Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


В. Т. Пономарёв Тайны знаменитых фокусников




страница3/16
Дата08.01.2017
Размер3.7 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Ниндзя-фокусник Като Дандзо
В 1654 г. до штаб-квартиры Тюренна добрался французский агент с важной информацией. Донесение находилось у него в животе — предприимчивый агент закатал его в свинцовую фольгу и проглотил. Оказавшись во французском лагере, он отправился в уборную, но все его потуги оказались напрасными. И лишь тогда, когда один из офицеров пригрозил ему вспарыванием живота, дело было сделано!

Подобное не могло произойти с ниндзя («ночным дьяволом») Като Дандзо, который обладал искусством фокусника. Например, он мог показать такой трюк: достать неизвестно откуда шарики из слоновой кости, жонглировать ими, поймать один шарик ртом и вроде бы проглотить его. Когда он открывал рот, шарика там не оказывалось. Потом он появлялся между губами гримасничающего ниндзя-фокусника. На самом деле шарик не оставался во рту, но и не попадал в желудок: просто ниндзя научился задерживать его в пищеводе, а потом «отрыгиванием» снова поднимать вверх.

Фокусники-«глотатели» могли выполнять трюки с лягушками, рыбками, часами, монетами, мышами. И, естественно, проносить важные донесения легко и просто, не в пример французскому разведчику.

В истории японского шпионажа и иллюзионного искусства нет, пожалуй, человека, чье имя окружал бы больший ореол загадочности и мистики, нежели Като Дандзо. Превосходный «ночной дьявол» и неповторимый фокусник одновременно. Его удивительное мастерство было столь невероятно, что людская молва называла Дандзо кудесником, магом, способным черпать силы в общении с потусторонними силами.

Его жизнеописание давно стало частью фольклора. Отделить в нем правду от вымысла практически невозможно. Чего только не повествуют о Като Дандзо предания глубокой старины!

Говорят, что однажды Като Дандзо ожидала в чащобе встреча со стаей голодных волков. Первым побуждением ниндзя было намерение перебить подбиравшихся поближе серых хищников. Воспитанное с детских лет глубокое уважение к мечу — святыне для средневекового члена японской шпионской касты — заставило Като Дандзо выпустить рукоять. Оскорбить клинок кровью животного «ночной дьявол» не захотел. Выбираться из смертельно опасного положения было необходимо. На помощь воину пришло искусство управления внутренней энергией Киай-до — секретная техника, культивируемая в школах «ночных дьяволов».

Зажав большие пальцы рук в ладони методом «крепкого сжатия», Като Дандзо расправил плечи, распрямился и зашагал навстречу волкам. Завороженные образом проявленной мощи, изливаемым вовне потоком энергии, звери присели на хвосты и не осмелились атаковать необычного человека.

Как и любое искусство, имеющее целью раскрыть внутренний потенциал человека, Киай-до опирается на несколько простых аксиом. Человек обладает неким количеством вселенской энергии Ки (японское прочтение китайского термина «Ци»), стоит как полноправный участник в цепи энергообмена Небо — Человек — Земля. Каждое физическое действие человека, каждое душевное движение или мысль пронизаны Ки.

Концентрируя и распределяя Ки, осознанно используя его в любом виде деятельности, человек способен существенно улучшить достигаемые результаты. Естественно, что самым важным для ниндзя было боевое применение Ки — и как средства поражения, и как средства реанимации раненых и контуженых.

Стоит спутать или прервать поток своего Ки при выполнении удара или блока, и инициатива перейдет к противнику. Стоит вложить в пущенную стрелу силу всей полноты своего бытия — она пронзит и двойной доспех, и каменную скалу. Любого «ночного дьявола» готовили к управлению своим и чужим Ки. Название искусства Киай-до значит «путь единения Ки», возможно, своего Ки и энергии противника.

