Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Практика и теория индивидуальной психологии: Пер. с англ. -М, 1995




Скачать 10.16 Mb.
страница6/46
Дата03.07.2018
Размер10.16 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46
Практика и теория индивидуальной психологии: Пер. с англ. -М, 1995. Басов М.Я. Избранные психологические произведения. -М., 1975. Баттерворт Д, Харрис М. Принципы психологии развития: Пер. с англ. - М, 2000. Блонский П.П. Избранные педагогические и психологические произведе­ния: В 2 т. - М., 1979. Вертгеймер М. Продуктивное мышление: Пер. с нем. - М., 1987. Выготский Л. С. Собрание сочинений: В 6 т. - М., 1982. Крайг Г. Психология развития: Пер. с англ. - СПб., 2000. Марцинковская Т.Д., Ярошевский M.F 100 выдающихся психологов мира. - М., 1996. Mud М. Культура и мир детства: Пер. с англ. - М., 1988. Обухова 77. Ф. Детская психология: Теории, факты, проблемы. - М., 1995. Пиаже Ж. Речь и мышление ребенка: Пер. с фр. - М., 1994. Роджерс К Взгляд на психотерапию. Становление человека: Пер. с англ. - М., 1994. Фрейд А. Психология «Я» и защитные механизмы личности: Пер. с нем. - М., 1993. Фрейд 3. «Я» и «Оно»: Пер. с нем. - Тбилиси, 1991. - Т. 1,2. Хорни К. Невротическая личность нашего времени: Пер. с англ. - М., 1993. Эриксон Э. Идентичность: Юность и кризис: Пер. с англ. - М., 1996. Юнг К. Психологические типы: Пер. с нем. - М., 1995. Глава 3 ВОЗРАСТНАЯ ПСИХОФИЗИОЛОГИЯ: ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОБЛАСТИ ИССЛЕДОВАНИЯ Что такое созревание Возрастная психофизиология - область исследований, сложив­шаяся на стыке психологии развития и возрастной физиологии. Она изучает возрастные преобразования физиологических основ психики и поведения в ходе онтогенеза в первую очередь на его ранних (раз­витие) и поздних (старение) этапах. В целом задача возрастной пси­хофизиологии - установить, как сказываются возрастные изменения организма на особенностях психического функционирования. Приме­нительно к ранним этапам онтогенеза речь идет о проблеме, которая традиционно рассматривается как одна из наиболее актуальных в пси­хологии развития, - о биологическом созревании и психическом раз­витии. Известно, что главным источником психического развития является социальный опыт, приобретаемый ребенком в процессе обучения и вос­питания. Биологические факторы (генетические, морфологические, физиологические) выступают как условия, обеспечивающие возмож­ность развития психики. Однако эти условия в ходе онтогенеза суще­ственно изменяются, создавая на каждом этапе специфические предпо­сылки для усвоения качественно нового опыта и формирования новых психических возможностей. По этой причине конкретные эксперимен­тальные задачи психофизиологии состоят в том, чтобы установить воз­растное своеобразие указанных условий, выявить последовательность их формирования в онтогенезе и показать, каким образом морфофунк­циональное созревание организма сказывается на психическом разви­тии ребенка. При описании процессов онтогенеза в возрастной физиологии ис­пользуют термины «рост» и «развитие». Рост характеризуется преиму­щественно увеличением числа клеток и их размеров, поэтому он при- водит к появлению количественных различий структур и функций раз­вивающегося организма. Развитие подразумевает качественные преоб­разования, которые протекают за счет дифференцировочных процес­сов, обеспечивающих морфологическую и функциональную специа­лизацию клеток, тканей и органов. Рост и дифференцировка - фунда- ментальные процессы, которые в силу различия биохимических меха­низмов всегда чередуются в ходе развития. Они обеспечивают образо­вание органов (органогенез) и морфологических особенностей орга­низма (морфогенез). Эти процессы лежат в основе морфологического созревания организма. Динамику функционального созревания центральной нервной си­стемы (ЦНС) можно охарактеризовать как количественно, так и каче­ственно. Качественные изменения предполагают возникновение ново­образований в морфологии, биоэлектрической активности, поведении. Количественные изменения характерны для континуально изменяющих­ся параметров, т. е. тех, изменения которых могут быть прослежены на длительных отрезках онтогенеза. Для некоторых из них даже предпри­нимаются попытки построения формальных математических моделей, описывающих закономерности возрастной динамики. В связи с этим целесообразно остановиться на понятии скорости, или темпа, созревания. Темп характеризует интенсивность процессов возрастного развития ЦНС и других систем организма на отдельных отрезках онтогенеза. Темп возрастных преобразований изменяется в ходе развития, и ребенок переживает периоды ускорения и замедления биологического созревания. Данное положение лучше всего иллюстрирует так называемый пу­бертатный скачок - резкое увеличение скорости роста в период поло­вого