Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


В. Т. Пономарёв Тайны знаменитых фокусников




страница1/16
Дата08.01.2017
Размер3.7 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
В. Т. Пономарёв

Тайны знаменитых фокусников


Аннотация
Искусство магии фокусов многогранно и обширно. Каждый может найти в нем место. Главная трудность — отыскать это место.
В.Т. Пономарёв

Тайны знаменитых фокусников

2006
Введение
Магия фокусов — сфера человеческой деятельности, суть которой состоит в умышленном обмане людей.

В своей книге «Фокусы и фокусники» Кио-старший писал: «Что такое выступление фокусника? Демонстрация ловкости и изобретательности. Фокусник как бы говорит зрителям: сейчас я вас буду обманывать, ловите меня, а зритель ему отвечает: сейчас мы тебя поймаем. И начинается игра, требующая от обеих сторон внимания…».

Основной принцип иллюзиониста очень прост: говори обратное тому, что делаешь. Это правило придумали еще древние маги-волшебники. Человек не в силах уследить за двумя действиями одновременно. Имеется в виду обычный зритель.

Спортивный журналист А. Скребницкий рассказал о «дуэли» знаменитого фокусника с вратарем сборной страны по хоккею Владиславом Третьяком. Иллюзионисту не удалось усыпить опережающую интуицию прославленного вратаря. Хоккейная реакция, подкрепленная постоянной тренировкой, позволила Третьяку предугадать движение пальцев манипулятора. Интересно, что от этого восхищение Третьяка искусством фокусника нисколько не убавилось.

«Искусство ловких пальцев, — пишет французский журналист в репортаже с Парижского конгресса иллюзионистов, — подразумевает скорее размеренную медлительность, чем быстроту. Руки фокусника работают вслепую, но четко и уверенно. Фокусник должен уметь делать одновременно несколько нескоординированных раздельных движений. Он должен разорвать цепь собственных рефлексов, добиться того, чтобы двигательный центр каждой руки, каждого пальца, каждой фаланги пальцев работал независимо».

Если говорят о «неуловимых» движениях фокусника, то это далеко не так. Все его движения должны быть видны зрителю. Другое дело, что эти движения призваны направить внимание публики совсем в другую сторону.

Популярный русский иллюзионист Рафаэль Циталашвили рассказывает: «Для ученого характерен логический ход мысли, он во всем ищет закономерность, причинно-следственную связь, в том числе и в действиях фокусника. Такое мышление подводит его. Но образованный человек первым смеется над своим заблуждением. По этому поводу чрезвычайно точно сказал Сенко Христов: «Как бы ни был образован зритель, он непременно ахнет, увидев у вас в ладонях шарик».

Позвольте поделиться одним воспоминанием. Мне довелось выступать в новосибирском Академгородке. В зале сидели обладатели ученых степеней, работники академических институтов. Среди прочих трюков я показывал «летающую волшебную палочку», которая парила на сцене, а затем начала летать между рядами. Публика смеялась и аплодировала. После выступления ко мне пришел один конструктор и сказал: «Мы работаем над летательными аппаратами, коллега. Скажите, какой стабилизатор вы используете?» С каким удовольствием он хохотал, когда я признался, что трюк не так прост, как ему казалось, он гораздо проще».

Магия фокусов невозможна без знания законов физики и некоторых особенностей нашего восприятия.

В повести Глеба Голубева «Голос ночи» художница Клодина встречается с доктором Морисом Жакобом, профессором психологии, который окончил Сорбонну и Цюрихский университет. Автор солидных научных трудов, известный ученый вечерами выступает в варьете под экзотическим именем Бен-Боя, короля современной магии. Фокусник и иллюзионист Жакоб! Такое известие шокировало Клодину, привыкшую к человеческим стереотипам. Она ожидала увидеть строгого, педантичного кабинетного ученого. «Вот тебе и доктор Жакоб! — возмущается художница. — Зачем вы занимаетесь этим?

— Видите ли, — отвечает Жакоб, — я изучаю скрытые резервы человеческого организма и прежде всего возможности человеческой психики.



«Познай самого себя» — этому мудрому завету три с лишним тысячи лет, а мы пока до смешного мало знаем о себе, о своем мозге, о его поразительных возможностях. И вот знакомство с удивительными опытами моих славных друзей-фокусников, факиров, йогов дает интереснейший материал для исследования в этой сложной области. Я многому научился.

— Вы и в самом деле умеете проходить сквозь стены?

— Умею, — улыбнулся Жакоб.

— Как? Научите меня!

— Ну, во-первых, этому сразу не научишься. Начинать надо с детства. А потом, я не имею права разглашать профессиональные секреты. У фокусников тоже есть кодекс чести».

Только безумец раскроет тайну номера, который готовился годами напряженного труда.

По словам фокусника Владимира Руднева, всего тридцать процентов зрителей желают узнать разгадки трюков. Это реалисты, знающие, что волшебников в жизни не бывает. Но они радуются мастерству фокусника, обладают чувством юмора и довольны, что маг фокусов их перехитрил. Им приятно видеть «чистую» работу.

К идеальной категории зрителей относятся дети. Недаром фокусники-профессионалы любят выступать перед детской аудиторией.

Русский философ Павел Александрович Флоренский (1882–1943), вспоминая о своем детстве, писал: «…жажда чудесного обращалась туда, где можно было надеяться на хотя бы кажущееся чудо.

Фокусы привлекали мое воображение, пробуждая в самом понятном, по-видимому, сочетании действия и приемов, мне разъясненных и мною отлично усвоенных, все же видеть какой-то иррациональный остаток. Я знал, как делается фокус, подобно тому, как я знал, почему происходит известное явление природы, но за всем тем в фокусе и явлении природы виделось мне нечто таинственное, которого не могли разрушить никакие уверенности старших. Сама видимость чуда уже была чудесной».

Еще в древнее время шаманы, жрецы, фокусники разрабатывали специальную психотехнику воздействия на людей в обычном состоянии сознания. Главный секрет этой психотехники — в умении «подстроиться» к человеку, незаметно привлекая его внешне и внутренне. Потом, установив «контакт» через механизм врожденного бессознательного подражания, добиться управляемого «контакта» (раппорта). В результате добиваются необходимого измененного состояния сознания-чарования. Человек на несколько секунд или минут полностью подчиняется чаровнику, сам того не сознавая.

Эту старинную психотехнику чарования интересно описал А. И. Куприн в повести «Олеся». Охотник, приехавший из города в леса Полесья, встречает молодую колдунью Олесю. Заинтригованный, он просит ее показать колдовские чары. «Что бы вам такое показать? — задумалась она. — Ну хоть разве это вот: идите впереди меня по дороге… Только смотрите, не оборачивайтесь назад.

— А это не будет страшно? — спросил я, стараясь беспечной улыбкой прикрыть боязливое ожидание неприятного сюрприза.

— Нет, нет… Пустяки… Идите…

Я пошел вперед, очень заинтересованный опытом, чувствуя за своей спиной напряженный взгляд Олеси. Но, пройдя около двадцати шагов, я вдруг споткнулся на совсем ровном месте и упал ничком.

— Идите, идите! — закричала Олеся. — Не оборачивайтесь! Это ничего, до свадьбы заживет… Держитесь крепче за землю, когда будете падать.



Я пошел дальше. Еще десять шагов, и я вторично растянулся во весь рост.

Олеся громко захохотала и захлопала в ладоши.

— Ну что? Довольны? — крикнула она, сверкая своими белыми зубами. — Верите теперь? Ничего, ничего!.. Полетели не вверх, а вниз.

— Как ты это сделала? — с удивлением спросил я, отряхиваясь от приставших к моей одежде веточек и сухих травинок. — Это не секрет?

