Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


очередь это обнаруживается в снижении скорости восприятия. Пожи­лые люди медленнее воспринимают и распознают образы. Особую слож­ность




Скачать 10.16 Mb.
страница14/46
Дата03.07.2018
Размер10.16 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   46
очередь это обнаруживается в снижении скорости восприятия. Пожи­лые люди медленнее воспринимают и распознают образы. Особую слож­ность представляют эти когнитивные операции в случае распознава­ния новых неизвестных образов в непривычных ситуациях. В отношении слуховой чувствительности установлено, что ее воз­растающее снижение распространяется на высокочастотную часть зву­кового диапазона, начиная с 30 лет. Если в качестве эталона использо­вать пороги слышимости двадцатилетних, то оказывается, что потери чувствительности возрастают в следующем порядке: для 30 лет - на 10 дБ, для 40 лет - на 20 дБ, для 50 лет - на 30 дБ. По разным данным, от 32 до 50 людей в возрасте 70-80 лет имеют проблемы со слухом. Отмечаются некоторые негативные мор­фологические изменения органа слуха. Так, в старости косточки сред­него уха (молоточек, наковальня и стремечко) отвердевают, и это ос­ложняет передачу звука в области высоких частот. Дополнительные ос­ложнения связаны с нарушением функций внутреннего уха, где измене­ния волосковых клеток приводят к снижению чувствительности к высо­ким тонам. Самая распространенная форма потери слуха у пожилых людей про­является в нарушении сбалансированности восприятия высоких и низ­ких частот. Это явление называется пресбиакусис и выражается в пре­имущественном снижении способности воспринимать звуки высокой тональности по сравнению с низкой. Иногда это явление сопровожда­ется феноменом увеличения громкости восприятия. В этом случае вы­сокие звуки воспринимаются как более громкие, нередко вызывая бо­лезненные ощущения {Я. Стюарт-Гамильтон, 2002). Причины пресбиакусиса различны и до конца не установлены. Кли­нические данные и жизненные наблюдения показывают, что детекторы высоких частот более подвержены разрушающему действию сильных шумов по сравнению с детекторами низких частот. Утрата способно­сти слышать высокочастотные звуки влечет за собой нарушение рече­вого слуха, поскольку звуки речи сочетают как низкие, так и высокие составляющие звукового спектра. Причем именно высокочастотные со­ставляющие играют решающую роль в различении речевых фонем. Таким образом, одной из особенностей снижения слуховых функ­ций человека при старении являются трудности в дифференциации сложных звуковых сигналов. Иными словами, чем сложнее речевые сиг- Налы, тем труднее пожилому человеку их воспринимать и соответствен- н° понимать содержание сообщения. Особенно заметно эти трудности Появляются при восприятии новых звуковых композиций. Если сиг- Налы представляют собой знакомые фразы в привычном контексте, то в°зрастные различия в восприятии минимизируются. Сходные тенденции наблюдаются и в других видах сенсорных мо- дальностей. Так, отмечаются присущее людям пожилого возраста сни- жение вкусовой чувствительности, а также затруднения в определении первичного вкуса, если представлена смесь продуктов. При этом объек- тивно отмечается уменьшение с возрастом числа вкусовых луковиц на языке. Кроме того, при старении уменьшается число обонятельных кле­ток и наблюдаются атрофические процессы в слизистой оболочке но­совой полости. Прямой связи этих морфологических изменений со сни­жением обонятельной чувствительности не установлено, поскольку сни­жение обоняния в пожилом возрасте выражено в меньшей степени, и, по-видимому, наступает в более позднем возрасте. При старении возрастают также пороги тактильной и температур­ной чувствительности кожи. Избирательно страдает вибрационная чув­ствительность. При относительно высокой частоте вибрации (250 Гц) пожилые люди хуже определяют силу вибрации, чем при низких часто­тах (например, 25 Гц). С возрастом наблюдаются изменения ноцицеп- тивной чувствительности. Увеличение болевого порога выражается в том, что пожилые люди могут выдерживать довольно сильные болевые раздражители, не воспринимая их как болезненные. Снижение чувствительности кожи в целом предположительно свя­зано с уменьшением количества рецепторов, которое наступает в ре­зультате ее сморщивания и увядания. При этом, однако, не исключает­ся влияние факторов, связанных с проведением и обработкой нервных импульсов в ЦНС. Возрастные изменения в разных сенсорных модальностях имеют ряд общих признаков. Во-первых, объем сенсорной