Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


В. Т. Пономарёв Тайны знаменитых фокусников




страница14/16
Дата08.01.2017
Размер3.7 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

«Говорящая отрубленная голова»
Этот фокус из серии фокусов-ужастиков имеет солидный возраст — не менее 800 лет.

Султан Фатах аль-Мульк проснулся в своем походном шатре, испытывая необъяснимое, на первый взгляд, чувство тревоги. Основания к этому, однако, обнаружились быстро: прямо перед глазами рядом с подушкой торчала рукоять кинжала. Даже в полумраке было видно, как она отливает золотом. «Хандал! — хрипло выкрикнул султан. Через мгновение одноглазый гигант, начальник телохранителей, предстал перед своим господином. — Извести эмиров, мы возвращаемся».

Впервые в жизни Хандал позволил себе замешкаться, получив приказание: «Но мы всего в трех фарсангах от Аламута, о повелитель!» Султан кивнул на кинжал, вонзенный в ковер: «А вот это торчит в трех ладонях от моей головы». Шестьдесят самых сильных, самых зорких и верных воинов стояли в ту ночь сплошным кольцом вокруг шатра султана, не говоря уже о трех десятках тысяч всадников и пехотинцев, которыми кишел лагерь. Человек, сумевший незаметно миновать такую преграду, как личная охрана султана, должен был обладать поистине дьявольской хитростью. Нечего было и думать, чтобы справиться с таким врагом, — и султан, и начальник его личной охраны, не сговариваясь, подумали об одном и том же. Тех, кто стоял в эту ночь в карауле, султан повелел казнить всех до единого: «Если среди них есть предатель, он умрет, если нет, то я утешусь хотя бы тем, что избавился от необходимости кормить шесть десятков дармоедов». Выполняя приказ султана, войско отступило от крепости Аламут.

Легенда о ее неприступности и на этот раз восторжествовала.

Ходили упорные слухи, что сила крепости заключалась в ее хозяине, носившем странное имя Старец Горы. Он обладал умением подчинять себе людей. Но не так, как отец подчиняет сына, военачальник — воина, хозяин — слугу, а полностью, до конца. Люди служили ему не только при жизни, но и, как утверждалось, после смерти. Года за два до описываемых событий в замок Аламут прибыло посольство от одного из христианских государей. Старец Горы (настоящее его имя было Хасан ибн-ас-Саббах) перед трапезой пригласил своего гостя полюбоваться видом, открывшимся с одной из башен крепости. Рациональный ум посланника быстро отметил не столь уж неприступный вид стен крепости, и этим своим наблюдением посол тут же поделился с хозяином. На это ас-Саббах заметил, что сила крепостей не в стенах, а в тех, кто их защищает. С этими словами он сделал знак рукой, и стоявший неподалеку воин, напоминавший своей неподвижностью белое изваяние, не раздумывая ни мгновения, бросился вниз с многометровой высоты. Старец махнул рукой еще раз, еще и еще! И второй, и третий, и четвертый воины-федаины распростились с жизнью с той же легкостью, что и первый. «Что могло заставить молодых, полных сил людей поступить так?» — терялся в догадках гость с Запада и не находил ответа. В объяснение, которое он услышал, верилось с трудом, и тем не менее… Молодые люди, бестрепетно выполнившие молчаливое указание своего вождя, верили, что в конце короткого последнего пути ждет их не каменистая земля, а рай.

Началась эта история с открытия Хасаном ас-Саббахом своеобразной школы по подготовке защитников-террористов. Методической основой обучения стала психологическая обработка кандидатов. Будучи от природы прекрасным психологом, Хасан ас-Саббах выбирал из числа молодых людей тех, в ком видел генетическую (как бы выразились теперь) предрасположенность подчиняться, быть ведомым. Он приглашал юношу к себе на ужин, где между делом интересовался, желает ли он, Ахмед, Мусса, Мухаммед, Фарид и так далее, оказаться в раю. Не навсегда, а только на время. У него, Хасана ас-Саббаха, есть власть для осуществления подобного чуда. Даже из уважения к столь замечательному человеку в это невозможно было поверить. В конце ужина, который всегда был обильным и восхитительным, появлялся кальян, и под воздействием паров гашиша гость засыпал.