— Вовсе не секрет. Я вам с удовольствием расскажу. Только боюсь, что, пожалуй, вы не поймете… Не сумею объяснить…



Я действительно не совсем понял ее. Но, если не ошибаюсь, этот своеобразный фокус состоит в том, что она, идя за мною следом шаг за шагом, нога в ногу, и неотступно глядя на меня, в то же время старается подражать каждому, самому малейшему моему движению, так сказать, отождествляет себя со мною. Пройдя таким образом несколько шагов, она начинает мысленно воображать на некотором расстоянии впереди меня веревку, протянутую поперек дороги на аршин от земли.

В ту минуту, когда я должен прикоснуться ногой к этой воображаемой веревке, Олеся вдруг делает падающее движение, и тогда, по ее словам, самый крепкий человек должен непременно упасть… Только много времени спустя я вспомнил сбивчивое объяснение Олеси, когда читал отчет доктора Шарко об опытах, произведенных им над двумя пациентками Сальпетриера, профессиональными колдуньями, страдавшими истерией. И я был очень удивлен, узнав, что французские колдуньи из простонародья прибегали в подобных случаях совершенно к той же сноровке, какую пускала в ход хорошенькая полесская ведьма».

Магия фокусов — скрытый, таинственный, загадочный мир.

«Как волны в океане, отражаясь от особой береговой линии, иногда чрезвычайно усиливают друг друга, так и некоторые явления относительно чудесного ведут себя вроде вогнутого зеркала. Все чудесно. В этом смысле и фокус, как бы он ни казался понятен, в основе своей чудесен. Но там, где налична воля нарочитой чудесности или хотя бы признак чудесного, трудно не ждать такого усиления стихии чудесного, пронизывающего собой все. Ведь эта воля и есть производящая причина фокуса. Когда она удовлетворяет себя хотя бы игрой в чудесное, подражая ему, изображая его и заставляя зрителей лишь на мгновение — в сорвавшемся «ах!» — поверить в совершившееся чудо, там не может быть какой-то волны, какого-то мгновенного порыва, какого-то явления и впрямь того, что более пущенных в ход наличных физических сил и ловкости.

Видимость чудесна, хотя и видимость; она и в самом деле содержит в себе некое мгновенное чудо и тем вызывает природу на подражание. Фокус есть вовсе не так «просто», как думают старшие, а прием подражательной магии, ибо вся магия, в конце концов, сводится к посылаемой волевой волне, к концентрации ее известными ритуалами и к произведению в мнимости — поэтическому, живописному, скульптурному, драматическому, хореографическому и т. п. — того чуда, которое ждется и ищется», — писал П.А. Флоренский. Священник, философ, просветитель, он вдумчиво осмысливает чудесное явление, которое называется искусством иллюзионного волшебства.

Отработка волшебных фокусов дается исполнителям дорогой ценой. Например, у цирковой династии Зотовых в репертуаре есть экстремальный трюк: Альбина Зотова на мотоцикле на полном ходу должна проехать сквозь раму со стоящим внутри «прикованным» к ней человеком. Репетиции шли на обычном иллюзионном деревянном манеже. Во время генерального прогона постелили манеж каучуковый, и едва не случилась трагедия.

Каучуковое покрытие спружинило, и мотоцикл с девушкой резко отнесло в сторону. К счастью, все закончилось ушибами и синяками. Вспоминаются слова, которые когда-то сказал социальный антрополог Б. Малиновский: «Сфера магии — это область повышенного риска; там, где господствуют случай и неопределенность, где не существует надежного алгоритма удачи, где велика возможность ошибиться, там на помощь человеку нередко и приходит магия. Тем самым магия понимается, в сущности, как процесс творчества, в котором всегда результат не задан и не известен гарантированный путь его достижения, в этом смысле магия представляет собой исторически первую форму рискованного творческого познания. Позитивное содержание магического знания я бы обозначил как социально-психологический проект экстремальной ситуации, как эмоционально, рационально и социально оправданный план деятельности в условиях принципиальной неопределенности и смертельной угрозы, план, задействующий все социальные резервы тела, духа и общественного организма».

Искусство магии фокусов многогранно и обширно. Каждый может найти в нем место. Главная трудность — отыскать это место.
Великие маги древнего мира
Иллюзионное искусство насчитывает солидный возраст — ему уже пять тысячелетий.

В одном из преданий Древнего Египта, относящемся к 2900 г. до н. э., говорится о выступлении перед фараоном Хуфу фокусника и дрессировщика, чародея Джеди, который удивил повелителя своим необычным искусством.

«Принесли гуся и отрезали у него голову. Положили гуся у западной стены зала приемов, а его голову — у восточной стены. Джеди проговорил заклинание, и поднялся гусь, и пошел, переваливаясь, и голова его тоже поднялась ему навстречу. И вот голова гуся вновь приросла к его шее. Встрепенулся гусь и загоготал…», — так повествует предание.

Трюк с мнимым обезглавливанием и приращением отрубленной головы сохранялся в репертуаре иллюзионистов в течение многих веков. Итальянец Бальдуччи исполнял его в 1750 г. Фокусник выпускал на сцену петуха, у которого голова была предварительно засунута под крыло и привязана в таком положении. А на ее место к туловищу приделывалась отрубленная голова другого петуха, с пузырем, наполненным красной краской. Бальдуччи давал петуху пробежать несколько шагов, «отрубал» ему голову, причем из пузыря хлестала «кровь», и показывал эту голову зрителям. Потом накрывал птицу платком, высвобождал из-под крыла настоящую голову, а отрубленную прятал. После этого живой и невредимый петух демонстрировался зрителям.

Хеттский рисунок, датируемый 1300 г. до н. э., изображает выступление бродячих фокусников.

В искусстве шпагоглотания и огнеглотания все без обмана. Огнеглотание древнее шпагоглотания; оно практиковалось еще магами первобытных племен во время ритуальных обрядов. Вот отрывок из описания обряда «Окуеми» (Центральная Африка, Конго), куда входит и огнеглотание: «Некоторое время старик не шевелится, как бы прислушиваясь к чему-то (возможно, «отрыгивает» подготовленное заранее предохраняющее вещество из желудка в рот), затем вздрагивает, очнувшись, и быстро наклоняется к одному из ящичков, из которого его «хранитель» — один из танцующих мужчин — достает и протягивает к огню пучок сухой травы.

Мгновение — и он уже объят пламенем. Огненный комок переходит в протянутую руку старика и падает в его открытый рот! Громкие крики сотрясают воздух. Крики ужаса, восхищения, удивления.

Лицо заклинателя слегка запрокинуто, озарено полыхающим изо рта пламенем. Глаза дико вращаются. Затем он высоко подпрыгивает, резко поворачивается и снова застывает с сомкнутым ртом и поднятым над головой пучком травы. Водворяется всеобщая тишина. Вновь заклинатели протягивают огненный шар горящей травы, и под неистовый рев толпы старик погружает этот пламенеющий пучок в зияющую дыру своего огромного рта…».

Великолепное, эффектное представление. Правда, были нередки печальные последствия подобных ритуалов, о которых зрители не догадывались. Ожоги лица, губ, языка, слизистой рта, пищевода и даже желудка.

У каждого огнеглотателя была своя специфика. На Востоке при ритуальных танцах в рот иногда клали не пучки горящей травы, а настоящие угли. Подобный обряд с древних времен наблюдался в Алжире (Северная Африка): «В светлых одеждах, в непрестанном сильном колыхании корпуса вперед и назад появляются танцующие. Хороводом они совершают круг, задерживаются перед стариком и склоняются над жаровней, берут с нее уголь и кладут в рот.

