Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


В. Т. Пономарёв Тайны знаменитых фокусников




страница10/16
Дата08.01.2017
Размер3.7 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   16
Экстравагантная «Гудиниада» Этот человек проходил сквозь стены, избавлялся от цепей. Многие его фокусы остались неразгаданными. Удивительный Гарри Гудини (1874–1926) сам был загадкой. Как и полагается великому фокуснику, Гудини окружил свою жизнь густой завесой мистификаций. Родился он не в американской глубинке, как говорится во многих справочниках, а в Будапеште. Он вовсе не Гарри Гудини, а Эрих Вейс, пятый сын раввина Майера Самуэля и его жены Цецилии. Вскоре после рождения Эриха семья отправилась в Америку в поисках лучшей доли. В небольшом городке Эплтон (штат Вирджиния) и прошло детство Эриха. По воспоминаниям Гудини, первым толчком к овладению секретами иллюзионного искусства оказалась… любовь к кондитерским изделиям. Отец, отчаянный скопидом, лично запирал на ключ варенье и домашнее печенье. Это и стало стимулом в карьере будущего фокусника: семилетний Эрих с помощью изогнутой проволоки научился отпирать различные запоры и замки, которые придумывал отец. Дальнейшее развитие таланты мальчика получили, когда ему в руки попалась книжка «Воспоминания посла, волшебника и фокусника Робера Гудина». По его книге маленький Эрих научился многим фокусам, которые сделали его кумиром окрестной детворы. Например, подвешенный за ноги мальчик ухитрялся собирать рассыпанные на полу булавки с помощью бровей и ресниц. С 16 лет Эрих решил зарабатывать на жизнь самостоятельно, вместе с братом Тео ушел из дома и отправился в Нью-Йорк, где они и пристроились в бродячем цирке. Эрих взял себе звонкий псевдоним, соединив фамилию своего обожаемого Гудина с именем случайного соседа по гостинице, научившего юношу основам «работы с отмычкой». Гвоздем программы братьев стал простой, но эффектный номер «Сундук превращений». Гарри запирали в сундуке, а Тео вставал на крышку. Задергивалась занавеска, играла музыка, и через минуту перед зрителями появлялся Гарри, стоящий на крышке сундука. Крышку поднимали — и внутри обнаруживали Тео. У «знаменитого мага Гудини» обнаружилась одна черта: одиночка по натуре, он интересовался только совершенствованием своего мастерства, но не такими «мелочами», как реклама или организация представлений. Зрители же хотели видеть не только чудеса смелости и ловкости, но и привычные цирковые номера. Всего этого у Гудини не было, и скоро владельцы цирков перестали брать его на работу. Вдвоем с братом Гарри отправился в Чикаго, где их приняли гораздо лучше. Самыми благодарными оказались местные полисмены, которые на спор заковывали Гарри в наручники и по-детски удивлялись, когда он от них освобождался. В 1894 г. Гарри вновь отправился в Нью-Йорк, где встретил в одном цирке молодую шансонетку Бесси Раннер, которая через месяц стала его женой. Тео и прочие родственники были против брака Гарри с католичкой. С того времени Бесси стала его рекламным агентом, режиссером и имиджмейкером. Всю оставшуюся жизнь Гарри хранил верность своей единственной любимой и почти каждый день писал ей письма. Их брак, к сожалению, оказался бездетным из-за болезни Гарри. Шло время. Гарри набрался опыта в показывании различных фокусов. Бесси сумела внушить ему мысль попытать счастья в Европе, тогдашней «законодательнице мод». В 1900 г. супруги отправились в турне: Лондон, Париж, Вена, Берлин и Москва рукоплескали «заокеанскому чародею». Он поражал зрителей не только тем, что освобождался от наручников, но и другим номером: глотая дюжину иголок и нитку, Гарри через некоторое время извлекал изо рта нитку с аккуратно нанизанными на нее иголками. В Штаты Гудини возвратился