информации, поступа­ющей в мозг, уменьшается. Во-вторых, скорость передачи информации замедляется. В-третьих, сама информация хуже структурирована и де­тализована. Однако, как подчеркивал Б. Г. Ананьев, в случаях, когда профессия предъявляет повышенные требования к органам чувств (например, тре­бования к зрительным функциям у летчиков), их функционирование даже в зрелом возрасте остается на высоком уровне. То же самое отме­чается и в деятельности дегустаторов или парфюмеров, которые сохра­няют высокую дифференциальную чувствительность независимо от воз­раста. Таким образом, любая сенсорная функция проявляет свой дей­ствительный потенциал лишь в том случае, если находится системати­чески в состоянии полезного для нее оптимального напряжения. Возрастные изменения с неизбежностью затрагивают и мозг чело­века. Процессы, происходящие в головном мозге стареющего челове­ка, ошибочно было бы считать просто угасанием. В действительности при старении мозга имеет место сложная перестройка, ведущая к каче­ственному изменению его реакций. Возрастные изменения имеют раз­личные морфофункциональные проявления. Различают общие и част­ные изменения. К общим относят изменения, свидетельствующие о снижении функций энергообеспечивающих структур и аппарата, от- ретственного за синтез белка. Частные изменения целесообразно ана­лизировать на уровнях: отдельного нейрона, нервной ткани, отдель­ных структурных образований, входящих в состав мозга, и целого мозга как системы. Прежде всего, возрастные изменения головного мозга человека ха­рактеризуются уменьшением его массы и объема. Масса мозга челове­ка в возрасте от 60 до 75 лет снижется на 6 , причем неравномерно в различных отделах. Кора больших полушарий уменьшается на 4 , наи­большие изменения (на 12-15 ) происходят в лобной доле. Отмечены половые различия степени атрофии мозга при старении. Масса головно­го мозга женщин примерно на 110—115 г меньше, чем у мужчин. Между 40 и 90 годами масса мозга уменьшается у мужчин на 2,85 г в год, а у женщин на 2,92 г (В. В. Фролькис, 1988). Большинство исследователей мозга человека указывают на преиму­щественную потерю нейронов в коре, гиппокампе и мозжечке. В боль­шинстве подкорковых образований клеточный состав остается неизмен­ным до глубокой старости. Иными словами, филогенетически более «новые» структуры мозга, связанные с познавательной функцией, в боль­шей степени подвержены возрастной потере нейронов, чем филогене­тически «старые» (ствол мозга). Синаптические контакты, как известно, играют решающую роль в обеспечении межнейронного взаимодействия в нервных сетях, в силу своей пластичности они тесно связаны с памятью и научением. При старении уменьшается плотность числа синапсов. Однако утрата си­напсов происходит не во всех отделах ЦНС в равной степени. Так, в лобной доле человека достоверно доказано уменьшение количества синапсов с возрастом, в то время как в височной доле возрастные изме­нения не наблюдаются. Изменения в состоянии синапсов наблюдаются не только в коре, но и в подкорковых структурах. Например, возрастные нарушения про­странственной памяти объясняются снижением специфичности, эффек­тивности и пластичности синаптической передачи в гиппокампе. При старении уменьшается способность формирования новых синапсов. Ре­дукция синаптической пластичности в старости может способствовать потере памяти, ухудшению двигательной активности и развитию дру­гих функциональных нарушений мозга. При этом ухудшаются межней­ронные контакты в различных областях ЦНС, нейроны как бы подвер­гаются «деафферентации», в связи с чем нарушается их ответная реак­ция на сигналы внешней среды, нервные и гормональные стимулы, т. е. повреждаются синаптические механизмы деятельности мозга. При старении существенно изменяется состояние медиаторных си­стем организма. Одним из наиболее характерных феноменов старения является дегенерация дофаминэргической системы мозга, последнее непосредственно связано с развитием в старческом возрасте таких за­болеваний, как паркинсонизм. Нарушения в деятельности еще одной медиаторной системы мозга - холинэргической - играют одну из ос­новных ролей в расстройствах памяти, восприятия и других познана, тельных процессов, возникающих при болезни Альцгеймера. Особый интерес представляет проблема межполушарного взаимо действия при старении. Главная особенность церебральной асиммет рии стареющего мозга состоит в том, что нарушается устойчивая со вместная деятельность полушарий. Существуют некоторые разногла сия в оценках темпов старения левого и правого полушарий. По