Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Восхождение к славе Кэтрин Кульман и Джеми Бекингем




страница1/8
Дата02.07.2017
Размер1.38 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8
Восхождение к славе Кэтрин Кульман и Джеми Бекингем Оглавление Предисловие ………………………………..……3 1. Восхождение к славе ……………………..…8 2. Я верю в чудеса …………………………..…11 3. Мое высочайшее призвание ………………13 4. Методы ……………………………………..…16 5. Иные языки …………………………...………18 6. Бог и церковь …………………………………21 7. Чудеса …………………………………………24 8. Женщины в служении ………………………27 9. Как насчет тех, кто не исцелился ……….31 10. Исцеление в искуплении …………………33 11. Рецепт исцеления …………………………35 12. Вера ……………………………………….…36 13. Дар исцеления ……………………………..40 14. Окончательная победа ……………………44 15. Вера и предприимчивость ………………..47 16. Упорная работа — секрет успеха…..…...51 17. Решительность ………………………..…...53 18. Миссурийский кукурузный хлеб ……......55 19. Нервы ………………………………….…59 20. Успех и энтузиазм………………….………63 21. Хождение в силе………….……………..…67 22. Амбиции………………………………..….…71 23. Лень………………………………………..…74 24. Религия любви ……………………..………79 25. Здравый смысл……………………………..82 26. Вечная защищенность………….…………84 27. Цена и Божья любовь…………..…………88 28. Дисциплина и желание……………………97 29. Богатый или бедный……………..………101 30. Удача……………………………………….104 31. Смирение……………………………….…109 32. Предубеждение………………………..…112 33. Темницы………………………………...…115 34. Чего нельзя купить за деньги ……….…118 35. Слабость не оправдание……………..…121 36. Мое первое исцеление……………….…124 37. Что после смерти ………………………129 Предисловие О Кэтрин Кульман каждый имеет собственное мнение. И среди них не только те, кто слышал или видел ее, но и многие другие, кто никогда с ней не встречался. Даже после ее смерти люди все еще продолжают говорить о ней. Некоторые говорят, что она накрыла их или тех, кого они знают, своей «мантией». Но это не так. У Кэтрин не было такой мантии. Она больше походила на Иоанна Крестителя, чем на Илию. Она хотела представить Святого Духа поколению, которое еще не знало Его. Дэн Малачук познакомил нас в 1968 году, когда ее слу­жение на мировой сцене только начиналось. Ее первая кни­га «Я верю в чудеса» уже несколько лет путешествовала по свету. Удивительно, но Кэтрин не разрешала продавать свои книги до тех пор, пока ее служение не утвердилось окончательно. Теперь же она была готова. Мы договорились пообедать в маленьком современном кафе, из окон которого открывался вид на реку Огайо воз­ле Питтсбурга. После обеда, в котором Кэтрин проковыря­лась больше, чем съела, мы разговорились. Она хотела, что­бы я написал для нее вторую книгу — книгу свидетельств. Я был покорен не только ее хорошо поставленным голо­сом и манерами, но еще и тем, что она хотела заплатить сто долларов за наш обед («Я так хорошо провела время с этими людьми и хочу хоть как-то отблагодарить их сейчас и в будущем».) Я почувствовал, что в ней было нечто по- настоящему глубоко духовное. Все в ней противоречило моим представлениям, убеждениям и традициям южной баптистской церкви. Женщина-проповедник. Занимается служением исцеления. Разведена. Властвует. Выставляет себя напоказ. И еще она была по-настоящему честна, от­крыта и настолько исполнена Божьей силы, что даже офи­цианты в ресторане держались с ней крайне почтительно. Я принял предложение и начал писать книгу «Бог может сделать это снова». После нее в свет вышли еще несколько небольших книг. Я посетил несколько ее служений, во время которых про­исходили чудеса, но не хотел с ней сближаться. Она была слишком сильной. Слишком устрашающей. Кажется, мы оба понимали, что будет лучше, если я останусь на неко­тором расстоянии. Оглядываясь назад, я думаю, что это было очень мудрым решением в моей жизни. Она букваль­но «поглощала» большинство людей, находившихся с ней рядом. Оставаясь вдалеке, я мог сохранять объективность, которая требовалась для написания ее биографии, и спо­койно жить собственной жизнью. Однажды вечером, когда мы с моим секретарем и ее му­жем приехали