Очнувшись, он обнаруживал себя в великолепном саду, наполненном пением птиц, на берегу чистого ручья, вблизи столов, обильно уставленных яствами, фруктами и напитками. Но главное, он видел перед собой танцующих девушек, прекрасных, с неприкрытыми лицами, в полупрозрачных одеждах. Они не убегали, когда он их окликал, не пугались, когда просил их подойти. Они приближались, благоухающие, готовые выполнить любые желания, сколь бы дерзкими или бесстыдными они ни казались. Конечно, в представлении юноши, обремененного множеством условностей реальной жизни, такие существа не могли быть рождены земными женщинами. «Значит, я нахожусь в раю», — заключал джигит. Проведя в этом сне, предвосхищавшем своей упоительностью все мыслимое и немыслимое, утомившись и проголодавшись, юноша обращался к еде. Им снова овладевал сон. Проснувшись, он опять видел перед собой серую унылую реальность и на вопрос ас-Саббаха, хочет ли он попасть туда, где только что побывал, отвечал: «Конечно! Что для этого нужно?» — «Повиноваться мне. Беспрекословно!» — «Приказывай!» — тотчас же следовал ответ.

Очень скоро у Хасана ас-Саббаха появилось несколько сотен воинов, бесконечно преданных ему. Людей, мечтавших умереть по его приказу, ибо только такой поступок гарантировал им рай. Ас-Саббах захватил замок Аламут. Попытки соседей-правителей отбить его всякий раз оканчивались неудачей, часто еще на стадии подготовки к походу. Стоило очередному восточному владыке начать собирать войско, как его находили с золоченым кинжалом в затылке. Грозная слава об испытывающих презрение к смерти безжалостных убийцах быстро распространилась по всему Востоку. Сельджукские султаны и индийские магараджи, хивинские ханы и иерусалимские цари боялись бросить даже случайный взгляд в сторону замка Аламут. Ассасинов (так их впоследствии назвали в Европе) ничто не могло остановить. Бессильны были неприступные стены крепостей, конные армии, многочисленная охрана и горы золота. Не было защиты от золоченого кинжала, направленного в затылок человека, которого Старец Горы назвал своим врагом. Исполнив приказ, ассасины нередко оставались у тела жертвы, ожидая расплаты. Они не боялись не только смерти, но и боли.

Отличительной чертой воинов, воспитанных Хасаном ас-Саббахом, было умение выжидать сколь угодно долго, выполняя жестокий приказ. Рассказывают, что однажды два федаина были посланы коварным старцем убить графа Тулузского. Обнаружив, что добраться до него обычным путем невозможно, они приняли христианство, стали крестоносцами и проявили чудеса храбрости, истребив в походах за освобождение Гроба Господня сотни единоверцев. Спустя два года, оказавшись приближенными графа, во время пира они выполнили приказ. Посланный Старцем Горы кинжал летел два года, но все же достиг графского затылка.

Но даже такой исполнительности Хасану ас-Саббаху было мало. Однажды он велел, чтобы в его покои явились два десятка ассасинов. Они увидели на полу блюдо с отрубленной головой в луже запекшейся крови. «Это Джамшид. Он один из тех, кто первым пошел за мной. Он посмел воспротивиться мне — и сейчас мертв. Но и по ту сторону жизни он пребывает в моей власти. На время я верну его к жизни, и он расскажет вам, в какой «рай» попадают люди, посмевшие противиться мне», — сказал ас-Саббах, произнес заклинание, и голова «ожила». «Спрашивайте!» — приказал он своим воинам.

Голова подробно рассказала о тех ужасах и муках, которым она подвергается на том свете по велению Старца Горы. Федаины удалились потрясенные. Ас-Саббах разнял блюдо на две половины, а под ним оказалось сделанное в земле углубление, в котором сидел «казненный» Джамшид. «Ты сделал все хорошо!» — похвалил его господин и тут же отсек мечом голову. Через несколько минут федаины, беседовавшие с «ожившей» головой, вновь увидели ее мертвой. Только теперь не на блюде, а на пике. После всего увиденного сомнений в том, что Джамшид находится в аду и сами они будут подвластны Старцу Горы даже в мире ином, у ассасинов не возникало.

Европейские маги иллюзий творчески отнеслись к слухам о восточном трюке и вскоре создали свой европейский трюк.

Было создано представление на евангельскую тему «Отсечение головы св. Иоанна».

