Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


В. Т. Пономарёв Тайны знаменитых фокусников




страница7/16
Дата08.01.2017
Размер3.7 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   16

Тайна Буатье де Кольта
«Человек с пальцами фей» — так звали Жозефа Буатье (1847–1903) в лионском кафе, где он на добровольных началах показывал завсегдатаям достаточно сложные карточные фокусы. Однажды вечером в кафе появился необычайный странник, на котором было надето три куртки, три пальто и три пары обуви, вложенные одна в другую. Этот человек внимательно наблюдал за выступлением фокусника-самоучки. Когда Буатье из платка извлек зажженные свечи, потом, не прикасаясь к чертежной доске, «написал» на ней буквы и цифры, странник, едва дождавшись окончания любительского спектакля, взволнованно пригласил Буатье за свой столик. Беседа длилась долго, и, выходя из кафе, любимец Лиона уже знал, что его жизнь с этого времени круто изменится. Правда, Жозеф Буатье побаивался, что сделанный им сегодня выбор вряд ли придется по душе строгому отцу, удачливому торговцу шелком. По желанию отца Жозеф готовился стать священником. Впрочем, первый шаг против воли отца сделан. Нудная учеба настолько наскучила Буатье, что недавно он бросил семинарию и поступил в Академию художеств. Отец, казалось, смирился, а вот теперь придется объявить ему, что и художником его сын не станет. Теперь он будет зарабатывать на жизнь теми фокусами, которыми увлекался между делом. Странник (это был бродячий фокусник Юлиуш Видош де Кольта), беседуя с юношей, употребил все свое красноречие, выдвинул чрезвычайно веские аргументы в пользу веселой, полной приключений жизни артиста. Он был уверен, что Буатье украсит его труппу, принесет большой барыш. Хитрый венгр и предположить не мог, что, вербуя ученика, он вербует великого учителя будущих магов, что юноша прославит не только свое имя — Буатье, но и его — де Кольта.

Как и следовало ожидать, отец выгнал Буатье из дома, в гневе не дал ему никаких денег. Молодой человек проявил завидную твердость: в 1870 г. в возрасте 23 лет Буатье вместе с де Кольта уезжает в Швейцарию.

Через некоторое время ученик становится ведущим артистом. Посредственный фокусник де Кольта легко уступает Буатье первенство, все больше времени отдавая административным делам. Буатье быстро набирался опыта. Вскоре его стала угнетать работа только с мелкими предметами — их зре-лищность была весьма ограниченна. Его все больше увлекает крупный иллюзион. Все чаще он уединяется от своих шумных коллег, производит расчеты, создает реквизит.

В судьбе Буатье много загадочного, ничуть не меньше, чем в его фокусах. Когда группа де Кольта находилась в зените славы, Буатье внезапно решил порвать с ней. Скорее всего, между ведущим артистом и управляющим (де Кольта уже практически не выступал) произошла ссора.

Поговаривали, что ловкий предприниматель обкрадывал Буатье. Несмотря на это, спустя несколько лет, когда Буатье стал выступать самостоятельно, когда к нему пришла популярность, он вдруг присоединяет к своей фамилии фамилию де Кольта… Возможно, это дань прошлому или искренний жест признательности человеку, который указал верный путь, приведший Буатье к славе. Именно под фамилий Буатье де Кольта он вошел в историю иллюзионного искусства.

Все номера, исполнявшиеся иллюзионистом, были его личным изобретением. Это появление платков из тарелок и горящих свечей, аспидные доски, на которых сами собой возникали надписи, фонтан из карт, искусственная рука, рисующая картины, и многое другое.

Знаменитый трюк Буатье де Кольта — клетка с живой птицей, исчезающая у него в руках. Тотчас же после исполнения трюка иллюзионист снимал с себя сюртук и бросал его в зрительный зал для осмотра. Получив сюртук обратно, снова вынимал из него клетку с птицей, которая опять исчезала.

Особенным успехом пользовался его трюк «Растущий кубик». Иллюзионист выходил на сцену с небольшим чемоданчиком, вынимал из него игральную кость (черный кубик) и ставил на легкий ажурный столик. Под столиком горела лампа, показывающая, что никаких механизмов или приспособлений там нет. Магический пасс фокусника — и кубик начинал увеличиваться. Артист не пользовался никаким прикрытием. Все шло при полном освещении. Когда кубик достигал высоты одного метра, иллюзионист поднимал его, и под кубиком оказывалась сидящая ассистентка — жена де Кольта.

