Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Война во Вьетнаме (1946—1975 гг.)




Скачать 11.21 Mb.
страница1/81
Дата19.01.2017
Размер11.21 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   81
Дэвидсон Ф.Б.

Война во Вьетнаме (1946—1975 гг.)

(Генерал-лейтенант Дэвидсон — профессиональный военный, специалист в области разведки и историк. В период с 1967 по 1969 гг. он находился во Вьетнаме в качестве начальника разведотдела Командования по оказанию военной помощи Южному Вьетнаму, а потому хорошо знает то, о чем пишет.)
О книге

Наконец-то появился всесторонний и беспристрастный рассказ о трех войнах, терзавших землю Вьетнама на протяжении тридцати лет. Выход книги, главным героем которой является северовьетнамский генерал Во Нгуен Зиап, стал возможным благодаря недавно рассекреченным документам.

Генерал-лейтенант Дэвидсон — профессиональный военный, специалист в области разведки и историк. В период с 1967 по 1969 гг. он находился во Вьетнаме в качестве начальника разведотдела Командования по оказанию военной помощи Южному Вьетнаму, а потому хорошо знает то, о чем пишет. Он дает ответ на многие вопросы. Например, как Зиап, не имея военной подготовки, смог стать генералом и выдающимся стратегом? Почему французы проиграли битву за Дьен-Бьен-Фу? Как втянулись во вьетнамский конфликт Соединенные Штаты? Какова подлинная сущность новогоднего наступления коммунистов в 1968 году? Что в действительности происходило во время осады базы морской пехоты США Ке-Сань? Где и когда собирались США применить ядерное оружие? И наконец, почему Америка впервые проиграла войну? Чтобы дать ответы на эти и многие другие вопросы, генерал Дэвидсон работал над книгой “Войны во Вьетнаме” в течение одиннадцати лет.
Об авторе

Филип Б. Дэвидсон закончил военную академию в Вест-Пойнте в 1939 г. и с тех пор послужил Америке в трех войнах. Во время Второй мировой войны он командовал батальоном, а потом был помощником командира полка в 3-й кавалерийской группе (механизированной) и принимал участие в четырех кампаниях. В ходе Корейской войны Дэвидсон служил в разведотделе у генерала Макартура . Во время войны во Вьетнаме он на протяжении двух лет (1967 — 1969) был сотрудником штаба Командования по оказанию военной помощи Южному Вьетнаму и начальником разведки при генерале Вестморленде, а потом при генерале Абрамсе. Дэвидсон закончил Командно-штабной и Военный колледжи армии США, а также Национальный военный колледж. Преподавал в армейском Командно-штабном колледже и в Вест-Пойнте, где также являлся адъюнкт-профессором военной истории.

Генерал-лейтенант армии США Филип Б. Дэвидсон сейчас в отставке. Он живет с женой Донной в городе Сан-Антонио, штат Техас.
С любовью Донне, чья поддержка

помогла мне написать эту книгу

Предисловие

Я написал эту книгу из желания дать наиболее подходящее, на мой взгляд, объяснение тому, как могло получиться, что самое могущественное государство в мире, не проиграв ни одного сражения во Вьетнаме, все же потерпело поражение в войне. Подобное поражение не имеет прецедентов в военной истории.

А войну эту мы все же проиграли. Наша задача была выражена словами Меморандума о национальной безопасности № 288 (от 17 марта 1964 г.), где говорилось, что мы хотим “видеть Южный Вьетнам стабильным, независимым, некоммунистическим государством”, и, совершенно очевидно, цели своей мы не достигли. Не желая принимать поражения или говоря, что мы выиграли войну на поле сражения, мы, конечно, поливаем бальзамом наше уязвленное самолюбие, но при этом упрощаем суть конфликта и затрудняем понимание его природы.

Поставив себе задачу объяснить, почему же мы все-таки проиграли войну, я задумался: а с какого момента в истории начать поиски ответа на этот вопрос? Поразмыслив, я сказал себе: начинай с начала, с создания в тридцатых — сороковых годах Вьетминя (партии вьетнамских коммунистов) и Армии Северного Вьетнама.

