Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Великая Отечественная война и историческая память народа: образ Победы в контексте современной информационной войны




Скачать 396.36 Kb.
страница1/3
Дата18.05.2017
Размер396.36 Kb.
ТипРеферат
  1   2   3
Номинация: Влияние Великой Отечественной войны 1941-1945 годов на развитие международного, российского права и системы исполнения уголовных наказаний Образовательное учреждение: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации» (РПА Минюста России) Адрес: 117638, г. Москва, ул. Азовская, д. 2, корп. 1 Тема: Великая Отечественная война и историческая память народа: образ Победы в контексте современной информационной войны Девиз: «Кто владеет настоящим, тот владеет прошлым. Кто владеет прошлым, тот владеет будущим». (Дж. Оруэлл, «1984») Автор:  Паршаков Иван Николаевич, студент 2 группы 3 курса юридического факультета РПА Минюста России Домашний адрес:  123154, г. Москва, ул. Зеленодольская, д. 2214, кв. 44. Телефон: 8 (927) 217-88-35. Служебный адрес: 117638, г. Москва, ул. Азовская, д. 2, корп. 1. Тел.факс: 8-499-613-47-54. Научный руководитель: Кочепасова Татьяна Юрьевна, кандидат исторических наук, доцент, доцент кафедры теории и истории государства и права РПА Минюста России Номинация: Влияние Великой Отечественной войны 1941-1945 годов на развитие международного, российского права и системы исполнения уголовных наказаний Тема: Великая Отечественная война и историческая память народа: образ Победы в контексте современной информационной войны Девиз: «Кто владеет настоящим, тот владеет прошлым. Кто владеет прошлым, тот владеет будущим». (Дж. Оруэлл, «1984») Содержание Введение 2-6 Раздел I. Ложь на уничтожение 7-16 Раздел II. Мародеры Победы 17-24 Раздел III. Помнить имя свое 25-31 Заключение 32-33 Список использованных источников и литературы 34-38 Приложение 39-46 Введение Актуальность темы исследования. Каждая годовщина Победы в Великой Отечественной войне сопровождается попытками ее развенчать: история Победы становится объектом глобализационного давления, бои за историю принимают форму идеологического обеспечения информационной войны, к сожалению, не всегда вызывающие адекватный отпор со стороны официальной исторической науки. Целью исследования является изучение проблемы объективного отражения событий Великой Отечественной войны и формирования образа Победы в исторической памяти народа в контексте современной информационной войны в XX – начале XXI вв. Объектом исследования выступает информационная реальность в условиях глобализации. Предметом исследования является история Великой Отечественной войны, история Победы, их ценностное значение для современного мира в условиях глобализации. Исследование ставит следующие задачи: проанализировать понятие и причины ведения информационной войны по отношению к России и истории Великой Отечественной войны на рубеже XX – начала XXI вв.; исследовать цели и средства информационной пропаганды; проанализировать различные формы информационного историко-психологического воздействия; рассмотреть особенности использование исторического материала Второй мировой и Великой Отечественной войн для ведения информационной войны; оценить состояние исторической памяти россиян по отношению к истории Великой Отечественной войны. Хронологические рамки исследования охватывают период с конца XX в., момента разрушения системы биполярного мира, как исторического феномена, основанного на соглашениях Крымской (Ялтинской) конференции 1945 г., до современности, в условиях которой формируются альтернативные глобальные проекты мирового порядка. Источниковую базу исследования составляет широкий круг опубликованных источников: законодательные акты Российского государства1 и ряда зарубежных стран2, историко-публицистические3 и социологические исследования4, в том числе проведенные автором среди студентов Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации. В основу работы положены научные монографии известных современных российских историков5. Методологической основой исследования являются как общенаучные методы познания – диалектический, описательный, системного и научного анализа, так и специальные – историко-сравнительный, проблемно-хронологический, формально-юридический, государственного и правового моделирования, метод комплексного подхода к отбору и использованию источников. Анализ степени изученности проблемы. Борьба различных подходов в оценке Второй мировой войны началась в середине 1970-х гг. В это время исторические пропагандисты осуществляют государственный заказ, суть которого заключалась в том, чтобы не реабилитируя фашизм и нацизм, избавить Запад от вины за них и развенчать СССР как главного победителя. С их подачи появляется доктрина о схожести двух тоталитарных режимов, о тождестве идеологий коммунизма и фашизма, исчезает расовая теория гитлеровских захватов6. Со второй половине 1980-х гг. пересмотру как со стороны западных, так и отечественных историков подвергаются причины, характер, итоги Второй мировой войны, ставится под сомнение вклад отдельных держав в разгром фашизма, освободительная миссия Советской армии, причины поражений и источники побед, роль народных масс и полководцев. Тенденцией в современной идеологической борьбе является замалчивание о злодеяниях нацистов и правды об СССР. Наиболее важный вклад в борьбу с искажениями объективных взглядов на историю Второй мировой и Великой Отечественной войн вносят российские ученые7. В последнее время государство принимает определенные меры для защиты российской истории, о чем, в частности свидетельствовала работа комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам страны в 2009-2012 гг. Развивают свою деятельность многочисленные историко-культурные и военно-патриотические проекты, направленные на изучение и сохранение исторических знаний о войне8. Научная новизна предлагаемого исследования заключается в возможности рассмотреть фальсификацию истории Второй мировой и Великой Отечественной войн через призму идеологического обеспечения современной информационной войны. Практическое значение исследования заключается в том, что усвоение героических исторических традиций оказывает практическую помощь для разработки стратегии современной науки, концепции развития системы государственной безопасности, программы патриотического воспитания молодежи. Раздел I. Ложь на уничтожение Давно на почве европейской, Где ложь так пышно разрослась, Давно наукой фарисейской Двойная правда создалась: Для них – закон и равноправность, Для нас – насилье и обман… Федор Тютчев. 1867. Избранное. Информационно-психологическая война использовалась во всех вооруженных конфликтах человечества. Ее содержание составляли действия противостоящих сторон по распространению дезинформации или тенденциозно подобранной информации. Ее методы – воздействие на оценки, намерения, ориентацию населения, вооруженных сил и лиц, принимающих решение. Ее цель – формирование общественного мнения, выгодного для воздействующей стороны1. Из глубины столетий Россия становилась мишенью информационной войны. Европа, «видевшая опасность от растущей мощи русского колосса, и, желая ослабить страшного врага, прибегала к силе идей. Она посылала в Россию целую плеяду политических работников – нечто вроде переодетой армии, которая должна была тайком расчистить путь для солдат. Эти искусные интриганы получали задание втереться в администрацию, завладеть, прежде всего, народным образованием и заронить в умы молодежи идеи, противные политическому символу веры страны, вернее, ее правительства»2. Борьба идеологий, политических предпочтений, проявлявшаяся во все периоды, при всех правителях и режимах, в конце прогрессивного двадцатого века и теперь в просвещенном XXI столетии стала особенно агрессивной, вульгарно наглой, далекой от истины. В эпицентре современной информационной войны – переоценка военной истории XX века, в которых главный огонь принимают на себя события и итоги Второй мировой и Великой Отечественной войн. Причины информационной войны на рубеже XX – XXI вв. В основе зарубежной информационной кампании по пересмотру роли СССР во Второй мировой войне, лежат, прежде всего, интересы глобальной элиты большинства европейских государств, в том числе элиты новых независимых стран, возникших на постсоветском пространстве. Совместная победа в самой страшной и кровавой войне в истории человечества стала одним из главных препятствий на пути новоявленных элит к власти. Выход один – внедрение в общественное сознание принципиально нового взгляда на войну: схватка двух тоталитарных империй, в жернова, противоборства которых попали оккупированные народы. Так, элита Великобритании, США, Франции оказалась заинтересована в пересмотре