Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Воронежское дворянство в Отечественную войну / Изд гу­берн предводителя дворянства; [Предисл.] М. Н. Писарева- т-во скоропечатни А. А. Левенсонъ; М., 1912,- 385 с




страница1/30
Дата26.05.2018
Размер7.04 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30
Воронежское дворянство в Отечественную войну Изд. гу­берн. предводителя дворянства; [Предисл.] М. Н. Писарева- Т-во скоропечатни А.А. Левенсонъ; М., 1912,- 385 с. 1912 годъ для Россіи и русскаго народа полонъ гордыхъ воспоминаній о тяжкомъ, потрясающемъ, но вмѣстѣ съ тѣмъ и славномъ историческомъ моментѣ, какой переживало наше отечество ровно сто лѣтъ назадъ. Въ этотъ годъ всѣ истинные сыны Великой Россійской Имперіи, во главѣ со своимъ Державнымъ Отцомъ, устремляютъ свои умственные взоры въ далекое прошлое и погружаются въ воспоминанія героическихъ дѣлъ «священной памяти 1812 года». На путяхъ отъ Нѣмана до Смоленска, на упитанной русской кровыо дорогѣ отъ Смоленска до Москвы и въ особенности на славныхъ поляхъ Бородинскихъ воскреснуть грозныя и величественный имена богатырей русской земли, бьющихся не на животъ, а на смерть съ иноземными «двудесятыо язычными» полчищами, предводимыми всесокрушающимъ чудовищемъ и военнымъ геніемъ Наполеономъ. Со слезами въ горячей молитвѣ помянуть русскіе люди своихъ предковъ— героевъ, легшихъ костьми за свободу, независимость и славу родины, съ ликованіями на почестныхъ пирахъ будутъ они похваляться дѣлами ихъ. Тѣни павшихъ героевъ-богатырей возстанутъ изъ мрака смерти и незримо явятся среди своихъ потомковъ, чтобы вдохнуть въ нихъ свою мощь и силу. Больно защемить сердце у тѣхъ народовъ, которые послали своихъ предковъ на дерзкое и безумное дѣло завоеванія Россіи. Вспомнятъ они, какія жертвы принесли на борьбу съ русскимъ народомъ, и поймутъ, что нѣть на землѣ силы, которая могла бы сокрушить его. Торжественное празднованіе юбилея Отечественной войны, несомнѣнно, вкоренить въ русскихъ людяхъ глубокое убѣжденіе въ томъ, что единодушіе народа и единеніе его съ Царемъ дають такую силу, которую никто и ничто не въ состояніи сокрушить. Съ другой стороны воспоминанія о 1812 годѣ должны протрезвить тѣхъ, кто дерзаетъ бряцать оружіемъ передъ Россійской Державой. Въ воспоминаніяхъ о едпнодушной героической борьбѣ всей русской земли за свою свободу русскій народъ почерпнетъ себѣ силу и крѣпость для будущей исторической жизни и вѣру въ себя. Для молодого же поколѣнія, обладающаго высокимъ стремленіемъ ко всему героическому, эти воспоминанія будутъ имѣть огромное воспитательное значеніе. Вотъ иаиболѣе вндимыя и легче всего уловимыя послѣдствія, который повлекутъ за собою юбилейныя празднества въ столѣтнюю годовщину Отечественной войны и Бородинской битвы. Но этого мало. Изъ настоящихъ торжествъ, по нашему мнѣнію, больше всего должна извлечь пользы русская историческая наука. По случаю юбилейныхъ торжествъ русское общество оживилось, пробудился большой интересъ къ изученію эпохи Отечественной войны и съ ней вмѣстѣ и всего такъ называемаго Наполеоновскаго періода. Всѣ взялись за собираніе историческихъ матеріаловъ и разнаго рода памятниковъ конца XVIII и начала ХІХ-го столѣтія, а видные ученые историки заново стали пересматривать и повѣрять имѣвшіяся ранѣе историческія данныя. И прежде всего, какъ успѣли уже и теперь выяснить, оказалось, что Наполеоновская эпоха и въ особенности войны Россіи съ Наполеономъ до сихъ поръ еще представляются не разработанными. Достаточно было, чтобы различныя историческія обще-ства, комиссіи, наконецъ, просто