Мадам де Кольта была «гвоздем» номера «Исчезающая женщина». Она садилась на поставленный посреди сцены стул. Чтобы показать, что стул изолирован от пола, под ним расстилали газету. Ассистентку окутывали покрывалом, Буатье де Кольта делал пасс — и женщина исчезала. Оставался толькой пустой стул на газете…

Секрет исчезновения женщины довольно прост. Как только ассистентка оказывалась под покрывалом, она нажимала защелку в спинке стула. Под действием тяжести сиденье откидывалось вниз, а кромки люка под ногами опускались. Газета, напечатанная на листе резины, растягивалась, и мадам де Кольта проскальзывала под сцену между краем листа и краем люка. После этого люк мгновенно закрывался, сиденье люка защелкивалось в первоначальное положение. Иллюзионист делал широкий жест, сдергивал покрывало. Публика видела, что женщины на стуле нет.

В 1886 г. де Кольта в Египетском зале Лондона показывает «Черный кабинет», изобретенный Максом Ауцингером, но Буатье де Кольта как бы оживил этот аттракцион. Представление было до предела динамичным, ошарашенные зрители не успевали даже задуматься над секретами чудес: графины взлетали в воздух, из них выливалась вода в подлетавший стакан, после чего все исчезало…

Приехав на гастроли в Америку, Буатье де Кольта неожиданно обнаружил, что его аттракцион «Шелковичный червь» демонстрируется одним из конкурентов, который смог перекупить фокус у недобросовестного ассистента.

Сам Буатье де Кольта никогда не продавал секретов своих изобретений другим артистам. Зато его самого подобные инциденты преследовали по всему свету. В Лиссабоне новый иллюзион «Картина» (искусственная рука рисовала портреты зрителей) пользовался огромным успехом, как вдруг публика прекратила посещать его сеансы. Оказалось, что соперники-конкуренты пробрались в уборную, где стоял аппарат, просверлили в ящике дырки и, узнав секрет, поспешили разгласить его тайну по всему городу. Буатье де Кольта стал патентовать фокусы, но на эту кропотливую работу у него не хватает времени. Поэтому секреты многих фокусов Буатье де Кольта остались неизвестными. Впрочем, и патентование не слишком помогало против воровства — изобретатель не успевал следить за нечистоплотными коллегами. Буатье де Кольта смирился. Узнав о краже своего фокуса, старался изобрести новый.

После смерти Буатье де Кольта его вдова согласно завещанию артиста уничтожила аппаратуру и реквизит. Только «растущий кубик» сохранился в коллекции М. Кристофера (США). Несколько иллюзионов были разгаданы мастерами оригинального жанра.

Неразгаданным остался интересный трюк фокусника, получивший название «Тайна Буатье де Кольта».

Заслуженный артист России, лауреат международных конкурсов иллюзионистов, президент Академии иллюзионного искусства, обладатель большой золотой медали Парижа, руководитель театра-варьете «Планета Рафаэль» Рафаэль Циталашвили писал об этом трюке: «Вот как он выглядел в воспоминаниях современников. Артист поднимался по лестнице высотой семь метров, стоящей посреди манежа. Дойдя до верхней ступеньки, Буатье неожиданно растворялся в воздухе. Таково было впечатление зрителей».

Подобного рода трюк «Исчезновение на лестнице» демонстрировался английскими фокусниками в 1925 г.



Рис. 33. Трюк «Исчезновение на лестнице»

Внешний эффект. Помощник выносит небольшую лесенку-стремянку с маленькой площадкой наверху. Ставит лесенку в глубине сцены. Выходит исполнитель в сопровождении ассистентки, одетой в китайский костюм, с большим китайским зонтом в руках.

Иллюзионист предлагает девушке подняться по лестнице. Она становится на верхнюю площадку и вертит зонт, закрывая им лицо. Продолжая вращать зонт, ассистентка закрывает им голову и плечи, грудь, талию. Потом, приседая, совсем скрывается за вертящимся зонтом. Девушки не видно, а зонт продолжает вращаться, опускаясь все ниже и ниже. Потом падает на площадку лестницы, все время продолжая вращаться. Иллюзионист подходит, поднимает зонт и недоуменно пожимает плечами: девушка бесследно исчезла. Помощник складывает лестницу и легко уносит ее за кулисы.

Секрет иллюзиона. Лестница проста лишь с виду.

Между ножками лестницы, обращенными в глубину сцены, натянут материал такого же цвета, как и задник. На полу постелен такой же материал. Когда стремянка поставлена, ее препарировка практически незаметна (рис. 33а).