Такое объединение означает контроль, управление, владение. Считалось, что мастера Киай-до способны пересылать Ки без помощи физического тела, и рассказы о подвигах прославленных ниндзя это подтверждают: убить врага насыщенным Ки, особо модулированным криком или вернуть к жизни впавшего в кому соратника было для них достаточно простым делом. Развитое Ки было залогом неуязвимости в бою, выносливости в походе, стойкости организма во время эпидемии.

Как истинный маг Като Дандзо для концентрации своего Ки прибегал к старинной процедуре. Он связывал голодную собаку и клал перед ней кусок еды, до которого она не могла дотянуться. Потом первое блюдо заменял другим, еще более аппетитным; чувство голода тем временем усиливалось. Когда это чувство максимально сконцентрировалось, Като Дандзо отрубал собаке голову. В ней содержалась вся энергия чувства. На протяжении многих веков пост использовался для прояснения и обострения мыслительной деятельности. Постящийся человек неизменно испытывает прилив сил. Это может послужить объяснением обряда с собакой. Исключая возможность тривиального садистского акта, проведем параллель с индийским учением о силе, пребывающей в мозгу и способной концентрироваться.

Японцы считали, что она накапливалась и сохранялась в отрубленной голове собаки. Спасаясь от преследования, ниндзя иной раз пересекал реку или небольшое озерцо таким образом, что со стороны казалось, будто бы он «бежит» по водной поверхности, вздымая ногами брызги.

Подобное зрелище производило сильное впечатление даже на самураев, не говоря уже о представителях других социальных слоев. Однако ниндзя бежал не по воде, а по плоским камням, которые он заранее разложил или вкопал в отмели или там, где нашел брод. Сверху камни прикрывала вода, они находились на определенном расстоянии друг от друга и никогда не ставились по прямой линии, а только зигзагом. Тому, кто не знал схемы размещения этих камней, бесполезно было пытаться следовать за убегающим тем же путем.

Если ниндзя хотел пользоваться своим тайным «мостом» еще какое-то время, то он обычно менял порядок расстановки искусственных опор, чтобы исключить возможность каких-то неожиданностей. Иногда ситуация требовала поразить чем-нибудь местную публику, чтобы отвлечь ее внимание и внушить веру в свои колдовские способности. С этой целью Като Дандзо использовал роль монаха-чародея (ямабито), выделывая различные фокусы и трюки.

Во все времена одним из наиболее убедительных свидетельств обладания божьим даром считалось уже упомянутое умение ходить по воде. Като Дандзо заранее готовил охапку соломы, тростника или бамбука, перевязанную веревкой. Он мог нести ее на спине, не вызывая никаких подозрений, мог заблаговременно спрятать в прибрежных зарослях либо притопить и закрепить возле мостков. Такой примитивный плот в практике «ночных дьяволов» назывался «кама-икала».

Иногда для увеличения плавучести к нему дополнительно крепили закупоренные глиняные кувшины или надувные бычьи пузыри. Под весом человека плот погружался вглубь, но там начинала действовать выталкивающая сила и возникало состояние шаткого равновесия, требовавшее от стоящего на плоту великолепного чувства баланса. Со стороны казалось, что человек стоит по колено в воде.

Осторожно подгребая веслом либо отталкиваясь от дна шестом, можно было перемещаться в желаемом направлении. Настоящих чудес эквилибристики требовало использование поплавков (по одному на каждую ногу), называвшихся «тару-икала». Они представляли деревянные бочонки или глиняные горшки диаметром в 25–30 см, высотой доходившие до колен. Чтобы внутрь не попадала воды, вокруг ног обматывали пук соломы, закупоривавший горловину. Принцип использования оставался прежним.