Две тысячи лет назад Иоанн Креститель сказал царю Ироду горькую правду. И уже вскоре, как это часто случается, был за это посажен в тюрьму. Смысл обличений Предтечи, так смело высказанных им в адрес царя, заключался в том, что нехорошо предводителю народа спать с женой своего родного брата.



Виновница раздора, отнюдь не случайно носившая имя Иродиада, сильно озлобилась на Крестителя и хотела его убить. Но, как пишет евангелист Марк, не могла. Ирод очень берег святого узника и любил следовать его разумным советам. Кроме, разумеется, того единственного, за который он упрятал Иоанна за решетку.

Но вот настал день рождения Ирода. Во время празднества, устроенного по этому поводу, дочь Иродиады своей зажигательной пляской весьма угодила имениннику. Призвав юную девицу к себе, Ирод пообещал исполнить любое из ее желаний. Даже если оно будет касаться половины царской недвижимости.

Отправившись к матери, прелестное создание, как и всякая послушная дочь, спросила у той совета.

— Проси голову Крестителя, — ответила «добрая» женщина.



— Хочу, чтобы ты дал мне теперь же на блюде голову Иоанна Крестителя, — быстро вернувшись к царю, промолвила нежная плясунья.

Говорят, что Ирод очень опечалился, но не смог нарушить данного им слова. И буквально через несколько минут пьяный оруженосец принес из подвала то, о чем просила Иродиадина дочь, — голову Иоанна Крестителя на блюде.

Участь Иоанна Крестителя всегда волновала сердобольных христиан. И естественно, что иллюзионное представление о его судьбе привлекало многочисленных зрителей.

В те времена люди не раз становились свидетелями публичных казней. Отрубленная голова очередной жертвы, демонстрируемая палачом, была для них обычным явлением. Но вот иллюзионное представление на евангельскую тему, где апостолу Иоанну отрубали голову и она внезапно оживала, поражало зрителей чрезвычайно. Ожившая голова — подобное могло быть только чудом.

И хотя представлению был придан религиозный колорит в духе «мистерии Страстей Господних», но все равно во времена разгула инквизиции демонстрация подобного действа была сопряжена с большим риском.

Фокусники оказались перед проблемой: как поступить? Открыть секрет трюка — значит, лишиться заработка. Держать нераскрытым — серьезно рисковать жизнью. Решили описание трюка поместить в книге. Так, в 1584 г. в книге Скотса «Разоблачение колдовства» было рассказано о трюке «Говорящая отрубленная голова». Расчет был прост: подавляющая часть зрителей — простой народ, который неграмотен, посему секрет фокуса останется монополией артистов. А духовенство лишний раз могло убедиться в полной «рукотворности» номера, без всяких магических чудес.



Рис. 54. Секрет «отрубленной головы»

Трюк состоял в следующем. Стол закрыт до пола скатертью. В ней, как и в доске стола, проделаны два круглых отверстия. Вместе с иллюзионистом в представлении участвуют два ассистента. Один забирался под стол и был невидим под скатертью. Второго артист укладывал на стол ничком и делал вид, что опускает ему на шею меч. Когда меч со стуком ударялся о стол, лежавший мгновенно опускал голову сквозь прорезь скатерти в отверстие. Тогда иллюзионист отходил в сторону и показывал зрителям «отрубленную» голову, якобы только что положенную им у ног «обезглавленного» тела. Для довершения иллюзии «отрубленной» головы делалась деревянная шея, измазанная «кровью». Специально раздуваемый серный дым придавал лицу мертвенно-бледный вид. Впоследствии голову помощника стали подменять восковой головой.

Иллюзионист извлекал из складок одежды восковую голову, демонстрировал ее публике и клал на блюдо. Потом он произносил молитву, и голова… оживала. Сначала она моргала, затем чуть поворачивалась в стороны и, наконец, начинала отвечать на вопросы потрясенных зрителей. Естественно, голова принадлежала второму ассистенту, сидевшему под столом.

Трюк с говорящей «отрубленной» головой показывали в странствующих «музеях» и «паноптикумах». Непосвященного он сильно ошеломлял. Он видел перед собой небольшой столик с тарелкой, а на тарелке… лежала живая человеческая голова. Она двигала глазами, говорила, ела. Под столиком спрятать туловище как будто негде. Подойти вплотную к столу было нельзя — зрителя отделял от него барьер. Все же зритель ясно видел, что под столом ничего нет.