Для того чтобы проследить путь к поражению США в середине семидесятых с самого начала, от середины сороковых, когда Америка еще не принимала прямого участия в событиях во Вьетнаме, я должен был выбрать себе героя — человека, который прошел бы всю эту дорогу от начала до конца. Таким человеком-символом стал для меня старший генерал Во Нгуен Зиап, в течение многих лет командовавший Армией Северного Вьетнама и являвшийся министром обороны этой страны. Он оставался ключевой фигурой в событиях трех войн, бушевавших в Индокитае: первой, которую вели Вьетминь и Франция, второй — между Северным Вьетнамом с одной стороны и США и Южным Вьетнамом с другой и третьей, в которой сражались Северный и Южный Вьетнам. Один лишь Хо Ши Мин был более значимой личностью, чем Зиап, но Хо умер в 1969-м, задолго до победы коммунистов в 1975-м.

Выбор Зиапа в качестве героя моего повествования давал мне возможность показать то, какой выглядела война в глазах самих северных вьетнамцев. Мы сможем детально рассмотреть внутренние противоречия в Политбюро ЦК ПТВ и проанализировать споры, которые велись там относительно природы конфликта, а также увидеть, какие коррективы вносил Зиап в стратегию и тактику коммунистов по мере того, как менялись обстоятельства. И наконец, наблюдение за судьбой Зиапа поможет нам познакомиться с уникальной концепцией революционно-освободительной войны, которую он и его товарищи создали, разработали и применяли, воюя с нами. Во Нгуен Зиап поможет нам дать ответ на вопрос, как мы проиграли войну.

Я благодарен всем, кто помог мне в написании этой книги, особенно выдающемуся солдату — генералу Уильяму Ч. Вестморленду, командовавшему войсками США во Вьетнаме с 1964 по 1968 гг. и начальнику штаба сухопутных сил США в 1968 — 1972 гг. Он предоставил мне много ранее не публиковавшихся личных документов и помогал в процессе написания книги советами, комментариями и критическими замечаниями. Однако спешу добавить, что он, по всей видимости, согласится не со всем, что тут написано. В долгу я и перед доктором Уолтом У. Ростоу, в настоящее время профессором Техасского университета в Остине, бывшим во времена президентства Линдона Джонсона его советником по вопросам национальной безопасности. Беседы с Ростоу помогли мне прояснить несколько важных моментов в политике того времени. Благодарен я и Дугласу Пайку, наиболее авторитетному на Западе эксперту в вопросах вьетнамского коммунизма, особенно за изложенную им теорию стратегии революционно-освободительной войны.

Хочу сказать большое спасибо также полковнику армии США в отставке Джону Склайту и мистеру Артуру С. Хардимэну из Центра военной истории армии США за предоставленные документы, карты и фотографии. Полковнику Дэйлу Э. Финкельстайну, военному прокурору, за советы специалиста в области ведения боевых действий на суше, генерал-майору морской пехоты в отставке Рэтвону Макси Томпкинсу за ценную информацию об эпизодах осады Ке-Сань и за историю с “пунктом водоснабжения”, мистеру Алфонсо Дж. Бутчеру и мисс Патрисии Хитон из библиотеки в Форт-Сэм-Хьюстон за большую помощь.

И наконец, я очень и очень обязан полковнику армии США Чарльзу А. Моррису, и не только за содействие в написании этой книги, но и за его службу в разведке во Вьетнаме в качестве моего основного помощника.

Покойся с миром, Чарли.
Часть первая

Глава 1.

Вулкан под снегом

7 мая 1975 года в вечернем выпуске новостей компании ABC был показан репортаж о том, как северные вьетнамцы праздновали победу над Южным Вьетнамом. С трибуны, установленной перед президентским дворцом в Сайгоне, северовьетнамский премьер Фам Ван Донг произнес, указывая на министра обороны и главнокомандующего вооруженными силами Северного Вьетнама старшего генерала Во Нгуен Зиапа: “Перед вами архитектор нашей победы”. И сказанное Донгом вовсе не являлось обычным праздничным славословием. Зиап вполне заслуживал оценки, данной ему премьером, поскольку возглавлял вооруженные силы Северного Вьетнама с 1944-го, когда они состояли из одного взвода, насчитывавшего в своем составе тридцать четыре человека, и вплоть до 1972 или 1973 года, когда армия Вьетнама стала третьей по численности в мире. Зиап сражался с врагами своей страны в течение тридцати лет и сумел разбить французов, южных вьетнамцев и, судя по тому, чем закончилось вмешательство США, также и американцев. Самое удивительное в данном случае заключается в том, что при всем этом Зиап не получил никакого специального образования или военной подготовки, благодаря которым мог бы сделаться столь выдающимся полководцем.

