Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


«вече» 2001 СкрицкийН. В.,2001




страница1/47
Дата23.06.2017
Размер7.31 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   47
«ВЕЧЕ» 2001 СкрицкийН. В.,2001. ISBN: 5-7838-0980-2 Описание: Серия «100 великих» представляет новую книгу, которая познакомит читателей с биографиями 100 адмиралов, возглавлявших флоты в различных сражениях и войнах и оказавших большое внимание на развитие морских сил в своих странах и во всем мире. Это Фемис-токл и Перикл, Гай Дуилий и Гней Помпей, а также Нахимов, Сервера, Макаров, Того, Джеллико и другие... ВВЕДЕНИЕ Необходимым атрибутом государства являются вооруженные силы как средство защиты рубежей и охраны внешних и внутренних интересов правящих классов или группировок. Военный флот — одна из составляющих этих вооруженных сил. Потому и история флота — это часть истории государства. В значительной мере от вооруженных сил, а часто и непосредственно сил военно-морских зависела судьба как правителей, так и целых народов. Но морская история государства далеко не ограничивается военно-морской историей. Первоначально человек овладел водной стихией для мирных целей: перевозил грузы, товары, расселялся вдоль рек и морского побережья. Лишь со временем необходимость защиты от нападений потребовала создания вооруженных судов, предназначенных для борьбы с противником на водах. Сначала для этой цели приспосабливали мирные суда, затем стали строить суда специальные, быстроходные и снабженные различными видами оружия, которые со временем все больше и больше отличались от торговых. В большинстве случаев оказывалось невыгодно использовать боевые корабли для коммерческих целей. В то же время военный флот немало пользы приносил и экономике, ибо плавания моряков у своих берегов и в далеких морях позволяли делать открытия, исследовать новые пути, по которым со временем следовали караваны торговцев и колонизаторов. Успех в торговле и колонизации зависел во многом от того, как народ и правительство его страны относились к развитию морской мощи государства. В России и других странах мира не раз менялись взгляды на значение моря и военно-морского флота. Страна выигрывала, если взгляды правящих кругов на флот соответствовали коренным интересам нации. К примеру, рациональное использование морской торговли в сочетании с промышленностью сделали небольшую Англию богатейшим в Европе, решавшим судьбы мира государством. Создание мощного флота в США позволило этой второстепенной державе стать во главе западного мира. Россия, добившись за столетие выхода к Балтике и Черному морю, выдвинулась в ряд великих держав благодаря обретению «второй руки». Это лишь немногие примеры, демонстрирующие значение правильного понимания роли морской силы для государства в тот или иной период его развития. Что же определяет важность использования и защиты морских ресурсов Во-первых, серьезное значение имеют факторы географические: расположение страны, потребность в дарах моря, возможность отказаться от них на время с заменой другими ресурсами, расположенными на суше. Во-вторых, потребность в морских перевозках зависит от уровня развития экономики страны. Например, Россия до конца XVII столетия могла обходиться без серьезной морской торговли и оставалась провинциальной державой. Выдвижение в ряд великих держав потребовало создания своего могучего флота. С другой стороны, во многом именно этот флот, победы в Северной войне, Архипе-лагские экспедиции, разгром турок на Черном море и другие подобные успехи и сделали Россию великой державой. Победы на море открывали путь для отечественной торговли. В свою очередь, торговля через Босфор и Дарданеллы позволила развить экономику юга России, со временем превратив в житницу страны Дикое поле. Третьим необходимым фактором является техническая возможность создания флота, соответствующего требованиям времени. Парусные суда могли строить даже небольшие страны, вроде Голландии, одно время претендовавшей на господство в океанах. Но по мере усложнения техники все более ограничивался круг первоклассных морских держав В частности, США смогли развернуть свою экспансию только тогда, когда развитие американской промышленности позволило построить сильный флот, эту «большую дубинку» Теодора Рузвельта. Флот может стать реальной мощью