Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Вклад полководца и государственного деятеля




Дата21.04.2017
Размер0.54 Mb.
ТипРеферат


Муниципальное образовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа № 13

Реферат по истории России

Тема: Вклад полководца и государственного деятеля

М. В. Скопина-Шуйского в освобождение России от иностранной интервенции, восстановление русской государственности в период Смутного времени

Исполнитель:

Воронцов Тарас Сергеевич,

ученик 9в класса

МОУ СОШ № 13

Ярославль

2010
ОГЛАВЛЕНИЕ
Стр.

Введение


Глава 1. Смутное время в истории России XVII века………………………..

Глава 2. Биография М. В. Скопина–Шуйского…………….…………………

Глава 3. Роль М. В. Скопина-Шуйского в разгроме польской интервенции и восстановлении русской государственности в период Смутного времени...

Заключение……………………………………………………………………...

Приложения……………………………………………………………………..

Введение
Начало XVII века остается одним из самых спорных и тяжелых периодов в истории Российского государства. До сих пор исследователи пытаются раскрыть тайны Смутного времени, найти ответы на многие интересующие их вопросы, объяснить причины, породившие кризис государственности в России, сопровождаемый народными выступлениями и мятежами, появлением самозванцев, польскими и шведскими интервенциями, разорением страны.

В работах по истории данного исторического периода много внимания уделяется руководителям 2-го ополчения – К. Минину и Д. Пожарскому1, и вместе с тем незаслуженно забытыми остаются другие военные и государственные деятели, внесшие вклад в освобождение нашей страны от иностранной интервенции и восстановление российской государственности. Одним из таких людей является племянник царя Василия Шуйского, молодой и талантливый военачальник Михаил Васильевич Скопин-Шуйский. К сожалению, имя этого героя, для многих современных людей остается неизвестным. Объясняется это, прежде всего тем, что само Смутное время никогда особо не интересовало исследователей, считалось темным пятном русской истории. Соответственно, не получила широкого освещения жизни и деятельности Михаила Васильевича Скопина-Шуйского, которой посвящено лишь несколько эпизодических работ очеркового характера. 2

В преддверии 400-летия восстановления российской государственности, которое страна будет отмечать в 2013 году, необходимо восстановить из небытия фамилии и имена тех, кто своими делами восстанавливал Россию из руин Смутного времени. Они по праву должны занять свои почетные места в списке народных героев. В этом и состоит актуальность настоящей работы.

Целью реферата является исследование личности полководца и политика М. В. Скопина-Шуйского и выявление его вклада в освобождение России от иностранной интервенции, восстановление русской государственности в период Смутного времени.

Для раскрытия цели реферата поставлены несколько задач:


  1. Изучить причины наступления Смутного времени в России и его основные проявления.

  2. Исследовать личность М. В. Скопина- Шуйского, выявить причины его популярности во всех слоях русского общества того периода.

  3. Выявить вклад военачальника в освобождение страны от иностранной военной интервенции и восстановление российской государственности.


Глава 1. Смутное время в истории России XVII века
XVII век принес многочисленные испытания России и ее государственности. После кончины Иоанна IV Грозного в стране наступает период, получивший название «Смутного времени» или «Смуты». Во многом наступление Смуты было подготовлено правлением грозного царя, разорившего страну долгой Ливонской войной, опричниной и многочисленными репрессиями.

У Ивана IV остались двое сыновей: старший – царевич Федор и младший – царевич Дмитрий, двухлетний младенец. Наследником престола стал старший сын, но он был слаб здоровьем и не хотел управлять государством. Себе в помощники Федор определил бояр, которые практически и управляли государством от его имени. Историк П. Н. Полевой в своей работе писал: «Федор Иоаннович, болезненный и слабый, был не способен царствовать. Престол был ему в тягость, поэтому он старался избавить себя от государственных забот и предоставил эти заботы приближенным лицам из боярской среды. Такими лицами были его родственники: один – дядя, боярин Никита Романович, родной брат Анастасии Романовны (первой супруги Иоанна Грозного); другой – боярин Борис Федорович Годунов, брат Ирины Годуновой, супруги царя Федора. Оба боярина старались оберегать кроткого и благочестивого царя Федора Иоанновича со стороны людей, способных произвести смуту в государстве. Таких людей они удаляли немедленно из Москвы и держали под строгим надзором. Между прочими удалены были от двора и бояре Нагие, ближайшие родственники царевича Дмитрия, который был поселен вместе с матерью в Угличе.