в Мельбурн, штат Флорида, зазвонил теле­фон. «Джеми, мы должны написать еще одну книгу. Эти ис­тории об исцелении должен узнать весь мир». Я ответил ей, что у меня нет никакого желания писать книги. В моей голове крутилось множество вопросов, каса­ющихся не Кэтрин, а меня. Ради чего я пишу, может быть ради денег Не превратился ли я в «потребителя» (К тому же, мысль о том, что для издания книги мне придется взять деньги у женщины, шла вразрез с моим ярко выраженным чувством мужского достоинства.) Как-то в Питтсбурге она провожала меня из своего офиса, расположенного на шес­том этаже, до лифта. Мне еще нужно было успеть заско­чить в свой гостиничный номер, прежде чем вылететь во Флориду. Когда я уже зашел в кабину лифта, она что-то вложила мне в руку. «А теперь идите и купите себе хоро­шую порцию бифштекса. Вы заслужили это». Когда двери лифта закрылись, я увидел, что это был чек на двести или триста долларов. Она была такой. Я любил это и ненави­дел одновременно. Поэтому я написал ей: «Больше ника­ких книг». Она пробовала обратиться к другим писателям, никто ей не нравился. Она снова позвонила мне. А я про­должал упорствовать. Однажды вечером Кэтрин позвонила мне: «Пожалуй­ста, выслушайте меня еще раз. О том, что Бог по-прежнему творит чудеса, должен узнать весь мир». «Нет ничего невозможного с Богом» была интересной книгой. Как и раньше, Кэтрин назвала людей, которые по­лучили исцеление, и мое путешествие по стране началось. Я брал интервью у людей. Разговаривал с врачами. Прове­рял факты. Посещал ее служения, где происходили чудеса. Затем приезжал домой, чтобы изложить все это на бумаге. Бог и вправду все еще продолжал исцелять людей. Не только по этой причине, но я изменил свое отноше­ние к женщине, через которую в полной силе проявляет­ся помазание Божье. Чем лучше я ее узнавал, тем больше понимал, что она не подкупает меня, а просто делает свое дело. Ее отношение к деньгам, стиль одежды — все это не было игрой для привлечения внимания. Она была одной из немногих, которые стоят выше материальных ценностей. Она смотрела на деньги (а у нее было много денег) как на Божий дар. И она использовала их щедро и мудро. Я выпустил несколько небольших книг, которые опуб­ликовали в издательстве «Бетани-Феллоушип». Это позво­лило мне поддерживать с ней контакты и лицом к лицу встречаться с излиянием чудесной силы Бога. Несколько раз я просил, чтобы она разрешила мне напи­сать о ее учении. В то время как большинство людей знало ее только как женщину, через которую Бог творит чудеса, я видел, что не меньшим вкладом в Царствие Божье было ее учение о силе действия Духа Святого. В течение нескольких лет она вела библейские уроки в первой пресвитерианской церкви в Питтсбурге. Ее ежедневные радиопередачи были жемчужинами истины и разума. Мне очень хотелось из­ложить все это на бумаге и рассказать о тех, кто получил исцеление на ее служениях. В конце концов, она согласилась. Ее секретарь послал мне большую коробку аудиокассет с радиопрограммами Кэтрин. Я переписал их, отредактировал материал, а затем разбил на короткие главы. Несколькими месяцами позже я приехал в Питсбург, чтобы предложить ей ознакомиться с одной из рукописей. Она села на большую цветную софу, расположенную в дальнем углу приемной. Софа была завалена бумагами, по бокам стояли столы, на которых было множество подарков от благодарных последователей. Я сидел напротив. Когда она читала эту небольшую рукопись, я наблюдал за выражением ее лица. Кэтрин не умела ничего скрывать и не могла лгать или притворять­ся. Она могла говорить неправду только в том случае, если верила в нее, — такое могло быть. Но в то утро она была полностью откровенна. Отложив рукопись в сторону, она встала с софы. «Нет, — сказала она. — Мы не будем это печатать». Я ждал. Она посмотрела на меня сверху вниз. «Скажите, я действительно так говорю, как это выглядит на бумаге» Я не смог не улыбнуться. «Не совсем, — сказал я, подни­маясь с софы. — Я убрал ваш миссурийский акцент». Она засмеялась доброжелательным гортанным