Теперь, когда каждый выпрямляется, а затем резко откидывается назад, его рот озаряется разгорающимся от дыхания углем. Кружится, кружится в ночи этот чудовищный хоровод постоянно раскачивающихся людей в белых одеждах с открытыми, красными, полыхающими огнем ртами…».

Уникальный источник человеческих знаний — Библия описывает состязание бродячих народных фокусников с иллюзионистами-жрецами в Древнем Египте. Скорее всего, это было во второй половине VI в. до н. э. Со временем составители Библии записали это народное поверье, связав его с легендой о жизни первого пророка Моисея.

Моисей и его брат Аарон желают доказать, что сам всемогущий Бог наделил их чудодейственной силой. Таким способом они хотят убедить фараона отпустить из Египта народ израильский, томящийся в рабстве после завоевания Иудеи египтянами.

Моисей и Аарон показывали фараону чудеса со змеями. «И бросил Аарон свой посох перед фараоном и перед его рабами, и стал он змеем. Но и фараон призвал мудрецов и волхвов, и они, ученые египетские, произвели своими тайнами то же. Каждый бросил свой посох, и те стали змеями…».

Секрет этого фокуса прост, как все великое. Змею прижимают пальцами под челюсти, в результате у нее возникает оцепенение, тело пресмыкающегося деревенеет. Змею слегка обмазывают грязью, придавая ей вид «посоха». Этот «посох» до необходимой поры держат вертикально, в нужный же момент резко бросают на землю. Высохшая грязевая корка слетает, и оживший «посох» поспешно уползает прочь.

Доктор Леман в своей «Истории суеверий» описывал, как при помощи простого фокуса маги вызывали светящийся образ страшной Гекаты. В темном помещении «кудесник» заранее рисовал асфальтом или каким-либо другим горючим веществом контуры человеческой фигуры. Затем впускали «публику». При свете таинственно мерцающего факела произносили заклинания на непонятном «магическом» языке. В заключение «кудесник» высоко поднимал факел, словно нечаянно касаясь стены. Тотчас вспыхивало огненное изображение Гекаты, богини Луны, покровительницы зла и колдовства.

Скорее всего, такой же иллюзионный трюк использовали на пиру у вавилонского царя Валтасара, когда внезапно загорелись на стене слова угрожающего пророчества.



Рис. 1. Пророк Даниил толкует божье послание царю Валтасару.

Пятая глава книги Даниила начинается с описания пира. «Валтасар царь сделал большое пиршество для тысячи вельмож своих и перед глазами тысячи пил вино». Один ученый отмечает: «Пиры в Вавилоне были пышные, хотя они обычно заканчивались попойкой. На столах было изобилие вин, привозимых из других стран, и всевозможных предметов роскоши. Воздух в зале был пропитан благовониями; гостей увеселяли певцы и музыканты». Сидя на месте, которое было видно всем гостям, Валтасар пил вино.



Странно, что в ту ночь — с 5 на 6 октября 539 г. до н. э. — у вавилонян было такое праздничное настроение. Их страна воевала, обстоятельства складывались не в их пользу. Войска персидского царя Кира расположились за стенами осажденного Вавилона. Но, похоже, Валтасара и его вельмож это не беспокоило, ведь они в неприступном Вавилоне. Более чем за тысячу лет никому не удалось взять Вавилон штурмом.

В разгар пиршества случилось невероятное. «В тот самый час вышли персты руки человеческой и писали против лампады на извести стены чертога царского, и царь видел кисть руки, которая писала». Какая потрясающая картина! Из ниоткуда появилась кисть руки человеческой и повисла в воздухе у хорошо освещенной стены. Можно представить, в каком оцепенении гости следили за этой рукой. Рука стала писать на стене таинственное сообщение. Происходившее было настолько зловещим, настолько незабываемым, что в ряде языков до сего времени существует выражение «письмена на стене», которое используют, когда имеют в виду предостережение о надвигающейся гибели.

Валтасара охватил леденящий ужас, «сильно закричал царь, чтобы привели обаятелей, халдеев и гадателей». Но они не смогли разгадать написанное на стене. Там было написано: «Мене, текел, упарсин». Тогда царь вызвал к себе пророка Даниила, томящегося в плену. Последний без труда прочел надпись и дал толкование: «Мене — исчислил Бог царство твое и положил ему конец; текел — ты взвешен и найден очень легким; упарсин — разделено царство твое и отдано мидянам и персам».

В 1905 г. в Париже химик Пьер Пиоб воспроизводил ряд древних чудес. Зал театра, в котором производились опыты, декорировали под египетский храм. Пиоб и его помощники облачились в одежды жрецов и показывали египетские «чудеса», о которых много писали в своих книгах различного рода шарлатаны. Они утверждали, что в день полнолуния жители Нильской долины приносили в жертву богу Солнца Амону девушек. Несчастных разрезали заживо, но жертвы не издавали ни малейшего звука.

Пиоб произвел подобного рода опыт с живой овцой и добился того же эффекта. На глазах у всех овцу разрезали на куски. Животное при этом не подало никаких признаков страдания. Оказывается, что перед началом жертвоприношения овце дали сахар, пропитанный ядом кураре, вызывающим паралич нервов. Зная свойства кураре, жрецы могли устраивать «безболезненные» убийства. Жертва, не крича и не стеная, с радостной улыбкой принимала смерть во славу бога Амона.

В Египте, возле города Асауна имеются залежи извести и бьют сернистые ключи. Соединение извести и серы дает многосернистый кальций. Если им пропитать какой-либо предмет и выставить на солнце, то вещь воспримет солнечные лучи и затем в темноте в течение нескольких часов будет светиться. На подобного рода явлениях были основаны многие чудеса жрецов. В дни праздничных богослужений на светящейся стене храма появилась огромная тень бога.

Подобное «чудо» продемонстрировали и французские химики. На стене начали вдруг мелькать разноцветные огоньки. Внезапно на уровне пола вспыхнул синий огонь. Густой белый дым заволок театральный зал, затем воцарилась тьма. Вскоре стена стала излучать мерцающий свет. На ней отчетливо выделялась человеческая тень. Это была «великая» тень бога.

Данное «чудо» объясняется просто. Стена покрыта смесью сернистой сурьмы, азотнокислых солей и особым составом, который изготовил Пиоб. Под воздействием этого состава сернистая сурьма вспыхивала красноватым цветом, азотнокислый барий давал зеленые вспышки. Синеватый огонь и дым возникали оттого, что возле стены был предварительно рассыпан самовоспламеняющийся порошок. Зажигался бенгальский огонь. При его свете покрытая смесью стена начинала светиться. Участок, не обработанный смесью, оставался темным. Это и была «тень» бога.

Интересным «чудом» был «хоровод духов». Этот фокус основан на знании свойств бактерий, которыми всегда кишела влажная долина Нила. В пространстве, лишенном воздуха, эти бактерии невидимы. Но как только бактерии попадают в среду с присутствием кислорода, они начинают светиться. Загримированные под египтянок танцовщицы плавно кружились в хороводе. Их туники были покрыты раствором, насыщенным светящимися бактериями, и потому загадочно мерцали. Когда в танце девушки подходили к определенному месту, свечение одежды прекращалось. Танцовщиц поглощала тьма, они словно исчезали. В том месте, где танцовщицы становились невидимыми, из особого сосуда, помещенного под сценой, выделялся углекислый газ, убивающий бактерий.

Жрецы умели пользоваться проекцией изображения.

Наиболее известным «чудом» было видение, появлявшееся сначала в виде маленького светлого пятна на стене у алтаря. Постепенно пятно увеличивалось, делалось более ярким и вскоре превращалось в лик божества. Это видение искусно воспроизводилось с помощью ярко освещенного живописного или скульптурного изображения, поставленного перед вогнутым зеркалом.