лишь в случае, если он создается систематически и целеустремленно. Народ в значительной массе должен понимать и поддерживать жертвы, которые неминуемо придется принести для создания столь дорогостоящего средства, каким является флот. Необходимы люди, способные создать флот. Должны быть политики, понимающие, для чего нужен флот стране. Должны быть ученые, инженеры, промышленники, способные спроектировать и построить корабли. Наконец, нужны моряки, способные создать из кораблей боеспособную силу и грамотно использовать ее. Особое место как в создании флота, так и в морской иерархии занимают адмиралы. Как правило, они выдвигаются из числа наиболее опытных офицеров, способных управлять большим количеством судов и людей в условиях мира и войны История показывает, что именно от флотоводцев многое зависит и при подготовке флота к войне, и во время боевых действий. Звание «адмирал» родилось в Средние века и происходит от арабского слова «амир аль бахр» (владыка на море). Оно распространилось в Европе с XII века. Современное название взято из языка Голландии. В древнем мире существовали и иные названия. Греческих морских полководцев-стратегов и римских морских трибунов называли навархами. Начиная с Древней Греции, когда регулярный флот стал постоянной составляющей вооруженных сил, появлялись морские деятели, способные не только вести эскадры в море и в сражение, но и доказывать словами и действиями важность морской силы для существования страны и общества. В Афинах такими государственными деятелями были Фемистокл и Перикл. При них город располагал флотом, который победил морскую мощь Персии, успешно боролся с пиратством и господствовал при поддержке союзников на Средиземном море. Когда Спарта начала борьбу с Афинами за господство в эллинистическом мире, ей пришлось также создать флот, и только после побед Лисандра, разбившего эскадры афинян, удалось подчинить этот город-государство. Древний Рим также не смог стать решающей силой на Средиземном море, пока римляне не создали флот, способный победить карфагенский в сражениях при Липарских островах и мысе Экном. В этих сражениях отличились Гай Дуи-лий, Атилий Маркус Регул. После сокрушения наиболее серьезного государства-противника потребовалось полководческое и флотоводческое умение Гнея Помпея Великого, чтобы истребить многочисленных пиратов и сделать море безопасным для торговли. Когда Рим пал, длительное время не было морской силы, способной удерживать господство на море. Флот Византии являлся средством обороны берегов, армады викингов и славян собирались на время похода и затем исчезали. Только когда развитие торговли потребовало защиты морских путей от набегов пиратов и враждебных государств, появились постоянные флотилии. Первоначально они включали гребные суда-галеры, предназначенные для боя у берегов. Неповоротливые парусники также вооружали артиллерией для самозащиты. Со временем корабли усовершенствовали. Великие географические открытия совершали уже на более мореходных и маневренных каравеллах и подобных судах. В XVI веке появились боевые парусные корабли с пушками по бортам, а к концу следующего столетия сражения вели преимущественно линейные корабли специальной постройки. Соответственно вырабатывалась и линейная тактика, при которой два флота выстраивались в кильватерные линии и вели перестрелку бортовыми орудиями, изредка прибегая к абордажу Именно с рождением линейной тактики в конце XVII века большую значимость обретает адмиральское звание. Флот, вступавший в сражение, делили на три эскадры: авангард, центр (кордебаталия) и арьергард. Центром командовал адмирал, авангардом — вице-адмирал, являвшийся заместителем адмирала, а арьергардом — контр-адмирал, или шаутбенахт, как тогда его называли. Каждый из них в мирное время руководил соответствующим соединением и готовил его к боевым действиям. Конечно, в произношении адмиральских чинов разных стран были различия. Однако со временем как виды кораблей, так и чины флагманов все более унифицировались. Расширение масштабов войн и численности флотов привело к появлению чина «адмирал флота», который давали флотоводцам, руководившим стратегическими операциями. Во флоте Германии существовал чин «гросс-адмирал». Во многих крупных флотах было звание «генерал-адмирал». Его носитель, нередко представитель