любители старины принялись за розыски матеріаловъ, касающихся этой эпохи, чтобы стало ясно, что большая часть ихъ до сихъ поръ оставалась никому неизвѣстной, скрытой по разнымъ архивамъ и оффиціальнымъ, и частнымъ, въ библіотекахъ, музеяхъ, на рукахъ частныхъ лицъ, въ богатыхъ старинныхъ помѣщичьихъ усадьбахъ. За границей, у разныхъ лицъ находится масса документовъ, мемуаровъ, писемъ русскихъ военачальниковъ, относящихся къ походамъ 1805—7 гг., а особенно 1813—14 г. г. Такъ, напр., Воронежскому предводителю дворянства А. И. Алехину удалось купить цѣлую пачку драгоцѣннѣйншхъ документовъ изъ войны 1813—14 г. г. во французскомъ городкѣ Контрексевиллѣ, у настоятеля небольшой католической церкви. Тамъ, въ этой пачкѣ, собственноручный приказанія начальниковъ Штабовъ союзныхъ армій, важныя для объясненія военныхъ дѣйствій, донесенія Дениса Давыдова и др. героевъ, частная ихъ переписка между собой, которая во многомъ касается операцій союзныхъ армій, а также цѣнна и для пониманія общаго настроенія въ арміи и тѣхъ внутреннихъ порывовъ военачальниковъ, который обыкновенно скрыты въ оффнціальныхъ документахъ, но которые зачастую являются рѣшаюіцими для ѵразумѣнія смысла и значенія тѣхъ или иныхъ дѣйствій. Страшная и величественная эпопея Отечественной войны потрясла въ корнѣ всю русскую жизнь и оставила на всемъ надолго неизгладимые слѣды. Немудрено поэтому, что вездѣ и всюду находятъ массу псторическихъ памятниковъ этой эпопеи. Собираніе научнаго историческаго матеріала идетъ повсемѣстно съ большой энергіей. Почти во всѣхъ губернскихъ и во многихъ уѣздныхъ городахъ Европейской Россіи организуются выставки, издаются мѣстньіе сборники матеріаловъ, разысканныхъ по областямъ. Такимъ образомъ, для нашей русской исторической науки незабвенный день 26-го августа является также большимъ ираздникомъ, такъ какъ въ этотъ день кладется краеугольный камень въ изученіе одного изъ важнѣйшихъ моментовъ исторіи Россіи. Въ самомъ дѣлѣ, вѣдь до сихъ поръ большая часть историческихъ документовъ, касающихся этого момента, остается неиспользованной историками, a мѣстные матеріалы и вовсе не тронуты. Эпоху Отечественной войны историку приходилось возеоздаватт, почти исключительно на основаніи матеріаловъ, хранящихся въ центральныхъ архивах, т.-е. пользуясь только оффиціальными, большей частью сухими источниками. Подобное изображеніе эпохи не даетъ никогда живой исторической картины даже тогда, когда дѣло касается обыкновенныхъ въ прежнія времена династическихъ войнъ. Тѣмъ болѣе оно не годится для эпохи Отечественной войны, когда весь государственный организмъ жилъ одной жизнью и испытывалъ коренныя потрясенія всей своей массой. Для полнаго уразумѣнія тѣхъ стихійныхъ явленій, которыя происходили въ періодъ 1805—1815 годовъ, необходимо понять, чѣмъ и какъ жила вся народная масса въ ея дѣломъ. Изученіе этого періода нельзя основывать только на Царскихъ указахъ, правительственныхъ распоряженіяхъ и оффиціальныхъ отвѣтахъ и отношеніяхъ губернаторовъ, а необходимо возсоздать и ясную картину того, какъ отзывался на всѣ эти оффиціальные приказы, обращенія и отношенія народъ. А это могутъ дать только областные матеріалы. Намъ рисуется все дѣло такъ. По областямъ бѵдутъ постепенно собраны и изданы всѣ, какіе только найдутся, матеріалы. Эти областныя изданія дадутъ возможность составить и издать общій систематический сборникъ историческихъ матеріаловъ конца XVIII и начала XIX вѣка, и тогда только получится возможность научно-историческаго изображенія этой замѣчательнѣйшей и интереснѣйшей