Спрятанное возле алтаря изображение проецировалось на стену храма словно бы волшебным фонарем.

Чрезвычайно потрясало зрителей видение, когда изображение бога проецировалось из облака дыма. Колеблющаяся пелена дыма была своеобразным экраном, создающим иллюзию живого трепета лиц и фигур. Люди принимали эти видения за настоящих духов, вызванных заклинаниями жрецов. Для подобного рода проекций употреблялись не только живописные изображения и зеркала, но и живые люди. В роли богов выступали подобающим образом одетые люди.

Опираясь на знания в области физики, математики, астрономии, механики, химии, вавилонские и египетские жрецы изобрели немало иллюзионов-трюков, основанных на применении крупной аппаратуры. Такие иллюзионы приносили храмам славу и немалые доходы.


Рис. 2. Чудо древности: масло само подливается в жертвенное пламя.

При ослепительном блеске молний и раскатах грома двери святилища открывались сами собой, и из-под земли возникали статуи богов. Они плакали, простирали вперед руки для благословения. Перед богами внезапно вспыхивал жертвенный огонь. В пустынных залах раздавались таинственные голоса, предсказывавшие будущее. Неведомые музыкальные инструменты звучали без прикосновения к ним рук человека.



Иллюзионистами применялись поразительные для того времени технические новшества. Около 1500 г. до н. э. египетский жрец Аменемхет изобрел водяные часы — клепсидру. Часы показывали точное время, регулируя явления «чудес» народу. В развалинах Ниневии археологи обнаружили хрустальную плоско-выпуклую линзу с фокусным расстоянием 10,7 см. Укрепленная под определенным углом, она ровно в полдень зажигала (фокусируя солнечные лучи) огонь в жертвеннике. Вслед за тем установленная перед жертвенником статуя бога Мардука начинала благословлять молящихся, поднимая и опуская руки.

Чем больше подливали масла в огонь, тем чаще взмахивал руками довольный бог. Принцип этого иллюзиона заключался в том, что над жертвенником помещался закрытый котел с кипящей водой. Пар проходил по трубке к поршню цилиндра, спрятанного под полом храма.

Рычаги, соединенные с поршнем, приводили в движение механизм внутри фигуры бога. Тайна божественной механики ревностно охранялась жрецами.

Жрецы-иллюзионисты подавали трюк с благоговейной торжественностью. Слуги богов медленно и важно двигались, свои действия сопровождали таинственными заклинаниями, произнося их нараспев. Храмовые служители то и дело склонялись до земли перед изображениями богов.

Жрецы больших храмов старались сделать иллюзионное искусство своей монополией. Они не признавали странствующих магов и иллюзионистов и всячески преследовали их. Несмотря на гонения жрецов, на улицах и площадях городов, на базарах, празднествах, пирах богачей и в театрах продолжали выступать бродячие фокусники-манипуляторы.

Ловкие шарлатаны умело создавали необходимые иллюзии, и им верили. Недаром «отец комедии» Аристофан (ок. 445 — ок. 386 гг. до н. э.) высмеял глупцов, «поспешающих отдать свои монеты» различным плутам.

В середине VI в. до н. э. образовалась могучая Персидская империя, протянувшаяся от восточных окраин Индии до Эгейского моря, от Нубии и Аравии на юге до Каспия на севере. По этому огромному пространству растекались толпы халдейских и индийских магов. В период греко-персидских войн маги появились и в Греции.

Государственный деятель, историк и писатель Плиний Старший (23/24 — 79 гг. н. э.) в своем труде «Естественная история» считает родоначальником греческих магов Остана, придворного предсказателя персидского царя Ксеркса. Остан сопровождал своего повелителя во время похода в Грецию и написал пространное сочинение о магии.

В Древней Греции с незапамятных времен были и свои иллюзионисты. Прославленная Пифия, жрица-прорицательница храма в Дельфах, задавала вопросы одним голосом, а отвечала другим от имени бога, говорившего ее устами.

В храмах Древней Эллады применялись новейшие технические разработки.

Принцип магнитной индукции — способность магнита передавать свои свойства другим частицам железа — был принят древними жрецами на вооружение.

В широких масштабах магнитный железняк применялся в античных храмах для создания зрелищных эффектов. Римский поэт Клавдий оставил увлекательное описание знаменитых статуй Марса и Венеры, очевидно, находившихся в храмах его родного города Александрии. Прекрасная статуя Венеры была вырезана из большого куска магнетитовой руды, а статуя бога Марса отлита из железа. В период празднеств обе фигуры помещались на брачном ложе, устланном розами. Под музыкальный аккомпанемент они постепенно сближались, затем Марс бросался вперед и заключал свою любимую в объятия.

Удивление вызывал еще один храмовый аттракцион: статуя прорицательницы Сивиллы изливала из своих грудей теплое молоко в подставленные сосуды. Устройство этого автомата было несложно. На четырех колоннах держался герметически закрытый купол. Из него потайная труба шла в постамент, на котором высилась статуя Сивиллы. В постаменте был спрятан бак с теплым молоком. Лишь только над куполом зажигались два жертвенных светильника, внутри купола расширявшийся от нагревания воздух шел по трубке, давил на молоке в баке — и молоко поднималось по другой трубе до уровня груди фигуры Сивиллы.

Великий инженер эллинистической эпохи Филон Византийский (жил ок. 250 г. до н. э.) создал изумительное жреческое иллюзионное чудо. Это был сосуд для омовения рук со встроенным механизмом, производившим необычайно любопытный эффект в египетских храмах. Над водопроводной трубой была расположена рука, державшая шар из пемзы. Когда посетитель брал его, рука исчезала внутри сосуда и из трубы лилась вода. Через некоторое время вода переставала течь и появлялась рука с новым куском пемзы, приготовленным для следующего посетителя.



Рис. 3. Автомат Филона Византийского «Гнездо с птицами».

Филон создал очаровательную игрушку, привлекавшую внимание своими действиями (рис. 3).

Гнездо с птицами прикреплено к цилиндрическому стволу «дерева» (А), припаянного к дырчатой крышке сосуда. Птица-мать сидит на внутренней трубке (В), проходящей сквозь внешний цилиндр до поплавка (С), с опорами (D), прикрепленными к его основанию. В трубке (В) находится длинный провод (В), проходящий через поплавок. Один конец провода крепится к дну сосуда, другой — к крыльям птицы. Тонкая змейка спаяна с малым поплавком (В). Если через отверстия налить воды или вина, малый поплавок (В) поднимается, и змея угрожает птенцам в гнезде.

Когда жидкость достигает определенной высоты, поплавок (С) с трубкой (В) тоже поднимается и выталкивает птицу. Она распускает крылья и принимает величественную позу над змеей. Если слить жидкость (вынуть пробку в дне), то змея опускается на поплавке (В). Большой поплавок (С) идет вниз, пока не застопорится на опорах (D). Птица-мать складывает крылья и принимает первоначальную позу.

Скорее всего, на подобном принципе действовал автомат оповещения о разливе Нила. Этот автомат играл огромную роль в религий Древнего Египта.

Неподалеку от храма сооружался глубокий и узкий колодец, соединенный с рекой. Посреди ствола находились клапаны, приводившие в действие фигуру орла, возвышающуюся над спрятанным от посторонних глаз колодцем. Когда воды Нила начинали прибывать, уровень воды в стволе поднимался и начинал выталкивать воздух. Клапаны, выполняя свою работу, перегоняли сжатый воздух в фигуру орла: железная птица издавала гортанный звук, оповещавший о начале разлива. Разлив великой реки был величайшим событием в жизни древнеегипетского общества. Естественно, что механизм оповещения стал объектом религиозного поклонения. Только высокопоставленные жрецы знали истинную причину орлиного крика.