одной из точек зрения, правое полушарие стареет раньше левого, по другой - процесс старения обоих полушарий характеризуется высокой син хронностью. Н. К. Корсакова, обсуждая нейропсихологические аспекты старения мозга, обратилась к концепции Лурия о функциональных блоках мозга. По ее данным, нормальное физиологическое старение характеризуется на всех этапах позднего возраста в первую очередь изменениями в ра- боте блока регуляции тонуса и бодрствования: в нем происходит сдвиг в сторону преобладания тормозных процессов. В связи с этим возника­ют такие характерные феномены, как общая замедленность при выпол­нении различных действий, сужение объема психической активности при одновременной реализации различных программ. Наряду с этим сохранность ранее закрепленных форм активности, связанных с функ­ционированием блока переработки информации, создает благоприят­ные предпосылки для успешной реализации сложившихся стереотипов деятельности. Теперь перейдем к обсуждению теории старения. Основной вопрос, который так или иначе ставится во всех существующих теориях старе­ния, сводится к следующему: является ли этот процесс генетически за­программированным и закономерно обусловленным эволюцией чело­века как вида или он представляет собой аналог механического износа технического устройства, заключающийся в постепенном накоплении мелких нарушений, которые приводят в конечном счете к «поломке» организма. Соответственно существующие теории старения подразде­ляются на две группы - теории программированного старения и тео­рии изнашиваемости организма (так называемые стохастические тео­рии). Теории программированного старения исходят из того, что эволю­ция запрограммировала функционирование живого организма на пери­од его активной жизнедеятельности, включающий период репродукции. Иначе говоря, в живой организм генетически заложена биологическая активность, распространяющаяся только на период его так называемой «биологической полезности». Быстрая деградация и гибель стареюще­го организма предопределены природой. Применительно к человеку этот подход связан с распространенны­ми в начале XX в. представлениями о том, что в каждый период жизни организма доминирует определенная эндокринная железа: в молодо­сти - тимус, при половом созревании - эпифиз, в зрелости - половые железы, в старости - кора надпочечников. Старение рассматривается jc результат смены деятельности различных желез и определенного соотношения. Причины смены доминирования теория не объясняет. Близка по смыслу к этому и теория «встроенных часов». Эта теория предполагает, что существует единый пейсмейкер («водитель ритма»), находящийся, возможно, в гипоталамусе и в гипофизе головного моз- га Он включается в результате того, что вскоре после наступления по­дового созревания гипофиз начинает выделять гормон, вызывающий начало процесса старения, который в дальнейшем будет протекать с определенной скоростью. Наличие «встроенных часов» подтверждает­ся, в частности, существованием для каждого организма строго генети­чески обусловленной программы клеточного деления в онтогенезе. Воз­можно, что биологические часы также управляют иммунной системой человека, которая до 20 лет набирает силу, а затем постепенно ослабе­вает. Наряду с этим существует теория, в соответствии с которой старе­ние определяется запрограммированными действиями специфических генов. Другими словами, старение - это генетически запрограммиро­ванный процесс, результат закономерного, последовательного развер­тывания программы, заложенной в генетическом аппарате. Предпола­гается, в частности, что средняя продолжительность жизни определя­ется специфическими генами, которые содержатся в каждой клетке тела. Экспрессия этих генов происходит в заранее заданный момент време­ни, когда должна наступить смерть организма. В соответствии со стохастическими теориями старение - это просто снижение способности клеток к самовосстановлению. Чело­веческий организм сравнивается с механизмом, изнашивающимся от постоянного использования. Причем к этому износу добавляется на­капливание клеточных дисфункций и повреждений. Последнее при­водит к тому, что состарившиеся клетки хуже избавляются от продук­тов метаболизма, а это препятствует нормальному протеканию внут­риклеточных процессов, нарушая иили замедляя их. Предполагается также, что старение вызывается существованием в организме остатков метаболизма кислорода, который необходим для жизнедеятельности каждой клетки. Это так называемые «свободные Радикалы» - высокоактивные химические агенты, готовые