истории Второй мировой войны в силу стремления снять с себя ответственность за раздел Чехословакии, политику попустительства и умиротворения агрессора, в предвоенный период. Страны, участвовавшие в войне на стороне Германии (Италия, Венгрия, Румыния, Словакия, Финляндия, Норвегия, Хорватия, Австрия, Испания, Дания), получили уникальную возможность перейти из разряда побежденных агрессоров или пособников агрессора в разряд жертв советской тоталитарной империи. Особая активность Польши на историческом поприще связана с желанием сохранить западные области, отрезанные в ее пользу от Германии и восстановить влияние в потерянных после освободительного похода Красной армии в сентябре 1939 г. Восточных Кресах. Сепаратисты в Молдове, Грузии, Прибалтике, Украине из желания удержать неожиданную и негаданно завоеванную ими власть идут на переписывание истории Великой Отечественной войны, создание мифа об оккупантах и многовековой национально-освободительной войне, о России – империи зла, источнике всех прошлых и нынешних бед их наций3. 3 июля 2009 г. Парламентская ассамблея ОБСЕ в резолюции «Воссоединенная Европа: поощрение прав человека и гражданских свобод в регионе ОБСЕ в XXI веке» приравняла СССР к нацистской Германии, а период правления И. В. Сталина обозначила как «сталинизм» и отождествила с идеологией нацизма Третьего рейха в период руководства А. Гитлера4. Тремя годами ранее, в 2006 г. сессия ПАСЕ единодушно приняла доклад «О необходимости международного осуждения преступлений тоталитарных коммунистических режимов», в котором было высказано предложение установить общеевропейский день памяти жертв сталинизма и нацизма, приурочив его тогда к годовщине подписания пакта Молотова – Риббентропа5. Таким образом началось создание новой концепции Второй мировой войны, базирующейся на признании равной ответственности СССР и Германии, которая позволила бы перевести СССР (Россию) из разряда стран-победителей, столпов современного миропорядка в разряд потерпевшего поражение агрессора. Запад – по новой концепции истории войны – спаситель человечества от чумы XX в. – тоталитаризма в форме нацизма и сталинизма, а Россия, как и послевоенная Германия, – правопреемник агрессивной тоталитарной империи, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Если Германия давно встала на путь исправления и искупления и заслужила войти в семью цивилизованных народов, то России еще предстоит этот путь пройти. Его обязательным условием является «полное разоружение» перед «свободным миром», искреннее покаяние, возмещение ущерба оккупированным странам, возвращение «захваченных» территорий и многое-многое другое. В итоге Россия должна превратиться из субъекта мировой политики в объект реализации интересов глобальной элиты6. Борьба за ноосферу, объектами которой становятся государственные идеи, духовные и национальные ценности, системы вероисповеданий, также является частью геостратегического противоборства между ведущими мировыми державами7. После распада СССР и социалистической системы, в условиях реставрации капитализма в конце 1980-х – начале 1990-х гг. Россия оказалась в ситуации новых геополитических реалий и возможностей, существенно для нее урезанных. Однако, в 2000-х – 2010-х гг. Россия как правопреемница СССР, сломавшего хребет Третьему рейху и обрубившего идею мирового господства, является единственным государством, которое потенциально способно проводить суверенную политику, быть самостоятельным цивилизованным и политическим полюсом и тем самым открыть окно возможностей для других цивилизационных и политических центров, открыть путь к многополярному миру8. В этой связи антироссийская пропаганда на основе ревизии военной истории и вытекавших из нее правовых следствий преследует цель получения реальных политических и иных дивидендов. Яркий тому пример – позиция правящих кругов США в отношении Прибалтики, озвученная 20 мая 2005 г., всего 11 дней спустя после празднования 60-летия Победы над фашизмом во Второй мировой войне. Тогда Сенат США принял резолюцию с требованием к правительству России признать и осу­дить незаконную оккупацию и аннексию Советским Союзом с 1940 по 1991 гг. прибалтийских стран – Эстонии, Латвии и Литвы. В резолюции утверждалось, что их включение в состав СССР было «актом агрессии, осуществленной против воли суверенных народов». 