Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


В. Н. Пластун Советские послы в воюющем Афганистане




Скачать 459.13 Kb.
страница2/2
Дата21.07.2017
Размер459.13 Kb.
1   2
Юлий Михайлович Воронцов (1929-2007) – карьерный дипломат, в годы «афганской войны», оставаясь в ранге заместителем министра иностранных дел, одновременно возглавлял советское посольство в Афганистане. Перед ним стояли очень сложные задачи. С одной стороны, на него возлагалось дипломатическое обеспечение вывода советских войск из ДРА. С другой – предстояло договориться с исламскими оппозиционными партиями и попытаться уговорить их не устраивать кровавой резни сторонников Наджибуллы и НДПА. Талантливому и опутному дипломату Ю. М. Воронцову удалось добиться гарантий от лидеров оппозиции, что они не будут стрелять по уходящим войскам. В одном из интервью23 он рассказывал: «Я лично вел переговоры с моджахедами. Они пришли на переговоры, как будто только что оторвавшись от пулемета, готовые стрелять снова. Все с бородами и очень неприглядного вида. Первая наша встреча с их делегацией произошла в Саудовской Аравии, в конференц-центре, недалеко от Мекки. Эту встречу саудовцы организовывали. Когда в конце зала показались моджахеды, вид у них действительно был очень разбойный. Мы начали сближаться. Их делегацию возглавлял Раббани… Идет ко мне очень напряженно, за его спиной – бородатые ребята. Не знаю – может, в тот момент и я был тоже напряженный. Сложив руки на животе, он, видно, сомневался – подавать мне руку или нет. Я, конечно, пошел ему навстречу, протянул руку, мы пожали друг другу руки, он заулыбался. Сели за стол, начали переговоры. Сами переговоры были просты. Я сказал: “У нас было Женевское соглашение об окончании войны в Афганистане. Вывод наших войск должен быть завершен 15 февраля 1988 года. 15 февраля мы уйдем”. Я поймал их презрительный взгляд, выражающий: “Врет! Никуда они не уйдут!”. Позднее я точно такой же взгляд поймал у Наджибуллы на встрече с ним. Он сказал: “Куда же вы уйдете Вы же столько вложили в Афганистан. У вас много людей здесь погибло. Вы никуда отсюда не уйдете. Бросьте говорить ерунду!”. Я предупредил его, что необходимо готовиться к тому, что Афганистан остается под его ответственность. До февраля надо завозить горючее, продовольствие. Тем более, что мы все даем (включая боеприпасы и т.д.). Потом никакой помощи от нас уже не будет. Все равно он не поверил. Как и те моджахеды. Однако на второй встрече с ними (это было уже в Исламабаде), устраиваемой пакистанцами, я опять предупредил моджахедов, что мы уходим. На этот раз я сказал им, что мы не хотим, чтобы была «резня» в Афганистане. “Мы уйдем, – говорю я им, – но вы-то будьте людьми…не устраивайте кровопролитий. На вас весь мир будет смотреть”. Они сказали тогда: “Если вы действительно уходите, мы не будем стрелять по уходящим войскам”. Тут они меня поставили в сложное положение – что же мне, спасибо им что ли говорить Да и полного доверия, честно говоря, к их обещанию не было… Поэтому я просто утвердительно покивал им в ответ. И, как известно, они не стреляли. Я улетал последним самолетом из Кабула вместе с охраной аэродрома. … В это время Громов уходил через мост. Потом я вернулся в посольство Афганистана, чтобы с нашими коллегами еще некоторое время контролировать ситуацию. Мы боялись, что когда уйдут наши войска, с приходом моджахедов начнутся бесчинства. Но ничего этого не было». Думаю, что другие наши послы на рукопожатие с моджахедами не решились бы. Партийная честь не позволила бы якшаться с «представителями контрреволюции и лидерами бандформирований». Благодаря усилиям Ю. Воронцова, удалось также избежать масштабного кровопролития с падением режима Наджибуллы в 1992 г. Бывшему президенту РА тогда позволили жить в