триумфатором и уже через месяц появился на приеме в Белом доме. На добрых 25 лет он превратился в признанного корифея американского цирка, получавшего за свои выступления немалые деньги. Правда, богатым он так и не стал: половину заработка отсылал матери и сестре, много тратил на благотворительность, остальное расходилось неизвестно куда. Коммерческие предприятия Гудини неизменно терпели крах. Из него не получился ни кинопродюсер, ни торговец «магическими изделиями», ни директор цирка. Фокус «Волшебный ящик» был изобретен английским иллюзионистом Джоном Невилом Маскейлином. Этот трюк и сейчас показывают фокусники на любой сцене. Естественно, что конструкция теперь значительно усовершенствована. Ящик становился поистине волшебным, когда с ним работали два ловких человека. У ящика размером с небольшой сундук была скрытая панель, открывавшаяся внутрь. Ящик с находившимся в нем человеком можно было закрыть, а потом обвязать со всех сторон канатом. При закрытой шторе, чтобы скрыть способ побега, пленник мог в течение нескольких секунд оказаться вне ящика, не притрагиваясь при этом ни к замкам, ни к канатам. Гудини интересовали только новые, все более опасные трюки, при виде которых даже у повидавших всякое репортеров волосы вставали дыбом. Связанного Гудини кладут в гроб, запирают на замок и опускают на дно реки, а через две минуты он появляется на поверхности. Вниз головой, со скованными руками его спускают с крыши небоскреба на веревке — на этот раз освобождение от оков занимает 5 минут. Так же быстро он избавляется от наручников под крылом летящего аэроплана. В Детройте он прыгнул с моста в скованную льдом реку и, снесенный течением, не мог найти спасительную полынью. В тот раз ему удалось найти под слоем льда воздушную пробку и дождаться помощи, пробыв под водой 8 минут. В 1903 г. в Петербурге комендант Петропавловской крепости лично запер Гудини в одной из камер, тщательно перед этим обыскав. Каково же было удивление генерала, когда через 20 минут маг появился в его кабинете, галантно приподняв арестантскую шапочку. Для чистоты эксперимента Гарри выдали казенное платье. Через много лет выяснилось, что «безутешная» Бесси в прощальном поцелуе через решетку передала супругу крошечную отмычку. Для многих загадкой остается другой трюк Гудини. Только однажды маг проходил сквозь стену в Нью-Йорке. Прямо на сцене рабочие выстроили стену толщиной 30 см, по бокам встали добровольцы из публики. Гудини, заслоненный холщовым экраном, время от времени говорил: «Прохожу, прохожу!» Наконец произнес: «Вот и я» — и возник с другой стороны сцены. Этот номер так поразил зрителей, что самая известная книга о Гудини называется «Человек, который проходит сквозь стену». В чем секрет Когда настоящие каменщики строили стену, им «помогали» ассистенты Гудини, которые подложили еще один тяжелый камень в конструкцию. Этот камень был полый, и на каждой его стороне имелась потайная дверка, хотя снизу к нему присоединен другой камень, чтобы одурачить каменщиков. Лишь только экран был поставлен на место, скрывая фокусника и стену, Гудини открыл потайные дверки в фальшивом камне, протиснулся через него, закрыл потайную дверку снаружи и вышел к зрителям поклониться. Гарри Гудини любил оригинальность, посему для себя изобрел новую цирковую профессию. Гудини называл себя не фокусником, а «эскапистом», от слова «escape» — «избавляться». Рис. 48. Знаменитое фото навсегда стало «визитной карточкой» Гарри Гудини В самом деле, Гудини избавлялся от веревок, цепей, наручников, выходил из запертых камер, сейфов, вылезал из гроба. Его главным секретом была сверхчеловеческая ловкость. При помощи долгих тренировок он научился «раздувать мышцы», когда на них надевали оковы. Потом «сдувал» их, и цепи с веревками сваливались. Запертый в гробу, он ухитрялся повернуться и извлечь из тайника спрятанный там ключ. Гудини превосходно знал технические устройства, особенно замки. Он всю жизнь собирал коллекцию замков и наручников. В ней не было замка, которого он не мог бы открыть. Мастерское владение телом подкреплялось филигранным искусством слесаря-ювелира. Гудини мог с закрытыми глазами открыть любой замок. Ни один хитроумный сейф не мог устоять перед ним. Миниатюрные «отмычки» — стальные проволочки, пружинки он проносил в самых укромных частях своего тела. Из трещинки на мозоли извлекал полоску металла толщиной чуть ли не в миллиметр и с ее помощью открывал самый замысловатый замок. Складные отмычки прятал в пищеводе, привязав их ниткой к зубу. Трюк «Секрет ключа Гарри Гудини» дошел до нашего бремени и вошел в репертуар фокусников-«микромагистров» (любителей показывать фокусы на столах). Тут требуется особое мастерство. Попробуй-ка, утаи свои секреты под пристальным взглядом критически настроенного зрителя. Выручает сверхловкость рук. При правильном исполнении трюк «Секрет ключа Гарри Гудини» производит на зрителей ошеломляющее впечатление. Фокусник показывает небольшую бархатную коробочку, в которой обычно хранятся драгоценные украшения. Медленно открывает и демонстрирует «волшебный» ключ. Потом вытаскивает его и показывает со всех сторон. Фокусник говорит, что ключ изготовил великий маг Гудини, он с секретом, и начинает медленно проворачивать бородку ключа вокруг стержня; затем фокусник добавляет, что это может делать только человек, знающий тайну Гудини. С этими словами он передает ключ зрителям. Естественно, никому не удается сдвинуть бородку даже на миллиметр. Фокусник забирает ключ, легко возвращает бородку на место, кладет ключ в коробку и медленно ее закрывает. Секрет ключа остроумен и прост. Бородка приваривается к ключу перпендикулярно к ушку на расстоянии 15 мм. В этом главный секрет. В таком виде ключ можно отдавать на проверку зрителям, не боясь разоблачения. В фокусе же используют магнитную бородку, которая двигается по стержню и вращается во всех направлениях. В это время большим и указательным пальцами фокусник держит ключ и одновременно прячет бородку ключа. Магнитную бородку подводит к приваренной и, забирая ключ в правую руку, оставляет ее в левой руке, зажимая большим и указательным пальцами. Фокусник следит за тем, чтобы накладывание магнитной бородки на приваренную было бесшумным. В коллекции Сиднея Раднеа в Холионе бережно хранится небольшой темно-красный металлический чемодан, на котором белой краской выведено: «Гудини». Внутри чемодана коллекция самых невероятных отмычек и ключей. Там есть небольшие тиски, которые прикрепляются к ноге и используются для изготовления нового ключа или переделки старого. Имеются ключи, ушки которых обернуты ватой, чтобы поворачивать их зубами. Одно устройство снабжено маленьким деревянным зубчатым колесиком, которое вращалось при перекатывании его по замшевому днищу ящика и использовалось для отвинчивания стопоров с наручниками английских моделей. Существовал ключ с двойным секретом, чтобы отпирать двери камеры и дверь коридора одного и того же здания. Уловок у Гудини было чрезвычайно много. Например, осматривая ключ от камеры, куда его собирались заточить, он в одной руке прятал маленький листик — идеальное приспособление для снятия отпечатка с ключа. Существовал, кроме отмычек, другой способ, простой и остроумный. Гарри научился ему у силовых жонглеров. Можно было, хотя и с посторонней помощью, разорвать цепи, напрягая пресс. Перед началом спектакля край цепи вставлялся в тиски, и необходимо было расшатать соединения при помощи плоскогубцев. Тогда при чуть большем натяжении