В древних легендах говорится, что многие технические чудеса создал бог огня и покровитель кузнечного ремесла Гефест. Он создал себе в качестве помощников золотых механических слуг, наделенных даром речи и разумом. Гефест имел во дворце набор столов на трех ножках с золотыми колесиками. Они могли передвигаться сами по себе и, как послушные собачки, следовали за ним для встречи богов или по его приказу возвращались во дворец.

В одной из древнегреческих легенд повествуется о том, как верховный бог Зевс поручил защищать остров Крит «медному великану» по имени Талос, которого выковал бог ремесел Гефест. Талос был цельнометаллическим, с рогатой головой, и имел одну-единственную кровеносную артерию, проходившую сквозь тело с головы до пят, где ее затыкал «медный гвоздь». Гигант обходил остров, отгонял чужие корабли, кидая в них камни, и громко выкрикивал законы царя Крита Миноса. Когда однажды на Крит вздумали высадиться враги, Талое начал «полыхать красным огнем», которым отогнал захватчиков. Однако колдунье Медее удалось перехитрить его «фальшивыми видениями» и вынуть гвоздь из артерии. Черная маслянистая «кровь» вытекла, и Талос утратил свою силу.

Какими бы фантастическими ни казались создания бога Гефеста, они воплощали мечты некоторых древнегреческих инженеров.

Немало автоматов, поражающих воображение даже современных людей, создал талантливый механик, инженер, математик Герон Александрийский (I в. до н. э.).

Герон обладал блестящей способностью к изобретению завораживающих, озадачивающих и поразительных механических чудес.



Рис. 4. Автоматические двери Герона.

Пользуясь сравнительно простыми принципами механики, Герон изобрел устройство, «волшебным» образом открывавшее двери небольшого храма, когда жрец зажигал огонь на алтаре перед входом. Огонь нагревал воздух в верхней части скрытого под алтарем металлического шара, наполненного водой. Потом вода выталкивалась через сифон в огромную бадью. Подвешенная на цепях бадья опускалась, включая в работу систему шкивов и противовесов, которые поворачивали двери на шарнирах.

Когда огонь на алтаре угасал, в результате быстрого охлаждения воздуха в шаре вода всасывалась обратно через сифон. Опустевшая бадья возвращалась наверх, и двери торжественно закрывались. За исключением алтаря, все необходимые приспособления автомата были скрыты в помещении под дверями храма.

В сочинениях Герона описана и другая конструкция, которая представляла собой рожок, трубивший при открытии дверей храма.

Чрезвычайно много получил от гениального инженера и театр — любимое детище греков. Являясь сам по себе замечательным изобретением, театр античных времен, где часто проходили и выступления иллюзионистов, воплотил множество идей. Древние греки разработали большинство известных в наше время основных сценических приспособлений. Уже в V в. до н. э. на сценах были краны, с помощью которых актеры, игравшие богов, появлялись парящими над сценой. В комедии Аристофана «Мир» персонаж по имени Тригей поднимается в небеса на спине гигантского навозного жука. Устраивались специальные люки в полу, через которые актеры могли неожиданно появляться или уходить.

Герон создал театральный механизм для воспроизведения громовых раскатов: если потянуть за веревку, откидывается крышка люка, через который бронзовые шары с верхней площадки падают на металлические выступы внутри желоба, а потом с грохотом скатываются на латунный лист в нижней части устройства.

Кулисы часто делали из вращавшихся на осях деревянных призм, стороны которых были разрисованы различными сценами. Вот как описывает их использование Витрувий: «Когда нужно было сменить пьесу или когда в сопровождении внезапных ударов грома должны были появиться боги, устройства поворачивались, и перед зрителями представала совсем другая сцена».



Рис. 5. Самодвижущиеся стенды Герона.

Некоторые механизмы Герона удивительно напоминают самодвижущиеся треножники бога Гефеста. Это были стенды на колесах, «самостоятельно» передвигавшиеся по сцене. На самом деле стойки двигались под воздействием силы тяготения (рис. 5).

В центре устройства находился отсек (А), заполненный зерном. Когда пробку в дне открывали, зерно высыпалось вниз (В). По мере опорожнения верхнего отсека большой груз (С), лежавший на зерне, опускался, натягивая веревку на шкивах (D) и поворачивая колеса (Е). Таким образом стенд приходил в движение.

Приспособление было похоже на гибрид заводной игрушки и гигантских песочных часов. Гениальность Герона заключалась в удачном сочетании двух этих элементов.

Самодвижущийся стенд был основным звеном и в некоторых более сложных приспособлениях Герона. Он сконструировал различные виды стендов, способных перемещаться по кругу, под прямым углом, восьмеркой или даже изменять направление и двигаться в обратную сторону. Стенды могли перевозить кукол, которые, как и весь механизм, приводились в движение опускавшимися грузами.

Самым сложным проектом Герона был миниатюрный театр на колесах, который самостоятельно выкатывался на зрительную площадку перед началом представления. Двери открывались и закрывались, на крошечных алтарях зажигался огонь, а механические фигурки то появлялись, то исчезали.

Герон проектировал и стационарные театры, где предусматривалось более сложное движение кукол благодаря экономии энергии и отсутствию системы шестерен, необходимой для перемещения всего механизма. Вместо зерна использовался песок. Он сыпался медленнее, и представление длилось дольше.



Рис. 6. Фигурка нимфы работает молотком.

Один миниатюрный театр был запрограммирован на постановку целого спектакля под названием «Навплий»Навплий (миф.) — царь Эвбеи, отец Паламеда, казненного по клеветническому обвинению. Не получив удовлетворения за гибель сына, при возвращении ахейского флота из Трои зажег ложный огонь маяка на острове Эвбея. В результате многие корабли разбились о прибрежные скалы., повествующего о трагедии, разыгравшейся после Троянской войны. Сын царя Навплия был несправедливо обвинен в измене своим товарищем по оружию Аяксом и забит камнями до смерти. Навплий решил отомстить с помощью богини Афины. Когда занавес поднимался, было видно, как работали молотками и пилами механические фигурки нимф, ремонтировавших корабль Аякса.

Грузы, подвешенные к большому колесу, вращали его таким образом, что колышки захватывали и опускали один конец рычага. Это приводило к подъему другого конца, к которому была прикреплена рука нимфы с молотком. Когда колышек прокручивался дальше, рука опускалась и наносила удар, а потом снова поднималась следующим колышком.

«При этом поднимается большой шум, — писал Герон, — словно идет настоящая работа». Через некоторое время двери закрывались и вновь открывались для второй сцены: спуска корабля на воду. Третья сцена начиналась в открытом море. Появлялся плывущий под парусами в развернутом строе греческий флот. В воде резвились дельфины. Потом поднимался на море шторм, и корабли спускали паруса. Двери закрывались и открывались вновь. Корабли исчезали, а сцену заливал свет от установленного Навплием маяка, который освещал грекам дорогу к бесславной смерти на прибрежных скалах. Богиня Афина, одобрявшая этот поступок, стояла рядом. В заключительном акте зрители видели потерпевший крушение корабль. Аякс барахтался в воде, тогда как Афина поднималась в небеса. Гремел гром, богиня метала молнии прямо в плывущего Аякса, который в конце концов исчезал в бурных водах.

Герон с увлечением рассказывал о специальных эффектах и подробно объяснял, как любое действие, от ныряния дельфинов до работы нимф, осуществлялось скрытыми механизмами. Все устройство приводилось в действие грузами. Только спустя два тысячелетия появились микропроцессоры. В пределах технических возможностей своего времени Герону удалось осуществить эффективное программирование простейших автоматов, которые изумляли и приводили в восторг публику.