представительстве ООН в Кабуле, почти никто из его сторонников не был репрессирован. Не случилось тогда и предсказывавшегося массового исхода беженцев из Афганистана. В 2001 г. Ю. Воронцов отрицательно высказался по поводу позиций руководства СССР в отношении фактически преданного Москвой режима Наджибуллы: «Бросать, в общем, не стоило. Надо было продолжать усилия по созданию коалиционного правительства, я как раз этим занимался. Раббани-то сам неплохо к этому относился, но мешали американцы, пакистанцы – мол, ничего этого не надо... Помню, один из пакистанцев, который вокруг него все время крутился, встретился мне потом в Нью-Йорке. “Узнаете меня Я был с Раббани”. – “А кто вы сейчас-то” – “Советник пакистанского посольства”. Тайное стало явным: пакистанцы держали Раббани за хвост. Ездил я и к королю Захир Шаху в Рим, уговаривал приложить усилия к объединению афганцев. Но он забоялся – некоторые моджахеды обещали его убить, если он ступит на афганскую землю».24 Думаю, большинству наших сограждан неизвестен интересный факт, в котором основная заслуга на межгосударственном уровне принадлежит именно Ю. Воронцову. Вот как об этом важном событии рассказывал сам Ю. М. Воронцов: « С 86-го по 90-й я был сначала постоянным представителем СССР в Нью-Йорке. Потом, когда перестал существовать Советский Союз и мы превратились в Российскую Федерацию, появились сложности. Ряд стран потребовали, чтобы мы заново вступали в ООН, поскольку у нас, как они говорили, новая страна (ведь СССР распался). В частности, Япония очень много выступала, чтобы выгнать нас из Совета Безопасности… [Японцы] себе место освобождали. Они ведь не входят в Совет Безопасности. Сложность ситуации состояла в том, что остальные республики бывшего СССР действительно принимались как новички, но они и не были членами ООН, а были только Советский Союз, Украина и Белоруссия. Украина и Белоруссия вошли еще по требованию Сталина, настоявшего, чтобы они как наиболее подвергшиеся нападениям и зверствам во время войны стали самостоятельными членами ООН. Таким образом, у СССР было 3 голоса. Так вот, Украина и Белоруссия остались в ООН, а остальные (Латвия, Литва, Молдавия и т.д.) вступали заново. В то время все республики претендовали на то, что они – правопреемники СССР. Самое неприятное – Россию тоже хотели назвать правопреемником. Всех уравнять. В этой ситуации нам серьезно помогли американцы. Они сказали: «Ни в коем случае не соглашайтесь, что вы – правопреемники. Вы – п р о д о л ж а т е л и СССР! Этим вы отличаетесь от остальных». Я обрадовался: «Действительно, какая точная формулировка!». И срочно отправил в Москву телеграмму. Там быстро откликнулись, написали соответствующее письмо в ООН о том, что мы – продолжатели СССР и место в Совете Безопасности принадлежит нам. И все согласились. Я, конечно, догадываюсь, почему американцы нам тогда помогли – они не хотели менять устав ООН. Там указаны постоянные члены Совета Безопасности: США, СССР, Франция, Китай, Англия. Всего пять. Если бы открыли одну строчку – поменять СССР на РФ, появились бы еще желающие открывать новые положения».25 Ю. М. Воронцов скончался 12 декабря 2007 г. …В Москве решили, что теперь – после вывода – основная задача заключается в повороте всей политики на Запад – в сторону Соединённых Штатов, которые по достоинству оценят миротворческие шаги Советского Союза. В итоге, Афганистан превращается в «окраину» советских интересов, куда можно направить человека, хотя и не имевшего диплома об образовании (дипломатическом), зато поднаторевшего в аппаратных играх в Кремле и вокруг него. Того, кто обладает достаточным опытом общения на межгосударственном уровне и вполне пригоден для налаживания приемлемых отношений и оказания помощи в «зализывании» послевоенных ран. Война, конечно, не