эпохи. Колоссальная и сложная работа, но необходимая, такъ какъ эта эпоха наложила на жизнь всего государства неизгладимый отпечатокъ и дала направленіе всей дальнѣйшей исторіи Россіи. Въ эту эпоху Россія испытала одинъ изъ крупнѣйшихъ историческихъ кризисовъ, изученіе которыхъ должно лечь въ основу науки отечественной исторіи. Этотъ кризисъ не менѣе серьезенъ, чѣмъ два предшествующіе, ознаменовавшіе собою роковымъ образомъ начала двухъ преды -дущихъ столѣтій—ХѴІІ-го и ХѴІІІ-го. Во всѣхъ трехъ одинаково тяжкихъ кризисахъ русскій народъ путемъ крайняго напряженія всѣхъ сво-ихъ силъ спасалъ себя отъ казавшейся всѣмъ неминуемой гибели и въ то же время рѣшалъ основныя задачи своего историческаго бытія.И вотъ, въ полномъ сознаніи величія и важности цѣли, русскіе люди всѣ, кому дорога русская историческая наука, должны по мѣрѣ силъ содействовать изученію этой знаменательной эпохи исторіи нашего отечества. Каждый можетъ и долженъ внести свою лепту въ великое дѣло. Мы высказали свой взглядъ на сборники матеріаловъ, найденныхъ по областямъ. ІІо объему они, конечно, всѣ скромны и незамѣтны. Матеріалы, собранные въ одной какой нибудь губериіи, хотя бы даже, напримѣръ, въ Петербургской или Московской, сами по себѣ будутъ неполны и отрывочны. Естественно, что еще болѣе отрывочны, даже скудны, окажутся матеріалы, собранные въ губерніяхъ отда-ленныхъ отъ театра военныхъ дѣйствій. Но они все-таки очень важны, такъ какъ въ нихъ могутъ оказаться камешки, годные для возведенія общаго и большого зданія. Воронежская губернія можетъ быть отнесена именно къ такимъ, которыхъ военная гроза и иноплеменное нашествіе непосредственно не коснулись. Слѣдовательно, и настоящій первый сборникъ, издаваемый въ Воронежской губерніи, не претендуетъ на какую-либо исключительную цѣнность, a преслѣдуетъ скромную цѣль, принять посильное участіе въ большой общей научной работѣ. Въ этомъ и заключается, по нашему мнѣнію, главнѣйшее научное значеніе настоящей книги; кромѣ того, она естественно будетъ служить и лѣтописыо мѣстнаго края. Составители сборника смотрятъ на себя, какъ на простыхъ рядовыхъ работииковъ, гражданъ своего отечества, и несутъ свои труды и усердіе на пользу его. Этотъ сборникъ не вмѣщаетъ въ себѣ всѣхъ собранныхъ въ Воронежской губерніи матеріаловъ, касающихся конца ХѴІП-го и начала ХІХ-го столѣтія. Будучи пріуроченъ изданіемъ ко дню юбилея Бородинской битвы, онъ заключаетъ въ себѣ матеріалы, относящіеся къ продолжительному періоду борьбы Россіи съ Наполеономъ въ 1805—15 г. г., и притомъ такіе, которые касаются только одной Воронежской губерніи, и на основаніи которыхъ можно составить понятіе объ участіи ея въ этой страшной борьбѣ. Главная тяжесть ея легла на плечи дворянства, какъ это было во всемъ государствѣ. Только въ Воронежской губерніи, какъ и вообще во всѣхъ губерніяхъ, который ВЫСОЧАЙШИМЪ МАНИФЕСТОМЪ 18 іюля 1812 года освобождены были отъ формированія ополченія, эта исключительная роль дворянскаго класса, сравнительно съ другими сословіями, подчеркивается особенно рѣзко. Здѣсь остальные низшіе классы населенія были освобождены отъ чрезвычайныхъ напряженій, а главное отъ службы въ ополченіи. Дворянство же, какъ «вѣрная и крѣпкая ограда Престола, умъ и душа народа», призывалось къ самому дѣятельному участію въ ополченіяхъ другихъ губерній, въ которыхъ чувствовался все время большой недостатокъ въ офицерскомъ составѣ. Правда, Государь не возлагалъ на дворянъ никакихъ обязательствъ, а только призывать ихъ на помощь въ борьбѣ съ врагомъ. Но дворянство, стоявшее во главѣ народной массы и