Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Вежливость: некоторые универсалии в пользовании языком P. Brown&




Скачать 84.22 Kb.
Дата15.05.2017
Размер84.22 Kb.
Работа Браун и Левинсона Вежливость: некоторые универсалии в пользовании языком (P.Brown& S.Levinson 1987) оказала сильнейшее влияние на социолингвистику и дискурсивный анализ, что доказывается лавиной исследований по категории вежливости в языках разных культур и межкультурной коммуникации (см. обзор Каsper 1990). Возможность ее применения обусловлена частотностью речевых актов, которые авторы отнесли к опасным для социального лица участников, в каждодневном общении. Проведя исследование на материале английского, тамильского и целтальского языков, авторы заявили об универсальном характере своей модели. Именно в этом пункте с ними не согласились представители не-европейских культур (Sifianou 1992): понятие лица, относящееся к потребностям индивида, может быть не столь значимым в культурах, ориентированных на благополучие группы, а не на самореализацию отдельного человека, и речевые акты просьбы, например, чреватые вмешательством в жизнь другого человека и оцениваемые авторами как потенциально опасные, могут не иметь этого оттенка в других культурах.
Авторы статьи исходят из следующих предположений: все взрослые члены общества имеют (и знают, что другие тоже имеют):

  1. «Лицо», публичный образ Я, на который претендует каждый член общества и который состоит из двух связанных аспектов:

а) негативного лица, т.е. свободу действия и свободу от вмешательства в виде притязаний других на территории, личные запасы, спокойствие человека

б) позитивного лица, т.е. положительный непротиворечивый образ себя, определяемый желанием одобрения этого образа.

2. Все взрослые коммуниканты рациональны, т.е. логически увязывают цели и средства, которыми можно достичь этих целей.
В понятии «лица» авторы исходят из гофмановского описания и фольклорной идиомы «потерять лицо», связывающей человеческое лицо с понятиями гордости, самоуважения, или неловкости и унижения. Определим лицо как некое эмоциональное вложение, как то, что может быть утрачено, сохранено или усилено, и которому должно уделяться внимание во время общения. Поскольку известно, что в стремлении сохранить свое лицо люди могут представлять угрозу лицу другого, в интересах каждого участника общения способствовать сохранению лица друг друга.

При том, что содержание «лица» будет различным в разных культурах (речь идет о точных границах личной территории, об аспектах личности, представляющих публичную ценность), знание членов сообщества о лице и социальная необходимость учитывать его в общении являются универсальными. Бывают случаи, когда лицо может быть проигнорировано, но это чрезвычайные обстоятельства.

Негативное лицо, с характерной для него позицией невмешательства, знакомо нам по расхожему пониманию вежливости; позитивное же лицо и производные формы вежливости менее очевидны. Покажем это на примере. Миссис Б. – страстная садовница. Она гордится своими розами и любит, чтобы другие ими восхищались. Она вознаграждена, когда гости говорят: "Какие чудные розы! Как бы я хотела, чтобы наши выглядели так же! И как Вам это только удается?", потому что она поддержана в своих потребностях и достижениях. Этот комплимент-проявление позитивной вежливости.

Интуитивно понятно, что есть некоторые речевые акты (РА), которые неизбежно угрожают лицу, т.е. вступают в противоречие с лицом адресата или с собственным лицом говорящего. Будем называть их FТА (от английского термина face threatening acts). Будем различать угрозу позитивному и негативному лицу.



Угроза негативному лицу слушателя (далее С) состоит в отсутствии заботы говорящего (далее Г) о ненарушении свободы действия собеседника. Сюда входят РА, где будущее действие предицируется слушателю, и этим оказывает на него давление:

приказания и просьбы; предложения, советы; напоминания;

угрозы; предупреждения; вызовы (против слушающего будут применены санкции, если он не выполнит определенных действий).

2. РА, которые предицируют будущее позитивное действие говорящего по отношению к слушающему, и тем обязывают его стать должником:

предложения; обещания.

3. РА, предицирующие некое желание говорящего по отношению к слушающему, заставляя его думать, что слушающему придется защищать объект притязаний говорящего или отдать его ему:

а) комплименты, выражение восхищения или зависти;

б) выражение сильных (отрицательных) эмоций к слушателю: ненависти, злости, желания обладания.