царствующей фамилии, являлся (фактически или номинально) высшим руководителем морского ведомства. Во флоте России звание генерал-адмирала присваивали несистематически. В период, когда ВМС СССР приобрел значительные размеры, появилось звание «Адмирал Флота Советского Союза», но оно в связи с политическими преобразованиями в стране ликвидировано. Уже в Средние века сражения происходили на самых разных театрах. Попытка вторжения монголов Хубилай-хана в Японию и японцев — в Корею, борьба за влияние на Средиземном море между христианскими и магометанскими флотами, наконец, войны между европейскими государствами за авторитет в мире и господство на торговых путях и в колониях — все это способствовало выдвижению талантливых морских деятелей, в том числе адмиралов, создававших тактику боя. Наиболее характерными стали англо-голландские войны, в которых сначала еще использовались вооруженные коммерческие суда, а построение их было самым разным. На их завершающем этапе корабли уже выстраивались в две кильватерные линии. Тактике Рюйтера и других голландских адмиралов был противопоставлен натиск английских флагманов, первоначально выдвинутых из кавалерийских начальников. Победа над Голландией поставила Англию в положение первейшей морской державы, для которой водные пути имели жизненное значение. Немудрено, что в XVIII—XIX веках именно в британском флоте появилось немало способных адмиралов, которые отличались твердостью характера и умением вести бои на море, как доказали Ансон, Бенбоу и другие в сражениях с моряками Франции, Испании, Голландии и других стран. С другой стороны, и французские моряки периода расцвета их флота проявляли мужество и знание морского дела. Наиболее выдающиеся — Дюкен и Турвиль. XVIII столетие открыло возможности для адмиралов русского флота, как иностранцев, так и выпускников Морского кадетского корпуса. Круз, Чичагов, Ушаков, Грейг, де Рибас достигли немалых успехов в военно-морском искусстве, в усовершенствовании тактики. А к концу века начали демонстрировать новую тактику и европейские моряки: Джервис, Худ, Нельсон и другие, используя теоретические исследования Д Клерка и богатый практический опыт. XIX век стал переходным. Если в первой его половине корабли с паровыми двигателями постепенно вытесняли деревянные парусники, то во второй половине столетия появляются броненосцы, крейсеры-миноносцы, не нуждающиеся в силе ветра для передвижения. В России за успешными боевыми действиями Сенявина на Средиземном море последовала победа в Наваринском сражении Гейдена и русско-турецкая война 1828—1829 годов, в которой флотом руководил Грейг. В блестящей школе адмирала Лазарева выделялись Корнилов и Нахимов, создававшие образцовые парусные корабли и соединения. Но уже следующее поколение моряков, представленное Аркасом и Бутаковым, отличилось в управлении преимущественно паровыми кораблями, разработкой тактики броненосного флота. За ними, в свою очередь, последовали герои русско-турецкой войны 1877—1878 годов, оказавшиеся к началу следующего столетия во главе эскадр русско-японской войны (Макаров, Рожественский). Им наследовало следующее поколение (Эссен, Колчак и другие), которому пришлось взять на себя подготовку флота к мировой войне и управление им в боевых операциях. На западе колониальный характер действий английского флота редко позволял выдвинуться адмиралам на уровень Кочрена и Кодрингтона, не боявшихся вступать в решительные сражения. Что же касается Крымской войны, то нельзя сказать, что самые лучшие союзные флагманы (Непир, Лайонс) покрыли себя славой. Во второй половине века, которая началась столкновениями броненосцев и крейсерскими операциями, в США отличился первый американский адмирал Фаррагут. На Средиземном море выдвинулись Тегетгоф и Персано, которым и пришлось столкнуться в сражении при Лиссе, решившем вопрос о господстве на море в итало-австрийской войне 1866 года. В японо-китайской войне 1894— 1895 годов такими противниками — представителями своих стран на море, стали Ито и Дин Жу-чан, в испано-американской войне 1898 года наиболее заметны Сервера и Дьюи. Наконец, в русско-японской войне 1904—1905 годов противниками русских адмиралов стали практик Того и теоретик Акияма. В Первой мировой войне столкнулись на море преимущественно флоты Германии и Великобритании. Если с одной стороны