заключающее въ себѣ главную опору и военную мощь государства, съ стихійной силой и единодушіемъ откликнулось на призывъ Царя и, въ сознаніи долга передъ родиной, понесло свою жизнь и достояніе къ подножью Престола. Такъ понимали свою первенствующую роль въ государствѣ дворяне. Для подтвержденія сказаннаго, приведемъ подлниныя слова воронежскаго дворянина и дѣятельнаго участника Отечественной войны и всѣхъ вообще Наполеоновскихъ войнъ, полковника Михаила Матвѣевича Петрова, записки котораго помѣщены въ настоящей книгѣ. Когда отецъ рѣшилъ отдать его съ братомъ въ военную службу, то мать, по рожденію своему купеческая дочь, очень убивалась и горько плакала. И вотъ что говорилъ ей въ утѣшеніе истый дворянинъ ея мужъ: «Ежели судьба сдѣлала тебя, купеческую дочь, женою дворянина, которыхъ сословіе не платить за себя никакихъ податей государственные деньгами, то ты должна понимать, что, взамѣнъ того и въ уплату за почесть, по неоспоримой справедливости и даже по одной доброй совѣсти, дѣти наши обязаны, на ряду съ другими, заплатить за свое почетное званіе дворянское, т.-е. рыцарское, потоками крови на полѣ чести и можетъ быть утратою котораго нибудь изъ нихъ жизни; иначе же они были бы чистые тунеядцы, могущіе размноженіемъ себѣ подобныхъ задушить свое отечество, а не защитить, что оть нихъ ожидается... Дворянскія поколѣнія пользуются правомъ высшаго уваженія отъ всѣхъ иныхъ сосло-вій, но зато они, истаивая въ военныхъ трудахъи огняхъ боевыхъ, защищаютъ и прославляютъ свои государства въ роды родовъ». Когда же старикъ отецъ принесъ изъ дворянскаго депутатскаго собранія грамоту о дворянствѣ, необходимую при опредѣленіи сыновей въ службу, то въ домѣ Петровыхъ разыгралась такая характерная для взглядовъ и помысловъ дворянства того времени сцена. «Посмотрите», сказалъ старикъ, «вотъ данная намъ на дворянство грамота. Ея пергаментъ обложенъ кругомъ рисовкою, по большей части полковыми знаменами, штандартами и боевымъ военнымъ оружіемъ; и вотъ атласъ, ее прикрывающій, прикрѣпленный золотымъ снѵркомъ висячей большой царской печати, означаетъ, огненно-кровавымъ цвѣтомъ своимъ, уплату за эту честь огнемъ и кровыо войны, подъ знаменами и штандартами полковъ и флагами кораблей, съ боевымъ оружіемъ въ ру-кахъ, во славу отечества»... Мать Петровыхъ перекрестилась и поцѣловала Императорскій вензель, «а упадшія на пергаментъ слезы ея», говорится въ занискахъ: «скрѣпили священный обѣтъ отца нашего, сдѣланный по чистой совѣсти дворянина». Приведенныя слова изъ записокъ героя Отече-ственной войны показываютъ, какъ ясно и отчетливо сознавали дворяне свою роль въ государствѣ. Въ самомъ дѣлѣ, со времени Жалованной Грамоты 1785 года дворянство сорганизовывалось въ особый привиллегированный классъ, дворяне осѣли въ своихъ помѣстіяхъ и утвердились въ полныхъ правахъ собственности надъ крестьянами, жившими на ихъ земляхъ. Будучи освобождены отъ личныхъ податей и надѣлены многими другими круп-ными привиллегіями, дворяне естественно несли на себѣ нравственный долгъ добровольной службы и тяжелыхъ жертвъ. если бы то потребовалось въ трудную минуту государствомъ. И въ 1812 году дворяне свято исполнили этотъ свой нравственный долгъ передъ отечествомъ. Матеріалы, помещенные въ настоящемъ сборникѣ, рисуютъ намъ достаточно живо, какъ потрудилось и какія принесло жертвы воронежское дворянство въ жестокой борьбѣ съ Наполеономъ. Какъ и слѣдовало ожидать по причинамъ, объявленнымъ выше, матеріаловъ, касающихся другихъ сословій и состояній, почти нѣтъ. Вотъ почему и сборникъ нашъ почти чисто дворянскій, т.