Во Зиап родился в 1912 году в деревне Ан-Кса в провинции Куанг-Бинь, расположенной немного к северу от демилитаризованной зоны (ДМЗ). Куанг-Бинь и еще две соседствующие с ней на севере провинции, Ха-Тинь и Нгье-Ан, образовывали северовьетнамскую “загогулину” и являлись самыми нищими территориями Вьетнама. Исторически сложилось так, что жители этих трех провинций выказывали мало почтения в отношении своих правителей, кем бы те ни были, китайцами, французами или вьетнамцами. Население не раз восставало против китайского господства. В восьмидесятые годы девятнадцатого столетия жители трех свободолюбивых провинций подняли мятеж против французов, а спустя полвека, в 1930-м, взбунтовались вновь. Не менее бурно отреагировали они и на попытку северовьетнамского правительства провести в 1956-м земельную реформу. Нет ничего удивительного в том, что именно этот регион дал миру, помимо Зиапа, также Фам Ван Донга и самого Хо Ши Мина.

О родителях Зиапа известно немногое. Согласно одним источникам, отец будущего “архитектора победы” Северного Вьетнама был человеком ученым, по другим данным — простым бедным крестьянином. Одно можно сказать с уверенностью — старший Зиап являлся революционером и принимал активное участие в восстаниях против французского владычества в 1885 и 1888 гг. Таким образом, атмосфера, в которой рос Зиап, была пропитана революционным духом и проникнута ненавистью к захватчикам<1>.

В 1924-м Зиап поступил в Государственный лицей в Хюэ. По иронии судьбы, это необычное для своего времени учебное заведение основал Нго Динь Ха, отец Нго Динь Дьема, человека, которого судьба сделала руководителем Южного Вьетнама, а значит, одним из главных врагов Нгуен Зиапа. Цель, которую ставил себе старший Нго, чиновник высокого ранга, состояла в том, чтобы дать части лучших молодых людей Вьетнама получить образование, западное по уровню и качеству, но вместе с тем свободное от французского влияния. Нго Динь Ха имел бы все основания гордиться Государственным лицеем, поскольку из дверей этого учебного заведения вышли не только Нго Динь Дьем и его братья, но также Зиап, Хо Ши Мин и Фам Ван Донг.

На путь революции Зиап вступил в довольно раннем возрасте, примерно в четырнадцать лет. В мрачный и полный опасностей мир подпольщиков юношу привел Фан Бой Чау. Последний потратил немало времени и сил, агитируя народ Вьетнама против французского владычества, так что французская Сюрте{1} вынудила Чау покинуть родину и искать убежища на территории Китая. Там-то неутомимый Чау и познакомился с Хо Ши Мином, скрывавшимся тогда под именем Ли Туи — одним из множества своих конспиративных прозвищ. Каждый из них возглавлял собственную группу сторонников, и потому они соперничали между собой. Как уверяют французские источники, в июне 1925 года в Шанхае Хо “сдал” Чау Сюрте за 100 000 пиастров. Позднее, по прошествии многих лет, Хо в свое оправдание привел два веских аргумента. Во-первых, арест Чау и суд над ним были необходимы, чтобы всколыхнуть застоявшееся болото вьетнамского общества, без чего оказалось бы сложно подвигнуть народ на революционную борьбу. Во-вторых, в тот момент сам Хо остро нуждался в средствах для финансирования своей коммунистической организации в Кантоне<2>.