флот развивал лорд Фишер, с другой — фон Тирпиц. Против линейных крейсеров Хиппера англичане выставили линейные крейсеры Битти, а Ингенолю и Шееру противостоял Джеллико. Особое место морская история отвела двум адмиралам: Шпее прославился победой над одной британской эскадрой и поражением — от другой, а Сушон знаменит тем, что с двумя кораблями втянул Турцию в войну против Антанты и многое сделал, чтобы удержать Босфор и Дарданеллы. Несмотря на изменения характера вооружений, с XVII века до середины XX тактика линейного боя изменилась мало, как и роль флагманов. По-прежнему боевую линию делили на авангард, центр и арьергард, каждым из которых командовал адмирал соответствующего ранга. Крейсеры с механическими двигателями пришли на смену парусным фрегатам и корветам, а миноносцы заменили брандеры. Правда, возросла дистанция боя. Теперь уже адмиралы не могли наблюдать друг за другом, как то бывало в эпоху парусных кораблей, и тем более участвовать в абордажных схватках. В дальномеры на горизонте видели только силуэты кораблей и посылали в них снаряды, иногда даже не замечая попаданий. Мины, подводные лодки, авиация уже начинали играть свою роль в морских сражениях. Но в полную силу они стали использоваться позднее. Во Второй мировой войне участвовало очень много адмиралов Советского Союза, Англии, США, Германии, Японии и других государств, что потребовало весьма жесткого отбора. Из советских флотоводцев в книге названы только Кузнецов, разработавший систему боевой готовности и руководивший флотом в годы Великой Отечественной войны, и Горшков, мастер боевых действий на реках. Читателю, интересующемуся адмиралами, которые руководили русскими и советскими флотами, рекомендуем вышедшую недавно книгу «Самые знаменитые флотоводцы России». Среди иностранных адмиралов большинство командовало традиционными надводными силами: Каннингхэм, Фрейзер и Рамсей в английском, Редер, Лю-тьенс и Маршалль в германском флотах. Нередко адмиралам не приходилось даже выходить в море. Редер, как и командовавший первоначально подводным флотом Дёниц, управляли боевыми действиями в основном с берега, пользуясь радиосвязью. И совсем необычным адмиралом был Канарис, руководивший миром разведки. На Тихом океане после истребления американского линейного флота в Пёрл-Харборе война стала воздушной. В наиболее важных сражениях авианосные соединения разделяли десятки и сотни миль, они обменивались ударами с помощью самолетов. Ямамото и Нимиц, Нагумо и Спрюэнс не могли видеть друг друга в бою. Однако от их решений зависел успех грандиозных операций и судьбы тысяч человек. Прошли века, исчез линейный строй, однако соответствующие ему адмиральские звания сохранились. Несмотря на то что теперь флагманы не всегда сами ведут корабли в море, их роль велика. Адмиралам реже приходится рисковать жизнью, но от них в наш век централизации управления и глобальной связи, оружия массового уничтожения и стратегических подводных сил в океанах все больше зависит как руководство операциями, так и подготовка флота в мирное время. Действия авианосных соединений и подводных лодок с ядерными ракетами теперь могут распространиться на всю поверхность Земли, включая глубины океана, воздушное пространство и ближний космос. Моряки, наносившие удары по иракским объектам в ходе операции «Буря в пустыне», даже не видели цели, в отличие от предшественников, которые шли на абордаж или таранили противника, сражались с ним на расстоянии пистолетного выстрела. Рост технического оснащения, ускорение темпов и размах боевых действий делают определяющими решения, которые принимают адмиралы всех рангов. Может встать вопрос, зачем нужно изучать дела давно минувших дней. Действительно, техника и тактика за века изменились, но люди по-прежнему реагируют на опасность, им по-прежнему приходится принимать решения. Чтобы принять правильное решение, необходимо располагать опытом предшественников. И Суворов, и Наполеон начинали восхождение на вершину полководческого мастерства, изучая биографии талантливых полководцев и адмиралов прошлого. Предложенная Вам, уважаемый читатель, книга — попытка дать первое представление будущим Ушаковым и Чичаговым о том, как действовали адмиралы всех времен и народов. В книге — биографии наиболее заметных в морской истории руководителей флотов с