закончилась: оппозиция свирепеет, надеясь расправиться с «коммунистическим» режимом президента Наджибуллы. И всё-таки для Москвы Афганистан ушёл на второй, на третий и т. д. план. Решили рекомендовать набравшегося дипломатического опыта на родине принца Гамлета, бывшего комсомольского лидера Пастухова Бориса Николаевича (1933 - ). Самый молодой из числа предшественников на посольской должности в Афганистане. Энергичный, «зажигательный»... Избирался членом ЦК КПСС (1978–1986), депутатом ВС СССР. Награжден орденом Ленина (1981), тремя орденами Трудового Красного Знамени (1963, 1971, 1976), орденами Красной Звезды (1990), «За заслуги перед Отечеством» III степени (2003), Дружбы (1996), медалями. Международный Объединенный Биографический Центр в 2006 г. писал о нём так: «Государственный деятель. Это высокое понятие по отношению к Борису Николаевичу Пастухову выглядит абсолютно адекватно. В равной степени это относится и к тому периоду, когда он, инженер-механик, выпускник легендарного МВТУ имени Баумана, пройдя всю иерархическую лестницу в комсомоле, стал коронованным вожаком молодежи Советского Союза, возглавив Центральный комитет ВЛКСМ. Это справедливо по отношению к его работе союзным министром, руководителем Госкомиздата – гигантской отрасли, где идеология, производство, государственная власть, деловая хватка, здравый смысл были сплетены в его деятельности в единый узел. В ранге Чрезвычайного и Полномочного Посла СССР Борис Пастухов отстаивал государственные интересы и в благополучном Датском Королевстве, и в Афганистане, где не остыл еще тогда пожар войны». Прекрасная характеристика. Смущает несколько выражение «коронованный вожак молодёжи». Это, по-видимому, злые языки хотели напомнить о том, что 1-й секретарь ЦК ВЛКСМ, выступая в 1982 г. на XIX съезде комсомола, 38 (!) раз упомянул имя «дорогого Леонида Ильича Брежнева». Ну, ладно, во-первых, ведь это не он сам назвал «коронованным вожаком», а, во-вторых, мы пишем о послах СССР в воюющем Афганистане, а не о комсомольских лидерах. С декабря 1982 г. Б. Пастухов – председатель Государственного комитета СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли, получает ранг министра союзного правительства. «Почётной ссылкой» в Данию в январе 1986 г. он «обязан», как сообщают биографы, Е. К. Лигачёву, которому пришлась не по нраву инициатива и самостоятельность председателя Госкомиздата. В Копенгагене, как указано выше, он сменил Н. Г. Егорычева, отправленного из-за разногласий с Л. И. Брежневым сначала в Данию, а после короткого перерыва – в Афганистан. Б. Н. Пастухов исполнял непростые обязанности посла СССР в воюющей стране до февраля 1992 г. Пишут, что, кроме изучения Корана, ему пришлось «вникать в тонкости военного дела». Вместе с вновь назначенным главным военным советником правительства РА генералом армии М. А. Гареевым, Борису Николаевичу «доводилось выезжать на позиции, слышать там свист пуль». Может быть за «свист» и наградили «Красной Звездой» По возвращении Б. Пастухов работает на многих должностях, куда его назначают очередные правительства: заместителем министра иностранных дел, личным представителем президента России на переговорах об урегулировании конфликта в Абхазии, членом Межведомственной комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций, первым заместителем министра иностранных дел, министром РФ, сопредседателем Межпарламентской комиссии по сотрудничеству Федерального Собрания РФ и Верховного Совета Украины… Почему Б. Н. Пастухов такой профессиональный «многостаночник» Один из бывших первых секретарей ЦК ВЛКСМ Виктор Мироненко полагает так: «У Бориса же Николаевича – более сложная биография… Пастухов, конечно, дипломат и по опыту, и по жизни, и по характеру (курсив мой – В. П.)».26 Сам же Борис