смехом. «Я так и подумала, — сказала она, посмотрев на одного из своих секретарей. — И все еще не могу отвыкнуть от этого. Так я говорила, когда в детстве жила в Конкордии, и так же буду говорить, когда встречусь со святым Петром у жем­чужных ворот». По дороге в офис она сказала: «Давайте лучше продол­жим писать о том, как Бог касается людей. Я не думаю, что­бы кто-нибудь мог заинтересоваться мной или тем, что я говорю». Но это было не так. Людей она интересовала и продол­жает интересовать до сих пор. Вот причина, по которой сотни тысяч покупают книгу «Дочь судьбы». Они хотят знать, какой Кэтрин была на самом деле. Но важнее того, что она делала, было то, о чем она говорила. Незадолго до своей смерти (Кэтрин умерла в 1976 году) она попросила меня обо всем написать. Я думал, что сде­лал это в книге «Дочь судьбы». Я рассказал так много, что некоторые были даже разочарованы. Но ведь этого хотела Кэтрин. Если честно, то о некоторых фактах я умолчал, от­давая всю славу Богу, Которого Кэтрин любила и почитала больше всего на свете. Только теперь я понял, что просьба «расскажи все» от­носилась не только к ее жизни. Это означало поделиться с вами тем, о чем она говорила. Книга состоит из глав, представляющих собой акку­ратно переписанные и отредактированные радиопередачи Кэтрин, лучшие из проповедей, которые она произносила во многих уголках мира, и неопубликованные статьи, ко­торые она писала в различные журналы и газеты, а также интервью. Я не извиняюсь за то, что местами они звучат по-миссурийски. Такой она была. «Уж такая есть», — могла бы сказать провинциальная девчушка, которая стала не толь­ко гражданином мира, но и пророческим лидером Божьего Царства. Все, о чем она говорила, не только откроет нам на­стоящую Кэтрин Кульман, но и даст возможность сопри­коснуться с чем-то более важным — взглянуть на славу. Джемы Бакингем Мельбурн, штат Флорида Глава 1 Восхождение к славе Годами я придерживалась правила ограждать себя от того, что было обо мне написано или сказано. Если бы я слушала своих противников или поклонников, то это бы­стро разрушило бы меня. Я никогда не ставила себе цели стать всемирно известной женщиной-проповедником, бо­лее того, я никогда не думала о себе как о проповеднике и поэтому не использую слово «преподобная» перед своим именем. Я действительно не считаю себя женщиной-про­поведником. Поверьте мне. Я всего лишь люблю людей и хочу им помочь. Этот так просто. Помогать людям — величайшая награда во всем мире. Не нужно быть Кэтрин Кульман, чтобы делать это. Цель каждого христианина, каждого рожденного свыше, мужчи­ны или женщины — помогать. Дети Божьи рождены для того, чтобы служить. Это делал Иисус. Иисус жил, чтобы служить. И если ты возрожденный человек, то должен по­чувствовать желание служить и помогать людям. Это са­мая большая награда, которая существует в мире. В прошлое Рождество среди поздравлений и подарков я нашла открытку, на которой был изображен большой Санта-Клаус. Открытку прислала двенадцатилетняя де­вочка. Врачи говорили, что, возможно, она не доживет до Рождества. Они решили ампутировать ей обе ноги, пораженные раком. Но на открытке ею были написаны такие слова: «Я живу, чтобы увидеть это Рождество. И у меня по-прежнему две здоровые ноги, потому что Бог ответил на молитвы, а вы помогли». Не могу передать, сколько слез пролила я над этой рождественской открыткой. Это было лучшим подарком, который я получила. Знаете, не­которые люди верхушку елки украшают ангелочками, дру­гие — чем-то еще, а я на верхушку своей елки поместила открытку этой маленькой девочки, потому что это был са­мый лучший подарок из всех. Награда Чувства не покупаются. Когда я выхожу на сцену, то понимаю, что сидящие в зале мужчины и женщины пожертвовали многим, чтобы оказаться именно здесь. Для многих из них это было по­следней надеждой. Врачи сдались. Исследования подтвер­дили, что надежды нет. Но я смотрю за пределы физиче­ского исцеления. Я знаю, что духовное исцеление намного ценнее физического, потому что для некоторых это