Если случится быть свидетелем подобного «чуда», можно попробовать закинуть в пустое место под столиком скомканную бумажку. Загадка сразу разъяснится: бумажка отскочит от… зеркала! Если она и не долетит до стола, то обнаружит существование зеркала, потому что в нем появится ее отражение.

Достаточно поставить по зеркалу между ножками стола, чтобы пространство под ним казалось пустым. Конечно, в том лишь случае, если в зеркале не отражается обстановка комнаты или публика. Поэтому комната должна быть пустой, стены совершенно одинаковыми, пол выкрашен в однообразный цвет, без узоров. Зрителей необходимо держать от зеркала на достаточном расстоянии.

Секрет прост до смешного, но пока не знаешь, в чем его загадка, теряешься в различных догадках.

В 1850 г. венгерский иллюзионист Йожеф Ванек (1818–1899) преподнес этот трюк с ужасающим натурализмом. Он высоко поднимал за волосы муляж головы, из шеи которого обильно лилась «кровь». Ванек ставил этот муляж на блюдо и спускался с ним в зрительный зал. Он предлагал зрителям убедиться, что это настоящая человеческая голова. Естественно, никто не испытывал желания дотронуться до мертвой, забрызганной кровью головы. Те, к кому подходил иллюзионист, отворачивались с ужасом. Каждый раз женщины падали в обморок. Многие зрители были рады, когда голову уносили на сцену.

Английский иллюзионист Джон Невил Маскелайн (1839–1917), использовав старинный трюк «Обезглавливание», сделал из него комический скетч. В нем главную роль играл его помощник — прекрасный комик. Сам Маскелайн исполнял в этом скетче роль американского врача.

В своем кабинете врач принимал фермера, страдающего головными болями. После исследования врач заявлял, что требуется внутренний ремонт. Фермер отказывался от наркоза, соглашаясь потерпеть боль. Врач пробовал на листке бумаги лезвие большого сверкающего ножа. Потом, засучив рукава, бросался на пациента. Тот в ужасе кричал. «Если боитесь, выпейте, и тогда ничего не почувствуете», — уговаривал врач. Стуча зубами от чрезмерного страха, несчастный фермер выпивал наркотическую жидкость и засыпал. Тогда врач медленно и старательно отрезал ему голову. Отчетливо было видно, как нож проходит сквозь шею, как белое полотенце, наложенное на грудь, окрашивается кровью. Наконец врач поднимал отрезанную голову и ставил ее на стол. Потом обшаривал карманы обезглавленного тела и забирал кошелек. Голова на столе, видя это, сверкала глазами и строила смешные гримасы. Желая сохранить голову в виде анатомического препарата, врач спешил избавиться от туловища и приказывал негру-слуге принести большой ящик. Неуемный страх негра при виде обезглавленного доводил публику до гомерического смеха. Наконец, уложив тело в ящик, врач и слуга отправлялись взглянуть, свободен ли путь на улицу. Тем временем туловище вылезало из ящика, подходило к голове, делало печальные жесты и нежно прижимало ее к сердцу. Врач и слуга, вернувшись, заставали эту картину и в ужасе убегали. Держа в руке голову, туловище садилось к столу и под диктовку своей головы писало юмористическое завещание…

Номер «Говорящая отрубленная голова» фигурировал во множестве вариантов. Все же, пожалуй, самое впечатляющее представление показывал прославленный болгарский фокусник XX в. Сенко (Евгений Христов).

Сенко начал выступать мальчиком в ярмарочных балаганах в 20-е годы. Он очень рано проявил незаурядный талант. Впоследствии Сенко стал народным артистом Болгарии, кавалером ордена Кирилла и Мефодия, много гастролировал.

Номер «Говорящая отрубленная голова» в исполнении Сенко выглядел следующим образом. Артист появлялся на сцене и становился спиной к боковой кулисе. Ассистент стрелял в него из старинного длинноствольного пистолета, и у фокусника с плеч слетала голова. Сенко брал ее под мышку и выходил на авансцену, за его спиной закрывался занавес… В этот момент голова начинала разговаривать с публикой, отпускала шуточки, смеялась. Зрители отлично понимали, что голова не может существовать отдельно от туловища. Тем большее восхищение доставляла им чистая работа фокусника, сумевшего дать полную иллюзию реальности происходящего.

В чем секрет трюка? Главное — исполнительское мастерство артиста. Сам Сенко говорил по этому поводу: «Все фокусы очень и очень стары, новы только их варианты. О таланте иллюзиониста можно судить по тому, как много оригинальных вариантов фокусов присутствуют в номере».