Фан Бой Чау был отправлен в Ханой, где суд приговорил его к каторжным работам пожизненно, однако спустя несколько недель французские власти изменили решение. Теперь остаток жизни Чау предстояло провести под домашним арестом в Хюэ. Мало того что французы, образно выражаясь, позволили головешке вывалиться из печки, они даже резрешили Чау принимать гостей, преимущественно школьников. Вот как описывал эти визиты Зиап в своей книге “Искусство ведения народной войны”: “Часто он (Чау) рассказывал нам о событиях, происходивших в мире. На стенах его дома были развешаны портреты Сунь Ятсена, Ленина и Шакьямуни. Мы же были теми молодыми людьми, в ком жило острое желание познать истину”<3>. Конечно, Чау не просто просвещал молодежь относительно того, что делалось в различных уголках земного шара, он учил молодых людей тому, о чем писал в одной из своих книг, — тому, что “...однажды угнетенные поднимутся с колен и станут сражаться за свою свободу и независимость. И когда такой день настанет, французам придется пролить немало слез!”<4>. Позднее Зиап сделал следующий шаг на долгом пути великого революционера. Юноша прочитал памфлет, написанный другим сторонником самоопределения Вьетнама в изгнании, Нгуеном Аи Куоком, или Нгуеном Патриотом. Это прозвище являлось одним из имен вездесущего Хо Ши Мина (Хо Ши Мин — тоже кличка). Как пишет сам Зиап, памфлетом “Суд над колониализмом” зачитывались молодые вольнодумцы, он переходил из рук в руки и “...заставлял нас дрожать от негодования и наполнял сердца наши благородным гневом”<5>.

В 1927 году Зиап в знак протеста против несправедливостей, чинимых (или якобы чинимых) властями, вместе с остальными учащимися лицея принял участие в акции неповиновения “долой школу”. Затея школьников представляла собой “детский крестовый поход” и, как и то давнее мероприятие более чем семисотлетней давности, быстро сошла на нет. Зиапа выгнали из лицея, и молодому человеку пришлось отправиться домой, в родную деревню. Как-то навестить Зиапа в Ан-Кса заехал один его товарищ из Хюэ. Они долго беседовали о политике и о революции. Прежде чем друзья простились, Зиап стал членом партии Таи-Вьет, созданной для того, чтобы “...осуществить сначала революцию в своей стране, а затем понести ее за пределы Вьетнама всему миру”<6>. Хотя Тан-Вьет не являлась коммунистической организацией, члены ее в значительной степени сочувствовали идеям марксизма.

Вскоре после того разговора Зиап, которому на тот момент исполнилось уже шестнадцать, вернулся в Хюэ, активно включился в подпольную работу и оставался в рядах Тан-Вьет до 1930 года. Весной Тан-Вьет вместе с другой группой сторонников самоопределения, называвшейся Вьет-Нам-Куок-Дан-Данг, приняла участие в закончившемся поражением восстании против французского владычества. Зиап был арестован, предан суду и приговорен к трем годам лишения свободы. Сколько времени он провел за решеткой в действительности, неизвестно. Как уверяет сам Зиап, он находился в заключении в течение двух лет. Согласно же другим сведениям, он вышел из тюрьмы уже через несколько месяцев. В любом случае Зиап всегда избегал публичного обсуждения своей жизни и деятельности в период с 1930 по 1932 год. Так или иначе, время это не было потрачено Зиапом впустую, ибо в тюрьме его ждало приятное романтическое приключение. В заключении он познакомился с молодой революционеркой по имени Минь Тай, ставшей впоследствии его первой женой.

Так или иначе, к 1932 году французы по тем или иным причинам сочли Зиапа исправившимся. Ему было позволено закончить образование в Хюэ, после чего он перебрался в Ханой, где находился лучший из университетов страны, куда Зиап и поступил в 1933-м. В 1937-м он закончил университет и стал дипломированным юристом. Однако в следующем году ему не удалось получить разрешение на занятие административным правом, равно как, согласно многим источникам, он также не смог стать доктором юридических наук. В имеющейся в распоряжении американских военных биографии Зиапа говорится, будто бы он добился аналогичной степени в области обществоведения, между тем другими источниками данный факт не подтверждается.