-е. заключаете въ себѣ матеріалы, касающіеся почти исключительно участія дворянства въ Отечественной войнѣ. Въ общемъ очеркѣ мы постараемся дать нѣкоторую обработку всѣхъ матеріаловъ, помѣщаемыхъ ниже. Извлекая изъ нихъ наиболѣе существенный данныя и систематизируя ихъ, мы одновременно будемъ ихъ вводить въ цѣпь и теченіе общихъ событій во всемъ государствѣ и на театрѣ военныхъ дѣйствій. Это даетъ намъ возможность, при достаточной ясности и цѣльности изложенія. постепенно нрійти къ окончательнымъ выводамъ и заключеніямъ объ участіи воронежскаго дворянства въ борьбѣ съ Наполеономъ. Далѣе сами матеріалы располагаются такъ. Сначала священнпкъ С. Е. Звѣревъ сообщаете добытыя имъ архивныя данныя о Воронежскомъ Губернскомъ Земскомъ войскѣ (1806— 1807 гг.). Далѣе В. В. Литвиновъ и В. С. Ярцевъ даюте свѣдѣнія о наиболѣе видныхъ и дѣятельыыхъ участникахъ Отечественной войны, при чемъ приложены снимки съ портретовъ нѣкоторыхъ изъ нихъ, собранные М. К. Паренаго. Затѣмъ въ слѣдующей главѣ напечатаны наиболѣе интересные и имѣющіе значеніе историческихъ матеріаловъ записки и мемуары учаегниковъ походовъ и войны съ Наполеономъ, добытые въ Воронежской губерніи отъ В. Н. Томановскаго, М. И. Новикова, В. Г. Веселовскаго и друг. Въ самомъ же концѣ книги въ хронологическомъ порядкѣ размѣщены совершенно сырые матеріалы документальнаго характера, какъ указы, циркуляры, списки, отношенія и т. д., на которые и дѣлаются ссылки въ текстѣ общаго очерка. Эти послѣдніе матеріалы извлечены частію изъ централь-ныхъ архивовъ, главнымъ же образомъ добыты въ Воронежѣ въ архивахъ мѣстныхъ учрежденій и въ Воронежскомъ Губернскомъ музеѣ. Сборникъ издается по предложенію Губернскаго Предводителя дворянства Александра Ивановича Алехина на его средства. Историческіе матеріалы для настоящаго изданія собраны М. К. Паренаго, В. С. Ярцевымъ исвящеи-никомъ П. Е. Звѣревымъ, которому принадлежитъ и общая редакція всего изданія. Капитанъ М. Н. Писаревъ. II лишь кликнулъ Царь Свой народъ на брань, Вдругъ со всѣхъ стороиъ Поднялася Русь,— Собрала дѣтей, Стариковъ и женъ, Приняла гостей IIa кровавый пиръ. И. С. Никитинъ. Борьба Россіи съ Наполеономъ I обнимаетъ собою періодъ съ 1805-го по 1815 годъ. Это была долгая и упорная борьба, характеризующаяся тѣмъ, что силы Россіи постепенно напрягались все болѣе и болѣе, въ зависимости отъ того, насколько русскіе интересы сталкивались съ Наполеоновскою Франціей. Послѣ военнаго блеска Екатерининскаго вѣка, послѣ славныхъ богатырскихъ подвиговъ Суворова, русская армія стяжала себѣ славу непобѣдимости. И при первыхъ своихъ выступленіяхъ на защиту порабощенныхъ Наполеономъ народовъ, русская армія бодро шла на борьбу. Однако, военный геній Наполеона и не совсѣмъ искреннія отношенія покровительству емыхъ и защищаемыхъ Россіей союзниковъ, привели русскую армію къ ряду крупныхъ неудачъ и заставили Государя Императора принять серьезнѣйшія мѣры къ усиленію нашихъ вооруженныхъ силъ для дальнѣйшей борьбы съ могущественнымъ и опаснымъ противникомъ. 30 ноября 1806 года былъ пзданъ Высочайшій Манифеста о созывѣ всеобщаго ополченія, или, какъ его тогда наименовали «МИЛИЦІИ». Такимъ образомъ, Правительство въ тяжелую минуту народной жизни возвращалось къ исконной народной формѣ вооруженныхъ силъ, народному ополченію. При созывѣ милиціи преслѣдовалась цѣль, создавъ солдата, сохранить въ то же время земледѣльцевъ. Эта мысль ясно выражена въ словахъ Манифеста: «Когда благословеніемъ Всевышняго усилія Наши и вѣрноподданныхъ Нашихъ на защищеніе отечества... ѵвѣнчаны будутъ вожделѣнными