23 июля аналогичную резолюцию приняла Палата представителей конгресса США9. Использование истории в угоду политической конъюнктуры ведет к искажению научного метода исторического исследования. Сегодня на исторические темы пишут и рассуждают журналисты, политологи, представители общественных движений, т.е. те, кто историю знает на уровне явлений, но не ее сущности. При этом по сравнению с историками-профессионалами они имеют больший выход на широкую аудиторию. Особенно вопиюще это проявилось в период «исторической самокритики» (1987-1991 гг.), когда основным пропагандистским приемами стали метод негативной ассоциации, искусственный подбор фактов и событий, где сознательно перемешивались правда и ложь, использовались лингвистические эвфемизмы – передержки и смысловые подтасовки. Нередко «исторические» аргументы использовали в своих выступлениях политики. Так, 24 декабря 1989 г. II съезд народных депутатов СССР в Постановлении «О политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 1939 года» осудил «факт подписания «секретного дополнительного протокола» от 23 августа 1939 г. и других секретных договоренностей с Германией. Съезд признает секретные протоколы юридически несостоятельными и недействительными с момента их подписания»10. Если учесть, что принятие данного документа происходило в условиях провозглашения Акта о восстановлении независимости Литвы, Деклараций о независимости Латвии и Эстонии, то «историческая самокритика» содействовала не только развалу СССР, но и до сих пор служит «аргументом» для предъявления России политических и финансовых претензий со стороны прибалтийских государств по поводу так называемой «оккупации». В период «нормализации истории» (вторая половина 1990-х гг. – 2000-ые) история все больше предстает в виде исторической попсы, это как бы истории, вброшенной в сферу массовой культуры. Исторический материал подается переработанный, оскопленный, из него изъяты нравственное начало и смысл, а подлинные исторические личности заменены манекенами11. Причина идейных столкновений вокруг итогов Второй мировой войны заключается, наряду с прочими, в ее особой значимостью для целого ряда военных и послевоенных поколений. Так, по данным общенационального исследования исторической памяти американцев, проведенного аналитиками The Gallup Organization  в 1999 г., среди наиболее важных событий XX века на первом месте американцы назвали Вторую мировую войну (почти 30). Причем многие респонденты подчеркнули, что это было «большое мировое столкновение», «война справедливая, в которой мы сражались и победили», и война значимая, которая вызвала «создание новой мировой структуры»12. Священная память о Великой Отечественной войне живет в каждой российской семье. Поэтому «сражение за умы» в этом принципиально важном вопросе носит не только «абстрактный» характер, но имеет политическое значение13. Отсутствие адекватного и убедительного отпора со стороны российской официальной исторической науки и государства подстегивает политических оппонентов к информационной войне. Вместе с распадом СССР чуть было не исчезла глобальная политическая символика – традиция проводить военные парады на Красной площади. В период с 7 ноября 1990 г. по 9 мая 1995 г. парады не проводились. И лишь в 1995 – юбилейном – году по Красной площади промаршировали пешие колонны. Технику тогда не выводили, скромно демонстрировали на Поклонной горе. Актом вытесняющего забвения и кощунства можно назвать принятие депутатами Государственной Думы «Закона о Знамени Победы» от 6 апреля 2007 г., с полотнища копии которого исчезли серп и молот. Лишь возмущение ветеранских организаций и президентское вето восстановили историческую правду. Предпосылки ведения историко-информационной войны: Процесс глобализации, предпосылками которого стали информационная революция, обеспечивающая техническую базу для создания глобальных информационных сетей, интернационализация капитала и ужесточение конкурентной борьбы на мировых рынках, дефицит природных ресурсов и обострение борьбы над ними, демографический взрыв, а также усиление техногенной нагрузки на природу и распределение оружия массового уничтожения, увеличивающие риск всеобщей катастрофы. Информационные технологии создают реальную возможность для ускорения экономического, культурного развития планеты, для объединения человечества в сообщество, осознающего свои интересы и ответственность, но и