Нацепив эти поплавки, ниндзя мог некоторое время передвигаться по воде с помощью длинного шеста, создавая иллюзию ходьбы по воде. Като Дандзо носил с собой длинную дудку. Абсолютно безобидная вещь. Она ничем не указывала на какие-то тайные замыслы ее владельца. Представьте фигурку ниндзя, неспешно удаляющуюся от замка, в котором только что нашли мертвым его хозяина. Как ни в чем не бывало, наигрывая на дудочке, ниндзя приближается к реке и уходит под воду все глубже, пока его тень не растворяется в струях и ряби…

Преследователи не знали, что преследуемый лег на дно и дудочка ему заменяет дыхательную трубку. Способ прятаться в воде с дыхательной трубкой назывался «камэ-гакурэ» («способ черепахи»). Като Дандзо называют основателем школы магического боевого искусства, последователи которой использовали различные заклинания для передвижения по воздуху, заговаривали оружие, которое могло действовать без участия человека. Лично сам Дандзо, согласно преданиям, мог спокойно сидеть, молитвенно сложив руки, пока его бритвенно острый меч рубил врагов направо и налево.

Однажды несколько самураев выследили Дандзо и окружили. Тогда он очертил вокруг себя круг, нарисовал в нем несколько магических знаков и призвал на помощь духов. После этого ни мечи, ни копья самураев не могли проникнуть внутрь круга. Неуязвимый же ниндзя весело потешался над самураями.

Реальная биография этого человека почти неизвестна. Однако все сходятся на том, что Дандзо был выдающимся мастером «искусства быть невидимым», которое постигал с самого младенчества. Дандзо был небольшого роста, и тело у него было легкое, как пушинка. При этом он обладал необычайной силой. Прославился тем, что мог якобы перепрыгивать через широкие оборонительные рвы замков. Товарищи прозвали его Тоби Като — Летучий (или Прыгучий) Като.

Прослышав, что военачальники Такэда Сингэн и Уэсуги Кэнсин нанимают ниндзя, он решил пойти к ним на службу. Вначале Дандзо направился во владения Уэсуги. Прибыл он к замку этого военачальника под видом бродячего фокусника. На рыночной площади призамкового городка Дандзо принялся показывать свое магическое искусство.

Легенда рассказывает, что он привел на площадь большого быка и на глазах у всех собравшихся в мгновение ока его проглотил. Все зрители были поражены. Только один человек, забравшийся на высокую сосну, что была по соседству, начал подшучивать: «Обман! Если посмотреть отсюда, он просто уселся быку на спину!» Като Дандзо сильно рассердился.

Он взял саженец тыквы-горлянки, на котором было только два листика, махнул на него веером. Лоза постепенно начала удлиняться. Прямо на глазах зрителей на ней зацвел цветок. Все зрители пораскрывали рты. Като неожиданно выхватил короткий меч и одним ударом отсек чашечку тыквы. Лишь только он сделал это, отрубленная голова шутника шлепнулась на землю. Публика, пораженная и напуганная этим необычайным искусством, сразу же бросилась врассыпную.

По городу поползли противоречивые слухи о загадочном и страшном пришельце. Он же тем временем явился к Какидзаки Идзуми-по-Ками, приближенному князя Уэсуги, заявил, Что он самый лучший ниндзя во всей стране, и попросил представить его князю. Самурай потребовал, чтобы Дандзо продемонстрировал свое искусство. Летучий Като показал ему свой невероятный прыжок. Самурай пришел в восхищение от великого таланта и сразу доложил о своей «находке» князю.

На аудиенции у князя Дандзо вел себя вызывающе и похвастал, что равного ему по мастерству ниндзя не сыскать во всем свете. Кэнсин нахмурил брови и произнес: «Ну, ежели ты такой мастер, покажи нам свое мастерство. Есть у меня старый вассал Наоэ Ямасиро-по-Ками. В его усадьбе хранится драгоценная алебарда. Если ты сможень ее сегодня ночью украсть, я возьму тебя на службу и назначу большое жалованье».

Задача Дандзо была поставлена чрезвычайно тяжелая. Огромный дом Наоэ, защищенный высокими стенами, окружал широкий ров. Многочисленные стражники неустанно вглядывались в темноту. Подобраться к усадьбе незамеченным, казалось, не было никакой возможности. Вокруг усадьбы рыскал огромный волкодав. Он способен был учуять любого чужака за сотни метров. Пес прославился тем, что однажды на охоте в одиночку загрыз дикого кабана. Кроме того, все комнаты в доме были ярко освещены. В них постоянно находились слуги.