Что же происходило в действительности? Вначале артист становился спиной к кулисе. В момент, когда ассистент производил выстрел из старинного пистолета с дымом и пламенем, внимание зрителей было обращено на стреляющего. В это мгновение Сенко исчезал за кулисой, а на его место становился второй ассистент, одетый точно в такой же костюм, но ровно на голову ниже Сенко. Сверху на нем было приспособление, состоящее из «шеи» и «головы». Причем «голова» имела портретное сходство с каноническим образом Христа. После выстрела искусственная голова слетала с искусственной шеи и оказывалась под мышкой у ассистента. Далее Сенко выходил на авансцену, и за его спиной закрывался занавес. Артист становился за спиной помощника и просовывал через прорезь в занавес свою голову ему под мышку, одновременно убирая муляж. И вот уже «говорящая голова» ведет диалог с публикой, к удовольствию последней. Это напоминает гротескный эпизод из романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита» — выступление Воланда, когда голова слетает с плеч болтливого конферансье и продолжает нести чепуху.

Комментарии Олега Степанова.

Скотс это Реджиналд Скот. А 22 страницы о фокусах из 283 были написаны Джоном Котаресом, к которому обратился Скот за помощью.
«Распиливание женщины»
«— Ты когда-нибудь видел этот трюк?

— Нет, — отвечает радиожурналист Эд Харрис, герой романа «Великий человек» американского писателя Эла Моргана.

— Классный трюк. Пользовался успехом здесь и в пуэрториканском квартале. Этот парень резал даму круглой пилой, останавливался посередине и приглашал публику подняться на сцену посмотреть зверство, а! Такой кровавой шутки, черт ее дери, никто еще не видел.

— Да, я смотрел его шесть вечеров подряд. Изучил оборудование. Все не мог понять, как же он, подонок, делает это. Без шуток! Выйду на сцену — вижу: ассистентка прямо искромсана круглой пилой.



— Может, это был не фокус? Может, он действительно распиливал ее надвое? В конце трюка он швырял половинки тела в плетеную корзину и уносил со сцены. Но женщина была все время одна и та же, каждый вечер. Так я и не понял, как он это проделывал».

Диалог, изложенный Элом Морганом, безусловно, правдив. Кому приходилось видеть исполнение иллюзиона «Распиливание женщины», тот помнит зрительское возбуждение. Эл Морган точно рассказал о трюке «Распиливание женщины», который является обязательным для иллюзионистов-профессионалов, желающих пробиться в «великие мастера». Номер «Распиливание женщины» впервые продемонстрировал известный покоритель зрительских сердец Торрини. Это произошло в 1806 г., когда фокусник выступал в Константинополе.



Рис. 55. «Распиливание женщины»

Юная красавица, только что исполнившая эротический восточный танец, грациозно укладывалась в деревянный сундук с роскошными узорами. И сундук тотчас же разрезался пилой пополам, в самой середине, вместе с девушкой. Потом половинки сундука немного отодвигались друг от друга. Далее половинки сундука снова соединялись, открывалась верхняя крышка. И мило улыбающаяся дева, живая и невредимая, появлялась перед потрясенными зрителями. Этот жутковатый иллюзион, наверное, мог придумать только Торрини, бывший аристократ де Гризи.

Прославленный фокусник Пинетти с тревогой следил за возрастающей славой французского аристократа графа де Гризи (1768–1830). Случай свел их на концерте во время неаполитанского карнавала в 1796 г. Пораженный артистичностью и превосходной техникой де Гризи, он начал опасаться конкуренции. Приняв решение устранить опасного соперника, Пинетти наговорил ему комплиментов и предложил де Гризи выступить вместо себя на одном великосветском вечере, где присутствовал неаполитанский король Фердинанд IV. Пинетти даже предложил ему помощь своих ассистентов.

Коварная «помощь» погубила де Гризи.

Во время выступления один из ассистентов, сидевший среди публики, с притворным возмущением заявил, что фокусник взял у него для своих трюков драгоценный перстень с крупным алмазом, а вернул дешевую подделку. Де Гризи, не растерявшись, спокойно предложил решить недоразумение по окончании сеанса. В это время другой помощник Пинетти, воспользовавшись тем, что внимание публики было отвлечено спровоцированным скандалом, подменил колоду карт, приготовленных для следующего фокуса. Ничего не подозревая, де Гризи подошел к королевской ложе и попросил короля вынуть из колоды какую-нибудь карту. Фердинанд вытянул карту и вдруг, гневно швырнув ее фокуснику в лицо, вне себя от ярости выбежал из ложи. Де Гризи поднял карту, и его объял ужас: на ней было написано грязное ругательство в адрес короля.