служе­ние может быть последним шансом. Физическое исцеление второстепенно, поверьте мне. Вы можете позволить себе жить и умереть больным, не будучи исцеленным физически. Но в эти последние минуты слу­жения, когда Дух Святой обращается к тем, кто служит, я всегда вспоминаю, что духовное исцеление намного важ­нее, чем самое невероятное физическое. Конечно, замеча­тельно видеть людей, исцеленных от рака, людей, встаю­щих со своих мест здоровыми, пустые коляски, оставлен­ные в проходе. Но есть то, что намного важнее, — новое рождение. Призывая к алтарю, как обычно в конце служе­ния, я понимаю, что здесь могут быть те, кто получает пос­ледний призыв от Бога. Судьба души решается у алтаря. Это, друзья мои, сильное чувство. Реальное ощущение ве­личайшей ответственности. И когда прожекторы в зале вы­ключены, единственное, что меня беспокоит, — отдала ли я до последней капли силу, которую имела, могла ли сде­лать свою работу лучше — я имею в виду не демонстрацию чудес, ибо я не чудотворец, а призыв мужчин и женщин к Иисусу Христу. Несомненно, что я испытываю чувство ответственности и за тех, кто пришел за физическим исцелением. Хочу чест­но сказать: ответственность настолько велика, что бывают моменты, когда я думаю, что никогда не хотела бы быть призванной на это служение. Иногда такая ответственность давит. Я могу стоять на сцене перед аудиторией четыре с половиной часа и не почувствовать усталости, потому что всецело водима Духом Святым. Но бремя ответственности истощает физически. Никто лучше меня не знает, что у Кэтрин Кульман нет исцеляющей энергии. Я не целитель веры, пожалуйста, поймите это. У меня нет исцеляющей силы. Я никого ни­когда не исцелила. Знайте это. Я полностью завишу от Духа Святого, от силы Божьей. Я становлюсь перед больными людьми и плачу, желая отдать им силу своего собственного тела. Но без Духа Святого мне нечего дать. Нечего. Помню, когда я была еще маленькой девочкой, мой папа после тяжелой работы как-то сказал мне: «Знаешь, малыш­ка, ты сможешь добиться в этом мире всего, чего захочешь, если будешь усердно работать своими руками». Это произвело на меня огромное впечатление, потому что мой папа очень много работал. Я научилась работать, и работать много. Но папа не совсем понимал, что же такое работа Духа Святого. Часто на служениях я думала: если бы требовалась только тяжелая работа, чтобы помочь всем этим людям, я бы трудилась до изнеможения. Когда я вижу отца и рядом с ним маленького ребенка, больного раком или другой тяжелой болезнью, и вижу, как крупные слезы текут по лицу этого сильного мужчины, я рада и жизнь от­дать, чтобы только этот ребенок мог жить. Но у меня нет такой силы. Тяжелая работа не может быть частью исце­ления. В такие моменты я осознаю как бессильна я пред Богом. Вот как обстоят дела. Люди спрашивают: «Разве это не радость — быть из­бранным Богом на такое служение» Нет, это служение не радостное, но чрезвычайно ответственное. Иногда настоль­ко тяжкое, что я жалею о том, что призвана на этот труд. Но вместе с ответственностью приходит и благодар­ность людей, как, например, рождественская открытка де­вочки. И даже если я сгорю на служении и умру, я умру счастливой и довольной. Ибо великий Бог, призвавший меня, дал мне возможность увидеть Его славу. Глава 2 Я верю в чудеса Скажу вам честно, я стараюсь ответить на все вопросы, которые мне задают. Я хочу быть с вами абсолютно честной. Я открываю вам свою душу. Когда приходит время разго­варивать с критиками и скептиками, я отвечаю им словами Иисуса: «Если вы не верите, что Я есмь тот, как Я о себе го­ворю, тогда поверьте моим делам» (см. Иоан. 10:38). Это Его ответ. И мой тоже. Но чтобы быть откровенной с теми, кто хочет получить честные ответы, я должна от­крыть свою душу. Думаю, что если бы Господь пришел на землю в наше время и совершал те же чудеса, то встретил бы еще боль­ше скептиков. В те времена люди не обладали такими «об­ширными знаниями», какие имеют наши современники. Но с развитием технологий в нас все больше проявляется тенденция