металлическое звено лопалось, поскольку сталь была усталой. Рис. 49. Секреты наручников Гарри Гудини Английские наручники можно было отомкнуть с помощью легкого постукивания особым образом о твердую поверхность. Перед тем как работать с английскими наручниками, Гарри прикреплял на бедро «столп филистимлян» — свинцовую ленту, ударяя о которую он мог снимать наручники этого типа. Трюки «Выходы из тюрем» требовали большой сноровки. Один из самых гениальных способов Гарри Гудини изобрел во время своего первого турне по тюрьмам Европы. Он заметил, что тюремные врачи, которые осматривали его, всегда были одеты в черные сюртуки из тонкого сукна. Гарри сшил себе миниатюрную сумочку из такого же материала. Он клал в нее инструменты и незаметно прикреплял ее доктору на спину перед осмотром, а потом снимал, дружески хлопая врача по спине. В 1909 г. Голдсон занимался изданием книги Гудини «Секреты наручников». Рассказывая о способах освобождения от смирительной рубашки, Гудини писал с осуждением: «В Германии есть странствующий самозванец, который освобождается от смирительной рубашки, из которой вылезет и ребенок. Он сшил ее из мягкого холста, с очень длинными рукавами и коротким подолом, хотя, когда ее надевают на него, создается впечатление, что рубашка натянута плотно. Освобождаясь, он вертится, как настоящий псих и, в конце концов, снимает ее». Через некоторое время Гудини вспомнил о смирительной рубашке и пришел к мысли, что может получиться неплохой трюк, тем более что покрой рубашки такого типа был просто находкой. В октябре 1914 г. он заключил с издателями газеты «Канзас-Сити пост» соглашение о рекламе. Пятитысячная толпа наблюдала, как «король эскапистов», запеленутый агентами сыскной полиции города в смирительную рубашку, был поднят за ноги при помощи лебедки, установленной на крыше редакции газеты. В таком положении Гудини некоторое время раскачивался на большой высоте. Освободившись от смирительной рубашки всего за две с половиной минуты, он с торжественным криком бросил ее вниз. Наблюдая этот эффектный и впечатляющий номер, мало кто сознавал, что в «положении вверх тормашками» поднять руки и освободиться от смирительной рубашки легче, нежели в обычном положении. Освобождение из смирительной рубашки со временем совершенствовалось. Очень важно было правильно связывать запястья, поскольку, если подкладочный слой ватина слишком тонок, а веревки закреплены неверно: недолго и кисть повредить. Публика всегда с восхищением наблюдала, как Гудини, висящий в воздухе, вращается, изгибается, стараясь сбросить с себя смирительную рубашку. В представление «Экстравагантная Гудиниада» входил и трюк «Гудини в китайской водяной камере для пыток». Этот номер всемирно известного артиста вызывал много пересудов среди непрофессионалов и немало жарких споров среди иллюзионистов. Существовало две модели камеры для исполнения этого трюка. У первой был стеклянный фасад и металлическое крестообразное покрытие. Вторая модель была сделана из красного дерева, рама для стеклянной панели — стальная. Интерьер был виден полностью. Сооружение весило 760 килограммов. В комплект входили пять футляров, обитых плюшем. В них укладывались боковины, днище, задняя стенка, специальная верхняя рама с наклонными панелями, которые удерживали голени Гудини, когда его переворачивали вниз головой и опускали в наполненную водой камеру. Имелась специальная упаковочная клеть для металлической передней части со стеклянным окном, другая — для запасного стекла, в третью упаковывались металлические листы, устилавшие камеру, и тонкие металлические полоски, предохраняющие стекло с внешней стороны. В обычном ящике помещались блоки, различные инструменты, веревки для подъема, болты, которыми