Чтобы прокрасться в дом Наоэ, ниндзя воспользовался не магией, а вполне «посюсторонними способами» — обычными уловками лазутчиков. Злобному псу он подсунул колобок отравленного риса — якимэси. Псина, отведав «лакомство», сразу же подохла. Потом могучим прыжком Дандзо преодолел ров. С помощью лазательных когтей забрался на стену и беззвучно, словно кошка, спрыгнул во двор.

Дело было уже под утро. У охранников, которые ревностно сторожили усадьбу вечером и ночью, к этому времени слипались глаза. Тогда «ночной демон» решил немного покуражиться. Он не только утащил драгоценную алебарду, но еще и усадил себе на спину сладко проспавшую все время его ночных похождений 11-летнюю прислужницу жены Наоэ.

В таком виде — с алебардой в руках и девчонкой за спиной — он явился во дворец Уэсуги. Все были поражены невероятным мастерством ниндзя. Даже Кэнсин пришел в восторг. Он превосходно понимал, что такой «ночной демон» просто подарок в борьбе с Такэдой. Кэнсин уже предвкушал, как с помощью Дандзо отправит своего ненавистного врага на тот свет.

Здесь все же было одно но. «Не подослан ли Като Дандзо врагами?» — подумал князь. А тут еще оскорбленный Наоэ начал нашептывать, что Дандзо — неизвестный человек, его прошлое темно. Неожиданное появление Като напоминает ему хитроумную уловку врага. Это одно но перевесило все незаурядные таланты великого шпиона-фокусника.

Кэнсин подозвал к себе начальника охраны Оникодзиму Сетаро и шепнул ему на ухо приказ немедленно прикончить опасного незнакомца. По каким-то признакам Дандзо разгадал замысел князя и решил дать деру. Мешало только одно — в замке было слишком много охранников. Вот здесь и пригодилось ниндзя его магическое фокусническое или гипнотическое искусство.

Обращаясь ко всем присутствующим, он сказал: «Господа, я хочу показать вам кое-что интересное». Дандзо подозвал к себе похищенную девочку и начал вынимать у нее изо рта одну за другой кукол размером в 3 сантиметра каждую. Когда он извлек их уже 30 штук, куклы начали забавно пританцовывать. Зрители, будто завороженные, уставились на фантастическое зрелище. Хитроумный Дандзо тем временем беспрепятственно выбрался из негостеприимного замка.

После этого Дандзо, горевший желанием отомстить Уэсуги, направился во владения его врага, Такэды Сингэна. Прибыв в Кофу, Дандзо представился одному из главных вассалов Сингэна Атобэ Оисукэ. Он заявил, что готов поступить на службу к князю, чтобы отомстить коварному Кэнсину. Такэ-да нуждался в ловких агентах и был рад принять на службу мастера шпионажа.

Правда, заносчивость и хвастовство Дандзо ему не понравились. Для начала он предложил Дандзо доказать свое мастерство. Есть несколько версий этого испытания. По одной из них насмешливый и хитрый Сингэн, чтобы сбить спесь с нагловатого ниндзя, решил подшутить над ним. Он приказал перепрыгнуть высокий забор, зная, что по ту сторону посажены шипастые розы. Дандзо, ничего не подозревая, перемахнул через ограду. К великому удовольствию князя, ниндзя уже опускался в центр колючей клумбы, как вдруг завис в воздухе и… полетел обратно. Такова была великая сила магии мастера «искусства быть невидимым». До наших дней дошла и другая, более прозаическая версия.