древнейших времен до конца Второй мировой войны. Разумеется, понятие «самый великий» достаточно относительно. Были выбраны не только те флотоводцы, которые прославились постоянными победами, подобно Нельсону, или тактическими нововведениями, как Круз, Ушаков, Кинсберген. В число великих попали и некоторые великие неудачники, которые при ином стечении обстоятельств могли бы рассчитывать на успех. В их числе Персано, Сервера и Дин Жу-чан, которые либо не успели подготовить флоты к войне, либо не располагали для этого средствами. В их числе и Брюэс, который геройской гибелью при Абукире заплатил за свои ошибки, а гибель Лютьенса — доказательство того, что авантюрные решения приводят к катастрофе. Следует отметить, что на русском языке не было книги, объединяющей хотя бы краткие очерки о деятельности выдающихся адмиралов всего мира, а сведения о них были рассеяны по разным изданиям преимущественно энциклопедического характера. Эта книга является первой попыткой такого рода и, возможно, привлечет внимание как читателей, так и авторов, которые смогут в последующих трудах более подробно рассмотреть деятельность иностранных и отечественных адмиралов. 1. ФЕМИСТОКЛ Афинский политик и стратег Фемистокл, сторонник сильного флота, смог убедить соотечественников в том, что их судьба решается на море, и в результате стал спасителем отечества, победителем многочисленного персидского флота при Саламине. Фемистокл родился около 525 года до н. э. Он не относился к числу афинской знати. Более того, Фемистокла считали незаконнорожденным из-за того, что мать его не была афинянкой. Однако с молодых лет честолюбивый юноша добивался славы. В гимнасии он изучал в первую очередь науки, которые должны были помочь ему выдвинуться, и добивался популярности среди окружающих. Это помогло, когда Фемистокл занялся общественной деятельностью и стал вождем афинской демократии. Его политические реформы 487—486 годов до н. э. способствовали дальнейшей демократизации афинского государственного строя. Он ввел выборы архонтов по жребию, предоставил возможность всадникам занимать эту должность, освободил коллегию стратегов от контроля ареопага, с 493 года неоднократно занимал высшие должности архонта и стратега. Фемистокл добился решения народного собрания не делить между афинянами доход от серебряных копей, а направить его на сооружение сотни триер, которые стали основой флота. Он постепенно приучал сограждан к тому, что морская мощь способна дать власть Афинам над Элладой, и преуспел в этом. Перед опасностью персидского вторжения Фемистокл призывал к примирению враждовавшие греческие государства и объединению их усилий в борьбе против Персии. Он добился изгнания сторонника сухопутной борьбы Аристида. Как вождь морской партии, выражавшей интересы торгово-ремесленных слоев, Фемистокл стремился упрочить морскую мощь Афин. В 483—482 годах он превратил гавань Пирей в одну из лучших на Средиземном море, укрепил ее стенами и занялся созданием мощного флота. Было построено около 200 триер, для них готовили экипажи. Убедив афинян, что от нападения персов их спасут лишь деревянные стены кораблей, Фемистокл обеспечил охрану ближайших островов и проливов. До Фемистокла Аттика делилась на 48 навкрарий, каждая из которых должна была содержать постоянно в боевой готовности по одному боевому кораблю. Фемистокл добился, что флот создавали централизованно под наблюдением Совета Пятисот — высшего правительственного органа Афин. Совет следил за построенными триерами и сооружением новых, наблюдал за эллингами для хранения и ремонта судов Решение о постройке судов, их типе и назначении кораблестроителей голосованием принимал народ. Он же избирал и флотоводца, которому предстояло вести флот в бой или плавание. Должность триерарха, который занимался постройкой триер, была почетной, хотя и требовала больших усилий и расходов. Благодаря такой системе каждый состав Совета со времен Фемистокла оставлял два десятка новых триер Строительство боевых кораблей было засекречено, верфи прикрывали навесы и охраняли отряды стражников, не допускавшие посторонних. В 480 году до н. э. персидский царь Ксеркс собрал огромную армию и флот. Переправив армию через Геллеспонт (Дарданеллы) по мосту и проведя флот мимо опасного места при мысе Афон по прорытому каналу, он направился в глубь