На рис. 33б изображен вид лесенки сбоку: заметна лишь часть задника.

На рис. 33в показан верх лесенки-площадки с зонтом. Конец прямой ручки зонта продет в кольцо К, ввернутое в площадку. Ручка не дает зонту упасть и позволяет ассистентке вертеть ручку зонта, стоя сзади лесенки, до того момента, пока иллюзионист не выдернет его из кольца.

Теперь понятно, как исчезает девушка. Взойдя на лесенку и постепенно закрываясь зонтом, ассистентка приседает и под прикрытием зонта слезает за драпировку, прикрепленную к лестнице, продолжая вертеть ручку. Потом в необходимый момент ассистентка скрывается, уходя через задний занавес.

Известный русский иллюзионист А. Вадимов предложил небольшое усовершенствование, позволяющее показать лестницу как перед началом номера, так и после его окончания.

А. Вадимов рекомендует: «Можно не закрывать материей расстояние между створками лестницы. Она остается никак не препарированной, за исключением кольца К. Постелите около задника коврик такого же цвета размером примерно 150 × 150 см на расстоянии полутора метров от лестницы, так, чтобы он лежал вплотную к середине занавеса. Затем на расстоянии одного метра от задника поставьте небольшую рамку с натянутой на нее материей. Материя должна быть точно такая, как и задник, и задрапирована складками. Высота и ширина рамки должны точно соответствовать высоте и ширине поставленной лесенки. Края драпировки лучше сделать неровными, чтобы они лучше сливались с фоном задника. Все это необходимо заранее точно подогнать и проверить с разных точек обзора. Поставленная таким образом рамка с драпировкой (или, как ее называют иллюзионисты, «испанская стена») позволит показать лестницу зрителям, потом точно приставить ее к «стене», за которой может находиться помощник или же поставлена вторая небольшая лесенка (она облегчит ассистентке спуск).

Всемирно знаменитый индийский иллюзионист П.Ч. Соркар (1913–1971) доработал трюк, натянув материю частично на стремянку, тем самым давая возможность исполнителю проходить под ней. Как видим, во всех номерах использовалась стремянка, а не лестница. А Буатье де Кольта работал именно на лестнице без видимого прикрытия и при круговом обзоре на манеже цирка. Оказывается, что лестница стояла не прямо на манеже. Ее ножки покоились на двух небольших кубиках, а вверху она была закреплена двумя тросами.

Как писал Курт Фолькман в «Истории иллюзионного искусства», «хороший иллюзионист, как правило, еще и тонкий психолог. Много раз было проверено, что сотни зрителей, присутствовавших на демонстрации какого-то фокуса, потом не могли одинаково рассказать о нем — каждый видел фокус по-своему». Эту же мысль развивал и сам Буатье: «Я привлекаю внимание зрителей какой-нибудь мелкой деталью, таинственной манипуляцией. Вы можете в это время провести по сцене слона — они его не заметят. Если вы спросите у пятерых зрителей, что они видели, то получите пять разных ответов».

Циталашвили пишет: «Следует подчеркнуть, что трюки французского мастера при всей своей оригинальности были очень просты, но точно выверены психологически. Поэтому я рискну выдвинуть гипотезу о технике исполнения «Тайны», исходя из творческого кредо Буатье де Кольта.

Мои предположения основаны на тех деталях, о которых я упоминал. Речь идет о двух кубиках-подставках и тросах, протянутых наклонно верх. У настоящего мастера не может быть лишних деталей, кубики и тросы не случайны в оформлении номера.

Очевидцы свидетельствуют, что в кульминационный момент, находясь на вершине лестницы, иллюзионист сдергивал ножки с кубиков, создавая впечатление срыва. Конечно, это срыв мнимый. Поскольку лестница длинная (семь метров), то зрителям трудно охватить взглядом ее основание и верхнюю часть. Значит, срыв на какую-то долю секунды привлекал их взор к подножию лестницы. Этого достаточно для того, чтобы, зацепившись за лонжу (приспособление, страхующее цирковых артистов во время исполнения опасных трюков), улететь на ней за какое-нибудь декоративное украшение.

Добавлю, что, поднимаясь по лестнице, Буатье демонстрировал несколько фокусов. Они, безусловно, могли служить для отвлечения зрительского внимания, например трость, падая, превращается в зонт. Наконец, световое и шумовое оформление (магниевая вспышка, удар гонга и т. д.) служит надежным помощником фокусника.