По заданию князя Дандзо должен был проникнуть в один из замков, который усиленно охранялся. Под покровом темноты он подкрался к замку, вскарабкался на стену и собирался прыгнуть вниз. Вдруг он почувствовал, что во дворе его ожидает засада. Специалисты Такэды по ловле шпионов заметили лазутчика. Они приготовились броситься на него, лишь только он опустится на землю. Като совершает роковой прыжок… Охрана с торжествующими воплями «Попался! Держи его! Убить шпиона!» бросается на него. Като… неожиданно взмывает в воздух, будто птица. Дандзо описывает круг над двором замка и через мгновение оказывается на стене! У воинов Такэды от удивления перехватило дух, когда они услышали веселый хохот ниндзя, усевшегося на гребне стены…

Правда, на этот раз Летучий Като воспользовался не магией, а простым трюком, исполнение которого было замечательным. Дандзо подвесил на удочке куклу и заставил ее покружиться в ночном небе. Вот и вся шутка! Правда, Такэда и его приближенные ничего об этом не знали. После такой демонстрации никто не сомневался больше в способностях колдуна-ниндзя. Такэда немедленно выписал огромное жалованье Като Дандзо. На службе у Такэды Като Дандзо показал себя превосходно и совершил немало подвигов, прославивших этого замечательного «ночного демона»-фокусника.

Однажды Дандзо получил задание попасть в замок Сува, славившийся своей неприступностью. У этого замка была одна сторожевая башня, расположенная намного выше окружающих стен и внутренних построек. С нее открывался прекрасный обзор на весь замок. После предварительной разведки Дандзо понял, что проникнуть в замок можно, лишь нейтрализовав эту сторожевую башню. Летучий Като разработал план ее захвата и с блеском его исполнил.

Безлунной ночью Като вскарабкался по стене замка прямо под сторожевой башней. Путем наблюдения Дандзо установил, что это место не просматривается со стены. Зацепившись на стене под выступающей наружу платформой башни, он просверлил в ней несколько небольших отверстий. Потом вставил в них специальные болты с раскрывающимися шляпками. Затем ниндзя подвесил небольшие качели на ремнях, прикрепленных к болтам. Пока четыре стражника всматривались в темноту, ниндзя устроился у них под ногами. Затем подал знак своим четырем товарищам, скрывавшимся в мутной воде рва, взбираться на стену.

Вскоре пять ниндзя повисли во мраке под платформой башни. Определив по звуку шагов число и расположение охраны, лазутчики быстро перемахнули через парапет, прикончили стражников и захватили контроль над ключевой точкой обороны. Через несколько минут замок полностью захватили воины Такэды.

Като Дандзо постоянно совершенствовал свое мастерство, иногда, по воле судьбы, участвуя в работе бродячих фокусников, демонстрировавших поразительные трюки, например с волчками. Волчки двигались по круговой линии, свободно проходили сквозь кольцо, самостоятельно прыгали в поставленные на их пути ящички и затем самостоятельно выпрыгивали оттуда. Повинуясь воле исполнителей, волчки легко бегали по тонкой проволоке и лезвию сабли, которые предварительно передавались публике, чтобы зрители могли убедиться в отсутствии каких-либо хитроумных приспособлений.

Невероятным зрелищем было, когда большой, тяжелый волчок вращался на листе лотоса, плавающем на поверхности воды в фарфоровой вазе. Конечно, не все было построено на ловкости и профессионализме фокусников и принципе балансирования. Волчки и прочий реквизит имели остроумные технические приспособления. Проволока и сабля, которые осматривала публика, незаметно подменялись другими, которые имели специальные узкие желобки, по которым и двигались волчки. В фарфоровой вазе был вмонтирован механизм, который позволял удерживать тяжелый вращающийся волчок на поверхности воды.



Рис. 18. Трюк «Порхающие бабочки»

Ниндзя-фокусник любил показывать трюк «Порхающие бабочки». Во время показа этого фокуса у него в руках был постоянно предмет боевой экипировки — веер. Элегантный на вид веер имел железные ребра и укрепленные лаком жесткие сочленения. Раскрыв веер, фокусник начинал им махать: с поверхности веера взлетали две бабочки и начинали порхать в разных направлениях — то взлетая очень высоко, то опускаясь почти на самый веер. Бабочки были сделаны из разноцветной тонкой бумаги и скреплены тонким волосом.