Греции. Но в 481 году, когда Ксеркс готовился к вторжению, для противодействия ему возник союз Афин и Спарты, к которым присоединились другие греческие полисы. Потому, когда персы начали наступление, им противостояли соединенные силы греков. Так как Фессалия перешла на сторону Ксеркса, греческие войска заняли позицию у Фермопил, где могли в узком проходе сдержать огромную армию. В результате мер, принятых Фемистоклом, к началу вторжения персов, располагавших, по свидетельству Геродота, 1207 триерами и до 3000 вспомогательных судов, афиняне и их союзники имели 271 триеру и 9 пентеконтер. Но выучка греческих моряков оказалась выше, что и привело к поражению персов. Получив должность стратега, Фемистокл убеждал сограждан встретить варваров на судах как можно дальше от Эллады, но безуспешно. Только приближение персидских войск побудило афинян отправить Фемистокла к мысу Арте-мисий для охраны пролива. Фемистокл, несмотря на то что у Афин было больше триер, уступил командование спартанцу Эврибиаду; он утешал других афинян, что если они докажут свою храбрость на войне, он заставит всех эллинов подчиняться им. Стратегу удалось убедить Эврибиада не уходить к берегам Пелопоннеса. Флот из афинских и спартанских кораблей во главе с Эврибиадом расположился у мыса Артемисий. Эврибиад на переходе к цели встретил десять передовых персидских судов и, не вступая в бой, отошел к Халкиде. Однако на следующий день персидский флот у мыса Суний потерял во время шторма треть судов, и греки вернулись к Артемисию. Персы исправили свои суда и решили дать бой, ибо занятие острова Эвбея давало им важную промежуточную базу. Несмотря на потери, они располагали еще 800 судов и отправили 200 из них в обход острова Эвбея, чтобы окружить и истребить полностью греческий флот. Однако греки узнали от пленных, взятых в ходе стычек, про обходное движение. Фемистокл видел, что необходимо разбить одну из неприятельских частей. Как ни заманчиво было нападение на 200 обходящих судов, флотоводец понимал, что при движении к ним навстречу главные силы персов последуют за ним, и тем самым быстрее осуществится вражеский план. Фемистокл использовал оригинальную тактику. Незадолго до захода солнца греческие триеры направились к месту стоянки противника. Персы также начали сниматься с якоря и строиться. Персидские суда были больше размером, чем триеры, которые, однако, превосходили их скоростью и маневренностью. Греки выждали, когда солнце станет заходить, по сигналу с триеры Эврибиада (поднятый щит) решительно атаковали сомкнутой массой один из флангов и истребили 30 неприятельских судов. Остальные персидские силы со всех сторон спешили к атакованному флангу, однако уже наступила тьма, и противники разошлись. На следующий день Фемистокл повторил маневр с тем же успехом, ибо персы не могли атаковать, пока не завершилось обходное движение. Им пришлось примириться с потерей десятков судов. Тем временем греки получили известие, что противнику удалось пройти Фермопилы, и флоту не оставалось ничего, кроме отхода к Коринфскому перешейку, где сосредоточились греческие войска. Афинские суда, экипажи которых отличились храбростью, шли последними. По пути, в местах, удобных для стоянки, Фемистокл на камнях оставлял надписи, призывавшие ионийских греков, состоявших во флоте Ксеркса, изменить персам или хотя бы вредить им. Он надеялся этими надписями если не привлечь на свою сторону ионийцев, то хотя бы вызвать подозрение к ним Ксеркса. Триеры отошли к острову Саламин, где собралось население Афин. Понимая, что от флота зависит жизнь сограждан, Фемистокл решил добиться победы в сражении с численно превосходящим персидским флотом. Узкий вход в Саламинскую бухту, где сосредоточился греческий флот, не позволял противнику развернуть все силы. Несмотря на настояния Фемистокла сохранить эту выгодную позицию, совет предводителей греческого флота решил отступить. Тогда Фемистокл тайно уведомил Ксеркса о намерениях греков и посоветовал ему отрезать путь отступления, что персидский царь и исполнил. Стратег продолжал убеждать греков в необходимости сопротивления. Когда греческие военачальники узнали, что положение безвыходно, было решено принять бой. Сражение началось рано утром 27 сентября 480 года до н. э. в проливе между островом Саламин и Аттикой. Преимуществом греков, кроме