Рис. 7. «Неиссякаемый кувшин» Герона.

«Неиссякаемый кувшин» — этот фокус, изобретенный Героном, и до сего времени имеется в репертуаре иллюзионистов.

На подносе стоят кувшин и низкая ваза. Фокусник показывает эти предметы публике, потом со словами «священная вода» опрокидывает кувшин вверх дном и выливает из него воду в вазу. После этого он начинает исполнение очередного номера. Закончив его, фокусник снова берет кувшин, опрокидывает его над вазой. Из кувшина снова льется вода. Вылив ее всю, исполнитель ставит кувшин на стол и начинает показ следующего фокуса. После его окончания фокусник снова берет кувшин и, произнося магические слова «священная вода», вновь выливает воду из кувшина в вазу.

Откуда же берется вода в этом «неиссякаемом кувшине»? Исполнитель уже три раза выливал воду, а кувшин вновь наполнялся. В течение всего представления фокусник раз шесть подходит к кувшину. Из него всякий раз льется вода. В конце выступления вода полностью наполняет вазу.

Секрет этого фокуса в устройстве кувшина.

Внутрь кувшина по диагонали вставлена металлическая перегородка, не доходящая до дна кувшина на 1 см. Вверху перегородка припаяна к краям сосуда. Боковые стенки перегородки плотно упираются во внутренние стенки кувшина. Кувшин получается разделенным на две части, одна из которых секретная. На дне секретной части кувшина проделывают маленькое отверстие, через него сюда наливают воду. Это отверстие закрывают пробкой. Через горлышко кувшина вливают воду, которая заполняет четверть емкости сосуда.

Первый раз фокусник выливает воду, заполняющую несекретную часть кувшина. Потом, пока он выполняет очередной фокус, вода из секретного отделения вытекает через отверстие в перегородке и заполняет несекретную часть сосуда. Закончив фокус, артист берет кувшин, выливает воду в вазу и ставит кувшин на место. Пока идет демонстрация очередного фокуса, вода снова наполнит несекретную часть кувшина. Исполнитель снова сможет вылить воду из «неиссякаемого кувшина».



Рис. 8. «Цепи Герона».

Еще один фокус, который придумал Герон Александрийский, так и называется «Цепи Герона».

Фокусник показывает двойную цепочку из металлических колец. Он держит ее за верхнее кольцо, затем перехватывает пальцами за одно из двух нижележащих колец и сбрасывает верхнее кольцо, которое по цепочке сбегает вниз и со звоном падает в кружку. Так исполнитель повторяет несколько раз. Потом он переворачивает кружку, и зрители видят, что кружка пустая, а упавшие кольца исчезли.

Секрет фокуса заключается в устройстве самой цепочки. Чтобы сделать цепочку, следует начинать с верхнего кольца. На него надеваются два кольца. Все последующие кольца надеваются таким образом, чтобы одно из них проходило через два верхних кольца и через одно нижнее, а второе проходило через одно верхнее и два нижних, и так до конца цепочки.

Для создания иллюзии падающего кольца фокусник берет одно из нижних колец, которое проходит через одно следующее нижнее кольцо, и приподнимает его вверх, сбросив верхнее кольцо. Таким образом взятое нижнее кольцо становится в цепочке верхним, а верхнее падает вниз, освобождая следующее кольцо, которое, в свою очередь, освобождает следующее кольцо и т. д. Кольца падают последовательно, что создает иллюзию падения одного и того же кольца.

Александрия, где жил Герон, во времена античности была центром мировой торговли. Здесь бурно развивалась тогдашняя индустрия развлечений. Бродячие мимы, дрессировщики, фокусники, жонглеры, акробаты, случалось, сутками не уходили с площадей и улиц этого гигантского мегаполиса.

Список демонстрационных чародейств, исполнявшихся александрийскими фокусниками, поражает сложностью и масштабностью тамошних магов. Мастерство магов таково, что они:

умеют сами себя связывать и развязывать;

могут отделять свои конечности и менять их местами;

способны переставлять лошадям головы быков и наоборот;

жонглируют ногами десятью или двенадцатью шарами;

выращивают тыквы и деревья здесь же, на глазах у зрителей;

демонстрируют закалывание человека, который спустя некоторое время оживает;

показывают разрезание лошади на части, а затем лошадь опять принимается бегать по кругу;

глотают ножи и даже мечи, некоторые потом, достав изо рта, передают публике на проверку;

держат на лбу горящее пламя;

льют из рук целые озера и реки;

выплевывают изо рта, открыв его, разные флажки и перья.



Тайные знания магам давались нелегким и опасным посвящением в мистерии. Вот как, например, проходило посвящение в тайны мистерии Изиды. По народному толкованию, Изи-да была только луною, для посвященных она изображала всемирную мать, первобытную гармонию и красоту, называемую по-египетски «Иофис», греки превратили это слово в «София» (мудрость), отчего и произошла Дева София в теософии.

В Египте и других странах Востока (Индии, Мидии, Персии) местом посвящения являлась пирамида, воздвигнутая над древними пещерами.

«В сопровождении проводника посвящаемый должен был сойти в глубокий и темный колодец или род шахты под пирамидой; он спускался по лестнице, приставленной к боку ямы, и был снабжен фонарем. Достигнув дна, он видел перед собой две двери — одна была заперта на засов, а другая подавалась тотчас от прикосновения его руки. Пройдя в дверь, он видел извилистую галерею, между тем как дверь закрывалась за ним с громом, который оглашал все своды. Его взору представлялись надписи, вроде следующей: «Кто пройдет по этому пути один, не оглядываясь назад, тот будет очищен огнем, водою и воздухом и, восторжествовав над страхом смерти, выйдет из недр на свет дневной, готовясь в душе к принятию мистерии Изиды». Идя далее, неофит достигал другой желанной двери, охраняемой тремя вооруженными людьми, на блестящих шлемах которых были изображены символическое животное Цербер и Орфей. Здесь посвященному предоставлялась последняя возможность вернуться, если пожелает. Когда он решал, что пойдет дальше, то подвергался огненному искусу, проходя через залу, наполненную зажженными горючими веществами, образующими огненные стены.

Пол был устлан решетками из докрасна накаленных железных полос, между которыми оставались узкие промежутки, куда неофит мог ступать без опаски. Когда он преодолевал эту преграду, ему предстояло выдержать искус посредством воды. Широкий и темный канал, наполняемый водами Нила, преграждал ему путь. Поставив мерцающий факел себе на голову, он бросался в воду и переплывал на другой берег, где его ожидал главный искус посредством воздуха. Из воды он выходил на платформу, которая вела к двери из слоновой кости с двумя медными стенами по обе стороны; к каждой стене было приделано по громадному колесу из такого же металла.

Тщетно силился неофит отворить дверь и, наконец, увидев два больших железных кольца в двери, ухватывался за них: вдруг платформа уходила из-под ног его, холодный ветер задувал его факел, два медных колеса вращались с грозной быстротой и оглушительным стуком, неофит в это время висел, ухватившись за кольца, над бездонною пропастью.

Но прежде чем он мог выбиться из сил, платформа становилась на свое место, двери из слоновой кости отворялись, и он видел перед собою великолепный храм, ярко освещенный и наполненный жрецами Изиды, с иерофантом во главе, все в нарядах, соответствующих мистическому значению их обязанностей. На этом еще не оканчивался обряд посвящения.