Установлено, что во время работы манипулятора радиус поля зрения наблюдателя не превышает полутора метров. А лестница Буатье поднималась на целых семь метров. Поэтому его исчезновение с верхней перекладины проходило незамеченным практически для всех, кто внимательно следил за номером».


Рис. 34. «Исчезновение де Кольта»(Версия фокусника-любителя Д. Усенкова)

В журнале «Наука и жизнь» Д. Усенков дает вполне приемлемое и оригинальное объяснение данного фокуса.

«Думаю, механизм этого трюка может быть следующим (хотя и не утверждаю, что он делался именно так, а не иначе). Недалеко от вершины лестницы подвешивается большое зеркало, сориентированное так, чтобы отражение в нем окружающей обстановки не выдало его присутствия — при строго однотонной внутренней окраске купола это вполне возможно вделать (рис. 34а). Когда иллюзионист поднимается по лестнице почти до верха, зеркало смещается в сторону, закрывая собой верхнюю часть лестницы вместе с артистом (рис. 34б), при этом в зеркале отражается часть лестницы под ним, пустая, создавая для сидящих внизу зрителей иллюзию продолжения лестницы вверх. Таким образом, отраженный пустой участок лестницы замещает собой реальный с артистом на нем, создавая эффект «исчезновения» иллюзиониста в воздухе».

Комментарии Олега Степанова.

Впервые "Лестница" была показана в ноябре 1897 года на Лондонском катке на улице Аргил. Но тогда она не получила известности. Популярность пришла после показа в Париже под названием "Мистерия".

В апреле 1899 года в журнале "Махатма" номер был объяснен и приведена гравюра. Непонятно почему всех в России интересует именно этот трюк. Кстати. Все свои номера Де Кольта патентовал! То есть существует описание секрета написанное самим автором.

Усенков написал свою хрень в «Науке и жизни» № 11, 2000.
Блистательные мастера иллюзий
В Россию иллюзионное искусство пришло из Византии, куда, в свою очередь, в давние времена было занесено сирийцами, которые унаследовали профессиональные секреты иллюзионистов Древнего Египта и Ассиро-Вавилонии.

При пышном византийском дворе оно было одним из любимых развлечений наряду с хорами, оркестрами, состоящими из славян, которые были известны своей музыкальностью и играли на «звончатых гуслях» еще с VI в. Об этих придворных развлечениях рассказывает путешественник из Багдада Аль Масуди (Абдул Хасан ибн-Хусейн), посетивший в середине X в. двор императора Константина Багрянородного. После окончания придворной службы русские певцы и музыканты возвращались в родные места и там показывали свое искусство. Они называли себя скоморохами (от греческого слова «скоммархос» — потешники). Это название надолго закрепилось за народными артистами Древней Руси. Скоморохи исполняли былины и песни, акробатические номера, демонстрировали фокусы, которые в древних русских документах назывались «шутками», а скоморохи-фокусники — «шуткарями» и «морочниками». О них чаще говорится как о колдунах: «…скоморошничают и совершают разные чары».

В то время как путешествующий по Руси Адам Олеарий в 1634 г. пишет, что скоморохи-фокусники «начали разные штуки», а потом «пустились плясать всякими способами», в рукописи XV в. «Слово христолюбца» о музыкантах и фокусниках говорится: «…с бубны и сопельми и с многими чудеса бесовскыми».

Царская грамота 1648 г. запретила скоморохам проводить «волхвования, чародеяния, гадания, а также всякие игры, музыку, песни, пляски, переряживание, игры…».

«Чародеяниями» именовались фокусы и непонятные явления. Характерно наблюдение Адама Олеария, устроившего камеру-обскуру, чтобы точно зарисовать вид за окном: «Вошел ко мне русский подканцлер, которому я показал это изображение. Он перекрестился и сказал: «То чародейство!»

Невзирая на строгое осуждение скоморошечьего «чародейства» царскими властями и духовенством, отношение к нему народа было совсем другое. Оно наглядно выражено в былине «Вавило и скоморохи»:
 Видит — люди тут да не простые,

 Не простые люди-то — святые,

 Он походит с ними да скоморошить…
Вывод о святости делается в былине на основании впечатления иллюзионных трюков, описанных с большой точностью. И это несмотря на общий сказочный колорит. В действительности так оно и есть:
 А и было в руках-то понукальце

 А и стало тут погудальце…


То есть кнут превратился в дудку. Далее:
 Понесла она куру-то варену,

 Еще кура тут-то да ведь взлетела,

 На печной столб села да запела…
Оживление вареной или жареной курицы — известный трюк средневековых ярмарочных фокусников Запада, описываемый в «Волшебных книгах». В России он дожил до конца XIX в. В одном из сборников фокусов рассказывается: «Как сделать, что поданная на стол жареная курица уйдет с блюда?