Французский дипломат Гюмбер, неоднократно бывавший в Японии, писал об искусстве талантливых фокусников наподобие Като Дандзо: «В заключение серии первых упражнений жонглер показывает публике большой веер, который стоит у него на наружной стороне правой руки; потом он подбрасывает его вверх, ловит на ладонь левой руки, съеживается, обмахивается и, повернув голову в профиль, испускает продолжительный вздох, вследствие которого из его рта вылетает изображение скачущей лошади.

Продолжая обмахиваться, он вытряхивает из правого рукава целый полк маленьких человечков, которые, подплясывая и приседая, исчезают в воздухе. Он нагибается, складывает веер и держит его обеими руками; в это время голова его исчезает, после чего появляется вновь, но в колоссальных размерах, затем опять в натуральную величину, но зато в трех или четырех экземплярах.

Перед ним ставят особый сосуд вроде амфоры, и вскоре зрители видят, как он вылезает из узкого горлышка этой бутылки и затем исчезает в висящих на потолке облаках». Като Дандзо вынимал из подсвечника зажженную свечу, бросал ее высоко вверх, потом ловил на раскрытый веер и заставлял ее прыгать, совершая разнообразные пируэты в воздухе. При этом пламя свечи не погасало. Лишь только он снова ставил свечу в подсвечник и гасил пламя, из свечи начинала бить фонтаном струя воды, которую фокусник ловил, не пролив ни одной капли, в подставленную фарфоровую чашу.

Интересен был и такой трюк. Обычную чашку, наполненную до краев чаем, фокусник плотно накрывал сверху блюдцем и устанавливал ее на конце длинного шеста. Потом, поставив нижний конец шеста себе на лоб, балансировал им. При этом исполнитель начинал потихоньку раскачивать шест и из чашки постепенно выплескивался на землю «чай». Раскачивание шеста становилось все сильнее и продолжалось до тех пор, пока весь «чай» не выплескивался. Секрет этого трюка: чашка не падала, а жидкость из нее постепенно выплескивалась благодаря порошку, который приводил жидкость в активное состояние. Покровителем фокусников был бог Тэнгу. Атрибуты этого божества: длинный нос, костюм герольда и пара крыльев.

В честь бога Тэнгу фокусники показывали удивительное представление с длинными носами. Прежде всего остается секретом, каким образом исполнитель прикреплял к лицу длинный полутораметровый фальшивый нос из бамбука. Исполнитель ложился на пол сцены, и по его носу взбирался партнер, вставая правой ногой на конец носа. В левой руке у него был веер для удержания корпуса в равновесии, правой рукой он жонглировал несколькими шарами, а на его искусственном носу, но уже меньших размеров, балансировал раскрытый зонтик.

Одновременно третий артист делал стойку на прикрепленном к его лицу бамбуковом носу, опершись им о ступню поднятой ноги первого артиста, лежавшего на сцене и удерживавшего своих партнеров. Немного в стороне от основной группы исполнителей находился четвертый артист, который сидел на корточках и балансировал на искусственном носу кольцом, сквозь которое бросал и ловил шары. Като Дандзо быстро освоил характерный китайский фокус «Удивительная труба».

Две широкие картонные трубы, пустые внутри, несколько раз вставляются одна в другую и вынимаются. Каждый раз иллюзионист достает из трубы все новые предметы: платки, ленты, гирлянды цветов, зажженные фонарики, вазу, оказывающуюся шире трубы, живых голубей. Като Дандзо любил фокусы и свою нелегкую работу разведчика. Служба Дандзо у Такэды закончилась трагически. Когда у князя выкрали драгоценный древний список военных канонов, Дандзо был обвинен в краже, объявлен вражеским шпионом и подло убит из засады.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16