Когда Никита Романович скончался, государством от имени царя Федора стал править один Годунов. В 1591 г. царевич Дмитрий погиб в Угличе при загадочных обстоятельствах. Вину и современники и часть историков возлагают на Бориса Годунова, который после смерти царя Федора, был избран царём3. Справедливости ради необходимо отметить, что прямых доказательств смерти царевича Дмитрия от рук слуг Б. Годунова нет.

Б. Годунов, по мнению историков, был талантливым политическим деятелем. В отличие Ивана Грозного, «он не прибегал к широкому террору, а расправлялся лишь со своими реальными врагами»4. Борис Годунов одержал победу в нелегкой борьбе за престол между представителями высшей знати и был первым русским царем, получившим трон не по наследству, а путем выборов на Земском соборе. За свое недолгое правление он проводил миролюбивую внешнюю политику, решив на 20 лет спорные вопросы с Польшей и Швецией; поощрял экономические и культурные связи с Западной Европой. При нем Россия продвинулась в Сибирь, окончательно разгромив Кучума. Вывод страны из хозяйственного кризиса Годунов традиционно видел в усилении эксплуатации крестьян, что вызывало увеличение количества народных выступлений.

В 1590-е годы в России наметился экономический подъем, однако он был прерван неурожаем и начавшимся голодом, продолжавшимся около трех лет. Цена на хлеб поднялась примерно в 100 раз. Только в Москве умерло порядка 130000 чел.5

Годунов принимал определенные меры по организации общественных работ, разрешил холопам уходить от своих господ, раздавал голодающим хлеб из государственных хранилищ. Однако улучшить положение не удавалось. Усугубляло взаимоотношения власти и крестьян аннулирование в 1603 году закона о временном восстановлении Юрьева дня, что означало усиление крепостничества.

Начавшийся голод и усиление феодальной эксплуатации привело к бегству населения на окраины государства, где возникали самоуправляющиеся общины вольных казаков, занимавшихся в большинстве своем грабежом и разбоями. Кроме того, внутри страны увеличилось количество народных выступлений против власти. В 1603 году начинается крупное восстание холопов, которое возглавил Хлопок Косолап. Это восстание многие историки считают началом Крестьянской войны.

Высшим этапом Крестьянской войны начала XVII века (1606-1607) было восстание под руководством Ивана Болотникова, в котором участвовали холопы, крестьяне, посадские люди, стрельцы, казаки, а также присоединившиеся к ним дворяне. Война охватила юго-запад и юг России (около 70 городов), Нижнее и Среднее Поволжье. Восставшие разгромили войска Василия Шуйского (нового русского царя) под Кромами, Ельцом, на реках Угра и Лопасня и др. В октябре-декабре 1606 года восставшие осадили Москву, однако из-за начавшихся разногласий – предательства дворян потерпели поражение и отступили к Калуге, а затем в Тулу. Летом-осенью 1607 года вместе с отрядами холопа Ильи Горчакова (Илейки Муромца, ?–ок. 1608) восставшие сражались под Тулой. Осада Тулы продолжалась четыре месяца, после чего город был сдан, восстание подавлено. Болотников был сослан в Каргополь, ослеплен и утоплен.

Обострение ситуации внутри страны привело к падению престижа власти Б. Годунова не только среди народных масс, но и среди феодалов. В этих непростых условиях появляется самозванец, выдававший себя за чудом спасшегося от рук убийц царевича Дмитрия. Личность самозванца, вошедшего в историю под именем Лжедмитрия, вскоре была выяснена. Им оказался беглый монах Чудова монастыря Григорий Отрепьев. Лжедмитрий заявил свои права на российский престол. Данное известие вызвало замешательство во многих слоях русского общества, особенно среди недовольных властью Бориса Годунова. Собрав с помощью польских магнатов внушительное войско, Лжедмитрий I осенью 1604 года начинает поход на Москву.

Поддержка самозванцев (сначала Лжедмитрия I, затем Лжедмитрия II) стала скрытой формой польской интервенции против нашей страны. Правящие круги Речи Посполитой и католической церкви намеревались расчленить Россию и ликвидировать ее государственную самостоятельность. Открытая интервенция под руководством Сигизмунда III началась при Василии Шуйском, когда в сентябре 1609 года был осажден Смоленск и в 1610 году состоялся поход на Москву и ее захват. К этому времени Василий Шуйский был свергнут дворянами с престола, и в России наступило междуцарствие – Семибоярщина. Боярская дума пошла на сделку с польскими интервентами и склонилась призвать на русский престол сына польского короля малолетнего Владислава, католика, что было прямым предательством национальных интересов России. Между тем король Сигизмунд не послал своего сына царствовать в Москву, о чем первоначально имел договоренность с боярами, а осадил Смоленск, намериваясь дальше идти к Москве, где стоял польский гарнизон. Претензии польского короля на трон всколыхнули всю Россию. В этот период формируется войско для борьбы с польскими интервентами под руководством рязанского дворянина Прокопия Ляпунова, получившее позднее название «I-е ополчение»6. Кроме того, летом 1610 года началась шведская интервенция с целью отторгнуть от России Псков, Новгород, северо-западные и северные русские области. В середине июля шведские войска захватили Новгород, затем осадили Псков, где была установлена власть их эмиссаров7.