вступить в химическую реакцию с другими внутриклеточными химическими со­единениями и нарушить этим нормальное функционирование клетки. Обычно у клетки существуют восстановительные механизмы, умень­шающие ущерб, причиненный свободными радикалами. Однако после Серьезного повреждения организма, например в результате воздействия Радиации или тяжелых заболеваний, вред, наносимый свободными ра­дикалами, достаточно серьезен. Хорошо известно также, что при старении снижается эффектив- н°сть работы иммунной системы, следствием чего оказывается худ- сопротивляемость болезням. Более того, при ряде болезней, на- пРимер таких, как ревматоидный артрит или некоторые заболевания почек, иммунные клетки нападают на здоровые клетки собственного организма. Стохастические теории не могут, однако, объяснить ряд положений. Например, они не отвечают на вопрос, почему внутренняя «ремонтная мастерская» организма, какое-то время прекрасно справлявшаяся с ус. транением неполадок в нем, вдруг перестает работать. Механизмом, определяющим устойчивость и продолжительность существования живой системы, является витаукт. Разрабатывая про- блему старения, известный отечественный ученый В. В. Фролькис вы­двинул ряд положений: изучение механизмов старения возможно только с позиций сис­темного подхода; старение является обязательным звеном возрастного развития, во многом определяющим его течение; именно поэтому понимание сущ­ности старения возможно в рамках теоретической гипотезы, объясня­ющей механизмы возрастного развития; при старении наряду с угасанием активности функций жизнеобес­печения и обмена веществ мобилизуются важные приспособительные механизмы - механизмы витаукта; старение - результат нарушения механизмов саморегуляции на разных уровнях жизнедеятельности организма. Развитие этих положений привело к выдвижению адаптационно­регуляторной теории возрастного развития. Теорию В.В.Фрольки- са можно рассматривать как промежуточную между генетическими и стохастическими теориями старения. Базируясь на понятии саморегу­ляции, эта теория объясняет механизмы возрастных изменений как про­цесс адаптационных, приспособительных возможностей организма. Этот процесс направлен на стабилизацию жизнеспособности организ­ма, повышение надежности его функционирования, увеличение долго­срочности его существования. В соответствии с адаптационно-регуляторной теорией старение ге­нетически не запрограммировано, но генетически детерминировано, предопределено особенностями биологической организации жизнеде­ятельности, свойствами организма. Иными словами, генетически за­программированы многие свойства организма, и уже от них зависит темп старения, продолжительность жизни. Витаукт, подчеркивает В. В. Фролькис, - это не просто восстановле­ние повреждений, возникших в процессе старения, не просто антиста­рение. Скорее, во многом старение является антивитауктом, разрушаю­щим, расшатывающим механизмы исходной жизнеспособности орга­низма. Не только в историческом, но и в индивидуальном развитии, не только в филогенезе, но и в онтогенезе, на самых ранних этапах ста­новления организма, начиная с зиготы, возникает разрушительный про­цесс - старение. Это неизбежное повреждение ДНК, распад белков, нарушение мембран, гибель части клеток, действие свободных радика­лов, токсических веществ, кислородного голодания и др. И если на этом эхапе благодаря механизмам саморегуляции надежен процесс витаук- та вся система развивается, совершенствуется, растут ее адаптацион­ное возможности. До какого-то времени деструктивные процессы в ряде клеточных стрУ^УР благодаря механизмам витаукта еще не приводят к старению организма в целом. В конечном итоге в определенном возрасте (пре- кращение роста, завершение онтогенеза) начинает прогрессировать про­цесс старения организма в целом со всеми вытекающими из этого по­следствиями. Итак, продолжительность жизни определяется единством и противоположностью двух процессов - старения и витаукта. Как под­черкивает Фролькис, геронтология будущего будет все больше внима­ния уделять изучению механизмов витаукта. Явление витаукта создает благоприятные условия для полноценно­го функционирования психики людей пожилого возраста. Как отмеча­ют некоторые исследователи, так называемый возраст инволюции вовсе не характеризуется линейным нарастанием аномальных про­цессов в психике. По данным Н.К.