скреплялась камера. Когда Гудини попадал внутрь, бронзовые запоры задвигались, закрывалась крышка. Висячие замки, принесенные зрителями, запирали скобы. Зрители видели через стекло, как Гудини висит в воде вниз головой. Занавес задергивали. Толпа ждала три минуты, в продолжение которых оркестр играл «Ныряльщика». Затем из будки выходил Гудини, с которого стекала вода. На лице притворно усталая улыбка. И до сегодняшнего дня никто не знает, как же он освобождался. Возможно, секрет заключался в том, что вода достигала строго определенного уровня — шесть дюймов ниже верхней панели. Во всяком случае, камера была сделана по росту Гудини. Никто не понимал, как Гудини делает свои трюки. Его обвиняли в использовании хитроумной техники, в гипнотизировании публики, даже в связях в нечистой силой. Многие коллеги по иллюзионному цеху вполне серьезно утверждали, что Гарри научился своим фокусам из древних книг Каббалы. Сам же Гудини никогда не скрывал; что все дело в ловкости рук. «Да, я отличаюсь от других, — признавал он. — Но лишь тем, что развил в себе дарованные каждому таланты». За 100 тысяч долларов он предлагал всем желающим повторить любой из своих трюков, но деньги так и остались невостребованными. Злопыхатели старались разгадать секрет Гудини, усиленно распространяя версию о его мистической связи с потусторонними силами. «Господа, — устало опустив веки, отвечал тот, — ну какая мистика, на улице XX век!» Когда же окровавленными руками Гудини ставил отрезанную голову добровольца на прежнее место, люди в ужасе восклицали: «Если это не мистика, то что же!» «Я отрицаю любую мистику, — говорил Гудини. — В любой ситуации ничто не дает человеку шансов на победу, кроме его воли. Моя воля помогает мне преодолевать боль, страх, позволяет выходить из положений, которые другие считают безвыходными». Однажды, перед началом гастролей в Детройтском цирке, чтобы поразить зрителей, Гудини решил броситься с моста в реку в наручниках и под водой высвободиться. В ночь перед выступлением ударил сильный мороз, и река покрылась льдом. Гудини уговаривали отказаться от рискованного трюка, но в назначенный час он появился на мосту. Невзирая на мороз, разделся до трусов и под приветственные крики собравшейся публики бросился в дымящуюся прорубь. Прошло две минуты, четыре, пять. Журналисты бросились к телефонам сообщать потрясающую новость о гибели прославленного «короля цепей». Ведь человек не может пробыть под водой больше трех с половиной минут. Через восемь минут, когда уже не оставалось надежды на возвращение Гудини, его голова показалась в проруби. Подтянувшись за веревку, спущенную заранее в реку, в полном изнеможении, Гудини при помощи врача и помощника выбрался на лед. После этого вера в сверхъестественные способности мага еще более укрепилась. Как же он смог продержаться под водой без всякого специального снаряжения восемь минут О секрете удивительного случая рассказал сам Гудини. «Я опустился на дно и, как обычно, быстро освободился от наручников. Видимо, неправильно рассчитал скорость течения, потому что, когда всплыл, над головой оказался сплошной лед — меня сильно снесло. Я опять опустился на дно и попытался разглядеть светлое пятно проруби вверху. Никакого результата. Я немного проплыл и опять посмотрел над собой, но проклятая дыра исчезла, словно ее вдруг сковал лед. Минуты через три я почувствовал, что начинаю задыхаться. И тут меня осенило. Я постарался как можно медленнее подняться к верхней кромке льда. Так оно и оказалось, как я надеялся: между водой и льдом был небольшой слой воздуха. Лежа на спине и осторожно приподняв нос над водой, я все же мог дышать. Я еще немного проплавал в поисках проруби, но не обнаружил ее. Там вообще ничего не было видно, да