Николаевич рассуждает по-другому. В одном интервью ему задали вопрос: «Вы окончили МВТУ им. Баумана (теперь МГТУ), а все же кто вы по реальной профессии – дипломат, политик, топ-менеджер, как теперь говорят». Он ответил прямо и откровенно: «Да черт знает... Куда Родина говорила – надо! – так тем и был».27 Наверное, в своих оценках правы оба: опыт, жизнь, характер «надо!». Остальное – приложится. Приложилось. Гарантией его успеха в государственной карьере была его феноменальная способность чувствовать намечающиеся ветры перемен и предугадывать расстановку сил «вверху» в то время. Редко от кого можно было услышать отрицательную характеристику личности Посла. Он всегда находил общий язык с людьми: не повышал голос, внимательно слушал, помогал отдельным людям в затруднительных ситуациях. Однако и в злопамятности ему не откажешь… С 13 по 20 мая 1991 г. в Кабуле находилась партийно-правительственная делегация во главе с секретарём ЦК КПСС Ю. А. Манаенковым. Отвели их в шикарную резиденцию. Посол, встретив и ублажив высокое начальство, раздает указания журналистам: вы напишите то-то, вы дайте информацию туда-то... Стою в сторонке и наблюдаю этот обыденный ажиотаж. Б. Н. вдруг заметил меня, собкора «Правды». Повертел головой – все разбежались, получив инструкции, и торопливо говорит: «А вы, товарищ Пластун, помогите поднести вещи товарищу секретарю ЦК в его апартаменты». Совершенно не задумываясь, машинально отвечаю: «Сейчас, Борис Николаевич, вот только разуюсь». Посол юмора не понял (или понял!) и энергично двинулся дальше. Мой ответ, вообще-то, можно охарактеризовать как мелкое хулиганство, но не злонамеренное. До Посла не дошло, что если бы я стал таскать чемоданы, то: 1) лишил бы слуг «законного» бакшиша; 2) нарушил бы традиции и «потерял» бы лицо и «статус» гостя. Ведь ещё известный востоковед генерал А. Е. Снесарев в своей книге «Авганистан» писал: «Если вас кто-либо или просто молва поставили на линию человека привилегированного, если о вас говорят, что вы князь и большой, как говорят на Востоке, человек, то и ведите эту линию, блюдите лицо, идите впереди других, с лошади слезайте последним, выходя из дома или юрты, можете поворачиваться спиной к оставшимся; если же вы человек маленький, то и ведите себя скромно, как подобает маленькому человеку». Л. Рейснер, находясь в Афганистане в 1921 г. подметила то, на что не обратил внимания Посол: если ты, иностранец, да еще более или менее «важная» фигура, будешь сам таскать свои или (тем более) чемоданы своих начальников, то, кроме снижения планки авторитета (если он, конечно, был) к своей личности, ничего не ожидай. В традиционном Афганистане все расписано по графам и клеточкам: ранги, чины, должности, звания, обязанности, что можно и что нельзя. Это – Афганистан, это Восток, а не Москва или Копенгаген… Как собкор «Правды», я взял у Ю. А. Манаенкова интервью. Секретарь ЦК оказался нормальным, простым человеком. Рассказал он следующее (цитирую по своей дневниковой записи, опуская биографические данные): «Об Афганистане. Люди – и здесь и там – испытывают сочувствие к Афганистану. Чтобы понять Афганистан недостаточно прочитать сто или двести книг, надо здесь побывать. Цель нашей командировки – укрепление связей между нашими партиями. Они ослабели, но не ослабли, их надо восстановить. Многие проблемы созвучны, хотя мы и на разных уровнях развития. Ввод войск был большой ошибкой. Мы здесь делали то, что должны были сделать гражданские лица. У КПСС и партии «Ватан» равные походы к проблемам. Сейчас мы не подписывали никаких документов, но итог переговоров – серьёзный. У нас общая граница». … Б. Н. Пастухов всё-таки припомнил мне моё самовольство: 1) взял интервью у секретаря ЦК КПСС без согласования; 2) взял интервью у президента РА и генсека