Тотчас же де Гризи был арестован. Все его имущество было конфисковано. Де Гризи просидел бы в тюрьме до конца своей жизни. Его выручили бурные политические события. В 1799 г. французские войска вторглись в Южную Италию, при их поддержке была провозглашена республика. Де Гризи получил свободу и начал выступать как профессиональный фокусник.

Решив отомстить Пинетти его же оружием, де Гризи включил в свой репертуар номера, которые приносили его сопернику невероятный успех. Куда бы теперь ни приезжал Пинетти, он с огорчением убеждался в том, что здесь уже выступал де Гризи с теми же самыми фокусами. Напрасно Пинетти метался по всей Европе в течение целого года. Его выступления нигде не имели ни малейшего успеха.

1800 год. Прославленный фокусник де Гризи выступает перед самим папой римским Пием VII. Папский конклав в восторге: знаменитый фокусник-аристократ знает свое дело прекрасно…Весь конклав Ватикана во главе с папой Пием VII ожидал представления, которое давал аристократ де Гризи, ставший фокусником.

Один из наиболее влиятельных кардиналов владел бесценными, уникальными карманными часами. Во время выступления де Гризи попросил одолжить ему эти часы. Кардинал с большим удовольствием расстался с часами, попросил обращаться с ними бережно. Де Гризи пообещал, но взял часы так неосторожно, что они упали на пол. Наклоняясь, чтобы их поднять, споткнулся и наступил на часы. Послышался зловещий хруст, кардинал побледнел от бешенства, навеки прощаясь со своей любимой игрушкой. Растерянный иллюзионист дрожащими руками собрал остатки часов, возвратился на сцену, сложил их в большую ступу и начал толочь пестиком.

Внезапно раздался взрыв. Де Гризи осторожно заглянул в ступу, потом повернул ее вверх дном. Естественно, что оттуда ничего не высыпалось. Чародей на мгновение приложил руку ко лбу, словно что-то вспоминая. Потом де Гризи сообщил, что часы — невредимые и целые — находятся в кармане его святейшества. Изумленный папа опустил руку в карман и извлек оттуда часы кардинала. Интересно, что де Гризи не приближался к папе. За исполнение этого фокуса Пий VII вручил де Гризи золотую табакерку, усыпанную бриллиантами. Много лет данный трюк оставался необъяснимым. И все же де Гризи сжалился над недоумевающими и рассказал, что готовил трюк долго и старательно и стоил он больших денег.

Обладая информацией об уникальных часах, иллюзионист лелеял слабую надежду, что найдет идентичный экземпляр. По просьбе де Гризи доверенные лица искали подобные часы по всей Европе у известных коллекционеров. В конце концов артист сам неожиданно натолкнулся на «двойника» у одного из римских часовщиков. Купил часы за большие деньги, договорившись о сохранении тайны. Исполнение самого фокуса для мастера иллюзий не составляло значительного труда. Единственное, о чем не рассказал де Гризи, — кто вложил часы кардинала в карман папы. Ведь он сам не приближался к Пию VII даже на несколько метров.

Несчастный случай омрачил блестящую артистическую карьеру де Гризи. Во время исполнения иллюзионного трюка «Сын Вильгельма Телля» фокусник нечаянно убил своего партнера — родного сына. По ошибке пистолет оказался заряженным не холостым, а боевым патроном. Жена не пережила катастрофы. Де Гризи, взяв псевдонимом имя Жены — Торрини, начал разъезжать по странам Европы и Азии. В долгих дорожных раздумьях Торрини и придумал трюк «Распиливание женщины», где жизнь, несмотря на ужасы, торжествует. После смерти Торрини этот иллюзион длительное время не показывали. Маги иллюзиона знали о его существовании, но расценивали рассказ о нем как сценическую легенду, так как не могли его повторить.