могут стать орудиями разделения мира и усиления конфронтации14. Современная научно-техническая революция позволила проводить психологические операции, интенсивно внедрять новые информационные технологии и, в результате, проникнуть в сферу, в которой формируются духовные приоритеты нашего времени. Однако широчайшие каналы информационного обмена имеют чрезвычайно скудное и убогое культурное содержание. Современный человек, отказавшись от книг, спрыгнув с плеч гигантов мысли, сузил поле своего информационного обзора и попал под власть злых гномов массовой культуры, вследствие чего он и проявляет удивительную беспомощность в оценке мировоззренческих проблем15. Отрицание смысла и ценности истории. Современные теории пытаются преподнести историю как миф просвещения, как бессилие разума человека, не способного управлять ею16. Все больше раздаются голоса о том, что историческая рациональность исчерпала себя как способ самообразования, а историческая политика доживает свой век, и современному обществу не важна историческая правда, поэтому нет смысла в поиске закономерностей17. Разрушение методологии исторического исследования, подмена научной теории и научной истории вольной интерпретацией. В частности, в Западной Европе и США с выхода в свет «Метаистории» Хейдена Уайта во второй половине ХХ в. широкое распространение приобрело рассмотрение истории как некой разновидности литературного творчества. Этот подход ведет к игнорированию многочисленных научных и практических свидетельств многообразия человечества, пренебрежению законами исторического развития. Он способствует политическому радикализму, готовому последовательно разрушать историческую традицию. Рассмотрение того или иного явления с точки зрения абстрактных понятий вне конкретного исторического контекста и вне сравнительного анализа – один из наиболее часто используемых приемов манипуляции общественным мнением. Утрата национальной гордости. Проблема заключается в том, что отношение к исторической памяти – это не только проблема рационального исторического анализа, но также проблема обоснования ценности национального существования, для чего должен соблюдаться символический баланс восприятия обществом своей собственной истории, сохраняемой у общества гордости и самоуважения18. Раздел II. Мародеры Победы Напрасный труд – нет, их не вразумишь, – Чем либеральней, тем они пошлее, Цивилизация – для них фетиш, Но недоступна им ее идея. Как перед ней ни гнитесь, господа, Вам не снискать признанья от Европы: В ее глазах вы будете всегда Не слуги просвещенья, а холопы. Федор Тютчев. 1867. Избранное. Информационная война в XXI веке открыла «второй фронт» на Западе по пересмотру итогов Второй мировой войны. По мнению генерального секретаря НАТО Дж. Робертсона (1999-2003 гг.), «пригласив в НАТО семь стран Центральной и Восточной Европы, альянс добился самой большой победы за полвека. Он перечеркнул пакт Молотова – Риббентропа и Ялтинские соглашения»1. Историческому «переосмыслению» подвергаются: характер и ход Второй мировой войны, ее инициаторы и виновники, значение Великой Отечественной войны, вклад участников в Победу, цена Победы. Информационное воздействие преследует цели: ввести концепцию «равной ответственности» Германии и Советского Союза за развязывание войны и равной «ужасности» войны; приуменьшить вклад Советского Союза и Красной Армии в разгром фашизма в пользу союзников; преподнести образ СССР как «неправильного союзника»; осуществить дегероизацию воинского подвига советского народа; дискредитировать освободительную миссию Красной Армии в Европе и на Дальнем Востоке; нивелировать вину перед СССР (Россией) за акции геноцида советского населения. Устроители своего рода историко-информационной спецоперации используют ангажированные и агрессивно настроенные пропагандистские средства: Игнорирование метода научного исторического познания, в основе которого лежит беспристрастное отношение автора к историческому источнику, согласованность новых теорий, гипотез, идей с фундаментальными результатами прошлых теорий2. В результате некорректной работы с источниками, подбора конъектурных фактов, подходящих свидетельств, выстраивания искаженных причинно-следственных связей путем произвольного вырывания каких-то событий из сложного исторического контекста и создается в настоящее время история Второй мировой войны. Ставший уже