Неофита подвергали посту на девятидневный срок. Ему предписывалось строгое молчание, и если он не нарушал его, то считался посвященным во внутреннее учение Изиды. Его ставили перед тройной статуей Изиды, Осириса и Горуса — еще одного символа Солнца, — где он клялся никогда не обнаруживать того, что ему передано в святилище, и сперва выпивал поданную ему первосвященником воду Леты для забвения всего, что слышал до состояния перерождения, а потом воду Мнемозины, дабы помнить все уроки мудрости, внушенной ему в мистериях.

Затем его вводили в самую сокровенную часть священного здания, где жрец обучал его, как применять находящиеся там символы. И после этого его всенародно объявляли лицом, посвященным в мистерии Изиды — первую степень египетских религиозных обрядов.

Посвященные назывались эпоптами, то есть видящими вещи как они есть, тогда как перед тем они назывались систами, что означало совершенно противоположное. Выдать тайну считалось низостью и грозило самыми жестокими мерами».



Рис. 9. Божество Абраксас — покровитель магов античности.

В период античности маги поклонялись богу по имени Абраксас. От него, кстати, произошло знаменитое заклинание всех магов: «Абракадабра!», то есть буквально: «Верх и Низ, подчинитесь!»

Абраксас изображался в виде мифического существа с человеческим телом, петушиной головой и змеями (символ мудрости) вместо ног.

Интересно, что знаменитый доктор Фауст тоже поклонялся Абраксасу.

Большое внимание маги иллюзионного искусства древнего мира уделяли мастерству манипуляций.

На одном из древнеегипетских рисунков запечатлены два человека, которые заняты игрой, удивительно напоминающей так называемую «Игру в кубки».

Трюк «Игра в кубки» входит в пятерку иллюзионных чудес, которые являются золотым фондом мирового развлекательного волшебства.

В криминальных кругах данный трюк сразу получил название «Три наперстка».

При показе этого трюка можно манипулировать самыми различными предметами, которые есть в данный момент под рукой.

Манипулирование камешками и круглыми мускатными орехами, которое составляло основу репертуара фокусников Древней Греции, дало название самой профессии иллюзиониста: «псефопаиктес» (от «псефо» — камешек и «паизо» — играть).

Название иллюзиониста во Франции — «эскамотре» (от «эскамот» — мускатный орех), в Италии — «джиокаторе ди буссолотти», что означает «играющий кубками», в Португалии — «пеллотикейро» — «орудующий шариками».

Летопись простого, но чрезвычайно популярного трюка «Игра в кубки» удивительна:

египетские иллюзионисты, заканчивая этот трюк, превращали шары в цыплят;

римских магов называли ацетабуляриями (от лат. acetabulum — банка уксуса), так как в своих фокусах с наперстками они использовали пустые банки;

индийские фокусники применяли чашки с «макушками» и матерчатые шары, набитые хлопком;

японские фокусники с давних времен используют мелкие чашки и шары из шелка;

испанские фокусники для демонстрации этого трюка часто использовали скорлупки грецкого ореха и зерна гороха.



Первое упоминание о трюке «Игра в кубки» есть в трудах римского философа Луция Аннея Сенеки (ок. 4 г. до н. э. — ок. 65 г. н. э.), ставшего впоследствии сначала воспитателем, а потом советником известного римского императора Нерона.

Скорее, это даже не упоминание, а впечатление. Сенека отзывается о трюке с восхищением. Потом сообщает, что, честно говоря, не хотел бы знать его секрет. Наверное, он уже испытал разочарование, почти всегда возникающее у людей с философским складом мышления: если они узнают подлинную разгадку удивившего их иллюзиона, то чувствуют себя обманутыми, внезапно осознав, какой грубой материальностью рождена очаровавшая их тайна.

Первое описание «Игры с кубками» дал Алкифрон из Навкратиса, греческий ритор и грамматик начала III в. в своей книге «Дипнософистаи». Устами очивидца этого фокуса Алкифрон рассказывает:

«У меня было хорошее место, и я увидел много интересного. Все остальное я уже не помню… Но одно, когда я это увидел, то от изумления чуть не лишился дара речи. Человек вышел на середину, поставил перед собой стол, а на него три мисочки. Затем спрятал под ними три круглых белых камешка.

То он клал под каждую мисочку по камешку, а они оказывались бог весть каким образом все вместе под одной, то заставлял совсем исчезать из-под мисочек и показывал их во рту. Потом он их проглотил, дал подойти вплотную тем, кто стоял от него поблизости, и вынул камешек у одного из носа, у другого — из уха, у третьего — из головы, а когда они все оказались у него, заставил их вновь исчезнуть».

Принцип данного фокуса фантастически прост: он базируется на том или ином сочетании всего лишь двух манипуляционных приемов.

Первый прием: ложное перекладывание камешка из одной руки в другую — тогда камешек остается в первой руке, а вторая пантомимически помещает «пустоту» под мисочку. Естественно, впоследствии камешек из-под этой мисочки «пропадает». Второй прием: на скрытом удержании камешка в той или иной руке — в этом случае данный камешек неожиданно «возникает» под мисочкой, если предварительно поднять эту мисочку со стола пустой, а потом вернуть на стол, одновременно роняя под нее невидимый для зрителей камешек. Тогда мисочка накроет упавший на стол камешек, но не заметившая этого действия публика будет полагать, что под мисочкой ничего нет.

Иллюзионизм — магия публичного служения человеку. На этом пути магам приходилось нелегко, но они верно служили своему искусству. А ведь многие религии объявляли их еретиками.

Первым еретиком, публично упоминаемым в преданиях христианской церкви, был Симон-маг.

Легенды сообщают о нем много удивительного. По национальности он был евреем и, как утверждают, родился в самаритянском городе Гита. Его учителем магии был сектант Досифей, который говорил, что он послан богом и является Мессией, предсказанным пророками. За годы обучения Симон освоил иллюзионное искусство, действительные секреты, содержащиеся в преданиях магов. Он обладал наукой астрального огня и мог притягивать к себе его сильные вихри, становясь нечувствительным к боли и несгораемым. Симон обладал способностью подниматься и опускаться в воздухе. Он гипнотизировал на расстоянии тех, кто верил в него, и являлся верующим в различных ипостасях. Симон производил картины и образы, так что можно было видеть фантастические деревья в пустыне. Предметы могли двигаться в его присутствии.

Симон совершал все эти чудеса перед народом Самарии. Поскольку его действительные достижения соответствующим образом преувеличивались, чудотворец сходил за божественное существо.

Обретя известность в провинции, Симон направился в Рим, где император Нерон, которого привлекали все неординарные зрелища, стал расположен к нему. Озаренный славой мага, Симон изумлял коронованного глупца трюками, принятыми у фокусников. Симон обезглавливался, но после этого приветствовал императора головой, восстановленной на плечах. Он заставлял предметы двигаться и двери открываться. Одним словом, действовал как доверенный медиум и стал официальным волшебником на оргиях Нерона и обедах Тримальхиона.

Согласно авторам легенд, освободило евреев Рима от учения Симона то, что святой Петр сам посетил столицу мира. Нерон при помощи своих шпионов был быстро проинформирован о том, что новый производитель израильских чудес прибыл, чтобы начать войну против его собственного волшебника. Нерон решил свести их вместе для увеселения. Петроний и Ти-геллин, возможно, присутствовали при этом магическом состязании. «Мир вам», — сказал глава апостолов. «Нам нечего делать с вашим миром», — отвечал Симон. — Только войной истина будет открыта. Мир между противостоящими — это победа одного и поражение другого».

Святой Петр ответил: «Почему ты отвергаешь мир? Пороки людей создали войну, но мир всегда пребывает с добродетелью». «Добродетель — это сила и мастерство», — сказал Симон. — Что касается меня, то я смело встречаю огонь, я поднимаюсь в воздух, я оживляю растения, я превращаю камни в хлеб; а что делаешь ты?» — «Я молюсь за тебя», — сказал святой Петр, — чтобы ты не пал жертвой своих волшебств». — «Придержи свои молитвы; они не достигнут небес быстрее, чем я сам».