скорее верить в самих себя как источник всякой силы, нежели в то, что Бог творит чудеса. Знаете, Иисус сказал: «Не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, который на небесах». Духовные истины открываются только духовным путем. Вы не можете заста­вить человека верить в то, во что он не хочет верить. Если вы не хотите верить в абсолютную силу всемогущего Бога и в то, что Бог способен исцелить, если вы отказываетесь верить в то, что божественное исцеление реально и сегод­ня, то даже если один из мертвых воскреснет и предста­нет перед вами, — вы все равно не поверите. Люди ищут оправдания своему неверию, ибо чтобы верить в чудеса, мы должны верить в Бога. И если Он является Богом чу­дес, мы должны повиноваться Ему. Но мы более склонны поклоняться нашим собственным греховным инстинктам, чем Богу, который сотворил небеса и землю. Поэтому, ког­да мы сталкиваемся с чудесами, то предпочитаем сказать: «Это, должно быть, психосоматическое явление» или «Че­ловека загипнотизировали», или «Это ловушка». Когда я встречаюсь со скептиками и критиками, я по­нимаю, что мне будет трудно убедить этих людей, и отдаю их Богу. Но когда мне начинают задавать вопросы, я с удо­вольствием отвечаю на них. Иногда очень трудно разговаривать с некоторыми людь­ми о чудесах. Они ничего не знают о силе Духа Святого и представления не имеют о духовных вещах. Они могут быть умными и образованными людьми, но когда дело ка­сается духовной сферы, многого не понимают. Я стараюсь отвечать как можно подробнее pi яснее, но часто это напо­минает метание бисера перед свиньями. Человек не только не понимает, но настаивает на том, что если это истина, то она должна непременно совпадать с его понятиями. В та­ком случае я его также отдаю в руки Божьи. Однажды корреспондентка из Санкт-Петербурга, штат Флорида, которая посещала служения с чудесами в Кертис-Хиксон-Холл в Тампе, после завершающей молитвы благословения зашла ко мне в комнату: «Я пришла скепти­ком, — сказала она со слезами на глазах, — но ухожу веру­ющим человеком». Вот почему совершаются чудеса, и это вовсе не чудеса ради чудес. Они совершаются для того, чтобы привести людей к Господу Иисусу Христу. Глава 3 Мое высочайшее призвание Недавно я посетила маленькую методистскую церковь в Конкордии, штат Миссури, где когда-то обратилась к Гос­поду. Я проводила служения в Канзас-Сити в Доме оперы и вместе с несколькими своими сотрудниками съездила в Конкордию. «Вы должны увидеть то место, где я впервые приняла Иисуса», — сказала я им. Сказать честно, я была шокиро­вана, когда обнаружила, что за все эти годы эта и без того небольшая методистская церковь стала еще меньше. Было время, когда она казалась мне огромной, чуть ли не собо­ром. Сейчас я поняла, что сидений хватит только на семьдесят-сто человек. Я прошла в маленький вестибюль. Там я увидела ту же самую веревку, привязанную к колоколу, который оповещал о начале служения. Тот же самый ко­локол звонил, когда умирал кто-нибудь из жителей горо­да. Один звонок в колокол означал, что умер ребенок, два звонка — человек среднего возраста. Когда умирал пожилой человек, в колокол звонили три раза. Тогда все хватали телефонные трубки и спрашивали оператора: «Кто умер» В тот полдень я пришла в церковь. Те же лавочки, те же перила, тот же алтарь. Ничего не изменилось в этой церк­вушке, но как изменилась я! Я мысленно возвратилась на много лет назад, в то па­мятное воскресное утро. Я стояла рядом с мамой, держа в руках методистский сборник песнопений. Все члены мами­ной семьи были методистами. Дедушка Уолкенхорст всегда посещал эту церковь и сидел на одной и той же скамье до самой своей смерти. Он жил и умер, искренне веря в то, что только методисты попадут на небеса. Я думаю, что дедуш­ка был удивлен, когда встретил там и баптистов, и пресви­териан, и лютеран, и католиков! Я не совсем уверена, что он смог с этим смириться. Итак, в то воскресное утро произошла моя первая встре­ча с Духом Святым. Я ничего не знала о третьей Личности Троицы, но, несмотря на это, Дух