созревания. Ранние стадии пубертата связаны с активным выделе­нием специального гормона, который стимулирует рост костей и попе­речно-полосатой мускулатуры, поэтому в начале пубертата подростки быстро «удлиняются» и «худеют». Пубертатный скачок касается прак­тически всех органов и тканей, хотя и не в равной мере. Количествен­ным выражением этих процессов служат так называемые кривые рос­та, которые демонстрируют прирост оцениваемого показателя с возра­стом. Функциональное развитие, т. е. приобретение новых функций и пре- бразование имеющихся, наиболее полно описывается понятием систе- могенез, разработанным в контексте теории функциональных систем П. К. Анохиным. Образование систем (системогенез) осуществляется в соответствии со следующими принципами. Функциональные системы и входящие в их состав компоненты со­зревают избирательно и в разное время (принцип гетерохронности раз­вития). Гетерохронность закладки и темпа созревания структур - на­следственно закрепленная особенность развития. Морфофункциональ­ное развитие обеспечивается избирательностью созревания только тех частей органа, которые участвуют в приспособительной деятельности эмбриона или новорожденного (принцип фрагментации органа). Раз­вивающиеся вначале как независимые, отдельные компоненты функ­циональной системы (нервные, соматические и другие) в определен­ный момент объединяются и начинают фунционировать как единое це­лое (принцип консолидации). С момента консолидации функциональ­ная система становится продуктивной, и реально это происходит за­долго до того, как все ее компоненты достигнут окончательной зрелос­ти (принцип минимального обеспечения). функциональные системы, формирующиеся в раннем онтогенезе, призваны обеспечить полноценную жизнедеятельность развивающегося организма. Они отвечают и за поддержание гомеостаза, и за формирова­ние адаптивного поведения, и за приобретение индивидуального опыта. Очевидно, однако, что не все системы организма одинаково важны для развития и функционирования психики, поэтому в общем русле био­логического созревания человека целесообразно выделить направле­ние, которое имеет решающее значение для полноценного психическо­го развития. Речь идет о так называемом психофизиологическом со­зревании - процессе, определяющем последовательность возрастных изменений (морфо- и системогенез) в ЦНС и других системах организ­ма, обеспечивающих условия для возникновения и реализации психи­ческих функций. Созревание охватывает длительный период времени, поэтому для характеристики отдельных этапов развития используется понятие зре­лость, или степень зрелости. Эта характеристика меняется в ходе он­тогенеза до тех пор, пока не достигнет конечного уровня, т. е. уровня полной зрелости, характерной для взрослого человека. С понятием зре­лости связан основной принцип возрастной физиологии - принцип ге- терохронностиразвития. Он предполагает разную скорость созрева­ния различных систем организма, при этом выделяются два вида гете­рохронии: внутрисистемная и межсистемная. Внутрисистемная гете­рохрония характеризует неодинаковую скорость формирования различ­ных по сложности компонентов внутри одной функциональной систе­мы. Межсистемная гетерохрония, в свою очередь, характеризует раз­ные сроки формирования отдельных функциональных систем на после­довательных этапах онтогенеза. Таким образом, в соответствии с принципом гетерохронности раз­вития различные системы и функции созревают с разной скоростью и достигают полной зрелости на разных этапах индивидуального разви­тия. Это означает, что до достижения полной зрелости каждый возрас­тной этап имеет свою неповторимую психофизиологическую структу­ру, определяющую и, в некоторой мере, ограничивающую психологиче­ские возможности данного возраста. Очевидно, что различия в темпах созревания отдельных систем и их компонентов не должны нарушать возможности их согласованной работы, поскольку организм человека с момента зачатия функциони­рует как единое целое. По этой причине разница в скорости созрева­ния с необходимостью ставит вопрос о согласованности и координа­ции процессов созревания, протекающих в разных физиологических системах и на разных уровнях организма и психики. На физиологическом уровне проблема синхронизации роста и диф- Ференцировочных процессов до сих пор остается нерешенной. Пред­полагается, что в синхронизации принимают участие центральная нервная и эндокринная системы организма. Доказано, например, синхронизирующее влияние на процессы дифференцировки и роста ряда гормонов (в частности, гормона роста и половых гормонов). Од­нако детально механизмы синхронизации пока не изучены. Явления синхронизации процессов созревания наблюдаются и в динамике развития мозга, в частности коры больших полушарий. Ре­зультаты некоторых морфологических исследований мозга приматов привели к выводу о том, что формирование новых межнейронных кон­тактов (синапсов) в раннем постнатальном онтогенезе происходит од­новременно в различных областях и слоях коры мозга. Эти данные свидетельствуют о том, что, несмотря на гетерохронность созревания слоев и полей коры, кора мозга в развитии выступает как целостное образование. Более того, поскольку образование синапсов в разных областях коры мозга происходит достаточно синхронизованно, мож­но предположить, что функции, которые обусловлены активностью этих корковых зон, могут возникать приблизительно в одно и то же время. Возможно, неоднократно описанное совпадение во времени появ­ления первых слов ребенка и его первого шага обусловлено одновре­менно протекающим синаптогенезом в речевых и моторных зонах коры больших полушарий. Проблема синхронизации процессов развития имеет общий, сис­темный характер; иначе говоря, ее можно рассматривать применитель­но к процессам созревания систем всех уровней: от клетки до орга­низма. В ракурсе возрастной психофизиологии весьма актуальной представляется проблема синхронизации процессов созревания и раз­вития в структуре целостной человеческой индивидуальности. (По­нятие целостной человеческой индивидуальности, или интегральной индивидуальности, было введено В.С.Мерлиным, который рассматри­вал последнюю как иерархически упорядоченную систему свойств всех ступеней развития - от биохимических до социально-психологических.) По аналогии со сказанным выше ее можно условно определить как ме­журовневую синхронизацию. Наличие подобной синхронизации мож­но продемонстрировать на примере полового созревания, когда физи­ологические изменения на уровне целого организма вызывают суще­ственные преобразования в психике подростка. В этой логике законо­мерно ставить вопрос о координации процессов психического разви­тия как такового (т. е. в пределах психического уровня в структуре ин­дивидуальности). Гипотетически понятия синхронности и асинхронности можно рассматривать как противоположные полюсы континуума, один из ко­торых соответствует асинхронности, т.е. опережению созревания од­них структур (функций) по отношению к остальным, а другой - край­ней синхронности созревания. С точки зрения чешского психолога Й.Шванцары, должен существовать оптимальный вариант синхрони- зации всех процессов развития, нарушение которого в ту или другую сторону ведет к искажению нормального хода онтогенеза. Допускается также существование вариантов: синхронно ускоренное и синхронно замедленное, асинхронно ускоренное и асинхронно замедленное раз­витие. Асинхронное развитие (как и крайне синхронное) предположи­тельно сопровождается соматическими и психическими нарушениями. Данная концепция имеет гипотетический характер, поскольку ис­пользуемые в ней понятия не операционализированы, т. е. пока не пред­ставлены в виде измеряемых и, следовательно, доступных для экспери­ментального изучения конструктов. К настоящему времени выработаны критерии, по которым можно судить о динамике созревания и степени зрелости отдельных физиоло­гических систем организма. Зрелость оценивают на морфологическом и функциональном уровнях, т. е. можно говорить о зрелости как самого субстрата (например, тех или иных образований нервной системы), так и его функций (в том числе поведенческих, например способности к произвольной саморегуляции). Специальные морфологические исследования позволяют судить о зрелости ЦНС по разным признакам: размеру нервных клеток, количе­ству и длине их отростков, толщине слоя коры, размеру отдельных моз­говых структур и т.д. Установлено, что важным критерием созревания является, например, образование изолирующей миелиновой оболочки на проводящих путях (нервных волокнах), в результате чего значитель­но увеличивается скорость прохождения нервных импульсов. Динамика морфологического созревания в настоящее время привле­кает особое внимание психологов. По некоторым данным, в интервале от рождения до двух лет происходит интенсивный и избыточный си- наптогенез - образование контактов между нейронами. Количество этих контактов в раннем онтогенезе значительно выше, чем у взрослых. По­степенно уменьшаясь, число морфологических контактов доходит до уровня, типичного для взрослых, приблизительно к семи годам. Су­щественно, что сохраняются именно те контакты, которые непосред­ственно включены в обработку внешних воздействий. Под влиянием опыта происходит процесс, который назвали селективной стабилиза­цией синапсов. Поскольку избыточная синаптическая плотность рассматривается как морфологическая основа усвоения опыта, эти данные свидетельствуют о высокой потенциальной способности к усвоению опыта у детей ран­него возраста. Кроме того, можно полагать, что воспринимаемый бла­годаря этому на данном возрастном этапе опыт, образно говоря, «встраи- вается» в морфологию мозговых связей, в известной