маневренности их судов, являлось хорошее знание изобиловавшего подводными камнями и мелями узкого пролива. Фемистокл поставил 370 триер в две линии вдоль берега Са-ламина носом к противнику в час, когда ветер с моря гнал волну в пролив. Волна не вредила плоскодонным низким греческим судам, но сбивала с курса тяжелые персидские, подставляя их борта ударам таранов греков. Персидский флот из 800 судов под командованием самого Ксеркса в ночь на 27 сентября заблокировал пролив: около 200 судов заняли выходы, а остальные образовали боевой порядок против греческого строя в три линии. Утром правый фланг персов атаковал. Скученные в узком, богатом подводными камнями и мелями Саламинском проливе, персы с тяжелыми кораблями не могли использовать численное превосходство. В бою они налетали на камни, сталкивались из-за слишком тесного построения, мешали друг другу. Обе стороны действовали решительно. Левый фланг персов во главе с братом Ксеркса Ариоменом, находившемся на самом сильном судне, теснил греков. Однако противостоявшие ему суда Фемистокла, командовавшего правым флангом, стремительно атаковали, повредили и взяли на абордаж флагманский корабль. Ариомен пал в схватке. После его гибели левый персидский фланг обратился в бегство, преследуемый греками. Отбросив его, Фемистокл направился на помощь своему левому флангу, который отступал перед противником. С его прибытием преимущество оказалось на греческой стороне. Персы потерпели поражение и бежали в Фалернскую бухту. Их потери составили около 200 судов, у греков — около 40. Ксеркс намеревался вторгнуться на Саламин по насыпи. Однако Фемистокл, все еще выступая в роли союзника царя, передал ему, что греки намерены вести флот к Дарданеллам и истребить мост между Европой и Азией. Ксеркс решил отступить, оставив в Греции Мардония. В следующем году Мардоний был разбит, как и флот персов у Дарданелл. Война с персами длилась еще 30 лет, но греки действовали уже наступательно, опирась на флот, центром деятельности которого стали Афины. Основу этих успехов заложила морская политика Фемистокла. Фемистокл после победы приступил к восстановлению города и сооружению вокруг него стены, хотя это и вызывало недовольство спартанцев. Затем он обратил внимание на Пирей, заметив удобное расположение пристаней порта. Он старался, по словам Плутарха, «весь город приспособить к морю». Фемистокла поддерживал демос, ибо от аристократов — всадников и гоплитов — власть переходила к гребцам и рулевым. Он, по словам Плутарха, был готов сжечь флоты других эллинских государств, чтобы обеспечить главенство Афин, но этот замысел не получил одобрения Аристида, как хотя и полезный, но бесчестный. Фемистокл много сделал для обеспечения судоходства в Черноморских проливах и на Черном море. В 478 году флотоводец стал одним из создателей морского союза греческих государств. Союз был заключен между Афинами и малоазий-скими и островными греческими городами для борьбы с персидской агрессией. С 478 по 454 год союз известен как Делосский союз, ибо именно на Делосе собирался совет союза и хранилась казна. Союзники обязались содержать флот из 100 триер и войско из 10 000 пехотинцев и 1000 всадников. Крупные города выставляли войска и корабли, мелкие — выплачивали в казну налог — форос. Во главе флота и войск стояли афиняне. Благодаря объединению сил морской союз освободил город Византии и в начале 60-х годов разбил персидские флот и войско у реки Эвримедонт на южном берегу Малой Азии. Но последняя победа уже не была связана с самим Фемистоклом. Со временем бремя налогов для поддержания флота показалось афинянам слишком тяжелым. В 471 году до н.э. по проискам аристократов Фемистокла общим решением греческих государств присудили к остракизму. После долгих скитаний изгнанный флотоводец бежал к персидскому царю Артаксерксу I, получил в управление ряд городов Малой Азии. Фемистокл кончил жизнь самоубийством после 460 года из-за того, что не хотел выполнить повеление персидского царя действовать против эллинов. Умер он и похоронен в Магнесии, где ему поставили великолепную гробницу. Жизнь Фемистокла описали историки Плутарх, Геродот, Фукидид. Благодаря их трудам сохранились сведения о первом создателе регулярного флота в Греции.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   47

  • 1. ФЕМИСТОКЛ