НДПА Наджибуллы без обращения за разрешением в ЦК КПСС. Честно признаюсь: я просто не знал, что надо спрашивать разрешения. В общем, «телегу» на меня Б. Н. всё-таки накатал… … Содержание интервью, которые Борис Николаевич давал советским корреспондентам, создаёт впечатление, что никто так не болеет за Афганистан как он. В правительстве СССР засели враги: «Виной всему экономический эгоизм, незаинтересованность министерств, неуправляемость нашей экономики… Проблема в том, как наладить взаимовыгодное сотрудничество, а не в том, как “свернуть” помощь. Да, мы помогаем Афганистану оружием. Через силу, с моральным (- В. П.) содроганием. Помогаем, чтобы здесь не было хуже… Прекратить её – то же, что отказать нищему в подаянии (сравнивать афганца с нищим – даже иноскзательно – нельзя! – В. П.)… Если встанет вопрос – поеду в Москву, поговорю индивидуально с каждым членом Верховного Совета, пойду к лидерам межрегиональной группы, умолять буду, но мы должны вырвать эти миллионы для Афганистана».28 Очень впечатляет. Удалось ли Послу съездить в Москву и заставить «индивидуально» каждого члена Верховного Совета СССР и лидеров межрегиональной группы (и «умолить» их, как он говорил), не знаю. Но то, что ничего не было сделано – знаю тоже. Видимо, чтобы отвязаться от настырного Б. Н. Пастухова Кремль решил его наградить. Указом Президента СССР № VII-981 от 5 ноября 1990 г. «за образцовое исполнение служебного долга и мужество, проявленное в условиях обострения военно-политической обстановки в Афганистане» он и ещё четверо сотрудников Посольства получили ордена «Красной Звезды». Не знаю, правда, о каком «обострении» обстановки шла речь. Мне в Афганистане пришлось работать ещё в 1979-1980, в 1987-1988 и в те самые 1990 и 1991 годы, и там обстановка всегда была «обострённая». И летал я вместе с Б. Н. Пастуховым в Кандагар, о чём «Правда» опубликовала мою статью с упоминанием приёма советского Посла в афганские пионеры. Да и сам Посол с удовольствием вспоминает: «В Кандагаре, где советские солдаты ездили лишь по нескольким улицам, да и то на предельной скорости, мы с журналистами довольно свободно заходили в духаны (правильно – дуканы, духаны – на Кавказе – В. П.), общались с афганцами. И не было бэтээров сопровождения, только “легковушки”, как в старые добрые 70-е…».29 Да не были мы (в этот раз) в самом городе! Позаботился генерал-губернатор договорился с моджахедами о перемирии на момент нашего пребывания. Посидели на окраине, пообедали со «Столичной» и «Вискарём» и улетели… Не было в тот день «свиста пуль» и «обострённой ситуации»… (Кстати, орденом «Красной Звезды», согласно последнему варианту статуса этого ордена, награждаются военнослужащие и сотрудники КГБ и МВД, а не гражданские лица. Тогда нужно признать, что награждённые имели отношение к указанным ведомствам. Или же просто сообразить, что президент лучше знает, кого, чем и за что награждать… ). Б. Н. успевал многое: вчитываться и анализировать информацию, встречаться с афганскими и другими иностранными представителями, давать «установки» на ближайшую и отдалённую перспективу. Приведу страницу из моего дневника: «17.05.1990. Состоялась встреча посла Б. Пастухова с советскими журналистами, аккредитованными в Афганистане, от Известий, Правды, ТАСС, АПН и др. Посол сказал следующее. Размах боевых действий нарастает. В конце мая-начале июня будет пик напряжения. Оппозиция предприняла под Джалалабадом попытку решительного наступления, которая была отбита. Но надолго ли Очень тяжёлое положение в округе Хост. Там со стороны оппозиции действует объединённое командование, применяют танки. Эффективно используют средства ПВО, афганские пилоты (правительственных ВВС) боятся летать в Хост. В Пагмане после упорных боёв правительственные войска продвинулись