Его секрет разгадали в 1889 г., но не мастера волшебных превращений, а представители веселого жанра — комики. Английские клоуны, братья Галлон, продемонстрировали его на Всемирной выставке в Париже. Один из братьев укладывался в ящик, так что с одной стороны ящика высовывалась его голова, с другой стороны торчали ноги. Другой брат распиливал этот ящик, после чего раздвигал его половинки на небольшое расстояние и снова придвигал их друг к другу. В конце иллюзиона «распиленный» клоун выскакивал из ящика без единой царапины. И вновь над «распиливанием женщины» опустилась тайна — иллюзионисты по-прежнему не могли додуматься до секрета исполнения загадочного трюка. Сейчас в такое трудно поверить. Но ведь познание — процесс сложный и не всегда прямолинейный.

Возможно, иллюзионную мысль уводила в сторону форма ящика. У братьев Галлон он был не прямоугольный, а квадратный. Последнее и окончательное возрождение иллюзион «Распиливание женщины» пережил в 1921 г. Его воспроизвел английский иллюзионист Перси Селбит (1881–1938). Его настоящая фамилия — Тиблес, Перси Тиблес. Селбит рассказывал, что замысел этого иллюзиона пришел к нему, когда он наблюдал за действиями рабочих, разрезавших толстое бревно двуручной пилой. Надо заметить, что демонстрация Селбита не произвела на зрителей того ошеломляющего и ошарашивающего впечатления, которого данный трюк заслуживал. Это случилось, возможно, потому, что действующим лицом иллюзиона являлась не девушка, а связанный мальчик.

Спустя несколько месяцев американец польского происхождения Гораций Гольдин (1873–1939) продолжил линию «ужасов» на нью-йоркской сцене. Он показал иную версию фокуса «распиливания». Данному представлению была создана мощная реклама. На прекрасно освещенной площади перед входом в театр, где было объявлено о представлении «Распиливание женщины», стояла машина «скорой помощи». В проходах зрительного зала дежурили сестры милосердия в белых халатах, с походными аптечками. Публику предупреждали, что при несчастном случае или обмороке какого-нибудь слабонервного зрителя медсестры немедленно придут на помощь. На сцене, перед самым занавесом, находились еще две сестры милосердия с табличками-вывесками: «При несчастном случае с пилой».

Публика была чрезвычайно заинтригована. Еще до начала представления в зале установилась атмосфера взволнованного ожидания чего-то необычайно страшного и опасного. На ярко освещенную сцену вышла красивая, элегантно одетая по самой последней моде молодая девушка. Подойдя к ней, Гольдин сделал несколько гипнотических пассов, и девушка заснула. Подъемным краном ее подняли в воздух и бережно уложили в ящик. Потом ассистенты вывезли на тележке большую циркулярную пилу и вначале распилили полено, чтобы зрители могли убедиться, насколько остра пила. Затем пилу подвезли вплотную к ящику и включили мотор. Пила с молниеносной быстротой «перерезала» ящик вместе с женщиной, и мотор выключили. Трюк «Распиливание женщины» поражает воображение зрителей до сего времени.

Между тем секрет исполнения этого «гран-трюка» чрезвычайно прост. После того как девушка уляжется в ящик, с одного торца зрители видят ее голову, а с другого — ноги. Создается впечатление, будто она лежит внутри ящика вытянувшись. На самом деле это не так. В фокусе участвует еще одна девушка. Это ее ноги видят зрители. Ассистентка, остающаяся поначалу невидимой для глаз зрителей, скрыта в кушетке — подставке, на которой располагается ящик. Между девушками внутри ящика оказывается пустое пространство. Можно пилить.

Это вполне безопасно, пила еще никогда не соскальзывала, и женщины оставались целыми и невредимыми. Практика проведения фокуса показала, что форма ящика может быть произвольной. Размеры зависят от роста и комплекции исполнителей иллюзиона. Ящик состоит из двух отдельных секций. Каждая из них длиной приблизительно 65–80 см, шириной и высотой по 50 см. В бока ящика, обращенные к середине, где идет разрез, вставляют щиток-стенку, которая закроет стороны разреза и каждый ящик с внутренней стороны. Щиток совершенно изолирует друг от друга оба отделения. Это делается для того, чтобы не портить ящик. Распиливается фанера, которая прибита к обеим сторонам и крышке.