В наличии у Зиапа способностей к различным наукам сомневаться не приходится — учился он прекрасно. Один из профессоров отзывается о нем как о “самом способном студенте университета”, однако добавляет, что “он был жадным до знаний молодым человеком, но вместе с тем излишне замкнутым”. В годы, проведенные на студенческой скамье, Зиап прочитал все имевшиеся в наличии книги по истории и все, что смог достать о коммунизме. В то время он познакомился с Фам Ван Донгом, теперешним{2} премьер-министром Вьетнама, и Труонг Чинем, главным теоретиком партии. Чинь наставил Зиапа на путь коммунизма, и в 1937-м тот вступил в компартию.

В 1938 году Зиап все еще продолжал посещать лекции в университете, где изучал политэкономию, однако уже без прежнего усердия и прилежания. Теперь ему приходилось тратить больше времени на “земные” дела — на добывание хлеба насущного и сочинение статей для четырех подпольных газет, две из которых издавались на вьетнамском, а две другие — на французском языке. В период 1937 — 1938 гг. вместе с Труонг Чинем Зиап работал над созданием двухтомника под названием “Крестьянская проблема”. Уилфред Берчет, коммунистический проповедник в Азии, отзывается о вышеназванном опусе с обычным для него, когда речь идет коммунистах, чрезмерным пиететом: “Зиап вместе с Труонг Чинем превосходным образом проанализировали положение дел во вьетнамской деревне... “Крестьянская проблема”, глубокое исследование Зиапа и Труонг Чиня, посвященное жизни вьетнамского общества, послужило основой для выработки политики Вьетминя по отношению к крестьянству”<7>.

Чтобы добыть средства к существованию, Зиап (примерно в 1938 году) преподавал историю в частной ханойской школе, лицее Танг-Лонг. Жил он у одного из профессоров, Данг Тай Мая, дочь которого стала второй женой Зиапа. Его репутация как преподавателя в лицее была очень высока, так, бывший ученик Зиапа, в 1954-м сбежавший из Ханоя в Южный Вьетнам, с благоговением описывал, как Зиап “...подойдя к доске, мог в мельчайших деталях набросать на ней план любой кампании Наполеона”. Ученики дразнили Зиапа, называя его между собой “генералом”, и их детские шутки оказались пророческими.

Где-то в 1937 или в 1938 году он женился на Минь Тай (настоящее имя Ти Куан Тан), той самой девушке, с которой познакомился, когда сидел в тюрьме в начале тридцатых. Минь Тай, как и ее сестра Минь Кай, были ярыми коммунистками. Последняя училась в Советском Союзе и являлась членом Центрального комитета Коммунистической партии Вьетнама. И в книгах, и в интервью Зиап всегда обходил молчанием свою жизнь с Минь Тай. Единственное, что известно о их браке, это то, что то ли в 1938-м, то ли в начале 1939-го Минь Тай родила мужу дочь.

26 сентября 1939 года французское правительство объявило коммунистическую деятельность незаконной как в самой Франции, так и в колониях. Только в одном Вьетнаме сотрудники Сюрте арестовали более тысячи членов партии, чем вынудили коммунистов принять ответные меры. По приказу Центрального комитета, Нгуен Зиапу и Фам Ван Донгу предстояло перебраться в Китай и начать проходить там подготовку к ведению партизанской войны. Супруге Зиапа, Минь Тай, и ее сестре, Минь Кай, было приказано остаться на территории Вьетнама и выступать в роли связных и курьеров. Спустя годы Зиап с болью вспоминает о том, как судьба разлучила его с молодой женой. Вот что он пишет: “3 мая 1940 года в 5.00 пополудни, после занятий в школе я пошел прямо к Великому озеру. Я вел себя так, словно отправился на прогулку. Товарищ Тай с маленькой Хонг Ань (дочь Зиапа) на руках уже ждала меня на дороге Ко-Нгу... оба мы даже и не подозревали, что эта наша встреча станет последней”<8>.