всего на 500 метров. В Лагмане Ахмад Шах Масуд пытается сконцентрировать свои силы. В Кандагаре обстановка лучше, чем в остальных провинциях. Поступила информация о том, что в Пакистан в качестве инструкторов по ведению боевых действий направляются египетские инструкторы. Что касается внутренней жизни: - в верхах обсуждается решение об отмене чрезвычайного положения; - Султан Али Кештманд назначен 1-м заместителем президента, т. е. вице-президентом. За него проголосовало большинство – 3235 чел.; - Наджиб сказал, что 20-21 мая [премьер-министр] Халекъяр внесёт на утверждение Национального Совета состав кабинета министров. Состав очень пёстрый. НДПА получит в правительстве всего 4 или 5 постов; - 27-29 мая состоятся выборы делегатов на Лоя джиргу. До 30 мая утвердят правительство. Необходимо реализовать идею о формировании коалиционного правительства, придать власти исламский характер, убрать из лозунгов тезис об НДПА как о «руководящей и направляющей силе» афганского общества. Журналистам указание: 1) уже сейчас надо сделать заготовки-характеристики состава правительства и в частности: а) подчеркнуть наличие в правительстве женщин; б) дать портрет-характеристику премьер-министра Халекъяра, привести мнения о нём представителей других партий, вошедших в коалицию; в) развить идеи внешнего урегулирования ситуации; г) развить перспективы экономического сотрудничества Афганистана с зарубежными государствами. Сообщил, что: - до 30 мая будет опубликован проект новой Программы и Устава НДПА, в котором сначала было целых 50 пунктов об обязанностях члена партии (сократить); - вскоре сюда по направлению Узбекзагранводстроя прибудут 232 советских гражданских специалиста (ранее ожидали 132), которые будут работать на заводе Джангалак, в аэропорту, в порту Хайратон, на ирригационных сооружениях (Кокча). Намечается возобновление работ по газу и нефти и на ГЭС Наглу. В чём острота момента В том, что у советской стороны здесь сейчас есть выгоднейшие дела в сфере экономики, а у нас, в наших ведомствах, дуроломство. Например, афганцы практически бесплатно отдают нам 46 тонн опия-сырца для использования в медицине, а наши ведомства отписываются (требуют справку о соответствии стандартам и об отсутствии возражений со стороны международных организаций). Проблемы: пропало 22 бензовоза с горючим, убивают водителей, грабят грузовики. Что касается ГЭС Каджаки, то её строили в своё время американцы, пусть они её и восстанавливают. А. Дзасохов (член Комиссии по иностранным делам Верховного Совета СССР) обратился к Послу с просьбой высказать своё мнение: что нам делать с Афганистаном Нужен он нам или нет Члены Комиссии требуют ответа! Посол ответ отложил. Далее сказал: прошу взвешенно публиковать материалы об экономическом и военно-техническом сотрудничестве. Так, чтобы не поливать грязью Афганистан. Поручил журналистам встретиться со специалистами из Торгпредства, переговорить о направлениях экономического сотрудничества, “разобрать” между собой объекты и начать писать». Создаётся полное впечатление деловитости и рабочей атмосферы. Тем не менее, у меня создалось впечатление, что это было сказано журналистам для освещения невероятных темпов деятельности Посла, а не конечных результатов работы. Результатов не было, и Посол это предвидел, когда давал интервью «Комсомольской правде» (см. ссылку выше). Полагаю, что знал: в Москве Афганистаном заниматься не будут, так как там началась схватка за власть. Скажу больше – он предвидел разгром КПСС, начал к этому готовиться заранее, присматривая пути отхода… Б. Пастухов был непременным членом всех делегаций, сопровождавших за рубеж генеральных секретарей ЦК КПСС. Однако главной его «специальностью» можно назвать ту, которая довольно часто встречалась у партийных и комсомольских