мере определяя их богатство, широту и разнообразие. Поскольку морфологические критерии разрабатываются на клини­ческом материале, в большинстве своем патологическом, особое значе- Ние для характеристики зрелости нормальной детской популяции име- 101 функциональные критерии психофизиологического созревания. К функциональным критериям созревания в первую очередь отно­сятся показатели биоэлектрической активности головного мозга, опре­деляемые по электроэнцефалограмме (ЭЭГ). Возрастные изменения биоэлектрической активности мозга охватывают значительный период онтогенеза - от рождения до юношеского возраста. В ЭЭГ отражаются устойчивые индивидуальные и возрастные особенности этой активно­сти. Кроме того, ЭЭГ различна в разных областях мозга одного и того же человека. Наконец, в ЭЭГ можно зарегистрировать различные типы вызванной активности: ответы мозга на внешние воздействия различа­ются у разных людей в разном возрасте и в разных мозговых зонах. Многие параметры индивидуальной ЭЭГ коррелируют с самыми раз­ными психологическими особенностями человека. Все это делает ЭЭГ очень удобным инструментом для изучения созревания центральной нервной системы. По совокупности данных выделяются следующие признаки, харак­теризующие степень зрелости биоэлектрической активности головно­го мозга: особенности частотно-амплитудного спектра ЭЭГ; наличие устойчивой ритмической активности; средняя частота доминирующих волн; особенности ЭЭГ в разных областях мозга; особенности генера­лизованной и локальной вызванной активности мозга; особенности про­странственно-временной организации биопотенциалов мозга. Исследования возрастной динамики ЭЭГ проводятся в состоянии покоя, в других функциональных состояниях (сон, активное бодрство­вание и др.), а также при действии разных стимулов (зрительных, слу­ховых, тактильных). Изучаются частотный состав ЭЭГ, зональные осо­бенности и межзональное взаимодействие. Такой подход позволяет ус­тановить, во-первых, динамику функционального созревания отдель­ных зон коры мозга; во-вторых, последовательность включения мозго­вых структур в совместную деятельность и совершенствование этой деятельности в процессе индивидуального развития. Таким образом, функциональные критерии зрелости по показателям ЭЭГ мозга весьма разнообразны. Однако интенсивная компьютериза­ция электрофизиологических исследований сделала возможными объек­тивную оценку и формализацию множества показателей, извлекаемых из ЭЭГ. Тем самым фактически созданы условия для возникновения новой области диагностики, условно обозначаемой как «нейрометри­ка». Использование стандартизованной процедуры регистрации фоно­вой и вызванной биоэлектрической активности, извлечение широкого спектра электроэнцефалографических показателей, построение поли­гонов распределений и получение нормативных данных открывают путь к индивидуальной диагностике функциональной зрелости ЦНС у де­тей разных возрастов. Важное место среди функциональных критериев психофизиологи­ческого созревания занимают поведенческие, из них наиболее изучены показатели, отражающие возрастную динамику рефлекторной деятель­ности. Известно, например, что дети рождаются с набором безуслов­ ных рефлексов (поисковым, хватательным, сосательным, шейным, то­ническим и др.). Наличие этих рефлексов свидетельствует о функцио­нальной зрелости ЦНС новорожденного, однако к концу первого года жизни большинство из них исчезает. При этом существует четкая связь между созреванием мозга и исчезновением большинства простейших рефлексов, поскольку многие из них контролируются подкорковыми структурами, в первую очередь средним мозгом, который развивается у плода с большим опережением. Таким путем простейшие рефлексы постепенно уступают место бо­лее сложным рефлекторным реакциям и условно-рефлекторным пове­денческим комплексам, в обеспечении которых решающую роль игра­ет кора головного мозга. В разные сроки возникают способности к об­разованию положительных и тормозных условных рефлексов на внут­ренние (интероцептивные) и внешние (экстероцептивные) раздражи­тели. Появление способности такого рода можно рассматривать в каче­стве маркера, показателя психофизиологического созревания. С психофизиологическим созреванием связывают также возникаю­щие на определенном этапе раннего онтогенеза способности к переме­щению в пространстве (локомоции). В специальных руководствах не­редко приводится своеобразный календарь развития двигательной ак­тивности детей раннего возраста. В нем указывается, когда ребенок на­чинает сидеть, вставать, ползать, ходить, т. е. дается хронологическая последовательность появления возможностей младенца, постепенно обеспечивающих полноценную организацию двигательного поведения. Причем сроки созревания по этому календарю, видимо, в значитель­ной степени определяются генотипом. Косвенно об этом