Напротив, угроза позитивному лицу С состоит в безразличии Г к чувствам слушателя, его потребностям, и т. п.. Сюда входят:

1. РА, где есть

а) выражения неодобрения, критики, презрения или насмешки; жалобы и выговоры; обвинения, оскорбления (говорящий свидетельствует, что ему не нравятся такие-то желания, действия, черты, товары, мнения и ценности слушателя),

б) возражения или несогласие, вызов (говорящий считает, что слушатель был неправ, неразумен, сбит с толку);

2. РА, где есть

а) выплеск неконтролируемых эмоций

б) непочтение, упоминание табуированных тем, включая и те, что противоречат требованиям ситуации

в) плохие известия о слушающем, хорошие известия о говорящем,

д) введение чересчур эмоциональных тем, разводящих говорящих на два лагеря (как например, политических, расовых, религиозных, о женском движении)

е) явное некооперативное поведение: перебивание, не идущие к теме реплики; демонстрация невнимания

ж) неправильное использование форм обращения и статусных обозначений.

Некоторые РА опасны как для позитивного, так и для негативного лица, причем с различением угрозы лицу слушателя и лицу говорящего.


Стратегии реализации опасных РА.

В условиях взаимоуязвимости лица любой разумный человек будет стараться избежать указанных выше РА или, по крайней мере, минимизировать угрозу от них. В расчет приходится принимать 3 момента: а) потребность в передаче содержания РА, б) степень чрезвычайности ситуации, с) необходимость сохранить лицо слушающего как можно в большей степени.

Если только б) не перевешивает с), говорящий будет стараться уменьшить угрозу.

Весь набор стратегий приведен на рисунке.


без смягчения

явно позитивная

выполнять FTA со смягчением

неявно

негативная вежливость

не выполнять FTA
Введем необходимые обозначения для набора стратегий, приводимых на рисунке.

«Открытый», явный РА имеет сформулированное коммуникативное намерение, т.е. участникам понятны намерения говорящего. Например, если я говорю "Я обещаю придти завтра", и окружающим понятно, что я связал себя обещанием совершить это действие, по данной терминологии я "выступил открыто".

«Скрытый», неявный РА, т. е. говорящему нельзя с определенностью приписать одно определенное коммуникативное намерение. Заявлением: "Ай-ай, нет с собой наличных, я сегодня забыл зайти в банк" можно намекать на то, чтобы слушающий одолжил денег, но поймать говорящего на слове нельзя, ибо сформулированной просьбы не было. Языковые реализации скрытых стратегий выражаются метафорой, иронией, риторическими вопросами, недосказанными фразами, тавтологиями, всякого рода намеками.

Прямые РА безо всякого смягчения (Сделай это!) авторы считают соответствующими максиме кооперативности по Грайсу. Опасный РА может быть выполнен в таком виде, только если говорящий не ожидает ответа от слушающего, т. е. когда оба соглашаются на том, что требования ситуации важнее вежливости, или когда угроза лицу слушающего очень мала, как в предложениях, просьбах, советах ("Проходите, садитесь", и т. п.)

Коррективное действие, "дающее лицо" адресату, т. е. РА, исполненный таком варианте, чтобы адресату было очевидно, что угрозы в нем не содержится, принимает форму позитивной или негативной вежливости в зависимости от аспекта лица (позитивного или негативного).

Первая призвана «улестить» адресата, показав ему, что его потребности совпадают с потребностями говорящего, потому что они свои, из одной группы, что все знают, какой он хороший человек, что говорящий любит его, и даже нелицеприятная информация не означает его негативной оценки в целом.

Негативная вежливость состоит в политике избегания, в заверении, что говорящий признает и уважает потребности адресата и не будет (разве что минимально) стеснять свободу его действий. Негативная вежливость характеризуется формальностью и сдержанностью; ее типичные РА – извинения, с языковым и паралингвистическим выражением почтения, с оговариванием иллокутивной силы РА, с использованием де-персонализирующих характеристик пассива и других смягчающих механизмов.

Напряжение между желанием выступить открыто и сделать явным свой ход по поддержанию лица и желанием не делать этого с целью избежать давления на реципиента разрешается за счет конвенциональных средств косвенности. Кстати, когда косвенный РА становится полностью конвенциональным, он переходит из разряда неявных в разряд явных. Например, вопросительная форма для просьбы "Вы не могли бы передать мне соль?» всегда прочитывается как просьба, кроме разве что очень редкой ситуации, но конвенционально-косвенной формы РА достаточно, чтобы проявить вежливость.