хрестоматийным пример: приписывание советско-германскому договору от 23 августа 1939 г. решающего значения с точки зрения обстоятельств развязывания Второй мировой войны, основанное на рассмотрении факта его подписания не как одного из звеньев причинно-следственной цепи, а изолированно, вне связи с Мюнхенским соглашением 1938 г., с дипломатической «игрой» всех европейских государств и США3. В этом же ключе прозвучало заявление президента США Б. Обамы на мероприятии по случаю 65-летия открытия второго фронта, в котором он оценил высадку американских и британских войск в Нормандии как «поворотный этап», определивший итог всей дальнейшей антигитлеровской компании. При этом он совершенно не упомянул о роли советского фронта, на котором был сломлен хребет гитлеровской военной машине4. Фальсификация первичных источников: подделка архивных и исторических документов; фабрикация фото-, аудио- и видеоматериалов; лжесвидетельства конкретных участников событий, приписывание субъекту истории мнимых намерений и действий; «запуск» в СМИ «пробных шаров» и слухов на основе несуществующих фактов; приемы «желтой прессы». Так, например, польский сейм 23 сентября 2009 г. принял резолюцию, в которой квалифицировал освобождение Красной армией оккупированной поляками Западной Украины и Западной Белоруссии как агрессию против Польши5. Тем самым впервые на официальном уровне СССР был объявлен агрессором, развязавшим Вторую мировую войну. Широкое распространение в последнее время получил так называемый троллинг, засоряющий информацию провокацией и прочим мусором. Например, в начале 2015 г. прозвучало несколько скандальных высказываний главы украинского правительства А. Яценюка о советском вторжении в Германию и на Украину, главы МИДа Польши Г. Схетыны об освобождении Освенцима украинцами, из которых состоял 1-ый Украинский фронт. Надругательством над памятью жертв войны стала выставку работ польских художников в эстонском городе Тарту в феврале 2015 г., раскрывающая трагедию Холокоста в «юмористическом ключе». В Эстонии в «исторических играх» участвует даже госбанк, который «удивил» здравомыслящих людей своими «нумизматическими грезами», «прирастив» своей стране лакомый кусочек российской земли. В 2011 г. Таллинн в честь недавнего перехода на евро выпустил монету, на реверсе которой представлена карта Эстонии с изображением Печорского района Псковской области и Ивангорода6. Активизация законотворчества в информационно-пропагандистской деятельности, призванная подкреплять «исторические претензии», служить выполнению соответствующего политического заказа и целям проводимого европейскими государствами политического курса «войны интерпретаций». В 2011 г. правительство Литвы одобрило идею предоставления статуса «пострадавших от оккупации 1939-1990 гг.» тем, кто после восстановления независимости Литвы «принуждался к прохождению службы в Советской армии». В том же году в Сейм был внесен законопроект о придании статуса «участника сопротивления советскому режиму» не только «борцам против первой оккупации 1940-1941 гг.», но и тем, кто «боролся в 1944-1990 гг.». Постановлением правительства на рассмотрение Сейма был внесен проект поправок к Закону «Об ответственности за геноцид граждан Литвы», которые позволяют подавать в местные суды индивидуальные иски о возмещении ущерба, причиненного в период «оккупации» Литвы нацистской Германией и СССР, без срока давности. Законы, касающиеся «оккупации», действуют также в Латвии и Эстонии. Сейм Латвии даже принял поправки к Уголовному закону, согласно которым за публичное отрицание «факта оккупации Латвии» и призыва к такому отрицанию предусмотрена уголовная ответственность7. Законодатели стран Балтии предписывают отмечать траурные дни памяти «борцов за освобождение» из числа легионеров Ваффен-СС, «лесных братьев» и других нацистских пособников, запрещают праздновать дни освобождения городов от немецко-фашистских захватчиков Красной армией, призывают уравнивать советскую символику к нацистской, а последнюю рассматривать как «историческое наследие» современности8. Таким образом, на законодательном уровне провозглашается открытое противостояние России. Вандализм и героизация нацизма, принявшие в отдельных постсоветских республиках и бывших социалистических странах характер беспрецедентной войны с памятью о Великой Победе над фашизмом, осуществляемой или с молчаливого