Взявши поровну макового семени и куковальницу, накормите этим курицу, которая от этого уснет и будет как мертвая. В это время ощиплите у ней перья и, обмазав яичным желтком общипанную, засушите, и тогда она будет казаться жареной; но когда поданную на стол ее слегка потрогать вилкою, тотчас очнется и встанет».

В былине повествуется еще об одном иллюзионном трюке:
 Заиграл Вавило во гудочек,

 А во звончатый да переладец,

 А Кузьма с Демьяном приспособил —

 И у той у красной девицы,

 У ней были холсты-то ведь холщены —

 Еще стали шелковы да атласны…


Иллюзионный трюк «превращение холста и мешковины в шелк» не раз проделывал впоследствии Калиостро со своим помощником Алтотасом. Великий маг возродил полузабытую к тому времени иллюзию из репертуара средневековых ярмарочных фокусников. Былина точно воспроизводит внешний эффект трюка и его характерную техническую деталь. Для его исполнения необходим помощник, и Кузьма «приспособил» данный трюк вместе с Демьяном.

Уже в XI–XII вв. русские скоморохи-фокусники совершали путешествия на Запад. Официальный документ «Стоглавый собор» отмечает: «Да по дальним странам ходят скоморохи…». Былины рассказывают о похождениях «веселых молодцев» — скоморохов за рубежом.

В былине «Вавило и скоморохи» говорится:
Мы пошли ведь тут да скоморошить,

Мы пошли на инишное царство,

 Переигрывать царя Собаку…


Во время странствия скоморохи обучали своим трюкам западных коллег и заимствовали фокусы у них.

Как и западные иллюзионисты, русские скоморохи попутно занимались знахарством. Герой былины «О гостье Терентьище» обращается к «веселым молодцам» скоморохам с просьбой вылечить его жену:
 Вы много по земле ходоки,

 Вы много всем скорбям знатоки,

 Вы скорби ухаживаете

 И недуги уговариваете…


С гуслями, гудками и волынками, с дрессированными медведями и нехитрой аппаратурой русские скоморохи бывали в Германии и даже в Италии. Ариосто в «Неистовом Роланде» (начало XVI в.) сравнивает гордое презрение своего героя к обступавшим его врагам с невозмутимостью «медведя, водимого русскими или литовскими поводырями, когда на него лают собачонки».

Западным ярмарочным фокусникам тоже приходилось бывать в России. В начале XIII в. многочисленные бродячие музыканты, певцы, фигляры и фокусники были изгнаны из Франции указом короля Филиппа-Августа. Они заполонили Германию и вместе с немецкими коллегами по искусству двинулись на восток. Они доходили до крупных центров русской культуры — Киева и Галича. Об этом есть некоторые намеки в летописях.

Таким образом, еще до татаро-монгольского нашествия разноплеменные иллюзионисты общались друг с другом. При всем национальном своеобразии подачи фокусов трюковый репертуар был народным. Этот факт предоставляет возможность по-новому взглянуть на некоторые сюжетные мотивы народных сказок.

Исследователи заметили сходство персонажей и событий в волшебных сказках различных народов. Напрашивается мысль: не являются ли некоторые волшебные сказочные мотивы поэтическим описанием фокусов? Именно тех, которые показывали в древние времена бродячие иллюзионисты? Например, прототипы плотоядных «огнедышащих» драконов, часто употребляемых в сказках, и сейчас есть на острове Ко-модо в Индонезии.

Сказочные сады, которые вырастали в одну минуту, заставляют вспомнить об индийском «манговом зернышке», «прорастающем» из земли на глазах у зрителей, о средневековом фокусе мгновенного «выращивания» травы и цветов из доски стола. Живая и мертвая вода, с помощью которой в сказках часто оживляют убитых, приращивая отрубленные руки, ноги и даже головы… Эта сказка перекликается с фокусом «Обезглавливание», факирскими трюками и чудодейственными эликсирами ярмарочных фокусников. Самоиграющие гусли, купание в кипящей воде и всякие превращения тоже имеют свои аналоги в репертуаре фокусников средневековья. «Волшебное» полотенце (в сказках оно превращается в реку) — постоянная принадлежность скомороха-фокусника: полотенцем прикрывали предмет, который потом исчезал или «превращался» в другой.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   16

  • Комментарии Олега Степанова.
  • Блистательные мастера иллюзий