свидетельствуют интересные факты, полученные Т. Бауэром при изучении развития навыков ходьбы у индейцев племени хопи. В системе традиционного воспитания хопи туго спеленутых мла­денцев привязывают к доске, освобождая только один или два раза в день для смены пеленок. Таких младенцев сравнивали потом с детьми хопи, которые росли без ограйичения их двигательной активности. Ока­залось, что дети той и другой группы начали ходить без поддержки в возрасте около 15 месяцев. Таким образом, жесткое ограничение дви­жения радикально не меняет сроки созревания. Было бы, однако, преж­девременно на этой основе судить о том, что опыт не оказывает влия­ния на локомоторное развитие младенца. Жизненные наблюдения, экспериментальные и клинические данные, в также некоторые теоретические представления дают основания пола­гать, что по мере психофизиологического созревания создаются усло- вия для развития перцептивной деятельности, речи, мыслительных опе­раций. Однако эти аспекты психофизиологического созревания изуче­ны очень мало. Тем не менее есть прямые указания на то, что биологическое со­зревание, в частности развитие двигательной активности, связано с Развитием речи. По утверждению известного психолога Е.Лененбер- га, дети начинают говорить не раньше и не позже, чем достигнут оп­ределенной стадии физического созревания. Этапы овладения речью реализуются на основе последовательности процессов созревания, причем можно установить отчетливые параллели между развитием движений и речи. Выделенные в настоящее время показатели и критерии созревания обладают общей особенностью: все они носят не абсолютный, а отно­сительный характер. Иначе говоря, их можно рассматривать в качестве информативных и надежных маркеров психофизиологического созре­вания только в случае учета контекста. Категория контекста подразу­мевает объективизацию всех условий и факторов, характеризующих получение конкретного показателя. Главными составляющими контек­ста являются, конечно, возраст и пол испытуемого, а также характер критерия, т. е. его принадлежность к определенному типу морфологи­ческих или функциональных характеристик. Кроме того, в контекст включается психосоматический статус испытуемого, условия получе­ния показателя (методические, аппаратурные и т.д.). Другими словами, взятый изолированно, т.е. вне контекста или в недостаточно полном контексте, показатель созревания может оказать­ся неинформативным или несущим ошибочную информацию. Так, из­вестно, что одни и те же показатели, например некоторые безуслов­ные рефлексы новорожденных, фиксируемые сразу после рождения, говорят о нормативном уровне зрелости ЦНС ребенка, а сохраняясь в репертуаре его поведения в конце первого года жизни, те же рефлексы приобретают противоположный смысл, свидетельствуя о задержке созревания коры больших полушарий мозга. То же самое касается и других критериев созревания, например электроэнцефалографиче- ских. Как отмечает Н.В.Дубровинская, «вес» одного и того же признака различен в разные возрастные периоды и одни и те же ЭЭГ-характери­стики имеют неодинаковую функциональную значимость для детей раз­ного возраста. Сказанное означает, что требуется разработка специальных приемов верификации и валидизации критериев созревания, а также четкое опи­сание контекста их применения. Возрастная норма Наличие более или менее определенных критериев для оценки зре­лости организма ребенка на каждом возрастном этапе позволяет гово­рить о существовании возрастной нормы. Однако при ближайшем рас­смотрении оказывается, что понятие нормы вообще и возрастной в част­ности определить и операционализировать, т. е. представить в доступ­ной для измерения форме, весьма сложно. Выделяются следующие под­ходы к определению понятия «норма».
Каталог: documents
documents -> Г. Х. Андерсен писал:,,Да, мой отец был честным ремесленником, всему, чего я достиг, я обязан самому себе, а не деньгам или происхождению. Думаю, что я в праве этим гордиться
documents -> О творчестве писателей орловцев для детей младшего школьного возраста
documents -> Егор Титов, Алексей Зинин Наше всё. Футбольная хрестоматия
documents -> Анатолий Житнухин Газзаев
documents -> Помнить нельзя забыть
documents -> Информация и действия советского руководства. Германия
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46

  • Д, Харрис М. Принципы психологии развития: Пер. с англ. - М, 2000 .
  • Продуктивное мышление: Пер. с нем. - М., 1987. Выготский Л. С. Собрание сочинений: В 6 т. - М., 1982.
  • Психология развития: Пер. с англ. - СПб., 2000.
  • М. Культура и мир детства: Пер. с англ. - М., 1988.
  • Взгляд на психотерапию. Становление человека: Пер. с англ. - М., 1994.
  • «Я» и «Оно»: Пер. с нем. - Тбилиси, 1991. - Т. 1,2.
  • Идентичность: Юность и кризис: Пер. с англ. - М., 1996. Юнг К. Психологические типы: Пер. с нем. - М., 1995.