функционеров. Он обладал потрясающим даром красноречия, придавая своим словам весомость и создавая видимость глубокого проникновения в суть происходящих событий. Прекрасный оратор, он мог из любой несуразицы, произнесённой вышестоящим лицом, «сделать конфетку». Сам же себе ничего такого не позволял (за исключением 38-разовых упоминаний имени Леонида Ильича), и при всех советских и постсоветских режимах оставался практически «непотопляемым». К его характеристике больше всего, на мой взгляд, подходит термин «имитатор бурной деятельности». В качестве председателя Комитета по связям с соотечественниками в ГД Б. Н. Пастухов высказался в связи с вводом американских войск в Афганистан. Он считал, что «речь реально может идти о вводе миротворческого контингента только на территорию Кабула, … где должны быть созданы условия для работы временного правительства». В составе миротворческого контингента, действующего по мандату ООН, по его мнению, должны быть широко представлены «мусульманские государства».30 Предложение толковое, но у американцев, как показали последующие события, на этот счёт оказалось собственное мнение... С декабря 2003 г. Б. Н. Пастухов – депутат Государственной Думы Федерального собрания РФ от «Единой России». С марта 2003 г. работает старшим вице-президентом Торгово-Промышленной Палаты РФ (на общественных началах). Он также: член попечительского совета МВТУ, член Президиума Российского детского фонда, научный руководитель факультета международных отношений Московского гуманитарного университета, член Правления Национальной ассоциации наноиндустрии и т. д. Осуществляет представительские функции на различных ведомственных мероприятиях: был вице-президентом Оргкомитета I Всероссийского конгресса «Здоровый образ жизни как условие устойчивого развития государства и источник конкурентоспособности бизнеса», входил в состав оргкомитета по проведению «Всероссийской недели нефти и газа – 2005» (Лукойл) и т. п. Этот перечень напоминает знакомый до боли сюжет о «свадебном генерале», от которого требуется (по Ильфу и Петрову) «надувать щёки»… В то же время, такую личность можно понять: он не в состоянии «сидеть на завалинке» при своей неуёмной энергии… Направление в воюющий Афганистан в качестве послов партийных работников имеет своё объяснение. И не одно. Во-первых, в Москве полагали, что это будет кратковременная военная операция. По её завершении, в этой отсталой стране вполне может «порулить» партийный функционер, проявивший строптивость и не вписавшийся в кремлёвскую политику. Во-вторых, когда боевые действия приняли широкомасштабный характер, стало «назревать» решение возложить ответственность на Министерство обороны. Однако такому шагу сопротивлялись руководители других ведомств, что только способствовало затягиванию и углублению конфликта. Происходило это не без участия тех, кого в политике обычно именуют «агентами влияния». На прицеле у американцев такие личности в правительстве и высшем партийном руководстве Советского Союза были. На них Вашингтон опирался, сделав «афганский фактор» одним из решающих в деле развала СССР. В-третьих, знакомство с биографиями бывших послов в Афганистане показывает, что все они – «люди своего времени»: работали там, куда направит партия (исключение – «согласившийся» Ф. Табеев). А. М. Пузанов, к примеру, закончил сельскохозяйственный техникум, агроном. Ф. А. Табеев – выпускник историко-филологического факультета Казанского университета, закончил аспирантуру при МГУ, кандидат экономических наук (не по истории или филологии). П. П. Можаев окончил Ленинградский технологический институт целлюлозно-бумажной промышленности. Н. Г. Егорычев – МВТУ им. Баумана, инженер. Б. Н. Пастухов – МВТУ им. Баумана, инженер-механик. Получалось так, что по своей