Святой сошел на меня. Я сидела с методистским сборником песнопений в руках, когда меня стало мучить сильное чувство вины. Мне было всего лишь четырнадцать лет, поэтому я сделала только то, что подсказывала мне интуиция. Я вышла из своего ряда, прошла на переднюю скамейку, села и заплакала. Не из-за того, что мне было горько, но потому, что со мной про­изошло что-то очень важное. Никто не сможет описать духовные переживания. Нет слов, чтобы описать сверхъестественные вещи. Но в тот момент я знала точно, что я пережила рождение свыше. Я никогда не сомневалась в своем новом рождении с того момента и до сего часа. Я знала: что-то произошло со мной. Я понимала, что мои грехи прощены и покрыты кровью Бога. В тот момент Иисус Христос стал реальностью в моем сердце. Мое призвание на служение было очевидным, как и об­ращение. Можете говорить обо мне, как о женщине, не имеющей права стоять за кафедрой и проповедовать Еван­гелие. Даже если весь мир будет говорить об этом, на меня это не повлияет никоим образом. Почему Потому что я уверена в призвании на служение точно так же, как уверена в своем обращении. Вот так. Первый раз я проповедовала перед фермерами в Айда­хо. Назовите любой городок в Айдахо, и вы узнаете, что однажды, много лет назад, Кэтрин Кульман была здесь и проповедовала Благую весть. Однажды я оказалась в ма­ленькой деревенской церкви, которая закрылась из-за того, что прихожане не могли содержать священника. Я пошла к дьяконам, потом нашла членов церковного совета и по­просила разрешения проповедовать. Помню, как я сказала главе церковного совета этой бап­тистской церкви: «Церковь все равно закрыта. Вам нечего терять, и вряд ли вы что-то приобретете». И мне разреши­ли открыть церковь для собраний. Единственным основанием для проповеди было спасе­ние и рождение свыше. Никто не может дать больше того, что пережил сам. У меня же были только переживания в той маленькой методистской церкви в Конкордии. Первый раз я проповедовала о Закхее. Я хорошо помню, что пос­ле шестой проповеди я почувствовала, что исчерпала всю Библию. Честно. Было такое ощущение, что мне больше не о чем говорить. Шесть проповедей! Я проповедовала о Закхее, о небесах, об аде и Божьей любви, но о чем же еще можно учить Но позже я поняла, что мы никогда не смо­жем исчерпать глубины истин Божьего слова. Теперь я прекрасно понимаю, что имел в виду апостол Павел, когда провозглашал, что призван Богом проповедо­вать. Почему Он избрал меня, я не знаю. Не имею ни ма­лейшего представления, почему я избрана для проповеди Евангелия. Уверена, что миллионы людей могли бы делать эту работу намного лучше. Единственная причина, которую я могу назвать, — это осознание того, что у меня ничего нет и я никогда не забуду, откуда пришла. Когда у вас ничего нет и вы соглаша­етесь с этим, тогда легко поднять к небу глаза и сказать: «Господь Иисус, если можешь использовать ничто, — ис­пользуй. Возьми мои руки, мой голос, мой разум, мое тело, возьми мою любовь — это все, что я имею. Если Ты хо­чешь использовать это, я отдаю Тебе все». И Он взял мое ничто и употребил это в Свою славу. И Ему нужны не золотые и серебряные сосуды, Ему нужна отдача. Секрет — в посвящении Господу. Однажды наступит день моей последней проповеди, моей последней молитвы и я предстану перед сиянием Его славы. Как много раз я представляла себе это! Я все думаю о том, с какими словами обращусь к Нему, к Тому, Кого так сильно люблю, хотя и никогда не видела. Что я скажу Ему, когда предстану пред Ним Я знаю, какими будут мои первые слова, когда я взгляну на Его славный лик: «Дорогой Иисус, я старалась. Мою работу нельзя на­звать совершенной, потому что я была человеком и оши­балась. Это трудно считать успехом. Мне очень жаль. Но я старалась». Но Он уже знает это.
  1   2   3   4   5   6   7   8

  • Джемы Бакингем Мельбурн, штат Флорида Глава 1 Восхождение к славе
  • Глава 2 Я верю в чудеса
  • Если вы не верите, что Я есмь тот, как Я о себе го­ворю, тогда поверьте моим делам
  • Глава 3 Мое высочайшее призвание