Корсаковой, в возрастном диапа­зоне от 50 до 85 лет наиболее выраженные нарушения нейродина­мики характерны для начального и старшего этапа старения, после 80 лет. В возрасте от 65 до 75 лет не только наблюдается стабилиза­ция высших психических функций, но по ряду параметров, в част­ности по функции памяти, лица этого возраста демонстрируют дос­тижения на уровне еще не старого человека. Н. К. Корсакова вообще подчеркивает значение позитивных тенден­ций в психическом функционировании пожилого человека. Учитывая разнообразие способов преодоления нарушений в работе высших пси­хических функций при нормальном старении, можно сказать, что оно представляет собой этап индивидуального развития, требующий сме­ны стратегий и использования относительно новых форм опосредство­вания психической деятельности. Если рассматривать онтогенез как про­явление новообразований в психике и поведении, отсутствовавших на предшествовавших этапах развития, то о старости можно говорить как об одном из этапов онтогенеза. Эмпирические данные показывают, что в старости интеллект в большей степени направляется на саморегуля­цию психической активности, чем на познание мира. Морфологические данные подтверждают, что темпы старения моз­га зависят от образа жизни его обладателя. В частности, постморталь- ное изучение (Никитюк, Чтецов, 1990) мозга людей, которые вплоть До старости обнаруживали высокую умственную активность, выявляет значительно меньше признаков старения мозга у таких индивидов, чем это характерно в среднем для популяции. Одной из причин задержки темпов старения при напряженной умственной деятельности может быть интенсификация метаболизма. Имеются, например, данные, что пРи энергичных умственных упражнениях улучшается кровоснабже­ние мозга благодаря усиленному росту малых кровеносных сосудов. Систематические умственные упражнения, напрягая процессы метабо­ лизма, способствуют улучшению кровоснабжения и соответственно гщ. тания мозга. В последнее время высказываются предположения, что пластичность нервной системы сохраняется на протяжении всей жизни человека. Од. ним из важных аргументов в пользу этого положения применительно к процессу старения мозга являются данные, которые говорят о том, что в зрелом мозге возможны образование новых нейронов и рост дендри. тов. На этой основе складывается новый подход к оценке роли когни­тивных упражнений в восстановлении психических функций. Так, аме­риканский психолог Э. Голдберг (2003) предлагает вместо того, чтобы пытаться сформировать или трансформировать специфические психи­ческие процессы, использовать упражнения, с помощью которых мож­но интенсифицировать и усовершенствовать работу самого мозга. В совокупности все эти данные позволяют рассматривать старение не только в отрицательном аспекте. Это соответствует современному взгляду на старение не только в отрицательном аспекте - как на угасание, но и в позитивном смысле - как на возможность формирования у человека способов сохранения себя как индивида и личности в общем континууме собственного жизнен­ного пространства. Вопросы Какими перцептивными возможностями обладает младенец Какие отделы головного мозга ребенка к моменту рождения являются наиболее зрелыми С какими изменениями в созревании головного мозга ребенка связано появление способности к произвольной регуляции поведения Какие изменения в деятельности мозга возникают с началом полового созревания В чем заключается феномен витаукта В чем заключается явление пресбиакусиса Как связаны метаболизм мозга и психические возможности человека в пожилом возрасте Рекомендуемая литература Аршавский И. А. Основы возрастной периодизации Возрастная физио­логия. -Л., 1975. Безруких М. М., Сонъкин В.Д., ФарберД. А. Возрастная физиология (физио­логия развития ребенка). - М., 2002. Сергиенко Е.А. Антиципация в раннем онтогенезе человека. - М., 1992. Стюарт-Гамильтон Я.
Каталог: documents
documents -> Г. Х. Андерсен писал:,,Да, мой отец был честным ремесленником, всему, чего я достиг, я обязан самому себе, а не деньгам или происхождению. Думаю, что я в праве этим гордиться
documents -> О творчестве писателей орловцев для детей младшего школьного возраста
documents -> Егор Титов, Алексей Зинин Наше всё. Футбольная хрестоматия
documents -> Анатолий Житнухин Газзаев
documents -> Помнить нельзя забыть
documents -> Информация и действия советского руководства. Германия
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   46

  • Се рьезного повреждения организма, например в результате воздействия Радиации или тяжелых заболеваний, вред, наносимый свободными ра­дикалами, достаточно серьезен.
  • Основы возрастной периодизации // Возрастная физио­логия. -Л., 1975.
  • Антиципация в раннем онтогенезе человека. - М., 1992.