Действия I-го ополчения по освобождению Москвы от польских интервентов закончились неудачей. Осенью 1611 года по призыву одного из руководителей нижегородского посада Кузьмы Минина для освобождения от иноземного гнета создается II-е ополчение, военным руководителем которого был избран князь Дмитрий Пожарский.

В августе 1612 года ополчение Минина и Пожарского вошло в Москву и вынудило польский гарнизон в Кремле капитулировать. Москва была освобождена, но окончательная ликвидация последствий интервенции была еще впереди. Интервенты и казачьи отряды продолжали рыскать по стране. Они повсюду сталкивались с народным сопротивлением, порой перераставшим в партизанскую войну. В жестокой и суровой борьбе русский народ отстоял независимость своей родины.

«Смутное время», или «Великая разруха Московского государства», как говорили тогда, продолжалась около десяти лет. Страна была разорена, в ней не осталось «законного правительства». В этих условиях после освобождения Москвы от поляков по стране были разосланы грамоты о созыве Земского собора для выборов нового царя. Собор собрался в январе 1613 года. Это был самый представительный собор за всю историю средневековой России, отразивший в то же время соотношения сил, сложившихся в ходе освободительной войны. Вокруг будущего царя разгорелась борьба. В конечном итоге сошлись на кандидатуре 16-летнего Михаила Романова, родственника первой жены Ивана Грозного. Это обстоятельство как бы создавало видимость продолжения прежней династии русских князей. 21 февраля 1613 года Земский собор избрал царем России Михаила Романова. С этого времени начинается правление в России династии Романовых, которое продолжалось немногим более трех сот лет, до февраля 1917 года.

Завершая данную главу, следует отметить, что острые внутренние кризисы и длительные войны были порождены во многом незавершенностью процесса государственной централизации, отсутствием необходимых условий для нормального развития страны. Сложный комплекс событий этого периода историками был назван «Смутным временем». В то же время это был важный этап борьбы за утверждение Российского централизованного государства. Хронологические рамки Смутного времени, по мнению большинства историков: 1603 - 1613 год.




Глава 2. Биография М. В. Скопина–Шуйского
Княжеский род Скопиных-Шуйских, известный с XV века, составляет немногочисленную ветвь Суздальско-Нижегородских удельных князей Шуйских, родоначальником которых был Юрий Васильевич Шуйский (см. Приложение №2). Он имел трех сыновей – Василия, Федора и Ивана. Скопины-Шуйские ведут начало от его внука. Василий Васильевич, получивший прозвание Бледный, который в период правления Ивана III был назначен наместником в Псков, а затем в Нижний Новгород, участвовал в военных походах в Литву и Казань и во время казанского похода стоял во главе войска. Из троих детей Василия Васильевича двое были названы Иванами. От Ивана Большого, получившего прозвание Скопа (он имел вотчины в Рязанской земле в окрестностях городка Скопина), и пошла двойная фамилия Скопиных-Шуйских. Род этот быстро угас, князей Скопиных-Шуйских было всего трое. Сам Иван Васильевич Скопа при Иване III был воеводой, а с 1519 года стал боярином. Участвуя в казанских и литовских походах, он возглавлял Большой полк. Его сын, «Федор Иванович, большой военной карьеры не сделал. Правда, в 1546 году был воеводой полка правой руки под непосредственным начальством брата Ивана IV князя Юрия Васильевича, но в 1551 году снова оказался на южной границе в Коломне воеводой сторожевого полка»8. 24 года своей жизни он посвятил ратным делам, приняв участие во всех военных походах.

Известен военной деятельностью и следующий Скопин-Шуйский – князь и боярин Василий Федорович, сын Федора Ивановича. Он отличился в период обороны Пскова от войск Стефана Батория. «Кроме заслуг воинских его отличало и умение быть нужным при дворе»9. Рано достигнув боярского звания, его несколько раз посылали управлять Псковом, а под конец карьеры он получил в управление Владимирский судный приказ. «В 1577 году он был воеводой сторожевого полка во время похода в Ливонию, затем собирал ратников в Новгороде. В 1584 г. Василий Скопин-Шуйский получает назначение наместника в Новгород. Еще раз новгородским наместником он становится в 1591 г., в самый разгар обострения русско-шведских отношений»10.