Чтобы не повредить ящик, на месте разреза набиваются железные полоски (под фанеру). Для головы, рук и ног ассистентки в стенах делают вырезы и вставляют в них щитки, которыми эти части тела зажимают, выпуская наружу. В левом ящике прорезают большое отверстие в дне, сквозь него должны пройти ноги второй ассистентки. Обычно ящик внутри покрашен темной краской, например «черной» морилкой. Сверху ящик грунтуют, а по окрашенному масляной краской фону делают интересный рисунок.



Рис. 56.

Секрет иллюзиона «Распиливание женщины»: внутри кушетки находится вторая ассистентка. Размеры кушетки с секретным приспособлением для второй ассистентки зависят от размеров ящика, а форма кушетки показана на рис. 56. Она очень удобна: выступающие углы по бокам как бы уменьшают ее действительную высоту. Высота в 25 см внутри кушетки для ассистентки вполне достаточна. Ширина же и длина ее немного больше ширины и длины самого ящика. Кушетку мастерят из реек и обшивают фанерой (при желании обивают дерматином). Углы по бокам, скрадывающие высоту, не должны особенно выступать. Кушетка должна выглядеть просто. На одной стороне в верхней доске есть разрез с дверкой, куда может свободно пролезть вторая ассистентка. Для ее ног делают вырезы. К кушетке приделывают четыре ножки на роликах. Это позволяет легко выкатывать ее на сцену вместе с находящейся внутри второй ассистенткой и быстро убирать обратно за кулисы.

Секрет иллюзиона заключается в том, что внутри кушетки находится вторая ассистентка (первая же занимает определенное положение внутри аппарата во время его показа), а также в «подмене» ног первой ассистентки ногами второй. Перед демонстрацией номера за кулисами тщательно проверяют приготовленный ящик, следя за тем, чтобы фанера для распила была достаточно широка, а ящики были на расстоянии не менее 6 см друг от друга: тогда пила не заденет их стенок. Вторую ассистентку, в точно таких же чулках и туфлях, как у первой, кладут внутрь кушетки и тщательно закрывают крышкой. Ставят на верх кушетки ящик — и аппарат готов для показа зрителям.

На сцене, как только в ящик положат первую ассистентку, вторая тотчас же высовывает свои ноги, и их пропускают в отверстие ящика. Первая же тотчас высовывает через вырезы голову и руки. Голову, руки и ноги помощники зажимают щитками, которые входят в пазы вырезов. Первая ассистентка в это время быстро принимает положение, показанное на рисунке, следя за тем, чтобы платье не попало в разрез.

Для большей страховки она упирает ноги в специально сделанную для этого планку внутри ящика. Это вполне надежно предохраняет ее от пилы (обычно на репетициях следят, чтобы ноги девушки были расположены не ближе, чем на 10 см от пилы). Ассистентка упирается ногами в планку.

Когда после распила раздвинутые ящики соединят опять вместе и вынут щитки, она сейчас же распрямляется и вытягивается во весь рост в ящике. Как только освободят ее голову и руки, она быстро выходит из ящика. Ноги второй ассистентки помощники «забывают» освободить. Их видит публика, которая догадывается после этого о секрете иллюзиона. Некоторые иллюзионисты, выполняя данный номер, обувают ассистенток в специально сделанные жесткие цветные сапожки.

Зрители видят, как девушка свои сапожки пропускает в отверстия в стенке ящика, и как их зажимают. Она тотчас же вынимает ноги из сапожек, а вторая надевает их и шевелит ногами. В конце фокуса вторая выдергивает ноги из сапожек, а первая продевает ноги в сапожки. Лучше не делать специальную обувь, чтобы не обращать на нее внимание зрителей. С течением времени трюки совершенствуются.

Например, иллюзионист Кальма начал распиливать девушку не на две, а на три части. Изобретательный Гарри Янсен, носящий многозначительный литературный псевдоним Данте, применил распиливание на четыре части. Блестящий английский фокусник Робер Харбин на глазах изумленного зала распиливал любую девушку-добровольца, вышедшую из публики. Дэвид Копперфилд сменил пилу на ультрасовременные лазерные лучи. Ассистентку запирают в шкаф, переворачивают вверх ногами и «разрезают» на три части. Затем средняя часть извлекается. И лазерные лучи на своем пути неизменно встречают пустоту…

Комментарии Олега Степанова. Устал везде писать — Гризи был персонащем книги Робер-Удена. Для самых тупых — НЕ БЫЛО ТАКОГО ФОКУСНИКА!!!
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

  • Комментарии Олега Степанова.
  • «Распиливание женщины»