и холод стал давать о себе знать. Но я, по крайней мере, мог дышать, а значит, оставалась надежда. Мне показалось, что прошел целый час, прежде чем, скосив глаза, я увидел впереди и сбоку какую-то расплывчатую, извивающуюся змею. Ура! Веревка!.. Как я рванулся к ней!..» Рис. 50. Один из секретов специальных кандалов Самый эффектный трюк прославленного маэстро — «Освобождение из сейфа». Гудини бросил вызов знаменитой лондонской фирме: он готов освободиться из любого ее сейфа. Фирма вызов приняла. Правда, волшебник поставил одно условие: сейф должен стоять на сцене мюзик-холла ровно за 24 часа до начала представления, поскольку он должен внимательно изучить его. — Наш сейф можно доставить хоть за неделю, — ответил представитель фирмы. — Ваша затея, Гудини, бесполезна, поскольку мы не сообщим вам код. В день представления зал был полон. Медленно и торжественно поплыл тяжелый занавес, и на сцене открылся огромный металлический шкаф. Даже полсцены пришлось подпереть снизу, уж слишком тяжелой была эта металлическая махина. Многие думали, что Гудини не появится, испугавшись стального монстра. Однако он вышел на сцену в купальном костюме. Для контроля эксперимента иллюзионист попросил подняться на сцену представителей фирмы. По просьбе Гудини члены комиссии подошли к массивному ящику, ощупали его снаружи, простучали изнутри, тщательно осмотрели повторно и сказали, что, по их мнению, выбраться отсюда невозможно. — Теперь обыщите меня, — попросил фокусник. — Со мной войдут внутрь сейфа два человека и устроят мне медицинский осмотр. Дверь сейфа предлагаю оставить полуоткрытой. Три человека вошли в мрачную полость сейфа. Вскоре вышли также втроем. Проверяющие сообщили, что на теле Гудини не найдено ничего. Иллюзионист поблагодарил и попросил засечь время, вошел в сейф и закрыл за собой тяжеленную дверь. Представитель фирмы запер его на ключ, затем сейф загородили ширмой, сделанной из непрозрачного полотна. Прошло долгих сорок пять минут. Некоторые зрители заволновались и затребовали администратора. Они желали прекратить опыт, боясь, что Гудини может задохнуться. И в этот момент из-за ширмы вышел спокойный Гудини. Зал взорвался аплодисментами. Остолбеневшие члены комиссии несколько секунд смотрели на иллюзиониста, затем бросились к сейфу. Здесь их ожидало разочарование — огромная дверь оказалась запертой. Как же «король цепей» освободился Его коллега Дж. Кэннелл высказал свою гипотезу. Многие думают, что все фокусы делаются просто. Это не совсем верно. Простым оказывается объяснение трюка, а не его выполнение. Это правило действовало и в случае «освобождения из сейфа». Просьба Гудини предоставить в его распоряжение сейф на 24 часа была не такой уж безобидной. За это время Гудини и его опытные слесари извлекли из хитрого замка мощные упругие пружины, а на их место поставили свои собственные, из мягкого металла, а также изготовили специальную отмычку, которая подходила для данного замка. Дело оставалось за малым — получить эту отмычку перед входом в полость сейфа. На фотографиях Дж. Кэннеллу показался очень подозрительным бородатый старик, который пожимает руку Гудини последним. Дж. Кэннелл долго и внимательно вглядывался в лицо старика под шляпой. Потом направился в библиотеку, где составил список демонстраторов и исследователей жанра, которые поддерживали с Гудини дружеские отношения. Вскоре секрет раскрылся — под бородатой личиной скрывался человек средних лет — Уилл Гольдстон (псевдоним Вольфа Гольдстона). Это был известный летописец сценических загадок. Именно он передал своему другу стальную проволочную отмычку с двумя зубцами на конце. Почему же Гудини не вышел сразу, а ожидал целых сорок пять минут — Интуиция, — отвечал он. — Золотое чувство. Я