В. В. Каргалов подчеркивает, что «Скопины-Шуйские, несмотря на родовитость (сам Василий Шуйский принадлежал к младшей ветви их княжеского рода), не проявляли особой активности в придворной борьбе и не подвергались серьезным опалам даже в царствование Ивана Грозного»11.

Все Скопины-Шуйские были воеводами. Эту семейную традицию продолжил и самый известный из них – Михаил Васильевич Скопин-Шуйский.

Иван Тимофеев так характеризует Скопина-Шуйского: «храбрый полководец, данный мне богом в защиту. Имя его толкуется «божие лицо» (Михаил), к тому же он был отраслью преславного корня, так как принадлежал к княжескому роду. Всем напоминая молодого быка, крепостью своей цветущей и развивающейся юности он (ломал) рога противников, как гнилые лозы»12.

Известно, что родился Михаил Скопин-Шуйский в 1587 году, рано осиротел. Главным воспитателем молодого князя была его мать княгиня Елена Петровна, урожденная княжна Татева. Но она воспитывала сына по-мужски, даже в домашнем образовании (а княжич учился дома до 7 лет), основное время уделялось физическим упражнениям, военным играм и потехам. Далее он весьма успешно осваивал основные науки. Знал иностранные языки: польский, шведский, немецкий. Разумеется, латынь, так как на ней в то время было написано большинство учебников. Не просто читал, но изучал книги по математике, географии, истории и, конечно, военному делу.

Важно отметить, что рост и воспитание будущего полководца проходили в неблагоприятной атмосфере, едва ли не с младенческих лет. На троне тогда сидел слабовольный сын Ивана Грозного Федор, но власть в стране начал постепенно забирать его зять Борис Годунов, жестоко расправляясь с возможными конкурентами. Шуйские по своей родовитости, заслугам перед Россией были едва ли не первыми. Полководец, герой обороны Пскова, России Иван Петрович Шуйский будет пострижен в монахи Кирилло-Белозерского монастыря, а в конце 1588 года отравлен угарным газом. Еще чрез год отправят в ссылку и отравят там боярина Андрея Шуйского. Так что будущий полководец всю свою короткую жизнь проведет в атмосфере постоянных интриг, угроз, нестабильности, слабости центральной власти. Конечно, все это отразилось и на характере князя, приучило его к сверхосторожности не только в своих поступках, но и мыслях.

Он честно служил и Борису Годунову и царю Дмитрию Ивановичу (Лжедмитрию I), и царю Василию Шуйскому. Это не было приспособленчеством. Для него это была единственно верная, по-настоящему православная позиция, охранительная, направленная на сохранение стабильности центральной власти. Имея младшее придворное звание жильца, он не спешил ко двору и только по достижении 18 лет начал опасную службу во дворце. В 1604 году разрядная книга впервые упомянула Михаила Скопина-Шуйского. Во время пира, который давал царь Борис Годунов кизилбашскому послу, он получил придворное звание стольника. «При Лжедмитрии I юноша был пожалован в великие мечники – во время торжественных церемоний с мечом стоял»13. Именно Михаила Скопина-Шуйского послали в Выксину пустынь за царицей Марфой, матерью погибшего в Угличе царевича Дмитрия, чтобы она приехала в Москву и признала самозванца своим подлинным сыном. «Было тогда Михаилу всего 19 лет, и можно предположить, что стремительная придворная карьера обусловливалась не его собственными достоинствами, а покровительством дяди, боярина Василия Шуйского»14. На свадьбе Лжедмитрия I с Мариной Мнишек всей церемонией распоряжался боярин князь Василий Иванович Шуйский, а с мечом стоял его племянник Михаил. Юного князя Михаила даже прочили в Боярскую думу. Возможно, Скопин-Шуйский знал всю правду о самозванце. Но он молчал, несмотря на то, что сам патриарх Иов объявил того Лжедмитрием и Гришкой Отрепьевым. Скопин-Шуйский понимал, что с воцарением Лжедмитрия пошла на убыль гражданская война – самое страшное для России бедствие, новый государь отказал Речи Посполитой в обещанных территориальных уступках, католическая церковь не получила вожделенных завоеваний, и Русь оставалась православной. К тому же, новый государь призывал к борьбе с басурманами за свободу братьев-славян на Дунае, Днестре, в Греции. Так что в глазах Скопина Лжедмитрий по делам своим был не худшим русским царем, сильная царская власть для него ассоциировалась с сильной Россией. Эта принципиальная позиция просматривалась во всех его делах и помыслах. Скопин видел все интриги Шуйского, видел, как вновь разгорается гражданская война, но у него не было другого выбора, кроме защиты престола. Все его воспитание, характер, православный дух призывали его на защиту государственного порядка, воплощенного в самодержавии.