Преследуемые французской полицией, жена Зиапа и ее сестра бежали из Ханоя в Минь. В мае 1941 года обе женщины вместе с дочерью Зиапа очутились в руках колониальных властей. Минь Кай отправили на гильотину, а Минь Тай, жену Зиапа, приговорили к пятнадцати годам тюремного заключения. Согласно донесениям американской разведки, в 1943-м французы подвесили ее за большие пальцы рук и забили до смерти. Примерно в то же время дочь Зиапа умерла в неволе, возможно, из-за отсутствия ухода. По другим сведениям, пострадали не только жена и дочь Зиапа. Вся его семья — отец, две сестры и зять — были убиты французами в период с 1941 по 1943 год, однако факты их казни не находят подтверждения.

Так или иначе, в мае 1940 года Зиап, направлявшийся в Китай, не мог знать о скорой гибели близких. Они с Фам Ван Донгом на поезде отправились из Ханоя в Лао-Кай, город в северо-западной части Вьетнама на самой границе с Китаем. В ходе этой поездки французские службы безопасности дважды обыскивали состав, и Зиапу с Донгом едва удалось ускользнуть, спрыгнув с поезда подобно “зайцам”. В конечном итоге оба революционера добрались до Лао-Кая, переправились через Красную реку и оказались в соседней стране, где вошли в контакт с членами китайской компартии, с помощью которых смогли укрыться от агентов Чан Кайши. Другие вьетнамские коммунисты, нашедшие убежище в Китае еще до приезда Зиапа и Фам Ван Донга, просветили новичков, сказав им, что они должны ждать приезда некоего вьетнамского товарища по имени Вуонг, который и объяснит им, чем им предстоит заниматься. Однажды июньским днем 1940 года состоялась встреча Зиапа и Донга с Вуонгом. Надо ли говорить, что им был Хо Ши Мин. Хо сообщил молодым людям, что они должны будут отправиться в штаб-квартиру китайских коммунистов в Юньнане для прохождения боевой и политической подготовки. Им не было суждено добраться до цели, потому что в том самом июне части вермахта сломили сопротивление французских войск, завершив победоносный блицкриг в Париже. Хо тут же осознал, что поражение французов коренным образом меняет расстановку сил в Индокитае. Он немедленно распорядился, чтобы Зиап и Донг (вместе с прочими вьетнамскими коммунистами, обосновавшимися в Китае) вернулись на родину.

Вскоре все профессиональные вьетнамские революционеры, количеством примерно в тридцать человек, возвратились во Вьетнам и создали импровизированную базу в горах поблизости от вьетнамско-китайской границы. В лагере они занимались тем, что обучали, готовили к боевым действиям представителей обитавших в округе полудиких племен и вели с ними пропагандистскую работу. Так, Зиап создал свое первое подразделение “сил самообороны”, состоявшее всего из нескольких человек, вооруженных чем попало. В 1942-м, когда таких частей было уже несколько, Вьетминь (так Хо назвал движение вьетнамских коммунистов) начал продвигаться на юг. Революционеры нападали на французские дозоры, убивали “реакционных” вьетнамских чиновников и вели пропаганду среди местного населения. В период 1943 и 1944 гг. численность партизанских подразделений Зиапа постоянно росла, однако занимались они практически исключительно террористической деятельностью и откровенным бандитизмом. Если рассматривать то, что происходило во Вьетнаме в 1943 — 1944 гг., через призму общемировых событий, таких, как сражение за остров Мидуэй, Сталинградская битва и высадка союзников в Нормандии, нельзя не отметить смехотворности масштабов деятельности Вьетминя. Даже в самом Вьетнаме как французы, так и японцы считали Вьетминь меньшим из зол, хотя французские власти и предприняли некоторые попытки искоренить явление. Попытки эти, однако, были вялыми, и в обстановке попустительства Вьетминь продолжал наращивать свое влияние и увеличивать численность вооруженных банд.

В июле 1944 года, когда Хо находился в Китае, Зиап созвал специальную конференцию коммунистических вождей и убедил их начать широкомасштабную партизанскую войну в северовьетнамских провинциях Као-Банг, Ланг-Сон и Бак-Тай. Это было первое стратегическое решение, принятое Зиапом самостоятельно, — “первый блин”, получившийся комом. Немедленно возвратившийся из Китая Хо осудил намерение Зиапа, указав на то, что плохо подготовленное восстание может обернуться плачевными последствиями для дела революции.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   81