успѣ-хамъ... тогда... сіи Ополченія Наши положатъ оружіе, возвратятся въ свои домы и семейства, собственнымъ ихъ мужествомъ защищенные, гдѣ вкусятъ плоды мира, столь славно пріобрѣтенные». По сдѣланнымъ тогда исчисленіямъ, Правительство расчитывало составить такимъ путемъ внутри Имперіи грозную силу въ 612000 ополченскихъ войскъ. Это количество разверстано было между 31 губерніей. Однако, скоро выяснилось, что эти формированія нельзя осуществить за недостаткомъ оружія. Въ 1807 году удалось вооружить лишь часть и тогда же было заказано въ Англіи 160000 новыхъ ружей. Къ концу того же 1807 года все таки численность милиціонныхъ войскъ была доведена до 200000 человѣкъ. Если принять во вниманіе, что въ 1806 же году указомъ 18 сентября былъ произведенъ рекрутскій наборъ по 4, а по указу 11 ноября того же года еще дополнительный по 1 челов. съ каждыхъ 500 душъ всей крестьянской массы, то будетъ вполнѣ понятна вся солидность принятыхъ Правительствомъ мѣръ и вся тяжесть жертвы, какую тогда еще понесла народная масса. Особенно же много жертвъ было принесено дворянствомъ, такъ какъ тяготы милиціи коснулись главнымъ образомъ помѣщичьихъ дворянскихъ крестьянъ и менѣе государственные и экономическихъ. Воронежскіе дворяне, по прилагаемой «генеральной вѣдомости» (прилож. 2) съ 179696 душъ, находившихся въ ихъ владѣній крестьянъ дали 6592 челов. въ милицию, да по ре-крутскимъ наборамъ съ нихъ приходилось около 1800 человѣкъ, а всего 8392 челов. При этомъ нужно еще не забыть того, что содержаніе милиціи, пока она не выступала въ походъ, а также обмундированіе и снаряженіе, кромѣ оружія, шло на счетъ дворянства. Одно снаряженіе и обмундированіе стоило по меньшей мѣрѣ 40 руб. на человѣка), что составить на всѣхъ 6592 значительную сумму въ 263680 рублей, сумма же израсходованная дворянствомъ на содержаніе милиціи не можетъ быть точно опредѣлена, такъ какъ не сохранилось точныхъ данныхъ, на основаніи которыхъ можно было бы исчислить эти расходы. Но во всякомъ случаѣ они велики и должны быть опредѣляемы сотнями тысячъ. Кромѣ всѣхъ этихъ матеріальныхъ жертвъ воронежскіе дворяне принесли и крупную личную жертву. По зову ЦАРЯ добровольно, по выборамъ дворянскихъ собраній, въ ряды милиціи стало 260 дворянъ, въ среднемъ въ возрастѣ отъ 23 лѣтъ и не старше 48 (прилож. 2). Въ каждой губерніи были выборные начальники губернскаго земскаго войска подчиненные главнокомандующему округомъ, округовъ всего было 7 по нѣсколько губерній въ каждомъ. Воронежская губернія входила въ 5-ый округъ. Воронежскимъ земскимъ войскомъ начальствовалъ Дѣйствителыіый Статскій Совѣтникъ Василій Ивановичъ Лисаневичъ. По каждому ) Въ 1812 г. въ Московской губ. снаряженіе каждаго ополченца обошлось въ среднемъ около 150 р. — Московское дворянство въ 1812 г. Л. М. Савелова. Москва 1912 г., стр. 20, примѣчаніе. С. 3. изъ 13 уѣздовъ были выбраны начальники уѣзд-ныхъ ополченій. Ополченскія дружины, численностью въ 1000 человѣкъ нижнихъ чиновъ, дѣлились на сотни, а сотни на десятки, иодъ начальствомъ соотвѣтствснно тысячныхъ, сотенныхъ начальниковъ изъ дворянъ, и дссятскихъ изъ нижнихъ чиновъ, по назначенію сотенныхъ командировъ. Половина дружины имѣла своего пятисотеннаго начальника. Итакъ, какъ мы видѣли, усиленіе дѣйствующей арміи милиціей произведено было главн. обр. на счетъ дворянскаго класса, дворяне, вѣрные своему долгу, явились па царскую службу совсѣмъ по старинѣ «копны, людны и оружны». Такимъ путемъ наша дѣйствующая армія была подкрѣплена солидной двухсоттысячной массой милиціи. Положеніе Россіи въ то время было тяжелое. Въ октябрѣ 1806 года началась семилѣтняя война ея съ Турціей, а 16-го ноября съ Франціей. Для борьбы на два фронта потребовались большія силы, пришлось пополнять многочисленную убыль въ дѣйствующей арміи, а между тѣмъ произведено было только что два тяжелыхъ рекрутскихъ набора. Тогда для укомплектованія полковъ дѣйствующей арміи стали употреблять милицію. Дружины но мѣрѣ сформированія и обученія, отправлялись въ дѣйствующую армію и, на ряду съ рекрутами, распредѣлялись въ полевые полки. Напряженіе военныхъ силъ становилось все сильнѣй и сильнѣй,и дѣло кончилось тѣмъ, что, по раздачѣ въ полевые полки, ополченцевъ перечислили въ рекруты, засчитавъ ихъ помѣщикамъ въ слѣдующій рекрутскій наборъ. Послѣдніе остатки милиціи влиты были въ армію, вмѣсто рекрутъ, повидимому въ концѣ 1807 года. Послѣ этого милиція продолжала формироваться, но Правительство къ ней уже тогда охладѣло, а въ концѣ 1808 года послѣдніе остатки ея были распущены по домамъ. Въ общемъ изъ 200000 человѣкъ, призванныхъ на службу въ милицію, 177000 оставлены были въ рядахъ арміи и во флотѣ и для нихъ полагавшаяся по Манифесту 30-го ноября 1806 года временная служба обратилась въ постоянную. Воронежская милиція также почти вся была взята въ дѣйствуіощѵю армію,и лишь немногіе ратники возвратились домой. Обращеніе милиціонеровъ въ рекрутъ было предпринято Правительствомъ потому, что производство слѣдующаго рекрутскаго набора было затруднительно, а главное милиціонеры представляли собой уже готовый, обученный матеріалъ, тогда какъ рекрутъ нужно было бы еще обучать. При такихъ обстоятельствахъ представлялось простымъ и удобнымъ замѣнить рекрутскій наборъ 1807 года уже имѣющеюся налицо милиціей. Ввиду такого оборота дѣла, въ крестьянской средѣ осталась недобрая память о милнціи, про «милицъ», какъ они ее представляли, какъ какой то особенный непонятый для нихъ видь рекрутскаго набора. Такимъ образомъ въ крестьянской массѣ зародилось недовѣріе къ самой идеѣ народнаго ополченія или милиціи. Правительство это знало. Вотъ почему въ ВЬІСОЧАИШЕМЪ МАНИФЕСТЪ 18 іюля 1812 года ГОСУДАРЬ и подчеркиваете разницу въ характерѣ дружинъ для формированія ополченія отъ тѣхъ, какія были хорошо извѣетны въ народѣ подъ именемъ «милицій». «Составляемая нынѣ внутренняя сила, говорится въ Манифестѣ, «не есть милиція или рекрутскій наборъ, но временное вѣрныхъ сыновъ Россіи оиолченіе, устроенное изъ предосторожности, въ подкрѣпленіе войскамъ и для над-лежащего охраненія Отечества. Каждый изъ военачальниковъ и воиновъ... ио ирошествіи надобности, то-есть по изгнаніи непріятеля изъ земли Нашей, всякъ возвращается съ честыо и славою въ первобытное свое со-стояніе и къ прежнимъ своимъ обязанностямъ». Чтобы покончить съ милиціей 1806—7 гг., упомянемъ еще о томъ, что надъ обученіемъ ея дворян-ство много потрудилось, такъ что милиціонеры служили въ арміи ничѣмъ не хуже солдатъ-рекрутовъ. Начальствующія лица ими были очень довольны, a усердіе дворянъ, потрудившихся надъ сформированіемъ и обученіемъ, было отмѣчено Государемъ. Действительный Статскій Совѣтникъ Лисаневичъ былъ награжденъ орденомъ Св. Владиміра 3-й ) Къ Воронежской губ. принадлежа.™ тогда уѣздъ Старобѣльскій (Харьковской губ.). С. 3. степени и правомъ носить всегда мундиръ 5-й области, а на шляпѣ султанъ зеленаго цвѣта (приложеніе За.) Остальнымъ дворянамъ, служившимъ въ милиціи, пожалована золотая медаль съ изображеніемъ портрета ГОСУДАРЯ на одной сторонѣ, и съ словами: «За Вѣру и Отечество земскому войску», съ другой.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30