С воцарением Василия Шуйского жизнь Михаила резко меняется. «Из придворного, великого мечника на царских пирах, он становится воеводой – как его дед и отец. Начинается ратная служба, в которой Михаил Васильевич Скопин-Шуйский нашел свое истинное призвание»15.

В конце данной главы можно сделать следующий вывод: М. В. Скопин-Шуйский принадлежал к знаменитому древнему княжескому роду. Внешне он выглядел, как настоящий русский богатырь: был статным, то есть высокого роста, широк в плечах. Русские современники отмечали не только его примечательную внешность, но и высокие душевных качества, государственном уме, воинском искусстве и доблести Михаила Скопина-Шуйского.

Происхождение Михаила Васильевича и родство с царем Василием Шуйским позволило ему быстро продвинуться по карьерной лестнице.
Глава 3. Роль М. В. Скопина-Шуйского в разгроме польской интервенции и восстановлении русской государственности в период Смутного времени
Нельзя сказать, что князь Михаил Васильевич Скопин-Шуйский оставил громадный след в российской истории. Он подобно метеору, пронесся по небосклону истории в неспокойное время, недаром прозванное «Смутным». Но его личность была настолько ярка, а кончина столь печальна, что не могла не оставить доброй памяти. Из-за скудности источников о личностных качествах Скопина-Шуйского мы со всей полнотой и достоверностью судить не можем: известно лишь то, что это был человек необыкновенных способностей.

Разразившееся в начале правления Василия Шуйского восстание под предводительством Болотникова докатились и до столицы. Во время осады дядя поручает племяннику охрану Серпуховских ворот. И он не подвел царя, отбив приступы и совершив смелую вылазку в село Коломенское, заставив Болотникова бежать из столицы. Продолжая подавлять восстание Болотникова, он участвовал в осаде Тулы и сыграл важную роль в окончательном подавлении восстания.

Однако долго сидеть, сложа руки, Скопину-Шуйскому не пришлось.

Новый самозванец, объявивший себя «в очередной раз чудесно спасшимся царевичем Дмитрием», во главе отрядов польских шляхтичей осадил Москву. Царь, первоначально поручивший командование войсками своему брату Дмитрию, глубоко раскаялся в совершенной ошибке, бездарный полководец подпустил самозванца к самой Москве. В этой сложной ситуации царь поручает племяннику заручиться в борьбе с поляками поддержкой шведов.

В феврале 1607 года шведы предлагали царю Василию военную помощь, но царь выразил шведам негодование за такое предложение. Только в самый критический момент, когда Лжедмитрий II уже угрожал столице, Василий воспользовался предложением шведов. Как раз это ответственное предприятие – переговоры со шведами он и поручает Скопину-Шуйскому. Прибыв в Новгород, М. Скопин – Шуйский понимает, что медлить нельзя: русские города один за другим переходят на сторону самозванца. К уже подумавшему покинуть Новгород Скопину-Шуйскому жители послали посольство с заверениями в преданности царю Василию. Такие настроения в городе смог создать тамошний митрополит Исидор. В это время посланный им в Швецию посланник Головин прибывает с известиями о заключении договора, по которому Швеция поставляла московскому царю пятитысячное войско (не безвозмездно, а за плату в 32 тыс. рублей). Кроме того, шведы обещали прибавить еще войска, но это так и осталась на словах. За это московский царь должен был снабдить Швецию войском в случае необходимости, в довершение всего Швеции уступали Корелу со всем ее уездом. Таким образом, весной 1608 года в Новгород прибыло пятитысячное войско шведов. Шведским войском командовал француз Делагарди. Одновременно со встречей шведского военачальника и дипломатическими реверансами Скопину-Шуйскому пришлось изыскивать деньги, чтобы расплатиться со шведами, в частности рассылая грамоты по наименее разоренным городам севера Руси с просьбами собрать денег и ратных людей. Между тем, перед шведами он старательно маскировал бедственное положение престола: «Наш великий государь находится в благополучии, и все подданные ему верны; есть каких-нибудь несколько тысяч бездельников, которые пристали к полякам и казакам». Тем не менее, денег не хватило, и шведам частично пришлось удовлетвориться щедрыми обещаниями.

http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Mynch/03.php

Для очищения государства от захватчиков Скопин-Шуйский предложил следующий план: не рассыпая силы на другие крупные и мелкие города, примкнувшие к самозванцу, двигаться прямо к Москве. Согласно его расчетам другие области и веси вновь признают власть Василия, если Москва будет освобождена, а основные силы захватчиков разбиты. В первом же сражении объединенное русско-шведское войско разбило под селом Каменской отряды пана Кернозицкого. Было захвачено множество пушек, пороха, лошадей.