Выбор стратегий определяется преимуществами каждой из них; обстоятельства определяют, какое из преимуществ будет более выигрышным. Как могут выглядеть преимущества?

Открыто заявляя о своем РА, говорящий получает следующие выгоды: он может рассчитывать на поддержку аудитории или давление аудитории на адресата; он получит высокую оценку за честность, доверие адресату, за открыто выраженное мнение, избежит обвинения в манипуляции, опасности быть непонятым, и за упущенный шанс компенсировать нанесенный адресату ущерб.

Неявным РА говорящий выигрывает в других отношениях: он может получить очки за такт, отсутствие принуждения, он может избежать пополнения своей "биографии слухов" и избежать ответственности за потенциальную интерпретацию своего высказывания как оскорбительного. Он может преподнести "подарок" С: на реплику "Ой, как здесь жарко", адресат отвечает "Да? Я открою окно" и зарабатывает очки за щедрость и кооперативность, а говорящему не нужно отдавать собеседнику "приказ".

Открыто заявляя позитивную вежливость, говорящий снижает опасность РА заверениями адресата в том, что он "свой ", что его любят, а критика при заверениях такого рода теряет большую часть своего жала. Более того, в дружеском контексте она становится игрой и даже комплиментом (как среди подростков разного пола). Другой возможный выигрыш – избежать вовсе или значительно уменьшить долговые обязательства таких РА, как просьбы и предложения. Сказав: "Давай начнем шевелиться насчет обеда!", он как бы делает выгоду от своего действия общей.

Открытая заявка на негативную вежливость обещает следующие выигрыши: выражением уважения, почтения в обмен на опасный РА говорящий уменьшает свой будущий долг; выдерживая социальную дистанцию, избегает потенциальной потери лица от сближения с адресатом; уменьшая взаимную угрозу ущерба лицу, предоставив возможность адресату не говорить "Да", если он не расположен, и не пострадать от отказа. Можно предоставить конвенциональные, а не реальные пути выхода партнеру, показав, т. о., что соображения лица приняты во внимание.

И, наконец, выигрыш пятого стратегического выбора (вовсе не делать опасного РА) заключается в том, что угроза лицу слушающего будет обойдена полностью. Конечно, при этом говорящий лишается возможности передать сообщение адресату.



Социологические переменные.

В этом разделе сказано, что установление опасности РА (т.е. некие вычисления, которым предаются говорящие) сопряжены со следующими факторами во многих, а возможно, и во всех культурах:

1. Социальная дистанция между говорящим и слушающим (симметричные отношения)

2. Относительная власть говорящего над слушающим (ассиметричные отношения)

3. Ранжирование понятий «зайти на чужую территорию», «навязать», т.е., границы бестактности в каждой культуре.

Подчеркнем, что три фактора выступают в интерпретации их говорящими, а не в объективном смысле.


Расчет "веса" опасного РА для принятия решения о стратегии его выполнения.

При Wx = численному значению, замеряющему степень опасности РА; D (S,H) = социальной дистанции между говорящим и слушающим; P (H,S) = статусных отличий между слушающим и говорящим и Rx = рангу "вмешательства" в данной культуре формула Wx = D (S,H) + P (H,S) + Rx путем простого сложения входящих факторов определяет некоторый интуитивно ощущаемый порог риска, который должен преодолеваться выбором соответствующей стратегии вежливости, вплоть до отказа выполнять РА вообще. На основе этнографических данных авторы высчитывают пороговое значение риска, заставляющее говорящего прибегнуть, например, к неявной стратегии вместо явной, стабильной величиной, получаемой от разного сочетания факторов: например, говорящий идет на использование неявной стратегии, если коэффициент вмешательства невелик, но дистанция между коммуникантами велика, и его статус ниже статуса слушателя, а также, если говорящий находится в близких или равных отношениях со слушателем, но степень вмешательства велика.



Человек, который тонко разбирается в ранжировании степени угрозы как позитивному, так и негативному лицу собеседника в данной культуре и учитывает детали ситуации при выборе стратегии осуществления опасного РА, считается "тактичным", "обаятельным", умеющим "хорошо держаться".