И волшебник прошел через окно и поднялся в воздух. То ли это совершилось при помощи аэростатических аппаратов, находившихся под его длинным одеянием, то ли он поднимался подобно конвульсионериям парижского дьякона, благодаря возбуждению астрального света, точно сказать нельзя. Во время этого феномена святой Петр молился на коленях. Симон внезапно с громким криком упал со сломанными костями.

Нерон заключил в темницу святого Петра, который показался ему менее искусным мастером волшебства, нежели Симон. Последний умер после своего падения. Определение «маг», добавленное к имени Симона, делает магию предметом ужаса для многих христиан. Но они тем не менее не прекращают чтить память царей-волхвов, которые поклонялись Спасителю в его яслях.

Широкую славу обрел и чудотворец Аполлоний Тианский, который сделал много полезного для людей, действуя как маг белой магии.



Рис. 10. Аполлоний Тианский.

Аполлоний родился приблизительно в 4 г. н. э. Когда ему исполнилось 14 лет, то школьные наставники отказались обучать юношу дальше, поскольку его ум далеко превосходил их собственный.

В 16 лет Аполлоний начал служить в храме города Эги после того, как дал клятву пифагорейца. Это была самая страшная клятва в союзе пифагорейцев магическим числом тетрактис: (1 3 5 7) (2 4 6 8) = 36. Однажды случилось так, что один из посвященных не выдержал и проболтался. Боги не стерпели, и клятвопреступник погиб во время шторма. Число тетрактис можно прочесть не как обычно, а как нужный шифр, отдельно каждую цифру: три и шесть. Получается число Сатаны — три шестерки! Это прообраз числа зверя из бездны, использованного Иоанном Богословом спустя полтысячи лет в «Апокалипсисе». Следовательно, пифагореец Аполлоний клялся Сатаной — богом подземного царства, и именно он жестоко карал клятвопреступников.

Лично Аполлоний видел в мире только добро, противостоящее любому злу. Однажды верховный жрец храма Аполлона вручил ему медную карту и сказал, что на ней изображен путь в город богов. Спустя некоторое время Аполлоний отправился на Восток.

После долгого путешествия Аполлоний приблизился к азиатскому Олимпу. Здесь начали происходить странные явления. Дорога, по которой шли путешественники, сразу исчезала за спиной. Окрестности меняли свои очертания, и им казалось, что вся местность представляет собой сплошной мираж. На границе загадочной страны чудес навстречу им вышел прекрасный юноша и обратился к ним по-гречески, поскольку Аполлония здесь будто бы ждали. Потом Аполлония представили правителю этой страны, которого Филострат называет Иархасом.

Легендарная страна поражала своими нескончаемыми загадками. Здесь были источники света, напоминающие прожектора. Светящиеся камни озаряли город и превращали день в ночь. Аполлоний видел левитацию, когда люди становились невесомыми и плавали в воздухе. Лишь только путешественники вошли в столовую и сели за стол, как четыре автомата-треножника подали им еду и напитки. Биограф Аполлония описывает это так: «Они, преисполненные жизни, катились с места на место, повинуясь повелениям богов».

Технологические достижения и интеллектуальное превосходство этого общества так поразили Аполлония, что он только кивнул головой, когда правитель Иархас изрек: «Вы пришли к людям, которые знают все».

Аполлоний получил задание от этих адептов из Азии: он должен был спрятать определенные талисманы или магниты в местах, которым предопределено сыграть большую роль в будущем. Кроме того, ему надлежало свергнуть римскую тиранию.

Греческий мыслитель отправился в Рим в тяжелое время: шло гонение на философов, инспирированное Нероном, и поэтому вскоре оказался перед судом. Когда дело дошло до прокурора и тот развернул свиток с обвинениями против Аполлония, то свиток странным образом оказался совершенно чистым, словно на нем ничего не писали! Поскольку не имеется обвинения, то не может быть и приговора. Аполлония освободили. После этого случая римские власти преисполнились суеверным страхом перед загадочным тианским философом.

Во времена императора Веспасиана Аполлонию жилось немного лучше, он был даже в числе почитаемых советников императора.

Когда цезарем стал Тит, новый повелитель обратился к Аполлонию со словами: «Я покорил Иерусалим. Но ты, Аполлоний, пленил меня».

При Домициане философа обвинили в антиримской деятельности. На суде Аполлоний проявлял откровенное пренебрежение к особе императора, которого знал еще ребенком. Неизвестно, чем бы все это закончилось, но патриции запомнили все те странные события, которые происходили при рассмотрении дела Аполлония во времена Нерона, а потому чувствовали себя неуютно. Домициан и его судьи попытались показать свою принципиальность и надеялись, что Аполлоний признает свою вину. Стоя перед римским императором, Аполлоний завернулся в плащ и сказал: «Вы можете заточить мое тело, но не душу, впрочем, и тело не в вашей власти». И здесь же исчез наподобие вспышки света — на глазах сотен свидетелей, находившихся в зале суда.

Событие произвело огромное впечатление на современников, да и свидетелей было множество. Очевидно, это были фокусы в стиле Дэвида Копперфилда.

Вскоре Аполлоний появился в Эфесе. В этом городе он пользовался огромной популярностью и всеобщим почитанием: в его честь даже возводили храмы!

Аполлоний Тианский оставил много примеров ясновидения. Например, в 96 г. в Эфесе на форуме, при множестве свидетелей, он внезапно замер и воскликнул: «Бейте тирана! Бейте!» Вскоре горожане Эфеса узнали, что именно в эту минуту в Риме был убит Домициан. Имеются свидетельства, что Аполлоний владел искусством левитации — поднимался в воздух в присутствии очевидцев. Филострат писал, что тианский философ «умел видеть природу вещей».

Современные исследователи считают, что Аполлоний обладал многими паранормальными способностями, однако был ли это врожденный дар или результат обучения, сказать невозможно.

Но это еще не все чудеса. Куда исчез этот чудодей? Известно, что он дожил до глубокой старости и примерно в возрасте ста шести лет вдруг исчез. Аполлоний не умер, такое событие не осталось бы незамеченным.

«О том, как умер Аполлоний — ежели умер, — рассказывают всякое…», — писал Флавий Филострат.

В анналах истории он числится «без вести пропавшим». Вот почему, помня о многих удивительных вещах, которые совершил этот человек, молва приписала ему бессмертие.

На протяжении многих сотен лет считалось, что Аполлоний, избежав смерти, продолжает скрываться среди людей. Прошла тысяча лет, и такой слух вроде бы подтвердился. В XII в. жил философ и алхимик, называвший себя Артефиусом. Его современники полагали, что под этим именем скрывается Аполлоний Тианский. До нашего времени дошло два произведения, которые подписаны Артефиусом: трактат о философском камне и сочинение о путях продления жизни. Скорее всего, об этих предметах мог написать только Аполлоний. После появления книгопечатания трактат Артефиуса о бессмертии увидел свет. В предисловии к нему говорилось, что автор имел особые основания для того, чтобы написать данную книгу, поскольку к этому времени он прожил 1025 лет. Трактат полон намеков, недомолвок. Писавший словно старался обратиться к тем немногим людям, которые могли бы его понять.

«Жалкий глупец, — пишет Артефиус в своем обращении к читателю, — неужели ты настолько наивен, что думаешь, будто каждое наше слово следует понимать буквально и мы откроем тебе самую удивительную из тайн?»
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

  • В.Т. Пономарёв Тайны знаменитых фокусников 2006 Введение
  • Великие маги древнего мира