Эта победа произвела сильное впечатление: города, предавшиеся поначалу самозванцу, вновь признали подчинение царю.

Навстречу движущемуся к Москве войску Лжедмитрий II отправил пана Збровского с поляками и князя Шаховского с русским войском.

Поначалу «воровское» войско разграбило город Старицу, попыталось осадить Торжок, но отступило и заперлось в Твери. Скопин-Шуйский и Делагарди осадили Тверь. Поначалу, действовав неудачно, они 13 июля все-таки выбили «воров» из Твери, долго преследовали и, в конце концов, уничтожили неприятеля.

Скопин, однако, не стал почивать на лаврах, а стремился без проволочек двигаться к Москве. Но шведская часть войска отказалась воевать дальше без уплаты жалования. Делагарди со своими шведами остался в Твери ждать уплаты и отдачи Корелы согласно условиям договора. Тогда Скопин - Шуйский нанял отдельный шведский отряд под предводительством Христиерна Зоме и встал под Калязином. Беспрестанно рассылая гонцов с просьбами материальной поддержки, Михаил Васильевич все-таки добился своего, один за другим города стали присылать ему ратных людей и деньги, не отставали от городов и монастыри.

Прослышав о собирающемся у Скопина войске, тушинцы решили упредить опасность и нанести удар первыми. В августе они пошли на Скопина, но он в свою очередь упредил их в сражении на реке Жабне (приток Волги), разбил и обратил в бегство.

Собранных денег Скопину хватило на выплату еще одной части жалования шведскому войску, и, таким образом, вновь соединившиеся 26 сентября союзники освободили от «воров» Переяславль, а в следующем месяце взяли Александровскую слободу.

Когда сам Скопин-Шуйский вознамерился двигаться с войском к самой столице, то шведский военачальник удерживал его, советуя не оставлять в тылу противника. В результате Скопин всю зиму простоял в Александровской слободе. Между тем его популярность в народе с каждым днем росла. И без того непопулярный в народе царь Василий явно проигрывал инициативному и молодому родственнику. В народе стали даже поговаривать, что царя следует низложить, а царем поставить Михаила Васильевича. Прокопий Ляпунов прислал к Скопину посольство от рязанской земли, заверяя, что вся русская земля хочет его избрать в цари и признает, что только он – Михаил Васильевич – достоин сидеть на престоле.

Однако на такие соблазнительные уговоры Скопин не поддался, что лишний раз свидетельствует о его глубокой честности и открытости. Не стал он и наказывать посланцев, принесших ему крамольное предложение, и даже не известил царя Василия. Между тем тушинцы отошли от Москвы, и Скопин с Делагарди торжественно въехали в столицу 12 марта 1610 года. Их встречали толпы московского народа, бояре подносили ему хлеб-соль. В пользу популярности Скопина говорило и то, что народ падал перед ним ниц, называл освободителем и спасителем земли. Сам Василий Шуйский принародно обнимал и целовал его. Победа над врагом была пышно отпразднована, один пир следовал за другим. Шведам было оказано поистине русское гостеприимство, горожане приглашали их к себе в гости, угощали.

Пиры и праздники не заставили Скопина забыть о своем истинном предназначении. Он решил, как только дороги просохнут, снова пойти на поляков, которые во главе с королем уже вступили в пределы государства.

Но не знал блистательный полководец, что участь его уже решена, а часы отмеряю последние дни его жизни.

Популярность Скопина в народе была настолько высока, что не просто насторожила Василия. Торжественная встреча, оказанная москвичами победителю «воров», различные знаки народного расположения внушили ему страх. Естественно, доходили до царя разговоры о том, что нужно низложить Василия и избрать царем Скопина. Поэтому, чтобы развеять опасения и сомнения, царь решил объясниться со Скопиным.