ощущаю зал и всегда знаю, когда наступает зрительская кульминация в ожидании результата трюка. Я работаю между «недо-» и «пере-». Магия воздействия зависит от темпа и ритма. Фокус воздействует на восприятие зрителя раскруткой своего внутреннего сюжета. Гудини был яростным противником спиритизма. Для этого у Гарри были причины. В 1913 г. во время гастролей Гудини в Европе в Соединенных Штатах умерла его мать. Гарри тяжело переживал ее смерть, корил себя за то, что не смог проститься с самым дорогим человеком. В отчаянии Гудини обратился к модным тогда медиумам, пытаясь услышать голос матери из загробного мира. Спириты долго морочили ему голову, но так и не помогли. С тех пор Гудини неистово разоблачал антинаучный характер спиритизма, высмеивал «повелителей духов». Будучи в дружеских отношениях со знаменитым писателем Артуром Конан Дойлем, который увлекался общением с «потусторонними силами» и даже был председателем Всемирного союза спиритов, Гудини однажды в шутку сказал: «Ах, если бы можно было запереть меня со всеми вашими спиритами и дамами, их поклонницами, в железный сундук и сбросить его на дно морское… Из всех выбрался бы я один, и то лишь благодаря моим фокусам…». Репутация Гарри Гудини как «сверхнеудержимого» была так велика, что породила среди американцев новый глагол, производный от фамилии иллюзиониста. И по сей день американцы, желая сказать «высвободиться», «вывернуться», «выпутаться из затруднительного положения», «выйти из безвыходных ситуаций», говорят «гудзини». Великий маг Нового Света преодолевал любую преграду, которую могла придумать изобретательная фантазия человека, но смерть обмануть так и не смог. Ходили слухи, что Гудини однажды не смог выбраться из своего «волшебного сундука». Но все было иначе: во время гастролей в Монреале к нему подошли трое студентов, кстати, поклонники спиритов, и начали спрашивать, правда ли, что он может выдержать любые удары. Смертельно уставший после представления Гудини, сидевший в это время на кушетке, машинально кивнул головой. Тут же один из студентов, чемпион по боксу, без всякого предупреждения начал бить его в живот. Один из ударов привел к разрыву аппендицита. Когда Гарри спустя трое суток возвратился в Штаты, врачи оказались бессильны. Они отвели магу всего сутки жизни. Правда, он снова обманул всех — прожил еще неделю. Гарри Гудини умер 31 октября 1926 г., успев прошептать жене и Тео: «Я устал бороться. Это сильнее меня». Прошло много лет со дня смерти Гарри Гудини, но его слава не меркнет. В 1975 г. американский писатель Эдгар Лоренс Доктороу опубликовал роман «Рэгтайм», вызвавший большой интерес. Героями этого произведения наряду с вымышленными персонажами стали известные деятели: популярный путешественник Роберт Пири, австрийский врач и психолог Зигмунд Фрейд, писатель Теодор Драйзер и другие реально существовавшие люди. Среди них и Гарри Гудини, которому в романе отведено немало места. Приведем лишь одну выдержку из этой книги. Она очень своеобразно характеризует фигуру «короля эскапистов». «Гудини был гвоздем всех главных водевильных программ. Аудитория его — дети, носильщики, уличные торговцы, полицейские, словом, — плебс. Жизнь его — абсурд. По всему миру его заключали в разные путы и узилища, а он убегал отовсюду. Привязан веревкой к столу. Убежал. Заключен в наручники и кандалы, завязан в смирительную рубашку, заперт в шкаф. Убежал. Он убегал из подвалов банка, заколоченных бочек, зашитых почтовых мешков, из цинковой упаковки, пианино Кнабе, из гигантского футбольного мяча, из гальванического котла, из письменного бюро, из колбасной кожуры. Все его побеги были таинственны, ибо он никогда не взламывал своих узилищ и даже не оставлял их открытыми. Занавес взлетел, и