чем через сутки. Неплохо обстоят дела и с международными письмами и бандеролями – они тоже доходят достаточно быстро (особенно, если идут не в Россию).

В 1994 году – последнем, за который у меня есть статистические данные, корейцы отправили 3 с половиной миллиона внутренних писем и 24 тысячи посылок. Таким образом, получается, что писали письма друг другу они примерно с такой же частотой, что и жители России (по данным международной статистики, в том же 1994 году россияне, которых, как известно, примерно в три раза больше, чем корейцев, послали друг другу в три раза больше писем). С посылками, однако, дело обстоит иначе. Корейцы в 1994 году отправили друг другу примерно 24 тысячи посылок и бандеролей, то есть почти столько же, сколько и россияне. Однако вот по количеству международных отправлений (в 1994 году их было в Корее послано 30 тысяч и получено 60 тысяч) Корея, несмотря на в три раза меньшую численность населения, превосходила Россию. Это и понятно, ведь и по своему значению в мировой экономике Корея, занимающая 11-13-е места в мире по объему экспорта, тоже оставила Россию позади, а никакая торговля немыслима без переписки. Впрочем, в последнее время количество почтовых отправлений особо не увеличивается. Связь по факсу и, особенно, по быстро развивающейся в Корее системе электронной компьютерной почты всё в большей степени вытесняет традиционные письма и открытки.

Кстати, об открытках. С наибольшей нагрузкой работает корейская почта по праздникам: перед рождеством, лунным Новым годом, и праздником осеннего урожая Чхусок, когда все корейцы стремятся отправить друг другу поздравительные открытки. Во время этих праздников принято поздравлять всех знакомых и коллег, так что совершенно нормально, когда человек перед рождеством отправляет 30-40 открыток. Открытки в Корее изумительно красивые, порою их так и хочется вырезать и повесить в рамочке на стену, да стоят они сравнительно недорого – в любой западной стране открытка сравнимого качества обойдётся раза в три-четыре дороже.

По своему внешнему виду корейское отделение связи не очень-то отличается от российского, разве что выглядит аккуратнее. А так – всё тоже, те же почтовые весы, те же приёмщицы, и даже – очереди (явление в Корее весьма редкое). Есть, впрочем, и ряд отличий. Начнём, наверное, с того, что в Корее почта по совместительству играет роль и сберегательной кассы. На почте можно не только оформить денежный перевод, но и оплатить счета за коммунальные услуги, и даже открыть денежный счёт. Большинство корейцев предпочитает держать деньги в банке, однако в маленьких деревнях, где нет банковских отделений, почта во многом их заменяет, и избавляет жителей небольших поселков от необходимости ездить в город, чтобы положить деньги на счёт или взять из с него.

С другой стороны, почта в Корее не занимается рассылкой газет и журналов. Все крупнейшие периодические издания имеют свою собственную систему доставки, которая не имеет к почте никакого отношения, так что по почте доставляют только малотиражные специальные издания, которые не поступают в массовую продажу, и которые выписываются очень немногими. Отправляют их при этом как обычные бандероли, запечатанными в стандартный пакет, на который в некоторых редакциях даже наклеивают марки.

Есть у корейской почты и одно существенное неудобство: обычно там не упаковывают посылки и бандероли и часто даже не продают конверты. На почте можно купить марки – и больше ничего. Если у Вас есть посылка или бандероль, Вы должны сами позаботиться об её упаковке, а если Вы хотите послать письмо, то Вам надо заранее купить конверт в магазине канцелярских товаров. Правда, в самых больших почтовых отделениях в последние годы стали продавать посылочные ящики, а на почтамтах имеются даже специальные упаковочные столы. За упаковку там надо платить дополнительно, и довольно много (1-3 доллара). Так что обращаются к услугам профессиональных упаковщиков только в тех случаях, когда посылают что-нибудь хрупкое и чувствительное к ударам. Впрочем, надо отдать корейским упаковщикам должное: работают они на совесть, тем более, что в их распоряжении есть и специальные материалы для того, чтобы защитить от дорожных случайностей самые хрупкие предметы.

А в общем за время своей жизни в Корее я привык доверять почте, и она меня почти никогда не подводила.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

  • 1.2 Корейские монеты
  • 1.3 Корейская семья и корейская экономика
  • 1.4 Кое-что о почте