Скопин-Шуйский уверял, что даже не думает о короне. Но уверенность Василия «в подлом замысле» была сильнее здравого смысла, слишком свежи были воспоминания о тех клятвах, которые он приносил Борису Годунову и Лжедмитрию. Не последнюю роль в подкреплении опасений царя сыграли придворные гадатели, которые предсказывали ему, что после него на трон взойдет «Михаил» (впрочем, какой именно Михаил, они не уточняли; как окажется позднее, они оказались правы). Естественно, «все указывало» на Скопины. Не меньшую зависть и злобу питал к Скопину и брат Василия Шуйского Дмитрий, успевший проявить себя как бездарный полководец. Он медленно вливал яд злобы и лжи в уши царя, в своих обвинениях доходя даже до того, что-де Скопин по своему произволу сдал шведам Корелу.

Даже в народе стали распространяться слухи, что Скопину говорят погибель. Ни эти известия, ни советы Делагарди не заставили Михаила Васильевича покинуть Москву. Это и стало его роковой ошибкой.

23 апреля князь Иван Воротынский, приходившийся царю Василию свояком, пригласил Скопина крестить своего младенца. На пиру в честь крещения Михаил Васильевич почувствовал себя плохо. Его отвезли домой, были вызваны лучшие медики, но ничего не помогло. Скопин-Шуйский умер на руках своей матери и жены. Вот что пишет летопись о последнем дне Скопина : «Вскоре по грехам нашим князь Михаил Васильевич Скопин заболел недугом тяжким. И была болезнь его зла: не переставая, шла кровь из носа. И так предал он дух свой и отошел от суетного жития сего в вечный покой. На Москве же был плач и стенание великое».

Народная молва единодушно приписывала смерть Скопина отраве, которую якобы поднесла ему на пиру жена Дмитрия Шуйского, Екатерина, дочь Малюты Скрутова. Скорбь и гнев народа были так велики, что взволновавшаяся толпа едва не расправилась с Дмитрием Шуйским, которого спасло только заступничество царя. Иностранцы, бывшие в это время при дворе Шуйского, единодушно утверждают, что Скопин был отравлен по приказанию царя Василия. Такого же мнения придерживается и большинство историков. Несмотря на то, что на торжественных похоронах Скопина-Шуйского Василий Шуйский убивался чуть ли не больше самой семьи отважного военачальника, ему все равно не верили. Последней честью, оказанной Скопину-Шуйскому, было то, что похоронили его в Архангельском соборе рядом с царями и великими князьями московского государства.

Несмотря на свою недолгую жизнь, Михаил Васильевич Скопин-Шуйский остался в истории и народной памяти как человек, наделенный не только талантом полководца, но и замечательными человеческими качествами. Имея возможность захватить трон – соблазн, перед которым устоит далеко не каждый, он продемонстрировал глубокую чуждость к измене и предательству. А врагов его и возможных отравителей народ проклинал еще долго, а рассудила их всех история, возведя на трон другого Михаила – Михаила Романова.

В целом можно сделать вывод, что вклад Скопина- Шуйского в освобождение страны и восстановление государственности очень велик. Во время осады столицы, он по поручению царя Василия Шуйского смог наладил отношения с Швецией, которая после переговоров выделила ему пятитысячное войско. Совместного усилиями русско-шведского войска, от отрядов Лжедмитрия II была освобождена значительная часть русского государства.

Заключение

В начале XVII века Россия пережила период, который называют Смутным временем. Известный русский филолог С. И. Ожегов в своем словаре русского языка истолковывает смуту, как «раздоры, ссоры, беспорядок, народные волнения»16. Все эти явления вобрал в себя многострадальный XVII век: неурожаи и голод, крестьянские войны и восстания, мятежи городов, конец правящей царской династии и появление самозванцев, претендовавших на царский престол, иностранная военная интервенция, поставившая под угрозу существование России, как самостоятельного государства.

Причины наступления Смутного времени в России необходимо искать не в начале XVII века, а намного раньше. Правление Ивана IV Грозного нанесло серьезный урон не только экономике страны, разорив многочисленные крестьянские хозяйства, боярские вотчины, уничтожив огромные массы ни в чем не повинных людей, начиная от высшего сословия и заканчивая «черными» людьми, но и духовному состоянию русского общества.

Спасение русского государства и русского народа виделось лишь в объединении всех классов русского общества на основе благодатной идеи – отказе от личных благ ради спасения страны. Именно эта идея и привела к проявлению таких ярких талантов, как князь Дмитрий Михайлович Пожарский, купец Кузьма Минич Минин, полководец и государственный деятель Михаил Васильевич Скопин-Шуйский и многих других, чьи имена еще придется восстановить и поставить в ряд подлинных спасителей Отечества.