он, всклокоченный, но торжествующий, оказывался рядом с тем, в чем предположительно только что содержался. Он освободился из молочного бидона, наполненного водой, из русского тюремного вагона, сбежал с китайской пыточной дыбы, из гамбургской тюрьмы, с английского тюремного корабля, из бостонской тюрьмы. Его приковывали к автомобильным колесам, пароходным колесам, пушкам — и он освобождался. Он нырял в наручниках с моста в Миссисипи, Сену, Мереей — и выныривал, приветствуя народ раскованными руками. В смирительной рубашке и вниз головой он свисал с кранов, с бипланов, с домов. Он был сброшен в океан в водолазном костюме с полным снаряжением, но без воздушного шланга. Убежал. Он был похоронен заживо…». В Мэспела ему поставили памятник, где крупными буквами высечено: «Гудини. Президент. 1917–1926» (в эти годы Гарри Гудини был президентом Национального общества американских иллюзионистов). На этом же мраморном монументе имеется другая надпись: «Эрих Вейс. 1874–1926». Популярность «короля эскапистов» в Соединенных Штатах до сего дня необычайно велика. Каждый год в Нью-Йорке в день кончины «великого мага Нового Света» в ресторане «У Розова» собираются фокусники, факиры, маги, иллюзионисты, посвящая свое очередное заседание памяти Гудини. Специальный корреспондент «Известий» в Соединенных Штатах Мэлор Стуруа, кстати, завзятый «гудиновед», так описывал эту церемонию: «Поминки Гудини — ежегодный ритуал. Тот, на котором я присутствовал, был сорок шестым по счету. После торжественной церемонии мистер Дэрри Аркури, дежурный председатель «Волшебного стола», обратился к собравшимся с призывом синхронизировать часы. Процедура заняла какое-то время. Фокусники, маги и иллюзионисты никак не могли договориться о показаниях своих секундомеров, и мистеру Аркури пришлось несколько раз выкрикивать исходное положение стрелок. Президент общества шепотом объяснил мне смысл церемонии и причину препирательств: — Маэстро Гудини умер днем — в двадцать шесть минут второго. Мы должны добраться от «Розова» до кладбища Мэспела в Квинсе, где похоронен Гудини, таким образом, чтобы дотронуться до его надгробного памятника точно в двадцать шесть минут второго. У каждого из нас свой транспорт и свой маршрут. Победителем выйдет тот, кто окажется у памятника в срок, наиболее приближенный к этому времени. Победил Амадео Вэкка, 82-летний иллюзионист, последний ассистент Гудини… Он произнес проникновенное слово об учителе и совершил церемонию «Сломанная стенка», символизирующую поражение силы иллюзиониста в борьбе со смертью. Мистер Вэкка слегка ударил по уже надтреснутой плите, и та раскололась на две равные половинки. Священнодействие длилось всего мгновение, и газетные фоторепортеры проморгали его. Они стали упрашивать Амадео Вэкка повторить церемонию. — Согласен, но при условии, что кто-нибудь из вас восстановит целостность «сломанной стены», — сказал с лукавой усмешкой 82-летний ученик чародея. Разумеется, никто из фоторепортеров не сумел соединить «осколки разбитого вдребезги». Тогда старик попросил двух из них приложить друг к другу обе половинки расколотой плиты. Репортеры повиновались. Вэкка тоже ухватился за плиту. — А теперь отдайте мне ее, — приказал он «фотошникам». Репортеры выпустили свои половинки, и плита, целая и невредимая, осталась в руках фокусника…». Комментарии Олега Степанова. Интересно, что за имя было у соседа, что от него осталась одна буква и Кстати, начинал Эрих выступать не с братом, а с другим человеком. Байку про ныряние в прорубь не описывает даже Сильвермен. Ну, не было в том году заморозков. Это Вайтхед-то чемпион по боксу Тяжело читать все это и комментировать…
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   16

  • Комментарии Олега Степанова.