основной специальности они не были дипломатами (исключение – Ю. М. Воронцов). Работа и карьера не по дипломной специальности, конечно, ни в коей мере не означает, что выпускники МГИМО поголовно блестящие, талантливые дипломаты. «Своё» место в жизни, «свою» работу, своё призвание иногда ищут десятилетиями и находят к концу жизни. Если находят… Здесь же речь идёт о представителях ВЕЛИКОЙ державы в стране, охваченной огнём войны, зажжённой при прямом участии руководства этой ДЕРЖАВЫ. Сюда нужно было направлять высококвалифицированных дипломатов-востоковедов с приданием им всей полноты власти. Чтобы было с кого спрашивать… Но ни у кого из «направленцев»-непрофессионалов не нашлось мужества сказать руководству: «К сожалению, не чувствую себя вправе занимать данный пост в данной стране в данное время. Поскольку – некомпетентен». Могут оправдываться: боялись обвинений в трусости или боязни взять ответственность на себя. Стремление любыми путями «прорваться», доказать обидчикам из высшей партийной элиты, что с ними когда-то поступили несправедливо пересилило чувство ответственности за судьбы наших солдат и афганцев… Так они и сейчас, через 30 лет, чувствуют себя не ответственными за происходившее, а героями, «вынесшими на своих плечах тяжесть афганской войны». Теперь же спрашивать не с кого: одни бывшие послы упокоились, другие – «обложились» не совсем заслуженными наградами «за Афганистан». А Афганистан полыхает… 1 Г. А. Арбатов. Затянувшееся выздоровление (1953-1985 гг.). Свидетельство современника. – М., Межд. отношения, 199. – С. 222. 2 Г. М. Корниенко. «Холодная война». Свидетельство её участника. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. – С. 238. 3 Л. В. Шебаршин. Рука Москвы: Записки начальника советской разведки. – М.: Центр-100, 1992. – С. 204. 4 Артём Боровик. Спрятанная война. – М., Совершенно секретно, 1999. – С. 199. 5 Г. М. Корниенко. «Холодная война». С. 239. 6 О революции, исламе, жизни, мире и войне (беседа Артёма Боровика с Бабраком Кармалем) Совершенно секретно, 1990, № 7. – С. 10. 7 А. В. Одд. Накануне вторжения. Советско-афганские отношения 1978-1979 гг. Осмысление истории. – М.: Просвещение, 1996. – С. 182. 8 Там же. 9 Г. А. Арбатов. Свидетельство современника. – С. 226-227. 10 Н. Берлев. Первая кровь. Спецназ России, № 12, декабрь 2009. 11 Авторский сайт А. Морозова: www.amorozov.ruinviewstabeev_fikryat 12 Г. А. Арбатов. Свидетельство современника. – С. 229. 13 Я точно помню: война продолжалась 52 минуты Власть, № 4, 01.02.2000. – С. 31. 14 Чему мы учили афганцев http:www.centrasia.runewsA.phpst=1263377280,13.01.2010. 15 В. А. Меримский. В погоне за «Львом Панджшера». – М., 1993. militera.lib.rumemorussianmerimsky_va1index.html 16 Б. В. Громов. Ограниченный контингент. С. 229. 17 А. М. Майоров. Правда об Афганской войне. Свидетельства Главного военного советника. – М.: «Права человека», 1996. См.: сс. 20 18 М. Ф. Слинкин. Афганистан: оппозиция и власть (60-70-е гг. XX в.). – Симферополь, 2004. – С. 197. 19 Чита. Ру, 18.02.2009. 2015 Цит. по: Дмитрий Верхотуров. Воспоминания посла (О книге бывшего посла СССР в Афганистане Н.Г. Егорычева) Афганистан. Ру, 22.02.2002. 21 Вечерняя Москва, 12.04.2005. 22 См. сноску 14. 23 Российские вести, № 18, 23-30.05.2007. 24 http:lib.rin.rudoci176343p.html 25 Российские вести, № 18, 23-30.05.2007. 26 С. Мулин. Прогулки с Мироненко и без http:www.novayagazeta.rudata20088120.html 27 Ядвига Юферова. Борис, который оказался прав Союз. Беларусь-Россия, № 140, 09.10.2003. 28 И. Черняк, С. Кузнецов. Когда мы ушли… Комсомольская правда, 14.06.1990. 29 Человек чести и долга Ж. Моя Москва, 2008, №8. 30 Красная Звезда, 11.12.2001.
1   2

  • Пастухова Бориса Николаевича (1933 - )
  • А. М. Пузанов
  • П. П. Можаев
  • Ю. М. Воронцов