Вклад Скопина- Шуйского в освобождение страны и восстановление государственности очень велик. Благодаря его организаторским, дипломатическим, полководческим способностям было создано русско-шведское войско, от отрядов Лжедмитрия II была освобождена значительная часть русского государства.

Пример полководца и государственного деятеля Михаил Васильевич Скопин-Шуйский преподает нам, молодому поколению страны, целый ряд важных уроков, актуальных и в настоящее время.



Во-первых, он показывает нам, что мы должны обладать такими качествами, как отвага; преданность; способность прийти на выручку, когда это необходимо; честность; открытость.

Во-вторых, М. В. Скопин- Шуйский учит, что государственный деятель должен обладать дипломатическими знаниями, умением находить общий язык с представителями других государств, людьми низших сословий.

В-третьих, даже пользуясь всеобщей любовью и уважением, нельзя забывать об осторожности, прислушиваться к мнению других.

Список литературы.



  1. Баиов А. К. История русского военного искусства. Т. 1. – М.: «ФонИВ», 2008. – 654 с.

  2. Дайнес В., Краснов В. Русский военно-исторический словарь. – М.: «Олма-Прес», 2002. – 656 с.

  3. Зернова П. А Выпускная квалификационная работа на тему: «Князь Скопин-Шуйский: психолого-политический портрет». - Ярославль: ЯГПУ, 2008. – 209 с.

  4. Ключевский В. О. Русская история – М: ЭКСМО, 2005. – 1000 с.

  5. Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей – М: ЭКСМО 2009 – 358 с.

  6. Кубеев М. 100 великих имен России – М: Вече, 2010 – 256 с.

  7. Мунчаев Ш. М., Устинов В. М. История России – М: «НОРМА–ИНФРА.М», 2002 – 758 с.

  8. Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М.: «Оникс 21 век», 2003. – С. 723.

  9. Полевой П. Н. История России – М: «Аст», 2006 – 240 с.

  10. Разин Е. А. История военного искусства. Т. 3. – Спб: «Омега-Полигон», 1994. – 686 с.

  11. Халин К. Е. Полководцы России – М: «Дом славянской книги», 2005 – 426 с.

  12. http://bibliotekar.ru/istoriya/118.htm

Приложения.

Приложение 1



Благоверный князь Михаил Васильевич Скопин-Шуйский.

Приложение 2



князь Дмитрий Михайлович Пожарский (1578-1642)

Приложение 3



Кузьма Минич Минин (?-1616)

Приложение 4


Памятник Минину и Пожарскому в Москве

Приложение 5


Картина изображающая тушинский лагерь.

1


2


3 Полевой П.Н. История России. М: «Аст Москва», 2006. – С. 85-86.

4 Мунчаев Ш. М., Устинов В. М. История России: Учеб. Для вузов. – М.: Норма, 2002. – С. 82.

5 Там же.

6 Халин К. Е. Полководцы России – М: «Дом славянской книги», 2005. – С. 15.

7 Мунчаев Ш. М., Устинов В. М. История России: Учеб. для вузов. – М.: Норма, 2002. – С. 83.

8 Каргалов В. В. Русские воеводы XVI-XVII вв. – М., 1984. – С. 80.

9 Кубалов С. Его называли освободителем // ВПК (Военно-промышленный курьер).-№ 44. – С. 15.

10 Каргалов В. В. Русские воеводы XVI-XVII вв. – М., 1984. – С. 81.

11 Каргалов В. В. Русские воеводы XVI-XVII вв. – М., 1984 – С. 81.

12 Зернова П.А Выпускная квалификационная работа на тему: «Князь Скопин-Шуйский: психолого-политический портрет», Ярославль: ЯГПУ, 2008. – С. 102.


13 Костомаров Н. И. Князь Михаил Васильевич Скопин – Шуйский. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей. – М., 2006. – С. 350.

14 Зернова П. А Выпускная квалификационная работа на тему: «Князь Скопин-Шуйский: психолого-политический портрет», Ярославль: ЯГПУ, 2008. – С. 106.

15 Каргалов В.В. Русские воеводы XVI - XVII вв. с.82

16 Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М.: «Оникс 21 век», 2003. – С. 723.



  • Глава 1. Смутное время в истории России XVII века
  • Глава 2. Биография М. В. Скопина–Шуйского
  • Глава 3. Роль М. В. Скопина-Шуйского в разгроме польской интервенции и восстановлении русской государственности в период Смутного времени
  • Благоверный князь Михаил Васильевич Скопин-Шуйский.