согласия, или с участием официальных властей. В 2005 г. около ста депутатов Европарламента подписали обращение к главам государств мира против празднования юбилея Победы в Москве 9 мая9. В поддержку данной инициативы президент Латвии В. Вики-Фрейберга допустила публично оскорбление ветеранов войны, заявив о том, что иначе невозможно изменить сознание пожилых россиян, которые «9 мая будут класть воблу на газету, пить водку и распевать частушки, а также вспоминать, как они геройски завоевали Балтию»10. В духе геббельсовской пропаганды создаются образы, связанные с местью, ненавистью и насилием, постулируется наличие «темной стороны» освободительного подвига Красной армии. Так, при праздновании 71-ой годовщины со дня освобождения Запорожья от фашистских захватчиков в октябре 2014 г. гостям-ветеранам под украинские народные песни было показано представление, основной частью которого была инсценировка избиения и изнасилования советскими солдатами украинских девушек, встречавших «освободителей» с цветами11. Предпринимаются попытки умалить военный гений советских военачальников, авторитет Г. К. Жукова, поставить под сомнение подвиги, Н. Гастелло, З. Космодемьянской, А. Матросова, героев – панфиловцев и молодогвардейцев. Устраиваются расправные судебные процессы над ветеранами Вооруженных сил и МВД СССР, апофеозом которых стало дело В. Н. Кононова, длившееся в 1998-2011 гг. и завершившееся признанием Верховным Судом Латвии при поддержке Большой палатой Европейского суда по правам человека ветерана Великой Отечественной войны военным преступником. Актами государственного вандализма можно признать осквернение и демонтаж монумента советскому воину-освободителю в Таллине в 2007 г. и взрыв мемориала воинской славы в Кутаиси в 2009 г., посвященного грузинам, павшим в годы Великой Отечественной войны. Образовательные технологии, направленные на формирование молодежи, через школьный и вузовский учебный процесс. По мнению ученых Национальной лаборатории внешней политики, проанализировавших две сотни школьных учебников истории, изданных в 12 странах бывшего Советского Союза, вместо объективного изложения исторических событий школьникам преподают гремучую смесь из мифов по поводу древности своего народа, высокой культурной миссии предков и «заклятого врага» – России. В угоду политике из истории вымываются целые пласты, говорящие о добрососедских отношениях с другими странами в прошлом, о той всесторонней помощи, которая оказывалась бывшим республикам СССР, ставшим ныне самостоятельными государствами. В учебнике для основной школы «История Латвии» отмечается, что латышские воины храбро сражались в составе 15-ой и 19-ой дивизий немцев, но умалчивается об их принадлежности к Ваффен-СС, преступной организации, осужденной Нюрнбергским трибуналом. Эстонским детям в учебниках рекомендуется гордиться добровольческим эстонским батальоном СС «Нарва», созданным в 1943 г. и «проявившим незаурядную отвагу в боях за Украину». В молдавских учебниках можно найти утверждение о том, что Гитлер, начав операцию «Барбаросса», опередил наступление советских войск на Запад. Авторы азербайджанских учебников восторженно пишут о том, как героически сражались азербайджанцы в «особых национальных воинских частях», которые создал Гитлер, и немцы высоко оценили их боевые качества, наградив многих из них медалями12. Таким образом, сознательно переставляются акценты в оценках, возбуждаются отрицательные эмоции в отношении армии-освободительницы, фабрикуется их негативный образ, внедряемый в массовое сознание. При этом не упоминается главное – тот факт, что СССР и советский народ явились спасителями Европы от человеконенавистнической стратегии Гитлера на уничтожение целых государств и народов, причем огромной ценой десятков миллионов жизней и колоссальных материальных потерь13.
  1   2   3

  • Тема
  • Номинация
  • Девиз
  • Введение Актуальность темы исследования
  • Объектом исследования
  • Хронологические рамки исследования
  • Источниковую базу исследования
  • Методологической основой исследования
  • Анализ степени изученности проблемы
  • Научная новизна предлагаемого исследования
  • Раздел I. Ложь на уничтожение
  • Причины информационной войны на рубеже XX – XXI вв.
  • Предпосылки ведения историко-информационной войны
  • Раздел II. Мародеры Победы
  • Информационное воздействие преследует цели